ЗАПАДНЯ. О К О Н Ч А Н И Е!!(Читай раньше начало!!)

Вика тихо поднялась и на цыпочках, в невыносимой знобящей тишине, неслышно прошла помещение, спустилась в общую прихожую, осторожно нащупывая ступени скрипучей лестницы, и распахнула дверь кухни. Что-то блеснуло и погасло на стене. Ключ! Это ведь ключ! Ещё секунда и он в руке! Теперь нужно попасть в замок… Время тянется невыносимо томительно, как в замедленном кинокадре. Но вот ключ в замке! В эту минуту над головой Вики раздаётся пронзительный крик:

– СТО – О – О – ОЙ! НЕ УЙДЁ – Ё – Ё – ЁШЬ…

Проснувшись от резко наступившей тишины, Славик босиком, лишь в полосатых трусах, буквально скатывается по ступеням и, теряя равновесие, хватается за вырез сарафана со спины. Ключ в это время легко поворачивается, и дверь распахивается настежь! Вместе с вечерней прохладой, со двора хлынуло множество звуков, которые источала дача: детские голоса, звуки радио и телевизоров, где – спорили, лаяли собаки, пели под гитару, играла гармонь! В этом шуме безнадёжно затерялся отчаянный женский крик:

– А – А – А – А… ПОМОГИ – И – И – И – ИТЕ – Е – Е – Е…
Это Славик, падая за порог всей тяжестью потного, скользкого тела, ухватил Вику за распустившиеся длинные волосы! Наматывая на руку пряди волос, он повис на них, потеряв точку опоры, и тяжело дыша в затылок тошнотворным перегаром, хрипло заорал:

– Хочешь уйти чистенькой? Не выйдет! Я много таких ловил на замужество и трахал неделями, сколько хотел, пока хватало сил! Десятки! Детей наплодил, наверное, видимо-невидимо! Это точно! Особенно люблю интеллигентных. Они чистые и хорошо пахнут, и никому потом не жалуются! Берегут репутацию! Мне полный кайф!

Дачники почуяли неладное с гостьей и с любопытством прильнули к окнам!

Другой, трясущейся рукой, Славик потянулся к её сумке:

– Посмотрим, что у тебя там. Может быть, украла что-нибудь? А то после каждой пропадают деньги и вещи! Не напасёшься!
С этими словами он рванул с плеча Вики сумку, из которой на едва освещённую из окон дорожку выпали документы, деньги, ключи и остальное хозяйство. От резкого движения руки он вдруг отпустил волосы и упал навзничь головой на клумбу…

Покрываясь от ужаса испариной, Вика судорожно затолкала всё в сумку, а документы и деньги спрятала за лиф. За это время, с трудом перевернувшись на живот, Славик поднялся на четвереньки и дополз до неё, бормоча с ненавистью:

– Значит, такая вся чистенькая, умная и красивая, ты будешь рисовать, писать стихи, а я буду подыхать здесь, как падаль?
Последние слова Виктория не слышала из-за пронзившей её руку невыносимой боли! Это Славик поднялся и обеими руками выворачивал кисть левой руки в одну сторону, а большой палец – в другую, стараясь вырвать его, как варёную куриную ножку! Почти теряя сознание от боли, Вика отчаянно колотила его сумкой по рукам.

Тем временем на даче примолкли голоса, жильцы, приникшие к окнам, боялись пропустить такой захватывающий случай!

– Как ты ухитряешься не замазаться в жизни в дерьме? Интересно! Голова, что-ли, особая? Сейчас я посмотрю, что в ней!

С этими словами он вырвал из земли подвернувшийся, как нарочно, лом, и замахнулся над головой Вики!
– А-А-А-А! КТО-НИБУ-У-УДЬ! СПАСИ-И-И-ИТЕ! У-Б-И-В-А-А-ЮТ! – разрезал вечернюю многоголосую благодать отчаянный женский крик!

Тотчас замолкли за окнами голоса и звуки,
один за другим погасли за ними огни,
захлопнулись веками шторы,
и жуткая знобящая тишина и тьма, как на дне колодца,
опустилась на неостывшую от знойного дня землю!

Постскриптум

Долго-долго бежала потом Вика в непроглядной темноте по дороге, которая еле светлела асфальтом. Такой красочный и звонкий днём, лес угрюмо смыкал над головой кроны. Не видно было ни звёзд, ни луны. Только дачный пёс Тузик неслышно поспевал бежать за ней до электрички, а потом долго махал ей вслед хвостом.

Это и был спаситель Вики, который вцепился в ногу обидчика, лишь только над головой Вики завис лом и раздался её отчаянный вопль о помощи. Она не поняла, почему Славик вскрикнул, почему промахнулся и упал!

Как лунатик, она села в электричку, потом доехала до дома в метро, не чувствуя жгучей боли в кисти левой руки, которая посинела, опухла и висела как плеть.

Через год в “Яблочный Спас”, то есть 19 августа, сидя на Тверском бульваре за памятником Есенину, Виктория машинально перелистала оставленную кем-то газету “Аргументы и факты”.

В рубрике происшествий сообщалось, что в Переделкино найден труп неизвестного, утонувшего в состоянии сильного опьянения. Рядом для опознания была фотография покойного. ЭТО БЫЛ ОН!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.