Одиночество

Я в Доме Одиночества жила, и Одиночеством своим дышала. Прочна у Одиночества жила – в Доме и мебель из Него стояла. Из Одиночества я шила одеяла и укрывалась Им, как пледом. Из Одиночества свои Мечты ваяла. Купала я Его всегда по средам. Рожала мертвые идеи вместе с Ним, а Одиночество …

ПОЭТ И СОЛОВЕЙ

Пределы мира на востоке – розовей: ночь пытке предают. Рассвет… Гей, ветер! Бурю поизящнее завей! Ты – хоть бродяга, но в душе – поэт. Казни, иль милуй: я иль соловей! Всю ночь – ни дуновенья: столь тиха! И лунный апельсин созрел: сорви! Я – в власти романтичного стиха, вымучивала вирши …

„ ЧЕРТОВА ЭСТЕТКА “

(Полная версия) Она понуро смотрела в окно. Зима все не уходила, хотя и была уже вторая половина марта. Сейчас за окном мeло, совсем по-январьски, – Евдоха трясла свои перины. Была стылая ночь… Ни аутотренинг, ни медитации больше не помогали: восстановить душевное равновесие не удавалось. Она зажмуривала глаза, представляя лето, солнце, …

„ ЧЕРТОВА ЭСТЕТКА “

Она понуро смотрела в окно. Зима все не уходила, хотя и была уже вторая половина марта. За окном мeло, совсем по-январски, – Евдоха трясла свои перины. Была стылая ночь… Ни аутотренинг, ни медитация не помогали: восстановить душевное равновесие не удавалось. Она зажмуривала глаза, представляя лето, солнце, вспоминая светлые дни жизни …

СКАЗКИ ИЮНЯ

Собрать бы пух тополиный в подушку, да положить ее ночью под ушко, да обострить до предела свой слух! Какие бы сказки поведал мне пух? Какие б подушка мне сны навевала? Ах, если б из пуха сшить одеяло! Если б тот пух я в матрац собрала! Как сладко б в объятьях …

ЛЕТНИЙ ДОЖДИК

Налево гляну: плачет дождь. Вздрогнув, смотрю направо: тут он смеется, пляшет. Что ж, – там он не прав, здесь – правый. Я направляю взгляд вперед: влюбленный дождик манит – меня (он уверяет!) – ждет; мол, любит, – не обманет. В смятенье оглянулась я: а там мой дождь хоронят! Пошто ж, …

РОМЕО И ЛИЗЕТТА

Я закрываю глаза, и вижу двор, в котором родилась: вытянутый эллипсом участок земли, окаймленный восьмью двухэтажными домиками, на четыре семейства каждый, с небольшой хордой каменного забора, увенчанного тяжелыми металлическими воротами, ведущими на короткую, обсаженную могучими деревами, улочку. Мой двенадцатилетний брат, Ник, измерил площадь двора, свободную от застроек, получилось по длине …

РОМЕО И ЛИЗЕТТА

Я закрываю глаза, и вижу двор, в котором родилась: вытянутый эллипсом участок земли, окаймленный восьмью двухэтажными домиками, на четыре семейства каждый, с небольшой хордой каменного забора, увенчанного тяжелыми металлическими воротами, ведущими на короткую, обсаженную могучими деревами, улочку. Мой двенадцатилетний брат, Ник, измерил площадь двора, свободную от застроек, получилось по длине …

РОМЕО И ЛИЗЕТТА

Я закрываю глаза, и вижу двор, в котором родилась: вытянутый эллипсом участок земли, окаймленный восьмью двухэтажными домиками, на четыре семейства каждый, с небольшой хордой каменного забора, увенчанного тяжелыми металлическими воротами, ведущими на короткую, обсаженную могучими деревами, улочку. Мой двенадцатилетний брат, Ник, измерил площадь двора, свободную от застроек, получилось по длине …

РОМЕО И ЛИЗЕТТА

Я закрываю глаза, и вижу двор, в котором родилась: вытянутый эллипсом участок земли, окаймленный восьмью двухэтажными домиками, на четыре семейства каждый, с небольшой хордой каменного забора, увенчанного тяжелыми металлическими воротами, ведущими на короткую, обсаженную могучими деревами, улочку. Мой двенадцатилетний брат, Ник, измерил площадь двора, свободную от застроек, получилось по длине …