Письмо Богам (хохма, натурелло, натуриозо)

Не играйте в меня, не играйте. Не игрушка, давно не игрушка. Простояв на болотине цаплей, я теперь захромала, старушка. Проще валенок, их же беднее, Протерев микропоркою пятки, Я смотрю мелодрамы хмелея И мечтаю о розовой грядке. Не играйте, не стоит мараться – Я усиленноросло взрослею и терзаю себя без оглядки, …

Тебе я не давала обещаний

Тебе я не дарила обещаний. К чему слова в дороге долгих лет Когда среди мостов меж двух желаний, Один лишь называется обет. Единственное то, что было немо На всех балах, средь золоченных рам. Хотело счастье вырваться из плена, Как пальцы вырываются из гамм. И льдинкой след от тихой синей птицы …

Она была

Звезды пятно на чистом черном платье Смахнула ночь ершистой щеткой туч. И мутный дождь, как тихое проклятье, Смыл от нее последний зримый луч. Дома стояли, в них огни и люди. Все было живо, живо и тепло. Никто не видел, как на черном блюде Шипело ее желтое стекло. Никто не знал, …

Сердце прячется

Шаг – расстояние до тебя. День – расстояние перемен. Голос хриплый из-за угла, Голос тихий забрал все в плен. Мудрость облака не ясна, Солнце свернуто в жаркий шар. Ты ли брошен мной навсегда… Ты ли, сожженный на костре… Миррой мазанный лик блестит, Ждет прощения от долгов. Сердце прячется – не …

Все двойственно (Наталии Наволокиной)

Мир поделен на раз и два. В раю играет концертино, В аду рогатая скотина Готовит грешникам дрова. Пылает двойственность, костры Играют искрами и пламя Горит везде, желая с нами Не разводить свои мосты. И мы бежим по дням-углям, Сгораем свечкою церковной И свет оранжево-морковный Переплавляет весь наш срам

СТРАННЫЕ ЛЮДИ

“Странные люди”, – думала Ольга сидя на диване около телевизора. Шла очередная серия мексиканского сериала. События не захватывали. Монотонность голосов актеров уводила в сон быстрее гипноза. Чтобы не заснуть, Ольга встала и, пришлепывая растоптанными тапочками, пошла на кухню. Взяв из вазы самое красное яблоко, она стала грызть его, глядя в …

СТРАННЫЕ ЛЮДИ

“Странные люди”, – думала Ольга сидя на диване около телевизора. Шла очередная серия мексиканского сериала. События не захватывали. Монотонность голосов актеров уводила в сон быстрее гипноза. Чтобы не заснуть, Ольга встала и, пришлепывая растоптанными тапочками, пошла на кухню. Взяв из вазы самое красное яблоко, она стала грызть его, глядя в …

Свет ты мой

Свет ты мой – лучезарное! Даль мечты, цель творения! В этом мире, бездарная, Я живу от рождения. Неба синего проблески Среди облака вечного. Жизнь моя, мне неясная. Цель ее, не отмечена. Слова трепетной линией Прочерк дней переменчивых. Слог, как капля стеклянная Впечатлений изменчивых. Призмой взгляд отражается. И ломается, крошится. Мир …

Свет ты мой

Свет ты мой – лучезарное! Даль мечты, цель творения! В этом мире, бездарная, Я живу от рождения. Неба синего проблески Среди облака вечного. Жизнь моя, мне неясная. Цель ее, не отмечена. Слова трепетной линией Прочерк дней переменчивых. Слог, как капля стеклянная Впечатлений изменчивых. Призмой взгляд отражается. И ломается, крошится. Мир …

Странные люди

“Странные люди”, – думала Ольга сидя на диване около телевизора. Шла очередная серия мексиканского сериала. События не захватывали. Монотонность голосов актеров уводила в сон быстрее гипноза. Чтобы не заснуть, Ольга встала и, пришлепывая растоптанными тапочками, пошла на кухню. Взяв из вазы самое красное яблоко, она стала грызть его, глядя в …