ПРАВДИВЫЙ ПОДВИГ (Посвящается веселым холостякам…)

Солнечный зайчик к окнам столовой Подкравшись, сюжет оживить витража, Шибко напуган был взглядом суровым – Лорд Мармадьюк кушал мясо с ножа. Матерые волки угодий окрестных, Когда б довелось им процесс сей узреть, Профнепригодность признали бы честно, От зависти дружно решив помереть. В сочное мясо вонзаясь резцами, Лорд размышлял о превратной …

Подружиться со зверем

Черный пес незнакомой породы Ослепительно пасть ощерил… «Ты должна полюбить эти своды И суметь подружиться со зверем…» Голос твой отдавал металлом. Экономка смотрела хмуро На девицу в наряде алом, Что была ко всему белокура. Ты отвел мне крыло под покои. Ты был щедр на безделушки. Мои волосы гладил рукою И …

Придворные дамы скучали…

Придворные дамы скучали и пили вино… Лакеи дерзили, хотя в этом не было смысла… Принцесса свои двадцать пять проводила давно, Она ненавидела рьяно все сроки и числа. Что ей оставалось? Искусственный тихий уют – Сонеты Шекспира, отрывки концертов Шопена… Беззвучно за бархатной шторой рыдал карлик-шут, Ему снова снилась в огнях …

Вечер на заливе

Нас тянет к волне говорливой, К закатному мягкому свету… Как славно пройтись вдоль залива, Вослед уходящему лету. Пес белый стал светло-медовым И мчится по пенистой кромке… В нем поровну зла озорного И радости яростно-громкой. Мы оба немного хмельные И смотрим на мир виновато… И ждем, когда волны стальные Проглотят полоску …

ВАМ, БЕЗУТЕШНЫЕ ЗЯТЬЯ…

Задумчиво гладя рукою усы, Сэр Гарри разглядывал тёщу в упор. Мечтая о том, чтоб стенные часы, Сорвались внезапно на тещин пробор… Тогда бы она, наконец, замолчала! Надолго! О, можно и не сомневаться. Но тёща ворчала, ворчала, ворчала… Часы, между тем, не спешили срываться. «Какая же сволочь, был тот часовщик – …

Человек замерзал на ветру,

Человек замерзал на ветру, Но ему было некуда деться… Обернулся – «Я думал – умру! Все прощу, если пустишь погреться…» Наклонился и в мой капюшон Окунулся лицом холодным… Я согрела его и он В этот миг разлюбил быть свободным…

Там…

Там книги уютно селились на полках, Охотно ложились на наши колени. Лишённая фраз, отрезвляюще колких, Там истина не вызывала сомнений. Моя пустота там была осторожно Заполнена и названА глубиною. Там жил тот, кто страхи баюкал надежно. Когда он встречался глазами со мною, Я видела даль без каймы горизонта. Растерзанной памяти …