Мажорик


Мажорик

Намечалась свадьба. Родители, родственники суетились. Хоть и нервотрепка сплошная, но все же приятные хлопоты. Кто-то вызвался достать по дешевке «конкретную» водку, кто-то добывал мясо, другие договаривались по своим каналам, насчет парикмахера, портнихи и т.д. С утра пораньше родители молодых названивали друг другу и обсуждали нюансы:
— Мой говорит: «Надо кольца на рынке брать. Там дешевле. Нет, мы не то, чтобы сэкономить. Но зачем переплачивать? Знакомые недавно сына женили. Так они на рынке покупали. Вы-то, как?
— Даже не знаю. Мы все еще платье выбрать не можем. Вчера портниха знакомая приходила с вариантами. Мне понравилась одна модель, а Лена упрямится. Говорит, не стильно. Гламур ей какой-то нужен. Вот сегодня принесут еще. Будем смотреть…
Подруги невесты тоже сбились с ног: что одеть? Друзья жениха суетились меньше. Вечером заваливались в какой-нибудь клуб и «отрывались». Намечалось грандиозное событие, и все его ждали, все хотели в нем участвовать. Забрасывали советами, предлагали содействие. Каждый старался быть полезным.
А в квартире под номером 156, в те предсвадебные вечера никто не радовался, не доставал портних. Капала вода из крана, скрипели двери, а, в общем, было тихо. И только ближе к ночи, на кухню пробирался человек и хлопал холодильником. Человек ставил на стол бутылку водку, наливал в стакан, закуривал.
— Мразь! Гляди-ка, свадьбу затеял. Устрою я тебе….
Вставала жена.
— Коль, не изводи себя, ложись. Пусть на его совести это будет.
— Какая совесть? У кого? Он мне, мудозвон, дочку испортил!
Человек сжимал кулак добела и тёр по щекам горячие слезы.
— Че, пялишься? Горит у меня все, сама знаешь. Иди, спи.
Горькая обида жгла сердце Николаю Тимофеевичу. Обманули дочь.
Тот Кирилл умел понравиться. Всегда был вежливым. Пока Наташа собирается, сядет, поговорит. Слушал внимательно, кивал.
— Да, я согласен, молодежь сейчас не та пошла-на огород не заманишь…
Бывало, вместе чай сядут пить. Рассядутся за столом, прям, как одна семья.
— Вот Кирилл, это наше фирменное блюдо – защебечет Антонина Григорьевна, мать Наташи. – Жареная картошка с шампиньонами.
— Вы сами их готовили? Поразительно!
— Слушай мать – встрянет Николай Тимофеевич. – Там это, достань-ка, в холодильнике. Чуток пригубим, за встречу. Давай, Кирилл по рюмашке, не возражаешь?
Нравился Кирилл родителям. Из хорошей семьи, интеллигентный и дочку любит. Чем не пара?
— Ты бы нас, познакомил бы со своими-то, глядишь родственниками станем, а, парень? – намекал Николай Тимофеевич. Вроде шутя. Нет, не шутя. Строили Николай Тимофеевич с Антониной Григорьевной серьезные планы на Кирилла.
А Кирилл водил Наташу к себе домой, когда «предки» уезжали и просвещал:
— Секс приносит радость, релаксирует. Будь умницей, веди себя, как взрослая девочка. Просто расслабься, отбрось свой стыд, комплексы. Большего я не требую. Выкинь все из головы. Поверь, если ты будешь чего-то стесняться, сама себе кайф сломаешь. Ты мне веришь? Я ведь для тебя стараюсь.
Славно Кирилл матросил. Тонко. С размахом. Когда Наташе сказали, что у него другая появилась, не поверила. Потом сама увидела: блондинка, вызывающая такая.
— Кирилл, ты меня обманывал?
— Эээ…Будь проще. Пойми: у мужика могут быть срывы. Поверь, от этого наши отношения только выигрывают. Ну, представь, сижу я с тобой, ору, психую. А все почему? Надо оторваться. Можно, конечно, квасить где-то. Но мне это неинтересно. Пойми – это только разовый секс. Не более.
Пришла Наташа домой вся в слезах. Легла рано. Утром ничего не ела, и в обед. Родители забеспокоились. Мать пыталась подступиться с разговором-никак. Отец маялся по квартире, тоже пытался заговорить.
— Наташь, поела бы, а? Мать вареников настряпала, с творогом. Слышишь? Остывают же. Может в комнату тебе принести?
Вечером позвонил Кирилл:
— Натали, ты чего? Заболела, говорят?
Не хотела она подходить к телефону, да мать настояла:
— Ведь беспокоится он…
Кирилл рассыпался в извинениях, умолял простить. И Наташа опять растаяла. Поверила. И закрутилось у них по-новой. Это продолжалось две недели. Удар был жестокий.
— Нам надо расстаться. Я понял: мы не подходим друг другу. Это нормально, поверь. Люди сходятся, и расходятся. Ты классная девчонка, но старомодная какая-то. От твоих принципов меня всё время колбасит. Я надеюсь, без обид? Звони, если что…
Дома Наташа распотрошила аптечку. Схватилась за упаковку каких-то таблеток, наглоталась…Ладно, родители вернулись из гостей рано. Всю ночь просидели в больнице.
— Многое будет зависеть от нее самой – сказал врач дежурную фразу. – Со временем, конечно, поправится. Но вы должны ей помочь…
Тот свадебный день выдался солнечным, самым, что ни на есть свадебным. Жених проснулся рано. Ополоснулся в ванне, побрился. В квартире уже вовсю суетились родственники. Вскоре и друзья подъехали:
— Не нервничай, братан. Все будет нормалек. Сделаем из тебя мужика. А пока, гуляй! На, прими…
— Я вам приму – шуганул компанию отец жениха. — Ему еще регистрироваться.
В ЗАГСе было душно. Народу-тьма. Со стороны невесты понаехало гостей, у родителей-связи, море знакомых, вот и наприглашали. Для подстраховки выехали пораньше. Мало ли что в дороге случится? Сейчас сидели, ждали.
— Рябинина и Колотов, пройдите в зал регистрации.
Молодые чего-то замешкались. Их подхватили, повели. Началась церемония.
— Дорогие Лариса и Кирилл! Сегодня вы вступаете… — только пропела работница ЗАГСа, как двери зала распахнулись. В проеме стоял Николай Тимофеевич:
— Ооо, сколько вас…Глядите! Нарядные, интеллигентные!
— Кто это еще? – пробежало по толпе. Кирилл потер кончик носа.
— Значит, свадьбу решили справить. Интересно…Жениться надумали, а? Эй, ты самый главный, в смокинге, отвечай!
Все переглядывались: кто этот «датый мужик»?
— Ты чей, будешь? – ответил за Кирилла отец.
— Я? Да вот. Проходил мимо. Уж больно хочется в глаза поглядеть кое-кому… Сказать надо пару слов вашему жениху.
Кирилл напрягся.
— Че, не по-нутру? Съежился, стоишь. Ох, не завидую я твоей суженой. Зря девочка ты с ним связалась. Хоть знаешь, что за мразь к тебе в мужья лезет. Смотри, растопчет, как мою дочку-то. Залезет в душу да и нагадит. Решай, пока не поздно. Время еще есть. Пойдем отсюда.
— Летящий какой-то…- разразился Кирилл. Что-то шепнул друзьям. Те выдернули Николая Тимофеевича и поволокли на улицу.
Били его в четыре руки. Били за стеной какой-то общаги. Работали споро- спешили на церемонию, да и ментов боялись.
-Ладно…хватит ему…сваливаем…Эй, дедок, подлечись.
Швырнули полтинник.
Свадьба гуляла с размахом. О том случае в ЗАГСе, конечно, пошумели. Но потом начались всякие конкурсы, приколы и «недоразумение» было забыто.

Добавить комментарий

Мажорик

Намечалась свадьба. Родители, родственники суетились. Хоть и нервотрепка сплошная, но все же приятные хлопоты. Кто-то вызвался достать по дешевке «конкретную» водку, кто-то добывал мясо, другие договаривались по своим каналам, насчет парикмахера, портнихи и т.д. С утра пораньше родители молодых названивали друг другу и обсуждали нюансы:
— Мой говорит: «Надо кольца на рынке брать. Там дешевле. Нет, мы не то, чтобы сэкономить. Но зачем переплачивать? Знакомые недавно сына женили. Так они на рынке покупали. Вы-то, как?
— Даже не знаю. Мы все еще платье выбрать не можем. Вчера портниха знакомая приходила с вариантами. Мне понравилась одна модель, а Лена упрямится. Говорит, не стильно. Гламур ей какой-то нужен. Вот сегодня принесут еще. Будем смотреть…
Подруги невесты тоже сбились с ног: что одеть? Друзья жениха суетились меньше. Вечером заваливались в какой-нибудь клуб и «отрывались». Намечалось грандиозное событие, и все его ждали, все хотели в нем участвовать. Забрасывали советами, предлагали содействие. Каждый старался быть полезным.
А в квартире под номером 156, в те предсвадебные вечера никто не радовался, не доставал портних. Капала вода из крана, скрипели двери, а, в общем, было тихо. И только ближе к ночи, на кухню пробирался человек и хлопал холодильником. Человек ставил на стол бутылку водку, наливал в стакан, закуривал.
— Мразь! Гляди-ка, свадьбу затеял. Устрою я тебе….
Вставала жена.
— Коль, не изводи себя, ложись. Пусть на его совести это будет.
— Какая совесть? У кого? Он мне, мудозвон, дочку испортил!
Человек сжимал кулак добела и тёр по щекам горячие слезы.
— Че, пялишься? Горит у меня все, сама знаешь. Иди, спи.
Горькая обида жгла сердце Николаю Тимофеевичу. Обманули дочь.
Тот Кирилл умел понравиться. Всегда был вежливым. Пока Наташа собирается, сядет, поговорит. Слушал внимательно, кивал.
— Да, я согласен, молодежь сейчас не та пошла-на огород не заманишь…
Бывало, вместе чай сядут пить. Рассядутся за столом, прям, как одна семья.
— Вот Кирилл, это наше фирменное блюдо – защебечет Антонина Григорьевна, мать Наташи. – Жареная картошка с шампиньонами.
— Вы сами их готовили? Поразительно!
— Слушай мать – встрянет Николай Тимофеевич. – Там это, достань-ка, в холодильнике. Чуток пригубим, за встречу. Давай, Кирилл по рюмашке, не возражаешь?
Нравился Кирилл родителям. Из хорошей семьи, интеллигентный и дочку любит. Чем не пара?
— Ты бы нас, познакомил бы со своими-то, глядишь родственниками станем, а, парень? – намекал Николай Тимофеевич. Вроде шутя. Нет, не шутя. Строили Николай Тимофеевич с Антониной Григорьевной серьезные планы на Кирилла.
А Кирилл водил Наташу к себе домой, когда «предки» уезжали и просвещал:
— Секс приносит радость, релаксирует. Будь умницей, веди себя, как взрослая девочка. Просто расслабься, отбрось свой стыд, комплексы. Большего я не требую. Выкинь все из головы. Поверь, если ты будешь чего-то стесняться, сама себе кайф сломаешь. Ты мне веришь? Я ведь для тебя стараюсь.
Славно Кирилл матросил. Тонко. С размахом. Когда Наташе сказали, что у него другая появилась, не поверила. Потом сама увидела: блондинка, вызывающая такая.
— Кирилл, ты меня обманывал?
— Эээ…Будь проще. Пойми: у мужика могут быть срывы. Поверь, от этого наши отношения только выигрывают. Ну, представь, сижу я с тобой, ору, психую. А все почему? Надо оторваться. Можно, конечно, квасить где-то. Но мне это неинтересно. Пойми – это только разовый секс. Не более.
Пришла Наташа домой вся в слезах. Легла рано. Утром ничего не ела, и в обед. Родители забеспокоились. Мать пыталась подступиться с разговором-никак. Отец маялся по квартире, тоже пытался заговорить.
— Наташь, поела бы, а? Мать вареников настряпала, с творогом. Слышишь? Остывают же. Может в комнату тебе принести?
Вечером позвонил Кирилл:
— Натали, ты чего? Заболела, говорят?
Не хотела она подходить к телефону, да мать настояла:
— Ведь беспокоится он…
Кирилл рассыпался в извинениях, умолял простить. И Наташа опять растаяла. Поверила. И закрутилось у них по-новой. Это продолжалось две недели. Удар был жестокий.
— Нам надо расстаться. Я понял: мы не подходим друг другу. Это нормально, поверь. Люди сходятся, и расходятся. Ты классная девчонка, но старомодная какая-то. От твоих принципов меня всё время колбасит. Я надеюсь, без обид? Звони, если что…
Дома Наташа распотрошила аптечку. Схватилась за упаковку каких-то таблеток, наглоталась…Ладно, родители вернулись из гостей рано. Всю ночь просидели в больнице.
— Многое будет зависеть от нее самой – сказал врач дежурную фразу. – Со временем, конечно, поправится. Но вы должны ей помочь…
Тот свадебный день выдался солнечным, самым, что ни на есть свадебным. Жених проснулся рано. Ополоснулся в ванне, побрился. В квартире уже вовсю суетились родственники. Вскоре и друзья подъехали:
— Не нервничай, братан. Все будет нормалек. Сделаем из тебя мужика. А пока, гуляй! На, прими…
— Я вам приму – шуганул компанию отец жениха. — Ему еще регистрироваться.
В ЗАГСе было душно. Народу-тьма. Со стороны невесты понаехало гостей, у родителей-связи, море знакомых, вот и наприглашали. Для подстраховки выехали пораньше. Мало ли что в дороге случится? Сейчас сидели, ждали.
— Рябинина и Колотов, пройдите в зал регистрации.
Молодые чего-то замешкались. Их подхватили, повели. Началась церемония.
— Дорогие Лариса и Кирилл! Сегодня вы вступаете… — только пропела работница ЗАГСа, как двери зала распахнулись. В проеме стоял Николай Тимофеевич:
— Ооо, сколько вас…Глядите! Нарядные, интеллигентные!
— Кто это еще? – пробежало по толпе. Кирилл потер кончик носа.
— Значит, свадьбу решили справить. Интересно…Жениться надумали, а? Эй, ты самый главный, в смокинге, отвечай!
Все переглядывались: кто этот «датый мужик»?
— Ты чей, будешь? – ответил за Кирилла отец.
— Я? Да вот. Проходил мимо. Уж больно хочется в глаза поглядеть кое-кому… Сказать надо пару слов вашему жениху.
Кирилл напрягся.
— Че, не по-нутру? Съежился, стоишь. Ох, не завидую я твоей суженой. Зря девочка ты с ним связалась. Хоть знаешь, что за мразь к тебе в мужья лезет. Смотри, растопчет, как мою дочку-то. Залезет в душу да и нагадит. Решай, пока не поздно. Время еще есть. Пойдем отсюда.
— Летящий какой-то…- разразился Кирилл. Что-то шепнул друзьям. Те выдернули Николая Тимофеевича и поволокли на улицу.
Били его в четыре руки. Били за стеной какой-то общаги. Работали споро- спешили на церемонию, да и ментов боялись.
-Ладно…хватит ему…сваливаем…Эй, дедок, подлечись.
Швырнули полтинник.
Свадьба гуляла с размахом. О том случае в ЗАГСе, конечно, пошумели. Но потом начались всякие конкурсы, приколы и «недоразумение» было забыто.

Добавить комментарий