ТОЛЬКО РАЗ БЫВАЕТ В ЖИЗНИ… (монолог ВИЧ-инфицированной)

Ну почему именно я? Чем я хуже других? Эх, Галя-Галочка-Галчонок, ты прекрасней всех девчонок, как пел отец. Жалко его!
Мечтала: “Вот поступлю! Вот окончу! Найду себе мужа клёвого!”
Вот и не надо поступать. Вот и не надо искать.
А как всё начиналось!
“Ты самая классная девчонка из всех, кого я встречал! У тебя идеальная фигура! У тебя ноги, как у фотомодели! Я не могу без тебя!”
“Не могу…” По тому, как он тебя домогался, неужели нельзя было понять, без чего он не может?
“Все твои подружки уже живут вовсю! Ты лишаешь себя главного удовольствия в жизни! Останешься старой девой!”
Старой девой… В пятнадцать лет.
Вот и отведала главного удовольствия. Накормил. Один раз, зато на всю жизнь. А жить осталось… Повзрослеть толком не успеешь, не то, что состариться. Если жить.
Ну как ты не поняла! Ты же не глупая! Не глупая… по арифметике. А в жизни… Голову закружил фирмовый мальчик.
Конечно! Все подружки по нему сохли. Он их перебирал, как товар на прилавке, и вдруг на тебе остановился, на тихоне.
Золушкой себя возомнила. Ах, принца встретила! Ах, полюбила!
А подлейшей подлости от принца не ждала?
Полюбила… Да не было никакой любви! Так, запала на смазливого пацана в крутом прикиде. А он тебя и подсёк, как мелкую рыбёшку на крючок с крашеной блестяшкой. На мормышку.
Счастья теперь – полный подол. Поделиться ни с кем не хочешь?
Ну не издевайся над собой, и так больно…
Вернуться бы в прошлое. Всего-то и надо было – сказать “нет”. Жила бы сейчас как все, забот не знала. Как Ольга.
– Эти удовольствия,- говорит, – только после свадьбы.
Зато спокойна.
Сколько он тебя уламывал на “удовольствие”? Неделю? Недолго. Как же, боялась потерять эдакое сокровище!
Нравилось, когда по твоему телу бродили его руки? Нравилось. А чем его руки лучше, чем другие? У других руки стеснительные. Тронут – словно без спросу чужое возьмут. Когда ещё от них смелости дождёшься! А у него руки бессовестные, пугающие. Лезут, как к себе. Тянут, как в чёрный омут.
Мечтала, что первый раз всё произойдёт в красивой комнате… В полумраке звучит чудная музыка… Немного вина… Он – сама нежность!
Попыхтел в случайном закутке второпях. Грубый, потный, моментально опротивевший! Тебе больно, а ему плевать. Ему – своё…
И вся любовь на том.
К Ленке переметнулся.
Они такие. Нас, глупышек, оптом по дешевке берут.
Ревновала, дурища! Потом смешно стало, когда увидела, что он подругу знакомыми приёмами обхаживает.
Катька уговорила провериться в анонимке. У неё пацанов, как она говорит, глубину меряло – пальцев не хватит, пересчитать. Люблю, говорит, это дело. И деньги иногда перепадают.
Но она без резинки – ни-ни! А провериться не грех, говорит.
Катька потом по телефону про себя результат спросила – у неё всё о-кей! Трубку мне передала. А вам, говорят, надо кровь пересдать. У вас положительная реакция на ВИЧ-антитела.
Катька шипит:
– Не ходи, заметут!
Сходила. Результат тот же.
Сначала не поняла, во что вляпалась. Не болит же ничего! Потом про СПИД начала читать.
И жить мне, оказывается, лет пять осталось. Да ещё пару лет маяться. Лечение бешено дорогое, иномарку каждый год можно на эти деньги покупать. Да и от лечения, как я поняла, толку чуть больше, чем без лечения. Полный финиш.
Ленку встретила.
– Спала с ним? – спрашиваю.
Хихикает. Потом плакать начала – бросил.
Идиотка. Плакать надо было, когда встретила его.
Во дворе с ним столкнулась.
– Ты меня СПИДом заразил, – говорю. – И Ленку тоже.
Даже не удивился.
– А не ты меня?
– Знаешь же, что ты у меня первый был!
– Первооткрыватель! – заржал противно. – Откуда я знаю, может ты наркоманка, через иглу СПИД подхватила!
Смотрит нагло, с издёвкой.
Влепила ему пощёчину.
Он меня за горло схватил, чуть не удушил.
– Да, – орёт, – наградил! Знал, что награжу! Знаю, что сдохну скоро! Потому и мечу вас. Все мои будете… на том свете. Я первый загнусь, а потом вас там встречать буду: “Здравствуй, Галочка, с приездом! Вон и Леночка прибыла. Втроём веселей будет! А Наташа к нам собирается?”
– Не встретишь, – говорю.
– Это почему? – ухмыляется криво. – Вылечиться надеешься?
– Не надеюсь. Помру. Только у нас с тобой станции прибытия разные будут: тебе на товарной выходить, поближе к котельной с адской топкой, где тебе жариться вечно, а нас с подружками, с дурочками наивными, тобой обманутыми, за страдания, надеюсь, при центральном вокзале райские сады убирать оставят, да грехи замаливать.
– В ад попаду, это точно! – хвастает. – Мы тут на днях с пацанами втроём такую недотрогу в кустах распечатали! С подружкой откуда-то вечером возвращалась. Жалко, вторая сбежала.
– Какие же вы сволочи! А ты – хуже всех! Ты даже своих приятелей СПИДом заражаешь! Я им всё расскажу – они тебя убьют!
– Ты расскажешь? Это я расскажу, что ты меня наградила! А Катька подтвердит. Вы же вместе проверялись. Пацаны потом тебе через то место все кишки наружу вытянут и по кустам развешают для просушки. Хочешь? Ладно, успокойся, крестница. Своих не продаю. Слушай, а давай напоследок вместе оторвёмся! На спор, кто больше переметит: я девок или ты пацанов. Только ты мне фору дай. Мне ведь труднее ваших на это дело уламывать. А тебе – только мигни, парни как мухи облепят!

Галка открыла пузырёк, высыпала на ладошку горку ярких таблеток.
– Эх, жизнь… Как в гонках! Ошибка на вираже – и ты в кювете. Машина искорёжена, вокруг медики бестолково суетятся… Безнадёжно!
Галка ссыпала полгорсти таблеток в рот, запила водой. Твёрдые оранжевые капельки холодным ручейком скользнули по пищеводу. Придерживая кулачком листок бумаги, написала: “Он заражает нас умышленно. Девчонки, бойтесь спидоносца… “. Положила ручку на стол, отправила в рот остатки таблеток из вспотевшей ладошки.
Вот и всё. Дозы хватит, чтобы футбольная команда ноги протянула. Теперь она дважды не жилец. От СПИДа и от яда.
Смешная жизнь! Дважды не жилец, а ничего не болит! Кроме души. Которой, как учит наука, у человека нет.
Галка дописала на листке его имя и фамилию.
Подошла к окну. Швырнула в форточку пустой пузырёк. Чтобы не знали, от чего откачивать.
Легла на диван.
1997г

P.S. Как-то, проходя мимо одинокого столба у тротуара , увидел приклеенную к нему заметную бумажку . Прочёл мимоходом. “Девчонки, бойтесь …ова, спидоносца и сифилитика!”, предупреждал крупный, неустоявшийся почерк. Шёл 2002 год.

0 Comments

  1. hivrich_tatyana

    Знаете, после прочтения таких вещей даже слов подходящих найти трудно. В голову лезут банальные и затёртые фразы. Но высказаться хочется. Высказываюсь: понравилось безумно, завидую (по хорошему).

  2. puhovikova_tatyana

    Спасибо автору за рассказ. Беда так часто ходит рядом с нами, а мы про нее узнаем, когда сталкиваемся с ней лицом к лицу. Когда уже поздно.
    У меня дочери 17 лет. Обязательно распечатаю рассказ и предложу ей почитать.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.