Тогда, в апреле 1945-го…

Тогда, в апреле 1945-го…

В Мюнхене есть живописный район Моозах с патриархально-католическим укладом жизни, чем-то напоминающий Верхне-Гниловскую в Ростове. И находится там, на Франц-Фил-штрассе, старая кирха святого Мартина с кладбищенским двором, где похоронены зажиточные и значимые немцы – бюргеры этого района. Могилы и памятники ухожены, несмотря на свой возраст, цветы и зелень украшают покой усопших и радуют живых. В одном из уголков двора я обнаружил дубовый крест с мраморной доской на зеленом могильном холмике. На мраморе было написано по-немецки: “Двое казаков похоронены здесь 1 мая 1945 года. Они обрели покой на Моозахе. От благодарных бюргеров (горожан)”. Я был приятно и загадочно удивлен некрологом и направился к церковному пастору господину Боргезе.
– Святой отец, на церковном дворе похоронены два неизвестных русских “казака” … Нет ли у Вас записи в книгах об этих усопших?
Пастор просмотрел несколько книг и нашел инвентарный номер могилы с фамилиями свидетелей погребения. Это были несколько женщин, из которых дожила до сегодняшнего дня только фрау Матильда Курцбах. Ей было 87 лет. Пастор Боргезе позвонил фрау Курцбах, и она любезно согласилась встретиться со мной после воскресной мессы в кирхе святого Мартина.
Через два дня мы встретились. Передо мной стояла худенькая, скромно одетая, пожилая женщина, которая сдержанно улыбалась и следила за тем, как я готовлю диктофон для записи. Фрау Курцбах, рассказала:
– Было это в начале апреля 1945 года. На Моозах прибыл поезд, состоящий из нескольких вагонов с войсками СС и небольшой группой русских солдат, одетых в непонятную форму: кители немецкого покроя, а брюки с красными боковыми полосами, как это у вас – лампасы. Позже нам объяснили, что это “казаки – дружественные нам солдаты”, которые будут охранять склады на Моозахе и Лайме.
Вам, вероятно, известно, что Мюнхен освобождали от “наших нацистов” американские войска. Так вот, в конце апреля в городе начались жестокие уличные бои, мы прятались в окопах и подвалах домов. Мне, солдатской вдове, было 25 лет, а муж мой погиб в январе 1943 года под Сталинградом. Я и моя старшая сестра Гертруда жили рядом с кирхой святого Мартина, убирали двор и ухаживали за зелеными насаждениями на кладбище. Неожиданно появилась группа американских солдат, которые хотели проверить храм и двор. Мы с сестрой спрятались в подвале. Вдруг из храмового двора, со стороны восточного забора, начал строчить пулемет. Несколько американцев были убиты и ранены. А ведь мы с сестрой до этого осмотрели храм и двор, там никого из немецких солдат не было, кроме двух соседских юношей из “гитлерюгенда”, которых мы знали с детства. Мы не предполагали, что они могли спрятать пулемет, а потом открыли огонь по американцам. Так оно и было. Неожиданно стрельба прекратилась. Мы вышли из подвала и вскоре услышали голоса американцев, а потом еще два одиночных выстрела. Прошло немного времени, мы с сестрой пришли на храмовый двор. Американцев там уже не было, они забрали своих убитых и раненых товарищей и куда-то уехали. Позже выяснилось, что обоих юнцов-идиотов обезоружили двое “казаков”, которые до этого прятались в подвале храма, намереваясь, видимо, сдаться в плен к американцам.
Когда американцы увидели связанных поясными ремнями плачущих юнцов и двух непонятно говорящих солдат с поднятыми руками, они очень обозлились потерей своих товарищей, не стали разбираться с теми, кто стрелял, а просто расстреляли двоих казаков, а юнцов развязали и отпустили домой. Вот и все…
За спасение юношей заплатили своей жизнью эти казаки, потому матери мальчишек были благодарны погибшим. Вот и мы, несколько женщин, сколотили большой ящик в виде гроба из досок, а эти – провинившиеся мальчишки – выкопали могилу, куда мы положили двоих несчастных. К сожалению, никаких документов у покойников мы не нашли… Позже на могиле казаков поставили крест с мраморной доской, посадили цветы. По сей день, уже 60 лет, работники храма ухаживают за этой могилой. А юноши стали взрослыми, обзавелись семьями и уехали в Австрию. Никто из них ни разу не посетил могилу своих спасителей.
Слезы заблестели на глазах пожилой женщины. После небольшой паузы, фрау Курцбах спросила у меня:
– А как вы думаете, почему эти казаки пошли с нашими нацистами против своего народа?
Мне оставалось только ответить:
– Не знаю, фрау Курцбах… Была война…
А это значит, что всегда есть кто-то по обе стороны баррикад…
Недавно я узнал, что фрау Курцбах скончалась. Да упокоит Господь души невинно убиенных!
Шагин ЧАГАЕВ
Мюнхен

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.