День рождения.

Джокер сидел в полуразрушенном переходе метро «Курская» и в очередной раз проверял снаряжение. Так, ботинки зашнурованы, лёгкий милицейский бронежилет, который хоть и не спасёт от пули, но от когтей и клыков убережёт стопроцентно, плотно застёгнут, патроны за поясом – пять обойм к «узи», три – к пистолету и два автоматных рожка – сидят, как влитые, а оружие смазано и полностью готово к эксплуатации. Значит, пора выступать.
В этом районе города было относительно спокойно. Здесь водилось всего три разновидности нежити – «резиновые монстры», «силиконовые твари» и «гнилые собаки», – а демонов почти не встречалось. Несмотря на это, Джокер экипировался, как обычно, чтобы быть застрахованным от неприятных сюрпризов. АК, заряженный пулями со смещённым центром тяжести, предназначался для «монстров» и «тварей», которых можно было уничтожить только разорвав на части, поскольку они не имели ни мозга, ни внутренних органов, отвечавших за поддержание жизни организма. Эти создания даже не поедали своих жертв, им руководил единственный импульс – стремление убивать. «Узи» с разрывными пулями был рассчитан на «собак» и другую нежить, собиравшуюся в стаи, а пистолет и пули с Изгоняющим Символом – для демонов. Кроме того, за голенищем у Джокера был нож с выгравированной на нём Печатью Разрушения для ближнего боя. Он мог пригодиться и в случае встречи с «Боссом», как их тут называли, – крупным и очень сильным монстром, одним из тех, что контролировали определённые участки города и стояли в самом верху «пищевой цепочки» нежити. «Боссы» не подразделялись на виды. Каждый из них был чем-то индивидуальным, по одной из научных теорий, – квинтэссенцией зла конкретной территории. В битве с «Боссом» (которой лучше было бы избежать) приходилось задействовать все виды вооружения, но «финальным штрихом» было пронзение сердца «Босса» тем самым ножом с Печатью Разрушения на лезвии.
Джокер передёрнул затвор и выглянул из перехода. Пока тихо. Но радоваться этому не стоит: либо Джокера уже заметили и притаились, готовясь к атаке, либо нежить просто сконцентрировалась в каком-то одном – ключевом – месте, миновать которое просто нереально, поэтому заваруха будет просто адская.
Путь Джокера лежал к расположенному неподалёку бывшему торговому центру с псевдолатинским названием. Именно там находилось то, что сейчас было так необходимо Джокеру, то, ради чего он был готов подвергать свою жизнь смертельной опасности…
В торговый центр было два пути – через второй этаж вокзала по «воздушному» переходу и через главный вход, до которого ещё надо было добраться. Пожалуй, лучше всё-таки через вокзал.
Джокер замер у внешних дверей и прислушался. Вроде бы тихо. Аккуратно приоткрыв одну из них, он осторожно вполз в «предбанник», держа оружие наготове. Ни звука. Джокер толкнул внутреннюю дверь стволом автомата и бегом ворвался в зал. Бросая взгляды в разные стороны, он пронёсся через всё открытое пространство, иногда перепрыгивая через груды валявшегося на полу хлама, и уже секунд через сорок был на втором этаже, рядом с переходом в торговый центр.
Переход тоже был полон пыли, а прозрачный пластик, защищавший людей от падения – заляпан брызгами засохшей крови и в нескольких местах пробит пулями. На полу, как напоминание о нынешних лихих временах, лежал разбитый череп, скалящийся осколками полувыбитых зубов.
– Оставь надежду всяк сюда входящий, – пробормотал Джокер и пошёл дальше, ощущая какое-то странное внутренне беспокойство, видимых причин для которого пока не наблюдалось.
Раньше торговый центр был восьмым чудом света для рядовых потребителей, слонявшихся из бутика в бутик и способных потратить целый день на нахождение в этом «раю для быдла». Теперь же его величие померкло. Разбитые витрины, расшвырянный по сторонам товар, давно пришедший в негодность, тела продавцов, уже превратившиеся в скелеты, – всё это свидетельствовало лишь об одном: пришла эра упадка. Поскольку электроснабжение этого района почти не было нарушено, кое-где конвульсивно мерцали галогенные лампы, но в большей части помещений стояла полутьма. Где-то внизу журчала вода – некогда великолепный фонтан продолжал упрямо работать, прокачивая через себя декалитры жидкости, и ему было невдомёк, что единственным здесь относительно живым существам – нежити – откровенно плевать на всю его красоту и вычурность. Их больше заинтересовал бы Джокер, но последний не торопился как-то себя проявлять, крадучейся походкой пробираясь к остановившемуся эскалатору и постоянно прислушиваясь. Всё было чересчур уж тихо и спокойно, чтобы не вызвать подозрений. Слишком уж любила нежить такие тёмные мрачные уголки, слишком любила!
Мягко ступая по битой облицовочной плитке, Джокер приблизился к эскалатору, вскинув автомат и держа палец на курке. Джокер спустился на первый этаж и остановился. Впереди был центральный вход, через мутные стеклянные двери которого сочился приглушённый рассеянный свет, а вот справа и слева всё тонуло в сгущавшемся мраке. Туда-то и надо было Джокеру. Непроизвольно поёжившись, он сделал шаг вперёд и тут же остановился, поскольку заметил вдалеке какой-то странный блеск. Понимая, что совершает непозволительную глупость, Джокер извлёк из кармана фонарик и, закрепив его в специальном зажиме на стволе автомата, щёлкнул выключателем. Луч свет прорезал сумрак и, натолкнувшись на преграду, отразился от блестящего тела «силиконовой твари». Поведя стволом в сторону, Джокер обнаружил, что «тварь» не одна. Совсем не одна. Их было не менее двадцати. Джокер со злостью плюнул в их сторону и отступил назад, направив фонарь по левую сторону эскалатора. Там ситуация была ещё хуже. Только беглый осмотр выявил там штук тридцать «резиновых монстров». К счастью, нежить вела себя на удивление спокойно и пока что не проявляла к человеку никакого интереса, поэтому у Джокера было время обдумать свои дальнейшие действия. Создавалось впечатление, что «твари» и «монстры» ждут чьего-то приказа и только поэтому не нападают.
Продолжая смотреть на нежить, Джокер начал продвигаться к выходу и лишь тогда понял, в какую ловушку его заманили: снаружи, у дверей, его поджидала стая из пятнадцати «собак». В принципе, перестрелять он, пожалуй, их успеет, но тогда Джокер пропустит главный удар в спину, а вот там уже малой кровью не отделаться… Если же сосредоточить своё внимание на «монстрах» и «тварях», «собаки» становятся довольно опасными противниками, так как их действия в стае всегда организованы и согласованы по ролям.
Продолжая удивляться сложившейся ситуации (нежить никогда не действовала так слажено, взаимодействуя «видами»), Джокер взвесил свои шансы и принял, с его точки зрения, единственное правильное решение. Не дожидаясь, пока его атакуют, он открыл огонь по «тварям» и «монстрам» и ринулся обратно к эскалатору.
Толкаясь и сбивая друг друга с ног, мерзкие создания перешли в наступление, но Джокер уже добрался до середины эскалатора. Обернувшись, он выдернул из АК опустошённый рожок, заменил его новым и вновь принялся стрелять. Пули рвали тела толпящихся внизу «тварей» и «монстров», отрывали им конечности, сносили головы, но нежить всё равно продолжала своё движение, настырно отвоёвывая у человека сантиметр за сантиметром. Брызги слизи и ошмётки плоти разлетались в разные стороны, а обе лестницы эскалатора уже были завалены телами павших, но врага это не остановило. И лишь толчея в проходе не давала нежити преодолеть последние несколько метров, отделявших их от человека.
Вниз раздался ликующий рёв, и двери торгового центра с хрустом и звоном разбитого стекла обрушились на пол – в здание ворвались «собаки». Увидев человека, они зарычали и, разбрасывая «монстров» и «тварей», устремились к нему. Джокер выхватил «узи» и, стреляя из обоих стволов, начал отступать. Гильзы дождём сыпались вниз, покрывая ступеньки металлическим ковром.
Вам приходилось когда-нибудь бежать спиною вперёд да ещё и по ступенькам? А Джокер был вынужден это делать. К счастью, вскоре он вновь оказался на ровной поверхности и что было сил побежал в ту сторону, откуда доносился звук текущей воды. Сзади слышался топот множества лап и тяжёлое собачье дыхание, но Джокер уже знал, что делать. Забросив оружие за спину, он подскочил к железному парапету перехода из одной части торгового центра в другую, некогда защищавшему посетителей от падения, и перемахнул через ограждение.
Как Джокер и рассчитывал, он приземлился точно в фонтан. Правда, раненная нога предательски дрогнула, и Джокер растянулся в воде во весь рост.
– Ну вот, пришлось всему умываться! – выругался он и вылез из фонтана.
Дав несколько очередей по беснующимся наверху «собакам», Джокер решил было «сматывать удочки», но тут его внимание привлекло какое-то движение под потолком. Выкрикнув что-то нечленораздельное, Джокер метнулся в сторону, и в ту же секунду на фонтан обрушилось огромное тело весом не менее полутонны. Это был «Босс» – трёхметровая тварь с бочкообразным телом, покрытым крупными складками, четырьмя расширяющимися книзу конусовидными конечностями и маленькой приплюснутой головой на тонкой шее. Так вот куда Джокера загоняла нежить! На обед к «Боссу»! Он-то, хитрая скотина, и руководил их действиями!
«Босс» стоял посреди разрушенного фонтана, из которого во все стороны били струи ледяной воды, оперевшись на передние лапы, и изучающе смотрел на Джокера. Последний решил не дожидаться окончания этих «смотрин» и всадил в него остатки пуль из «узи» и АК. «Босс» едва заметно пошатнулся, но видимого вреда ему причинено не было: пули с чавканьем вязли в его крупном теле, даже не оставляя на нём следов. «Босс» поднял лапы над головой и, потрясая ими, издал звук, отдалённо напоминавший гудок парохода. Джокер поморщился и закрыл уши руками. В этот же момент кожа на животе «Босса» лопнула, обнажив скрывавшиеся ранее ряды не то присосок, не то «сосочков», как у пиявки, с той лишь разницей, что они были значительно большего диаметра. «Босс» пробулькал что-то непонятное и сделал шаг вперёд, от чего пол здания ощутимо качнулся. Джокер отбросил опустошённое оружие (перезаряжать его просто не было времени), достал нож и пистолет и приготовился к своему последнему бою.
«Босс» сделал ещё один шаг, а потом вдруг понёсся на Джокера со скоростью, несообразной его кажущейся неуклюжести. Человек, в свою очередь, пользуясь преимуществом своего малого относительно «Босса» роста, кинулся ему под ноги и, катясь по скользкому полу, перевернулся на спину, сделав несколько выстрелов «Боссу» в ноги и в промежность. «Босс» заревел и, по инерции пронесясь дальше, врезался в стену, проломив головой бетонное перекрытие. По счастливому стечению обстоятельств голова его застряла в образовавшейся дыре, надёжно зафиксированная там вонзившимися в неё кусками арматуры.
Решив не упускать представившегося шанса, Джокер вскочил на ноги, подбежал к «Боссу» и стал карабкаться к нему на спину, цепляясь за толстые складки его шкуры. Осознав намерения человека, «Босс» начал с удвоенной силой вырываться из своего «капкана», уперевшись в стену лапами, и попытался сбросить Джокера с себя, но тот вцепился в спину чудовища, словно клещ, настойчиво продолжая лезть вверх. Наконец, он вскарабкался «Боссу» на плечи и принялся кромсать его шкуру ножом, намереваясь добраться до сердца. Шкура оказалась чрезвычайно жёсткой, и резалась с огромным трудом, поэтому Джокеру пришлось сделать три выстрела в упор, чтобы облегчить себе работу. «Босс» зарычал и вслепую нанёс своей мощной лапой несколько ударов, один из которых настиг Джокера, отбросив человека на несколько метров. Оглушённый Джокер рухнул на пол, ощущая нестерпимую боль каждой клеткой своего тела. Действительность плыла перед глазами, а в ушах шумело. Силясь не потерять сознания, Джокер попробовал подняться, но тут же снова свалился.
«Босс» тем временем уже освободился. Потрясая раненной головой, он приближался к Джокеру, намереваясь добить это маленькое упрямое существо, которое никак не хотело умирать.
Джокер смог-таки встать на ноги и, шатаясь, двинулся навстречу «Боссу», держа на вытянутой руке пистолет, в котором оставалось ещё пара патронов. Когда расстояние между противниками сократилось до полутора метров, Джокер дважды выстрелил в «Босса» – в голову и в сердце, – и собирался броситься на него с ножом и криком: «Банзай!», но «Босс» неожиданно испустил протяжный вздох, опустился на колени, а затем повалился на спину. Джокер изумлённо захлопал глазами и, ожидая подвоха, начал подкрадываться к огромному телу, распростёртому на полу. Ну не мог же «Босс» так просто умереть! В подтверждение этой мысли лапа монстра взметнулась вверх, но Джокер был уже научен горьким опытом и почти сумел увернуться, так что удар, прошедший вскользь и сбивший его с ног, был не так силён, как первый, и не причинил Джокеру существенного ущерба. Впрочем, как выяснилось, движение это было конвульсивным, элементом агонии.
Джокер, прихрамывая, пошёл к тому месту, где валялось его оружие, и покосился на нежить. Последняя вела себя исключительно дружелюбно, поэтому Джокер напрягся, ожидая очередного подвоха. Подняв АК и «узи», он перезарядил их, и в эту секунду позади него раздался хруст разрываемой плоти. Джокер обернулся и обомлел: на месте бывшего тела «Босса» стояло новое чудовище, ничуть не уступавшее предыдущему. Точнее, это было то же создание, только в новой «редакции». Оно, словно бабочка из кокона, вырвалось из старого тела, сохранив с предыдущим «Боссом» лишь отдалённое сходство. Шкура и куски жирного тела старого «Босса» валялись на полу, подобно лягушачьей коже из всем известной сказки про Василису Прекрасную, сама же «красавица» выглядела сейчас куда более эффектно – четыре лапы, по-паучьи упиравшиеся в землю, крепились непосредственно к оголённому позвоночному столбу, покрытому сплетением нервных окончаний, который венчала крупная голова, некогда бывшая животом недавнего противника Джокера, – то странное образование, покрытое чем-то вроде присосок, на деле оказавшееся мозгом нового чудовища. В силу явных аналогий Джокер тут же окрестил про себя этого «Босса» Маммоной.
– Ну что, ходячий желудок, – закричал Джокер, – подерёмся или разойдёмся по-мирному?!
Рты-присоски с хлюпаньем раскрылись (их было по меньшей мере двадцать – двадцать пять), и Джокер увидел внутри них пилы зубов, расположенные по окружности в несколько рядов.
– Понял, по-мирному не разъедемся, – констатировал Джокер.
Маммона прижался к полу и прыгнул на Джокера. Тот вскинул автомат, выставив его перед собой, как копьё, и вонзил его в одну из разверзнутых пастей «Босса». Ствол вошёл туда легко, но Джокеру едва не сломало руки сокрушительным ударом тела монстра. Джокер опрокинулся на спину, чудом успев увернуться от тяжёлой лапы Маммоны, которой он пытался растоптать человека. Вскочив на ноги, Джокер попробовал ухватить АК, торчавший из головы «Босса», но чудовище резко мотнуло головой, поймав ртом предплечье нападавшего. Взвизгнули пилы зубов, и Джокер закричал от боли, предпринимая тщетные попытки освободить свою руку, но присоски намертво впились в неё, не желая отпускать. Выкрикивая все матерные слова, которые только ему сейчас вспомнились, Джокер скинул с плеча «узи» и опустошил всю обойму в голову Маммоне. Видя, что это мало помогает, он бросил пистолет-пулемёт в сторону, достал пистолет и проделал всё по вышеописанной схеме. Реакция нулевая. «Босс» присосался к Джокеру основательно, судорожно глотая его кровь. Надежда оставалась только на нож. Джокер потянулся к поясу, но тут Маммона подгрёб его своими передними конечностями и потащил к себе, видимо, рассчитывая приобщить к делу и другие свои голодные рты. Это дало Джокеру возможность дотянуться-таки до своего АК и нажать на курок. Автомат задергался в его руке, вгоняя в голову «Босса» пулю за пулей. Джокер, помня о том, что пули со смещённым центром тяжести, съёжился, представив, как какой-нибудь шальной заряд вырвется наружу с его стороны и снесёт ему полчерепа. Но всё обошлось. Правда, только для Джокера. Тридцать хаотично движущихся пуль превратили голову Маммоны в бурдюк с кровавым желе. Монстр изогнулся, и Джокер отлетел назад, подхваченный фонтанами крови, хлынувшей изо всех пастей «Босса».
Теперь чудовище точно умирало. Оно било лапами об пол, хрипело и конвульсивно дёргалось. Это уже не было игрой. Джокер, не вставая, молча смотрел на это и улыбался, пытаясь зажать рукой глубокую рваную рану, из которой безостановочно текла кровь. Всё кончено. Он всё-таки сделал это. Теперь остаётся забрать отсюда то, за чем он пришёл, и идти домой. Нежити теперь можно не опасаться – после смерти «Босса» она всегда прячется по всевозможным щелям и тараканами разбегается при виде победителя их хозяина.
Но в этот раз фортуна отвернулась от Джокера. Увидев, что «Босс» мёртв, нежить просто взбеленилась. Громко топая, рыча, ревя и завывая, «собаки», «твари» и «монстры» ринулись на Джокера.
– Это что-то новенькое, – пробормотал он, вытаскивая нож – единственное оружие, которое было у него в пределах досягаемости.
Внезапно произошло то, чего в принципе не могло произойти, – темноту торгового центра рассекли лучи фонарей и лазерных прицелов, и в помещении сделалось светло, как днём, от вспышек выстрелов. Шквальный огонь смел нежить в считанные секунды, а Джокер облегчённо вздохнул… Раздался приближающийся треск рации, и Джокер с удивлением понял, что его спасителями были военные. Вот уж кого не ожидал тут встретить!
К Джокеру подошли двое – сержант и рядовой.
– Жив? – поинтересовался сержант.
Джокер кивнул.
– Штаб, тринадцатый на связи! Территория зачищена! – отрапортовал сержант в рацию. – Потерь нет, обнаружен раненный гражданский!
– Вас понял! – прохрипела рация. – Возвращайтесь на базу!
– Пойдёшь с нами? – спросил сержант Джокера.
– Да, – ухмыльнулся тот, – десять баксов-то не лишние!
– Сам идти сможешь?
– Попробую, – Джокер приподнялся. – Да, смогу.
– Как тебя вообще сюда занесло?
– Не поверишь, – смутился Джокер, – за цветами пришёл…
– За чем?! – вытаращил глаза сержант. – Ты совсем дурак или только наполовину?
– Понимаешь, – торопливо начал объяснять Джокер, – у моей девушки сегодня день рождения, а здесь находится ближайший к нашему дому отдел по продаже живых цветов. Я обнаружил цветы уже давно и каждую неделю ходил сюда их поливать, а сегодня забрать хотел…
Сержант покачал головой.
– Ты точно полоумный! Это ты его завалил? – он пнул ногой труп Маммоны.
– Да.
– А мы месяц спецоперацию готовили, чтобы его уничтожить… Надо было сразу тебя позвать. Да, во истину, любовь творит чудеса! Ладно, забирай свои цветы и поехали. Мы тебя немного подлатаем, переоденем да отправим восвояси…

Диана возилась на кухне, когда раздался условный стук в дверь. Хотя эта часть города давно контролировалась людьми, многие из них до сих пор сохранили привычку пользоваться специальными сигналами – пережиток тех времён, когда люди ещё не сплотились в борьбе против нежити и были вынуждены защищаться каждый сам по себе. Вытерев руки полотенцем, Диана пошла открывать толстую бронированную дверь – три замка с пятью длинными стальными язычками, две цепочки и мощный вентиль, который вгонял в стену по всему периметру двери полуметровые штыри.
На пороге стоял Джокер. На нём был новый камуфляжный костюм, но свежие ссадины и кровоподтёки на лице Джокера свидетельствовали о том, что он опять попал в какую-то переделку.
– Привет, малыш! – сказал Джокер, виновато улыбаясь. – Извини, что задержался…
– Всё в порядке, – нахмурившись ответила Диана, – я уже привыкла.
И тут она заметила, что Джокер стоит, привалившись плечом к дверному косяку, и старательно прячет левую руку за спиной.
– Что с рукой? – подозрительно спросила Диана.
– Ничего. Всё нормально.
– Покажи.
Джокер замялся. Было видно, что он старательно ищет возможность увильнуть от ответа…
– Быстренько! – голос Дианы стал жёстче.
– Хорошо, – вздохнул Джокер… и протянул ей зажатый в руке огромный букет цветов, в котором были розы, орхидеи, лилии…
Диана вскрикнула от изумления.
– С днём рождения, любимая! – проговорил Джокер и, заключив Диану в объятья, поцеловал её в губы.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.