МИСС ТИКА

А.Хубетов
МИСС ТИКА

Начало было как всегда – обыденным. Впоследствии он понял – это ловушка. Он в нее вляпался. Вырываться уже не хотелось Так началась мучительная болезнь – пытка любовью.

Он увидел ее на акции художников-авангардистов. Она стояла, слегка наклонив голову, сцепив гибкие руки за спиной, и с улыбкой рассматривала картину под названием «Ярило – истребитель». В брызгах звонкого солнца пикировал из нежно-голубых облаков серебристый самолет. Упругий эрегированный член выглядывал у него из под хвостового оперения.. Далеко внизу, запрокинув вверх голову, мечтательно улыбалась стройная, устремленная ввысь девушка. Он поймал себя на мысли, что незнакомка похожа на героиню живописного полотна.
– Засмотрелся на трагический изгиб? – неожиданно прозвучал голос друга – Я тоже обожаю женский, ярко выраженный переход от спинки к попке. Кстати, хозяйка прелестей немного мне знакома.
* * *

– Артем.
– Тика.- она протянула ему узкую ладонь – Мисс Тика.
– Почему мисс?
– Потому, что уже три года как-бы замужем за американцем.
– ?
– 🙂
– Ты не против, если я приглашу тебя посидеть в кафешке?
– Я – не против, Тема.

На следующее утро он проснулся с ощущением радости. Запах ее тела остался во всех закоулках памяти. В течение дня он несколько раз улыбался своим воспоминаниям о вчерашней внезапной близости.
Через три дня он почти забыл о ней..
* * *

Маршрутка уже заворачивала за угол , когда сквозь запотевшее стекло его взгляд выхватил на противоположной стороне улицы стремительный легкий силуэт. Тика!
Перед глазами почему-то замелькали кадры хроники о цунами. Воспоминания ворвались, как гигантские волны. Его прежний спокойный уютный мир был смыт, разрушен, погребен под слоем ила.
Потом было несколько дней судорожных метаний по городу, лихорадочных поисков на остановках, в супермаркетах, на концертах, в толпе прохожих. Он обзвонил всех, кто был на той, памятной для него выставке. О Тике никто ничего не знал.
Она позвонила ему сама.
* * *
Она появлялась в его жизни, когда хотела. Исчезала без объяснений. Артем почти ничего не знал о ней. Почему она не живет с якобы мужем в Америке? Где она вообще живет? Чем она занимается?
Вместо ответов она обычно целовала его в уголки глаз.
* * *

-Артемка, я уезжаю.
Горячая вязкая тяжесть покатилась от горла, разрывая легкие, – к сердцу.
-Я прошу тебя, милый, не делай мне еще больнее. Не смотри так. Я ничего тебе не обещала. Пойми, мне нужно уехать в другой город. Не спрашивай, почему. Я не исчезаю навсегда.
* * *
Сволочь… Губастая сука… Стерва. Не могу без тебя.
* * *

Больше месяца он живет в том, другом городе. Первую неделю ночевал у друзей в студенческом общежитии, потом снял однокомнатную убитую квартиру на окраине. Тику он пока не нашел.
* * *

-Где запропал, Артемий? Совсем забыл общагу. Ну, давай по маленькой. Вообще-то, правильно, что из Мухосранска сорвался. Согласись, у нас поинтереснее жить. Может, мы и не столица, но почти…
Напротив стреляет блестящими любопытными синими глазами первокурсница: короткий халат – теплые загорелые ножки.

* * *
С каким-то ожесточением мял, тискал выгнутое навстречу горячее атласное на ощупь тело. Добравшись до вершины наслаждения, рухнул как в черную пропасть – в сон. Проснулся, будто наткнулся затылком на черенок лопаты. Рядом, прижавшись к его руке, уютно посапывала первокурсница.
Стараясь не шуметь, осторожно оделся. Черт! Она приподняла голову. Лепил что-то о старухе – хозяйке квартиры, которую снимает, о том, что должен появиться, иначе выгонит. Вылезал через окно в туалете. Она стояла рядом, зябко и сонно кутаясь в халатик. Пытался не окунаться во влажный обволакивающий взгляд. Пустым и бодрым, как барабанная дробь, голосом пообещал зайти. Выпрыгнув в ночь, вздохнул с облегчением.
* * *

Зачем он рассказывает все это пьяному, будто присыпанному пылью соседу за столиком в ночном кафе?
* * *
-Прошу прощения, молодой человек, но может быть, вам не стоит менять стиль, так сказать, ауру ваших отношений. «Mystikos» – древнегреческое: таинственный, приобщенный к тайне.
Ты понял? Она – мистика, твоя мисс Тика. Она построила ваши встречи как тайну, озарения.
Башка трещит. Понимаешь, если мечту сильно приблизить, вам с ней не хватит воздуха, пространства для этого самого волшебства. Да не маши ты головой. Слушай. Я работаю в банке. С женой развелся. Воздух не поделили. В общем, каждый день у меня неизменен, как трамвайный маршрут. Работа, супермаркет – продукты, восьмой этаж скворечника, диван. Но у меня была маленькая тайна. Из окна мой квартиры виден пригород. Там, вдали, почти у горизонта – небольшой домик с красной крышей. Летом он утопает в зелени. Зимой выделяется среди заснеженных улиц, как грудка снегиря. В своем воображении я представлял убранство его комнат, я выращивал цветы возле узорной кованой ограды его палисадника. Каждый день после работы я выходил на балкон и предавался мечтаниям. Эти несколько минут я жил так, как хотел, и там, где хотел. Но однажды я почувствовал, что мне этого уже мало. Мне захотелось потрогать мечту. Ты понял? Я приехал туда. Я увидел обшарпанные стены дома, пыльную улицу, по которой ветер гонял обрывки бумаги и рваные полиэтиленовые пакеты. На крыльце дома сидел в засаленной майке толстый потный мужик и читал газету. В общем, мечта исчезла. Оставь в себе Тику ярким воспоминанием. Оставь ее своей мистической возлюбленной. Зачем тебе знать о ней больше? Ну, выяснишь ты, что она встречалась с тобой, ожидая получения американского гражданства. Тебе от этого легче станет? Не злись. Может быть, ты прав, и лучше жалеть о сделанном, чем о не сбывшемся. А вдруг она смотрит сейчас в небо, как эта… на картине, и думает о тебе. Уходишь? А я еще выпью.

Февраль 2005г

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.