Последний танец

Сонное небо безразлично смотрит на усталый город, который всё больше и больше погружается в туман. В этом городе где-то живёт он. Его зовут Мэтью. Просыпаясь, он со светящимся взором распахивает окно, надеясь увидеть солнце, но солнце не приходит. В это утро, впрочем, как и в любое другое, он собирается на природу. У него есть любимая полянка, на которой он проводит большую часть времени в раздумьях и созерцании. На этой полянке он всегда один, но сегодня его удивленному взору предстал старик, который сидел и, видимо о чём- то думал.
— Здравствуй, старик! Что привело тебя сюда? – спросил юноша.
—Стремление к Единению. А тебя?
—Люди, шум, беспрерывные разговоры мешают сосредоточиться, поэтому я ухожу на природу, здесь так спокойно и величественно. Я вхожу в монолитный храм, воздвигнутый воображением. Он утопает в благоухающих, ярких цветах, и на душе становиться легко, хотя печаль всё равно не уходит. В этом храме свежая прохлада помогает, наконец, вздохнуть полной грудью, а тишина приносит неземное наслаждение. Здесь я могу думать о вечном, о том, что всегда было до меня и будет после, о том, что жизнь беспощадно коротка. Кого-то пугает одиночество, я же вижу в этом спасение, если не было этого храма и проникающей в самую глубь души красоты природы, я не хотел бы верить в Бога
—Для тебя так важно, верить в Бога?
—Да, конечно вера важна и необязательно в Бога, а вера вообще. Или всё, или ничего – две крайности, другого я не приемлю. Или Жизнь, или Смерть, или Бог, или Дьявол, но чему-то должна безгранично, самозабвенно, беспощадно отдаваться душа. Сегодня я выбираю Жизнь, сегодня я выбираю Бога, но на завтра мне может наскучить правильность и чистота, потому что утомительно всегда быть светлым, всегда расточать ласковые улыбки, подставляя под удар вслед за правой левую щеку. Вера в Бога это, конечно вечно, но это отнимает свободу. Обратясь к Смерти, обратясь к дьяволу, я тоже теряю свободу движения, потому что Смерть и Дьявол ставят меня в определённые рамки, а я не хочу больше быть ограниченным. Что же мне делать, чтобы иметь беспредельную власть?
—Есть только один выход – стать выше Бога и выше Дьявола.
—Почему бы и нет? Пойду попробую.
—Но для начала хотя бы ответь на вопрос: «Кто ты?»
—Я не знаю, – опечаленно сказал юноша. А ты, ты, старик знаешь ответ?
—Да, знаю.
—Скажи мне, поделись своей мудростью, – умолял старика юноша.
— Кто я ? Ночной бриз на побережье Атлантики, сон лесной феи, десять тысяч огоньков озаряющих бездонную глубину бесконечного неба. Утренние слёзы на прекрасных цветах, дневные лучи солнца, согревающие снующих прохожих, вечерние грёзы и ночной порыв ветра, уносящий отчаянный крик в неизвестном направлении. Бабочка, в предрассветный час перелетающая с цветка на цветок, если только перелетают бабочки в предрассветной мгле. Листочек жасмина, провожающий солнце в далёкий и долгий путь. Звук нежности в тишине мирового шума. Бесконечность, выраженная в неизвестном числе. Бог. Да, и всё это «я».
—Старик, ты сумасшедший.
—Ну и что? В сумасшествии есть величие, сумасшедший – это значит не такой как все, среди серости и тусклости правых мира сего, сумасшедший стоит один, неправый, но зато яркий.
—Больше ты ничего не можешь сказать.
—Ты очень печальный, хотя молод и красив. У тебя вся жизнь впереди, но ты страдаешь. Тебя мучает любовь.
—Любовь! Любовь! Для чего она нужна?
—Ты любишь, но пытаешься бороться с любовью. Борьба с любовью – бесполезное занятье, если хочешь мучить себя, то старайся победить её, отречься от неё, но она всё равно возьмёт своё. Она возьмёт полностью душу твою, вознося тебя на вершину блаженства, но ты вряд ли сможешь оценить её дар, предпочитая дно холодного ущелья.
—Возможно, ты прав. Но мне пора идти. Прощай, старик.
—Не спеши прощаться, я думаю, мы ещё увидимся.

Придя домой, юноша ещё долго вспоминал странного старика и не менее странные слова его. Но вскоре его отвлек от мыслей стук в дверь. Почтальон принёс заказное письмо. «Интересно, от кого оно?»- думал юноша, открывая конверт. Содержание письма было следующим: «Звёздная пыль оседает на краешке длинных ресниц, чтобы ночью, во тьме, по этому тихому блеску я смогла найти тебя. Чья-то таинственная рука чертит какие-то странные узоры на снегу. Эти узоры – мой путь к твоему сердцу. Сомкнутые веки не дают увидеть тебя, но я знаю, что ты уже рядом. Стоит только протянуть руку, и я обязательно прикоснусь к твоей нежной чуткой руке. Кто-то смотрит на нас с той далёкой, яркой звезды, улыбаясь. Я не знаю, сколько ещё нам осталось пройти, но тот, кто на этой звезде всегда будет рядом. Мне кажется, я слышу шепот ветра, он говорит, что завтра родится новое солнце и новые лучи осветят новую Землю. Я не понимаю, что это значит, но ты со мной рядом, поэтому всё будет хорошо. Пламя свечи тянется вверх, значит, есть ещё время на последний полёт. Ночные огни города так далеко и кажется, что всё это было давно и повторится вновь. Простившись с домом, покидая знакомые двери, в последний раз оглядываюсь с тоской и немым вопросом: «Может ли меня что-нибудь удержать?» Нет, – ответ неизменен. Это значит, что я умерла. И только ты мог бы воскресить меня….. Элия.»
Элия – подруга Мэтью. Но он не общался с ней примерно полгода, и за это время ни разу не вспомнил о ней. Она никогда его не интересовала, да и скучной казалась ему. Его обескуражило это письмо, поэтому он сразу решил позвонить лучшей подруге Элии – Анжелике, девушке, в которую он был влюблён.
—«Алло», – раздался в трубке нежный, милый голос.
—Привет, Анжелика! Узнала?
—Конечно. Привет, Мэтью.
—Представляешь, я только что получил письмо от Элии, и ничего не понимаю.
—Это было её прощальное письмо.
—Что значит прощальное? Она куда-то уехала?
—Да, уехала, – усмехнулась Анжелика. Уехала в Никуда и навсегда. Она покончила с собой, спрыгнула с моста. Элия жила в заточенье у собственной тени. Потеряв душу – самое ценное, что есть у человека, она поняла, что нет смысла больше обманываться. Она просила передать тебе, что любила жизнь, а та ей за что-то мстила.
—То есть она просила передать? Ты знала, что она хотела покончить с собой? Ты не остановила её?!
—Да, знала. Каждый имеет свободу выбора, и каждый имеет право на смерть.
—Ты могла спасти её.
—Нет, ты не понимаешь. Она поступила так, как хотела поступить, и она любила тебя.
—Прощай, Анжелика.
—Мэтью, подожди!

Но Мэтью уже не слышал её. Он спешил на природу, желая забыться, ему не хотелось не о чём думать. Придя на любимую полянку, он не заметил старика, всё ещё сидящего на том же месте. Старик заговорил первым.
—Ты даже более печальный, чем сегодня утром, милый юноша.
—А, старик, это опять ты, я тебя не заметил, – задумчиво произнёс Мэтью. Старик, а ты можешь ответить на вопрос: «Почему мы все несчастны? Почему солнце не светит?»
— Не все несчастны и солнце светит.
—Нет. Солнце закрывает глаза, оно больше не может смотреть на нашу жизнь, жизнь беспредела и вечных мытарств человечества. Каждое утро я пытаюсь увидеть солнце, но его нет.
—Ты не видишь его, потому что солнце нет внутри тебя. Каждый человек должен быть маленьким солнышком. В каждом есть искра Божия и когда-нибудь она разгорается ярким, греющим всех пламенем.
— Почему некоторые люди не хотят жить?
—Жить хотят все. Желанье смерти, в какой- то степени, есть желанье жить.
— Я не понимаю тебя.
—Все пытаются найти лучший путь, и каждый ищет его по-своему, кто- то в смерти. Но не нужно стремиться к ней, потому что смерть и так найдёт каждого… или не каждого…Люди – блуждающие души во тьме.
—Люди идут по неправильному пути?
— Большинство.
—А как найти правильный путь? И почему ты сказал, что смерть найдёт не каждого?
—Ты поймёшь это позже.
—Почему позже, я хочу сейчас.
—Ты стремишься, как всегда обогнать своё время.
—Может быть, ведь время забирает всё, что только может забрать.
— Да, ты прав. И моё время пребывания здесь заканчивается, мне пора в путь.
— Нет, старик, не уходи. Я хочу быть мудрым, я хочу, чтобы ты меня учил.
—Многие пытаются найти учителей среди людей, но лучшими учителями являются листочек, летящий навстречу своей судьбе, капля весеннего дождя, в которой заключен лучик солнца, голубое бездонное небо, сострадание в глазах полных любви и нежности, чудо, которое происходит каждый день, если его видеть, жестокая истина и справедливый Закон.
— Я понял тебя. Ты хотел уходить, доброго пути тебе, и я тоже пойду.
— Иди, только старайся не останавливаться и никогда не оглядывайся назад.

Так начались странствия Мэтью. Он стремился найти истину, понять своё предназначение и смысл всего сущего. За много лет бесконечных размышлений, он пришёл к выводу, что большинство людей уже не живёт. Многие люди превратились в роботов, с заданной программой. И он решил, что никогда не станет таким роботом, и никогда не будет жить подобно многим людям. Он решил уйти в монастырь от грязи и суеты. Каждый день в монастыре начинался с молитвы, молитвой продолжался и кончался ею. Но Мэтью был счастлив, счастлив, что больше ему не нужно было видеть людей, которые ничем не отличались от животных, счастлив, что ему не надо вести банальную жизнь, заводить семью, растить детей. Он считал, что получил долгожданную свободу. Но однажды… Однажды непонятно почему его стали мучить странные мысли, то ему начинало казаться, что он живёт совершенно неправильно, что он каждый день теряет что-то очень ценное. Он начинал понимать, что ему по-прежнему чего-то не хватает, что он так и не нашёл ответы на мучавшие его вопросы. Ему нестерпимо захотелось выйти за стены монастыря и какое-то время пожить где-нибудь в другом месте. Так он и поступил. Мэтью решил, что ни в коем случае не пойдёт в ближайшую деревню, ни за что не вернётся к этим людям-животным, а будет жить в лесу. Он надеялся, что природа сможет дать ответы на его вопросы, научит жить. Как-то утром, когда Мэтью как обычно сидел на своём излюбленном месте, на берегу озера и размышлял, он увидел вдалеке бегущего к нему человека. Ему вдруг стало очень любопытно, кто бы это мог быть, но любопытство сменило отвращение. «Какое мне дело до какого-то обычного человека!» – подумал он, – «Мне никто не сможет помочь ответить на вопросы: Кто я? Зачем я? Откуда Я?» Но какое- то странное ощущение заставляло не отрывать взгляд от незнакомца, а вернее, незнакомки. Это была молоденькая девушка, очень красивая и радостная. Тёмные густые волосы ниспадали вниз локонами, глаза её были изумрудного цвета и как будто излучали свет. Казалось, что её алые губы всегда улыбались. А чуть вздёрнутый носик придавал лицу игривое выражение.
—Здравствуй, странник !- сказала она Мэтью, глядя ему в глаза и засмеялась. Мэтью показалось, что одновременно зазвенели десятки звонких колокольчиков. Он смотрел на неё, не зная как реагировать, не зная, что сказать.
—Я присяду рядом с тобой? – но это скорее был не вопрос, а утверждение. Девушка села и опять пристально взглянула в глаза Мэтью и заулыбалась.
—Меня зовут Дариана. Я живу в ближайшей деревни, и уже не первый раз вижу тебя у этого озера. Я знаю, ты живёшь в лесу. Мне интересно почему. И она вопросительно посмотрела на Мэтью.
— Я просто не хочу жить среди людей, – ответил Мэтью и отвёл глаза в сторону.
—А почему ?- Дариана спросила очень серьёзно.
—Потому что люди могут иметь всё, а не имеют ничего. Потому что люди не знают зачем живут и не хотят знать. Потому что люди живут по шаблонам, по схеме.
Дариана больше не улыбалась. Девушка смотрела вдаль и молчала. Потом она вновь взглянула на Мэтью и сказала: « Знаешь, что я сейчас увидела? Ботинок! Ботинок, одиноко стоящий посреди комнаты, оглядывающийся по сторонам и ищущий кого-то. Этот ботинок говорит: « Я больше не могу один. Как же мне быть? Что же мне делать? Помогите мне!» Этот ботинок – ты.
— Ошибаешься, – ответил Мэтью, и в голосе его была злоба. Мне никто не нужен и тем более я не от кого не жду помощи. Чем мне могут помочь глупые людишки?
—Помочь себе можешь только ты сам. Но один жить ты не должен. Ты боишься быть обычным. Но я вижу в этом страхе твою слабость. Ты выбираешь более лёгкий путь. Уйдя на природу, дальше от людей ты не становишься лучше всех остальных. Ты такой же, как все, но только, живущий в лесу.
— Нет, не такой же. Я задумываюсь о смысле жизни, пытаюсь найти правильный путь. Девушка рассмеялась.
—Нет правильного или не правильного пути. А я всё-таки не ошиблась, ты, действительно забавный. Сказать, что Мэтью обиделся, это, значит, не сказать ничего.
—Откуда ты такая умная взялась ?- спросил он сердито.
—Я же сказала, что живу в ближайшей деревне, – и девушка опять звонко рассмеялась. Сегодня пасмурно, – задумчиво сказала Дариана, – Солнышко не светит.
—Солнце никогда не светит! – мрачно ответил Мэтью.
Девушка с интересом посмотрела на него.
—Ты никогда не видел солнце?
—Нет, никогда.
—Дедушка как – то рассказывал мне, что однажды повстречал юношу, которому солнце тоже не светило. А я тогда не поверила, что такое может быть. Ну, мне пора. Знаешь, я буду приходить к тебе.
Дариана наклонилась и поцеловала Мэтью, потом, не давая ему опомниться, побежала к себе домой. Мэтью ещё долго сидел на берегу озера, стараясь понять, что же всё-таки произошло. Какая-то девчонка прибегала, чему-то его учила, насмехалась, и он не дал ей отпор. Но, почему-то на душе было так тепло и приятно, и почему-то так вновь хотелось услышать её смех, заглянуть в эти бездонные глаза.
—Привет! – услышал он позади себя её звонкий голос. А я тут тебе подарок принесла, – сказала Дариана. Мэтью попытался выглядеть как можно серьёзнее и суровее.
—Что тебе нужно ?- спросил он не дружелюбно.
—Миленький приёмчик, ничего не скажешь! А я вот тебе теперь ничего не подарю.
—Как ты меня расстроила! – сказал он с усмешкой.
И тут произошло неожиданное. Дариана разрыдалась, как маленький обиженный ребёнок. Она выглядела очень беззащитно и трогательно. Мэтью смотрел на неё, не зная, что делать. Потом он подошёл к ней поближе, неуверенно обнял и начал успокаивать. Девушка вытерла слёзы, посмотрела в глаза Мэтью и безудержно рассмеялась.
—Это была проверка!
—Проверка чего? – озлобленно спросил юноша.
—Мне хотелось узнать, действительно ли тебе безразличны все люди и можешь ли ты испытывать какие-нибудь чувства. Поздравляю, ты ещё не окончательно умер. Поэтому мой подарок будет не зря. Мой подарок – это танец Страсти, танец Огня. Мы потеряем себя ради нескольких минут безумия и блаженства. Сегодня нас ничего не будет волновать, и поэтому мы погибнем, для того чтобы завтра воскреснуть. Мы опустимся на самое дно сладострастия, чтобы позже подняться на вершину Чистоты. Мы исчерпаем все желания, будем опустошены, а потом заполним эту пустоту. Я подарю тебе СВОБОДУ!
Проснулся Мэтью, когда день уже был в полном разгаре. Он открыл глаза и не сразу смог понять, что же изменилось. В мире светило солнце!!! Да, он, наконец, увидел его! Солнце! Прекрасное, яркое, нежное, весёлое, дарящее радость и спасение!
—Надо рассказать Дариане, что, наконец, солнце стало светить и для меня! – подумал Мэтью. Он вскочил и побежал. Он бежал и смеялся, наслаждаясь теплом солнечных лучей. Деревня, в которой жила Дариана была маленькой. Мэтью решил, что будет заглядывать в каждый дом и искать своё счастье. В первом же доме он увидел того самого старика, с которым как-то ему удалось повстречаться на любимой поляне.
—Здравствуй, старик! Вот и опять мы свиделись! – радостно поздоровался Мэтью..
—И ты здравствуй юноша! – ответил старик.
—Я ищу Дариану, твою внучку!
—Мы все чего – то ищем.
—А чего ищешь ты, старик?
—Вчерашний день.
—Жаль, что я не смогу тебе помочь.
—И мне жаль, что не смогу помочь тебе. Лицо Венеры, глаза Луны, мысли Ветра. Она Богиня, та, которую ты любишь. Ум, словно космос неизвестный. Мозг, словно улица без конца и начала. Она жила, среди звёзд, но мечтала о Земле. Она слышала песнь Ангелов, но хотела слышать гром. Она была близка к блаженству, но хотела страдать. Она знала, что такое Любовь. Её считали безумной, а она просто была другой. Она была собой. Это было главным. Она – дух СВОБОДЫ! Она построила плот и уплыла в Никуда или в Вечность… Что собственно не имеет значения Вечность – это то, что я читаю в твоих глаза. Безмерность, тоже читаю. Безумство вижу, крик слышу. Жар – то, что всегда с тобой. Слёзы, тоже внутри тебя всегда. Пустота – то, что окружает тебя. Смысл – то, что ты пытаешь так упорно найти. Тень – то, что остаётся после Смерти. Смерть – то, без чего не возможна Жизнь. Жизнь – то, без чего невозможно Ничего. Ничего – то, что заставляет появляться слезам. Слёзы – выражение чувств. Чувства – высшая форма существования. Существование – это мысли, у которых нет границ. Безграничность – это Блаженство. Любовь – вершина Блаженства. Вершина Блаженства – Бог. Бог – это ты, это я, это мы…. Если захотим….

0 Comments

  1. antares

    Я влюблена была в твои стихи, теперь я влюблена в твою прозу, которая звучит почти как и поэзия…
    У меня только вопрос, хотя я примерно догадываюсь, каков ответ будет, но всё же… Танец – последний. Но разве для героя не начинается всё?..

  2. nefrit

    Милая, Антарес! Большое спасибо за отзыв! Знаешь, что взаимно!!!!!Очень приятно, что верно понято…действительно, это последний танец безрадостного, бесцельного существования, и первый танец Жизни! На самом деле, считаю рассказ довольно-таки посредственным…:(((Первый блин…должен быть, как известно комом… Но с чего-то надо начинать, хотелось услышать чьё-то мнение… Спасибо!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.