Чеченка

Ее трудно было назвать красивой, стройной да. Ее тридцать лет оставили по себе воспоминания. Она шла по улице и ничего не видела, прядь волос из-под платка трепалась по ветру.
Она не услышала моих слов. Пришлось взять за локоть. Она посмотрела на меня темной пеленой безнадежности.
– Успокойтесь, все кончилось, вы очень далеко. Вы не там и не в Москве, вы на севере, – она покорно пошла рядом со мной, на пороге моего дома потеряла сознание, пришлось нести.
С утра она захотела уйти.
– Вам есть куда?… Я так и думал. Вы никуда не уйдете.
– …обуза….
– Какая обуза, впервые в жизни что-то сделал. Живите пока у меня, дом большой.
– Я не….
– Понимаю, можете убирать, только не в моей комнате и мастерской, а то я ничего не найду.
– Этого мало.
– Работы в городе нет, разве что на рынке. Но у вас с документами…. Я так и думал.
– А вы не боитесь, что я вас взорву или спалю?
– Дом частный, если что, так только меня.
– А где вы работаете?
– Лес валю.
– Вы не похожи на простого… А почему вы не женаты?
– Одна была, другая. Обе рога наставили, почему-то. Не люблю этого. В Москве жил, плюнул на все, уехал в дедов дом, так проще.
Работу мы ей все-таки нашли. У меня есть старая лодка и немного рыбацких снастей. Пришлось ее учить. Она уплывала на весь день ставить сети, мережи и капканы на щук. (Рыбу продавала баба Тася). Вкусно готовила и было ее почти не заметно.
Ее мужа убили федералы, за дело. Дети умерли в лагере, заболев зимой в палатке. Маленький сразу, а дочку пыталась спасти какая-то международная организация. Повезла куда-то и не спасла. Потом были какие-то поезда.
Она уплывала вниз по течению, километров за десять. Ее руки оставались распухшими от воды и холода. Никто из наших не работал столько, сколько она. Мы и не знали, что у нас еще водятся лещи таких размеров.
Ее как-то заметили черненькие ребята с рынка, но она торопливо ушла. Милиция ею не интересовалась, хотя баба Тася сказала, что участковый давно в курсе.
Как-то она задержалась что-то слишком уж. Река? Милиция? И тут пришла, гоня перед собой корову.
– Купила.
– Зачем?
Она пожала плечами. Я провел пальцами по ее щеке. Она не отстранилась. Да. Корова влажно дышала и жевала стружку.

0 Comments

  1. gladyishev_aleksandr

    Прочел…Буду откровенен…Правда дышит в лицо…возможно жестоко (хотя жестокости, как таковой и нет в тексте)…это жизнь. “Во всей красе.”
    Что сказать еще – мало… зато читают!
    Эмоций на мой взгляд почти нет, хотя здесь затронута такая тема, о которой писать то много и не надо – читатель знает все сам. Поймет!
    (Дубль)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.