Меч и щит. Часть 1. Невыполнимая просьба.

Меч преспокойно таял прямо на столе, хорошо еще хоть в специальном пакете, а то намочил бы уже все бумаги. Целиком состоящий изо льда, он медленно, но верно переходил в другое агрегатное состояние. А что поделаешь? Ведь температура в помещении намного больше нуля, то есть с отоплением все более-менее в порядке.
«Слава обещал к себе в «анатомичку» забрать. Там всегда холодно. Трупам-то ничего, а Славик постоянно на это жалуется, боится простудиться. На всякий случай решил принимать по сто грамм («чистого этилового спирта») ежедневно. В лечебных целях и для согрева. Долечился… до провалов в памяти. Иначе, почему до сих пор не пришел?»
Капитан Игорь Святкин из отдела убийств во время обеденного перерыва никуда не ушел, а продолжал молча сидеть за столом и размышлял, что само по себе было очень важным занятием. Он никак мог взять в толк, зачем вообще в качестве орудия убийства использовать ледяной меч. А главное, как его теперь оформлять? Немного подумав, он уверенно записал: «холодное оружие». А что, так оно и есть. В буквальном смысле слова.
«Очередной «глухарь»! И что мне прикажете делать с этой дурацкой сосулькой?! Главное, отпечатков пальцев нет. Свидетелей тоже почти нет. А жертвы есть, хоть отбавляй. Целых двадцать две! Все в одном автобусе ехали. И главное, средь бела дня, почти в центре города (городок-то маленький), и вдруг такое! Сначала на террористов подумали. Но стали бы они с каждым поодиночке расправляться? А взрыва никакого не было. Это маньяк, скорее всего… Вернее маньячка, если верить непроверенным данным. Люди, которые были на остановке, но не сели на тот злополучный маршрут, припоминают девочку лет тринадцати, зашедшую в автобус с пакетом, в котором вроде была «игрушечная сабля». Дилетанты… Саблю от двуручного меча не могут отличить. Но где это видано, чтобы малолетняя девчонка «убрала» сразу такую толпу народа?! Даже в колонии удивились бы. И потом, единственный выживший пассажир, некто Запивайло Леонид Вартанович, временно безработный, утверждает, что «это была не девочка, а вовсе даже тетенька, только росту низкого». Единственное, что спасло гражданина Запивайло от неминуемой кончины, то, что он и так был в то время мертвецки пьян и, видимо, выглядел подобно остальным, безвременно почившим, пассажирам».
Святкин встал, потянулся, и прошелся вперед-назад, разминая затекшие ноги. Слава все еще не явился. А толку от него теперь, если вещественное доказательство уже почти самоуничтожилось? На улице, где холоднее, меч держать начальство не разрешило: вдруг украдут. И наряд выделить, чтобы было кому сторожить, тоже почему-то отказалось… Сам капитан Святкин дежурить возле улики, приплясывая от холода, разумеется, не собирался.
«А хорошо бы, это, действительно, была девчонка… — возникла у капитана недостойная его звания мысль. — Наш отдел малолетними преступниками не занимается».
Игоря отвлек пронзительный писк, доносящийся из кармана. Еще бы, монофония, и модель старая… Игорь поспешно вытащил сотовый. Звонил Олег Карпенко, старший лейтенант. Голос у него был не такой, как всегда.
— Игорь, тут такое дело…
— Кого убили на этот раз?
— Нашего судмедэксперта. Святослава Владимировича помнишь?
В душе у бывалого опера словно что-то оборвалось. Славки, старого друга, больше нет?
***
Арканум, а по паспорту Аркадий Даниилович Бобовин, директор закрытого учебного заведения для трудных подростков, в то же самое время также сидел за столом в своем кабинете и читал свежую газету. Крупный заголовок на самой первой странице возвещал о сегодняшнем происшествии.

«ПРОКЛЯТЫЙ МАРШРУТ»
Сегодня в 9:00 по местному времени на перекрестке ул. Ленина и переулка Крестьянского было совершено преступление, не имеющее аналогов не только в истории нашего города, но и во всем мире.
В маршрутном автобусе № 6, который остановился на полпути к следующей остановке, было найдено тридцать тел без всяких признаков жизни. Их обнаружил водитель другого автобуса, подошедший к стоящему транспорту с целью оказать помощь коллеге в случае поломки. Когда он увидел массу трупов со страшными ранениями, то не потерял самообладания, а оперативно вызвал милицию, которая не заставила себя ждать и появилась довольно скоро. Был произведен осмотр места преступления, отправка тел на экспертизу и опознание. Движение в районе временно приостановлено. Кто же совершил это жестокое деяние? К сожалению, наши доблестные органы внутренних дел отказались от комментариев.
Но журналистам нашей газеты все же удалось поговорить с чудом спасшимся пассажиром злополучного автобуса. Он просил не называть его имени по понятным причинам. Наш свидетель видел преступника — вооруженного мужчину спортивного телосложения в черном чулке, скрывающем лицо, — и даже героически сопротивлялся ему. Убийца так и не смог справиться со своей несостоявшейся жертвой и, опасаясь быть схваченным, самостоятельно открыл двери автобуса и скрылся в неизвестном направлении.
Уважаемые читатели, помните, что преступник все еще на свободе. И пока милиция будет пытаться его разыскать, вы можете оказать ей посильную помощь, сообщая о лицах, вызывающих у вас подозрение, по телефону 02.
Наша газета будет сообщать новые подробности по ходу следствия. Надеемся, что вскоре нам удастся пролить свет на это темное происшествие.

К концу статьи Арканум откровенно хохотал. Он было отложил газету, но снова на нее взглянув разразился новым приступом неудержимого смеха. Именно в таком состоянии его застала постучавшая в дверь и тут же вошедшая секретарша.
— Аркадий Даниилович?
— Арканум, милочка, сколько раз можно повторять.
— Да-да, простите, Аркадий Даниилович…
«Ох уж эта секретарша. Своими куриными мозгами простейших вещей не может запомнить. Впрочем, какие еще мозги могут быть у такой цыпочки… Хе-хе»
— Ну?
— К Вам некая Маша Семенова. Говорит, что Вы примите.
— Маша… Ну да, приму. Скажи, пусть заходит. И два кофе нам принеси, с ликером.
— Хорошо, господин… Арканум.
— Так-то лучше.
В кабинет вошла девочка-подросток в расстегнутой ярко-красной куртке, открывающей черный корсет на шнуровке, мини-юбке цвета запекшейся крови, в туфлях на тонкой шпильке и эффектным макияжем на лице. Смотрела она подчеркнуто холодно, будто глаза ее были на самом деле кусочками льда.
— Ave, magister Arcanum (*Здравствуй, учитель Арканум),— с деланным акцентом произнесла девочка.
— Здравствуй, Машенька. Оставь латынь. Я давно уже разрешил тебе общаться со мной по-простому, vulgo.
— Хорошо, как скажешь. Я пришла сказать, что выполнила второе задание.
— Явилась за оценкой? Ну, что тебе сказать. Неплохо, энергии много. Ты не забыла ее принять?
— Нет, конечно. Во мне теперь сил как у…
— Магистров? Не льсти себе. Но много, вижу. Все же, есть замечание.
— Какое?
— Какого демона ты оставила в живых того мужика?! Не боишься, что он тебя узнает?
— Он мне был не нужен. У него аура противная. Никого я не боюсь. А мужика оставила неудачникам. Им же тоже тестирование проходить как-то надо.
— Безусловно. Не оставлять же всех на второй год. Но ты действительно думаешь, что у нас в городе с жертвами дефицит?! Неужели нельзя было выполнить все чисто, без помпы. Сколько у нас нищих и бомжей, которых милиция даже не хватится? Нет, надо повыпендриваться. Как ты считаешь, какую оценку ты заслуживаешь?
— Feci quod potui… (*Я сделала все, что могла)
— Ясно, претендуешь на высший балл. Поставлю, если разберешься с нашими «доблестными внутренними органами».
— Уже начала.
— Что?
— Разбираться.
— Ладно, тебе помогут. Позови ко мне Павла Золотарева.
Девочка развернулась и вышла из кабинета, раскрыв дверь так резко, что задела секретаршу, несущую поднос с двумя чашками кофе. Под визг ошпаренной референтки Маша Семенова ускорила шаг. Вскоре о ней напоминал только удаляющийся цокот каблучков.
«Мужчину спортивного телосложения… в черном чулке…», — еще раз перечитал Арканум, ехидно улыбаясь.

***
Игорь Святкин прибыл в «анатомичку», когда там уже собралось куча народу: коллеги Святослава Владимировича, весь «убойный» отдел, участковый. Хорошо хоть пресса еще не докопалась. Смерть простого судмедэксперта — это, конечно, не сенсация, но если она связана с убийствами в автобусе… А ведь стопроцентно связана. Время смерти Славика уже установили: почти сразу после того, как он в первый раз осмотрел трупы. И что он такого мог найти, что преступник его так испугался?
Игорь даже на тело не стал смотреть, доверил его экспертам. Вскоре и Олег подошел.
— Ну что там? — спросил у напарника Святкин.
— Причина смерти установлена. Его убили скальпелем, который он приготовил для вскрытия. Аккуратно так, почти без крови. Отпечатков пальцев не обнаружено. И еще у покойного… карманы вывернуты и халат расстегнут. Будто обыскивали.
— Ну, так, наверное, и есть. Не грабили же. Что у Славы-то взять?
— Вы друзьями были. Сочувствую.
— Жалко человека. Помянуть надо… медицинским спиртом.
— Давай потом. Еще протокол составлять.
— Не нравится мне все это дело, Олег. Совсем не нравится. Я ведь Славу ждал как раз, он меч должен был забрать. Найти этого маньяка теперь для нас просто дело чести, понимаешь. Была бы моя воля, я бы этого звереныша без суда и следствия…

***
— Ну, как?
Это был первый вопрос, заданный Маше Семеновой, когда она вернулась в спальное крыло закрытой школы-интерната. Там находились комнаты ее сокурсников, которые дружно высыпали в коридор, едва почувствовав ее приход. Разумеется, все ждали новостей.
Маша не стала даже отвечать. Только неопределенно кивнула.
— Ну что еще может у нее быть, у любимицы Учителя. Отлично, зуб даю, — сделал вывод Антоха Носфератыч, как он сам себя называл.
— Тут зубы раздают? — выглянула из комнаты Нелли, полненькая рыжеволосая девчонка. — Чур, мне клыки!
— Ну же, Машка, колись! Сколько?
— Двадцать пять.
— Чего? — недоуменно переспросили одноклассники, которые не знали, что есть такие оценки.
— Жертв, конечно. А вы что подумали?
Воцарилось растерянное молчание. Так много трупов! Неужели и им придется сделать столько же?..
— И что Он поставил?
— Очень хвалил. Поставит высший балл. Разрешил разобраться со следователем. Но это потом. Я энергией сильно накачалась, пойду, посплю часок.
Молодежь начала расходится по своим комнатам. Маша собралась сделать то же самое, но ее окликнул сзади тихий мальчишеский голос.
— Маш, а какого это?
Девочка обернулась. Это был всего лишь Пашка «Серый», отстающий по всем имеющимся в расписании предметам.
— Что какого?
— Убивать… — еле выдавил страшное слово этот неудачник.
— Мне было несложно, — отрезала Маша и, добравшись до своей комнаты, добавила. — Да, кстати, тебя там Учитель вызывал.
— А я бы не смог, — вздохнул мальчик и поплелся к Аркадию Данииловичу.

***
На следующий день капитан Святкин еле заставил себя подняться и пойти на работу. По дороге он успел передумать многое, но все время заходил в тупик.
«Итак, что мы имеем. Двадцать с чем-то трупов в автобусе, включая водителя. Все убиты ледяным мечом. Необычно, может быть это какая-то секта! Точно, или секта или маньяк. А при чем тут девчонка? Или «тетенька»? Надо бы расспросить этого гражданина Запивайло. С прессой он, значит, хочет общаться, пусть только попробует теперь не явиться по зову родной милиции. Вчера повестку отправили. И все-таки ничего путного он наверняка не скажет. А если это ценный свидетель, то вдруг его тоже уже нет?! Эх, запутанное это дело…»
Только Игорь пришел на работу, поздоровался с Олегом и решился прочитать составленный вчера протокол, как его тут же отвлекли. Пришел младший лейтенант Акимов.
— Товарищ капитан, тут мальчишка какой-то… К Вам пришел.
— Почему именно ко мне?
— Ему нужен следователь по делу об автобусе. Это ж Вы, правда?
— Я. Давай сюда этого мальчишку.
Акимов привел щуплого подростка, бледного, бедно одетого, трясущегося то ли от холода, то ли от страха.
— Здравствуйте. Вы, правда, следователь по автобусу?
— ДА! Неужели не ясно? Что ты хочешь, парень?
Мальчик подался чуть вперед и затараторил:
— Дело в том, что мне надо найти того, кто остался, вместо Машки, понимаете? И убить, конечно. Меня учитель попросил! Я не могу этого сделать, понимаете! Хоть это и зачтется как экзамен. Но я не могу! Я все бросил, школу бросил! Потому что слабый! Все могут, а я не могу!
— Так, давай помедленнее. И понятнее. Ты что, кого-то должен убить?
— Да!!! Я же сказал уже.
— А теперь начни сначала. Кто ты такой, откуда взялся, кто тебя склоняет пойти на преступление? Олежек, пожалуйста, принеси воды гостю.
Олег не стал возмущаться (тем более что он младше по званию) и отправился за водой.
Мальчик тем временем робко сел на стул напротив капитана и начал рассказывать более внятно:
— Зовут Паша Золотарев. Сирота я. В интернате живу и учусь. Неважно учусь. По темной магии у меня «тройка», по общей демонологии и того хуже. С практикумом полный завал! А сейчас зимняя сессия. Все уже почти все сдали, осталось последнее задание. Надо напитаться энергией жертвы. Или жертв, кто сколько сможет. От этого силы будет больше и оценка лучше. Мне сказали: «Мужика убьешь — зачет поставим». Учитель лично попросил. Это чтоб у его Машки проблем не было. А она Вас собралась убивать, я слышал. Для того и пришел, чтобы предупредить.
По мере продолжения рассказа глаза оперуполномоченного Святкина принимали все более округлый вид.
— Только, пожалуйста, спрячьте меня куда-нибудь. Хоть в камеру. Если узнают, что я к Вам пришел, меня самого убьют.
— Ты что такое говоришь? Кто тебя тронет в отделении милиции? Успокойся и ничего не бойся. Олег, ну, где ты там застрял?
Дверь открылась, но вошел не Олег. На пороге стояли двое: размалеванная косметикой пигалица и представительного вида мужчина в дорогом костюме. Второй издевательски улыбнулся и произнес какую-то тарабарщину:
— Salve, infans! (*Здравствуй, малыш!)
— Nequeo fungi caede alicujus, magister… (*Я не могу совершить убийство, учитель…) — запинаясь, ответил ему еще более побледневший мальчик.
Мужчина, видимо, и не ожидал другого ответа. С философским видом процитировал:
— Omnes una manet nox (*Всех ожидает одна ночь. = Все смертны).
Взглянув на свою спутницу, он сказал:
— Вот так отсеиваются ученики после сессии. Убей его.
Маша Семенова приготовилась выполнить просьбу. Напитавшись энергией судмедэксперта и пассажиров автобуса, она могла справиться с человеком и без оружия. Приняв эффектную позу, сконцентрировавшись, она начала совершать какие-то сложные пассы руками. Мужчина преспокойно за этим наблюдал. Капитан Святкин не знал, что предпринять.
— Прекратите это! Сектанты полоумные! Что Вы делаете?!
Он выхватил табельное оружие и сделал предупреждающий выстрел прямо в потолок. Но девчонка не обращала на это никакого внимания, она словно находилась в трансе. Ее глаза были закрыты, а движения ее рук становились все быстрее. До Игоря, наконец, дошло, что может произойти.
— НЕ-Е-ЕТ!!! — он бросился вперед и закрыл собой мальчика. Как раз перед тем, как рука девочки угрожающе взметнулась вверх.
— Ну вот, со следователем все, — улыбнулась девочка, когда открыла глаза и увидела обмякшее тело бывшего теперь уже капитана. — Теперь ты, Паша. Прости.
Арканум кивнул.
Все повторилось, мальчик даже не сопротивлялся. Но, тем не менее, остался жив. Добровольная жертва Игоря Святкина защитила его. Создала своеобразный щит…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.