Лил дождь

Июльская ночь. Дождь при луне. Серебряные нити с легким наклоном пронзают деревню, шурша зеленью огородов и садов, постукивая о кровли и глухо шлепая о пыльную дорогу, убегающую зигзагами из деревни к мутно белеющей в серебреной синеве полуразрушенной церквушке. Деревня небольшая, домов в десять-одиннадцать. Но расположилась она привольно по холмам и балкам. Будто на вырост. Мало ли кто из потомков пристроит что-либо или возьмет да и расширит себе угодья.
Шли года, хозяева домов сменялись, менялись времена, поколение уступало место другому поколению, и ещё, и ещё, но ничего не разрасталось. Жители деревни, хоть и общались друг с другом, но совсем изредка, и никто ничего друг о друге не знал. Сколько коров у соседа, сколько детей, кто чья жена было неизвестно. Короче, жили сами по себе, ходили постоянно куда-то: кто на речку за десять верст, кто в лес по грибы и ягоды, кто на зады в огород и так каждый день.
Но был у них в деревне один Дядя Фимир, который как раз и жил в полуразрушенной церквушке, а точнее в деревянной пристройке около нее. Два раза в сутки он покидал свою пристройку, долго бродил по деревне и, в конце концов, находил определенное место. Это место, как правило, всегда было в разных концах деревни, но такое, что каждый житель мог видеть и слышать оттуда Дядю Фимира. Обычно тот вставал посередке выбранного места, поднимал обе руки к небу, голову наоборот опускал, зажмуривал глаза и начинал кричать….
Когда это началось, никто не помнит. Впрочем, как и то когда Дядя Фимир поселился в этой деревне. Но было это давно. Очень давно. Сначала жители относились к его деяниям с непониманием, но и против, вроде, ничего не имели. Некоторые полагали, что пусть, мол, выходил и стоит, но вот орать бы не следовало, а других даже немного забавлял его странный крик. Но, тем не менее, поведение Дяди Фимира придавало деревне некую особенность.
Что он кричал, жителям поначалу было совсем невдомек. Из его горла вылетали различные звуки, непостижимые русскому уху. Но самые внимательные и бедовые все-таки улавливали некий смысл в его крике. И от этого получали даже известное удовольствие. Как-то на Троицу Дядя Фимир приглядел себе очередное место недалеко от Сельпо, где один мальчик в это время отоваривался карамелью. Мальчик так заинтересовался небывалым зрелищем, что даже забыл про кулек с конфетами и решил, что ему обязательно нужно немного постоять рядом с кричащим дядей. Он вышел из Сельпо и встал прямо на том же камне, где и Дядя Фимир, даже немного пихнул того. Дядя Фимир не заметил этого, поднял руки к небу, зажмурил глаза и начал кричать. Мальчика будто сдуло с камня. Но он оказался упрямым. Опасаясь, он все же вернулся на прежнее место и попытался принять такую же позу, что и Дядя Фимир. Но что-то у него не выходило, и тогда он решил просто постоять рядом. Голос Дяди Фимира всё лился, лился, лился, а мальчик всё стоял, стоял, стоял. И тут до мальчика стали доноситься не только странные звуки. Он начинал понемногу понимать смысл ранее незнакомых слов, и ему он даже понравился. Дядя Фимир, как он потом всем рассказал, пел о погоде…
Всех это так заинтересовало, что каждый как мог, напрягал свой слух два раза в сутки, пока до него не доходил смысл. Вскоре уже вся деревня понимала странный крик. Но только много позже открылось, что Дядя Фимир не просто поет о погоде, а предсказывает её с точностью. Так хозяйки знали, когда им не следовал вывешивать белье, потому что пойдет дождь, а мальчишки наоборот ждали дождя, чтоб насобирать червей для рыбалки.
Прошло много и много лет, жители уже воспринимали Дядю Фимира как что-то постоянное, и совсем неотъемлемую часть их жизни. Он выходил, пел и уходил. И никому теперь он не мешал, никто его не замечал, только все знали о предстоящей погоде и всё. Как-то вышел он совсем ранним утром, чуть рассвело, пропел о хорошей ясной погоде, и ушел. Жители сразу повысовывались на улицы, кто, чем занялся, день длинный предстоит, хороший. Ребята пошли на речку загорать, кто-то даже мольберт собрал – пейзажи воспроизводить. Так увлеклись все, что никто не заметил, как вечером Дядя Фимир не вышел петь, а этой же ночью пошел дождь…. Гремел гром, сверкала гроза, барабанил дождь по пустым ведрам, все женщины побежали снимать белье, дети расплющили носы о стекла окон и наблюдали за всем происходящим. А дождь лил и лил до утра, а Дядя Фимир так и не вышел петь.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.