Песня корсара.

Пою… Про корабли и океаны, пою про неизведанные страны, пою – пою о нашей жизни странной – тебе… Слушай: вот вольный ветер гонит волны, слышишь? Трещит от ветра парус полный. Гляди: как флаг на мачте вьётся чёрный – вперёд! Не дрейфь – корсар не должен отступать! Дерись, хоть тело ядра …

Эскизы.

Городской. Разводим кошек, лохов и мосты… Глядим в Неву, как триста лет назад… Уходим: кто в морЯ, а кто – в “Кресты”… Но возвращаемся всегда в свой Ленинград! Загородный. Остановлю часы – пусть отдохнут от городского пыльного угара. Но время не стоит, и капельки минут мне отмеряет носик самовара. Пусть …

***Как просто – сказать себе “стоп!”… ***

Как просто – сказать себе “стоп!” – достиг. Что хотел – совершил… Стоишь ты надежно, как столп, и нет тебя круче вершин; и нет вроде веских причин, чтоб дерзко и ярко гореть. Украсившись сетью морщин, ты хочешь спокойно дотлеть? За ливень сойдет мелкий дождь, а за ураган – ветерок, за …

Ветеран “ВАРЯГА”

Жизнью битый и молью траченый, то правительством озадаченный, то старухиной скалкой обласканный – виноватый всегда без вины – в Сахалинском поселке Взморье в покосившемся старом доме доживал век старик Анатолий, ветеран японской войны. Переживший царя и Брежнева, не растратив веры с надеждою, в домотканой простой одежде, не привыкший к судьбы …

Ветеран “ВАРЯГА”.

Жизнью битый и молью траченый, то правительством озадаченный, то старухиной скалкой обласканный – виноватый всегда без вины – в Сахалинском поселке Взморье в покосившемся старом доме доживал век старик Анатолий, ветеран японской войны. Переживший царя и Брежнева, не растратив веры с надеждою, в домотканой простой одежде, не привыкший к судьбы …

Непокорная стихия.

Печально вечер догорит, и в темноте растает пристань; и чайка белая летит приветом из прошедшей жизни. Лизнет соленая волна твои натруженные ступни; затянет берег пелена – и снова море неприступно. Годами бороздя волну, в удачу безрассудно веря, как много нас пошло ко дну, как мало нас сошло на берег… Но …

Непокорная стихия.

Печально вечер догорит, и в темноте растает пристань; и чайка белая летит приветом из прошедшей жизни. Лизнет соленая волна твои натруженные ступни; затянет берег пелена – и снова море неприступно. Годами бороздя волну, в удачу безрассудно веря, как много нас пошло ко дну, как мало нас сошло на берег… Но …

Ну, ни хрена ж себе!

Ну, ни хрена ж себе – иду по улице, на тротуаре голуби тусуются; а впереди меня – ножки в колготочках, в короткой юбочке виляют попочкой. И я пристроился за ней в кильватере, забыв про все дела к едреной матери; да и какие среди бела дня дела? – не для работы …

Самый главный бродяга Земли.

То легко семенит по бульварам, то булыжно печатает шаг, то летит, будто наскипидарен, то и с места не сдвинуть никак; то по джунглям бредёт, спотыкаясь, то по морю пройдёт босиком; то нахмурясь, а то улыбаясь, где бегом, где пешком, где ползком; то по крышам, то с ветки на ветку, по …

Душа в ладошках.

Я возьму твою душу в ладошки, отогрею, как воробья, накормлю ее счастья крошками – извини, больше нет у меня. Напою ее каплей радости – больше нет у меня, прости; подарю лоскуток радуги, а потом отпущу. Лети!