СОБАЧЬИ СВАДЬБЫ

СОБАЧЬИ СВАДЬБЫ

А роза упала на лапу Азора …

Светлой памяти друга посвящаю

Было 4 мая, последний день затянувшегося праздничного безделья.
Пора и поработать, зевнул я, рано проснувшись от сознания этой необходимости и, расправив плечи, надумал пойти в гараж – готовить автомобиль к техосмотру. Позвонил знакомому, тот обещал одну запчасть.
Азор, как всегда, выпущенный Людой ещё ночью, шлялся где-то во дворе по своим собачьим делам. Надо приготовить ему завтрак, подумал я , и , вообще, нехорошо уходить, не накормив сына.
Я поставил на тихий огонь его любимую манную кашу с маслом и спустился во двор, чтобы посвистеть собаку. Свистел я резким лихим посвистом, как соловей-разбойник, на мелодию “чижика-пыжика» – такой посвист Азор слышит за километр и скачет ко мне, как Сивка-бурка, вещая каурка. Но сегодня , увы, результата не было, если не считать испуганного шараханья редких ранних прохожих.
Каша сварилась, я сдобрил её протёртым кусочком сыра, в компенсацию за предстоящее расставание рыжего терьера с хозяином, вышел опять во двор и посвистал “чижиком”. Накрапывал холодный дождик, неуютно поддувал сырой ветер. Сивка-бурка не прискакал.
Я вернулся домой и тихо зашёл в спальню, чтобы сменить куртку на гаражную.
Но чуткая Люда зашевелилась в постели, а я вдруг заметил, что на полу лежит азорин ошейник.
– Когда ты выпустила Азора? – спросил я жену.
– Да в три часа! Достал меня, разбудил! – отвечала она.
– Однако, уже девять, пора б нагуляться, – затревожился я. Да ещё без ошейника – как раз собачники заберут.
– Не волнуйся – придёт, – успокоила жена.
Было обидно, что срываются мои рабочие замыслы. Обычно я шёл в гараж, оставляя выгулявшегося Азора со спокойной душой дома или брал с собой, и умаянный сынок дремал в машине, изредка приоткрывая от гуляшной усталости и ленивой сытости один глаз.
– Ладно, – подумал я. – Завезу пока в садовый домик картошку на посадку, а потом загляну домой.
Однако и в одиннадцать часов Азор не появился. Люда уже не раз выходила искать его на улицу.

Я тяжело вздохнул:
– Что делать?
Вспомнил, что у нас в городе есть контора по отлову бродячих собак.
Взубодораженное сознание нарисовало фантазию – вот собачники проснулись после трёх затяжных дней пьянки, денег нет, стали отлавливать собак, в надежде разжиться от сердобольных хозяев на бутылочку, возвратив их. Ну, конечно, мой Азор скулит там в этом переполненном собаками гадюшнике, да ещё и стукнули его хорошенько – так просто он в руки не дастся! Позабыв про ГАИ и вздыбленную буграми дорогу, я рванул на скорости на окраину города.
– Что ты, милый! – сказала мне бабка-сторож собачьей конторы.
С тридцатого апреля никто не появлялся, пьют все. Не ловят собак!
Стало, как бы, легче за Азора. Наконец, решил заскочить к знакомому, ждёт ведь меня.

Его гараж был далеко в стороне от моего, поэтому, когда возникло впереди перед автомобилем неожиданное виденье – я ему не поверил.
Чуть в стороне, рядом с дорогой гордо маршировала влюблённая собачья пара. Ближе к дороге, степенно и задумчиво, на выпрямленных ногах и с поднятой к небу головой и, конечно, задранным кверху хвостом гордо вышагивал мой рыжий ирландский терьер.
За ним ещё более гордо, но, изредка бросая преданный взгляд на своего избранника гарцевала – иначе не скажешь, так она походила на породистую скаковую лошадь, графиня – далматинка, белая в чёрных яблоках, поджарая и стройная, слаженная и упругая, заметно выше Азора ростом, хоть тот и стремился вытянуться вверх рядом с важной дамой.

– Кто придумал для собак эти плановые случки раз в год под зорким надзором хозяев? – подумал я. – И обязательно масть в масть. Понятно, когда нужно сохранять породу. Но ведь часто собаки просто друзья, родные члены семьи и плевать хотели хозяева на породу от их свободной любви. Почему мы – люди, не желаем сами себе такого? Все от рождения свободны – и люди, и животные.

Наконец, Азор заметил мой автомобиль, он безошибочно узнавал его
метров с пятидесяти. Первая реакция – короткий рывок в сторону машины, потом резкий “стоп” – взгляд на подругу:
– Ну, что? Пошёл я?
Её ответный кивок:
– Всё понятно – хозяин!
Спустя ещё секунду, у Азора происходит ломка и резкое переключение на хозяина, он подбегает, нетерпеливо барабанит лапами в дверь, я открываю, пёс – откуда у собаки находятся силы после восьмичасового любовного марафона?! прыгает на метр, заскакивает ко мне на колени и начинается вакханалия безудержной радости и счастливой скулёжки по поводу неожиданной встречи.
Разлука может, была и не так долга, но и пёс, и хозяин прекрасно понимают, что обычный распорядок дня нарушен для обоих волнующими событиями, хотя каждый из них понимает это волнение по-своему.
Графиня-далматинка грациозно проплывает мимо автомобиля, снисходительно вильнув хвостом в нашу сторону.
Доставленный на “такси” домой, Азор, отказывается от вкусной каши,
чуть хлебнув воды, валится с ног от усталости и спит … спит, до самого вечера.
Только иногда во сне раздастся то шумный вздох, то тонкое ласковое повизгивание.
Что сейчас снится влюблённому и его красавице-подружке в яблоках? – нам этого знать не дано.

5.05.99 г. Эдуард Снежин (С)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.