Сказка про Машиного дедушку и Вредину Лесную Младшую

СКАЗКА ПРО МАШИНОГО ДЕДУШКУ
И ВРЕДИНУ ЛЕСНУЮ МЛАДШУЮ

Часть I
Было это в осеннюю пору, когда шуршала земля упавшими листьями, рисовало небо размытые дождем картины, воздух был наполнен запахами и влагой.
Висела на большой елке Вредина Лесная младшая, пинала от скуки шишки ногами. Чувствует — появился кто-то в ее владениях. Стала приглядываться да принюхиваться, руки от удовольствия потирать, ветками потряхивать да шорохи всякие выделывать.
А входил в лес старый Машин дедушка. Обещал он внучке лесных подарков, чтобы всю зиму хранились, про лес да лето напоминали. Долго шел дед до леса, устал, сел на поваленную березу да призадумался: чего бы ему из леса внучке принести.
Вредина уже тут как тут, уже на березовом суку ногами болтала, раздумывала, с чего бы ей начать вредничать, тем более что ничего плохого лесу дед пока не сделал. Взяла у него под ногами ворох листьев, перевернула. Дед не заметил. Тогда Вредина подломила березу, на которой дед сидел. Дед опять ничего не заметил, встал, пересел подальше. Тут Вредина надулась и вытащила у него из одного кармана «Спикере», из другого пирожок. Дед ничего не почувствовал, сидит отдыхает, про внучку вспоминает. Вредина совсем рассердилась и давай в деда шишками кидаться.
— Ты кто? — спросил удивленно дедушка.— Кто в лесу озорует, старого человека обижает, я с добром пришел, кто меня обижает?
— Это я, Вредина Лесная младшая, а ты кто?
— А я Машин дедушка, внучке за подарками пришел. А что-то не слыхал я о тебе раньше, всех жителей лесных да сказочных знаю, а вот про тебя не приходилось.
Вредина на себя важность напустила, говорит задиристо:
— Мало ли чего ты не слыхал. А как люди раньше к лесу относились, слыхал? Ты вот пока до меня дошел, сильно устал? А почему? Какого только мусора и хлама тебе обходить не пришлось? Хорошо, если хулиганья по дороге не встретил. Думаешь, так это и будет продолжаться? Вот и породили меня воздух да земля, лес да вода защищать владения лесные.
Удивился дедушка и говорит:
— А много ли ты, защитница, делать умеешь?
— Да не, я так, по мелочи: то хулигана с ветки сброшу да рогатку отниму, то шумом припугну, то стащу что-нибудь у зеваки, так, мусор прибираю да старшим докладываю, что во владениях моих делается. А такого насмотрюсь, такого наслушаюсь, так стыдно мне.
— Я и смотрю, так грубо со старым человеком разговариваешь, разве этому тебя учили?
— Учили, учили,— огрызнулась Вредина, хотя ей стало стыдно,— ты мне скажи, кто людей так себя вести в лесу научил, и детей ведь с собой приводят, а они еще хуже себя ведут.
— Да, нелегко тебе приходится,— пожалел дедушка Вре-дину.— На вот тебе подарочек маленький от внучки моей Маши, она у меня лес любит.— Шарит дед по карманам, а найти никак не может.— Прости меня, старого, забыл я, видно, или потерял по дороге.
Застыдилась Вредина, слезла с елки, деду самую большую шишку в руку положила и сказала тихо:
— Это ты меня прости. Это по своей вредной привычке у тебя «Спикере» сперла. Отвыкла я в лесу от людей хороших. Пойдем, я тебе много лесных подарков покажу.
И показала себя Вредина прекрасной, щедрой хозяйкой, чего только не подарила она деду, до самого выхода лесного проводила.
Так подружились Вредина Лесная младшая и Машин дедушка. А на прощанье сказала она ему:
— Мало друзей у меня, трудно мне одной за лесом следить, ведь чем больше про всякие непорядки в лесу буду я старшим своим докладывать, тем легче будет лес от беды защитить.
1994

Часть II
Замешкался дед, пока из лесу выходил, а шныряла там по кучам мусора Порча Лесная со своими хворями, новый материал для своей лаборатории собирала. Подглядела она, что провожала деда Вредина Лесная младшая, да и осерчала люто. «Сколько раз малявке говорили – нечего с людьми дружбу заводить, одни от них неприятности да гадости бывают!»
Подскочила незаметно и, пока дед минуту по сторонам смотрел, все свои хвори, что у нее по карманчикам были распиханы, на дедовы подарки рассадила. Похихикала, покривлялась, да и убралась восвояси новые хвори из мусора да всяких гадостей изобретать.
Вернулся дед домой, выложил перед Машей подарки, Маша обрадовалась, будто даже и выздоровела сразу. Хотел ей дед все про Вредину рассказать, да решил сперва чайку попить – устал ведь, только что из лесу.
Только он из комнаты вышел, хвори все с подарков соскочили да на Машу набросились – и давай ее в разные стороны дергать, мучить ее.
Вернулся дед в комнату, видит, лежит Маша на полу, плачет.
– Злые ты мне подарки принес, дедушка, забирай обратно.
Удивился дед, погоревал, да делать нечего. Уложил Машу опять в постель да и пошел в лес обратно. Надо Машу из беды вызволять.
Подходит дед к лесу, а темнеет уже, не по себе ему. Да и где ж ему теперь подружку свою Лесную найти?
Смотрит, будто незаметная какая-то лампочка мигает, и на другом дереве, и на другом. Еле-еле будто подмигивает кто-то. Потряс головой старик – думает, что мерещится ему. ан нет, и впрямь мигает что-то. Пожал плечами старик, пойду, думает, все равно надо что-то делать.
Шел он шел, темнее все в лесу становится, непригляднее. Да и то лужи какие-то вонючие, то горы железа корявые, то еще не пойми что. Вдруг стал он прислушиваться: будто поет кто-то хриплым таким голосом, да какую-то песню гадкую. Остановился дед, никак не поймет, откуда голос. Обернулся на кучу огромную — два или три искореженных грузовика будто в одну груду соединили, и из самого нутра этого всего звуки и несутся. Покачал головой старик да и говорит:
— Батюшки светы, это кто же в лесу в такое время, и не боится, и такие слова гадкие поет?
Откуда не возьмись — стоит перед ним Вредина Лесная младшая, в наушниках, вся в каком-то тряпье вонючем.
— Чего дед опять приперся? — Она сердито поежилась.— Да и как ты нашел-то меня?
Вздохнул дед, что опять Вредина грубиянит, но что поделаешь. И рассказал ей все, что с Машей случилось. Вредина рожи корчить перестала, пригорюнилась.
— Плохо, дед, дело твое. Это не иначе как тетка моя — Порча Лесная потрудилась. Никакого с ней сладу нет. Хуже нее только Злыдня Болотная, но та старенькая уже, из болот не выходит. Это только если к ней сам кто по дури попадет. А тетка к ней часто в гости захаживает, у ней там целый склад гадостей всяких.
— А что же с Машей-то случилось?
— Что, что? — передразнила его Вредина.— Такой старый, и такой тупой. Насадила Порча на подарки хворей своих поганых. Небось видела, как я тебя из леса провожала.
— Так что ж в этом плохого? — Спросил Машин дедушка.
— Чего, чего — не положено мне с людями дружбу водить, только пакости делать можно. Потому как злы мы, духи новые лесные на людей.
— На всех, что ли?
— Ага, без разбору. А то думаете, что безнаказанно лес обижать можно.
— Так ведь мы с Машей…
— Вы с Машей, вы с Машей,— опять раскривлялась Вредина.— Каюк теперь твоей Маше, если за двенадцать дней не отыщешь ты Порчу и не уговоришь ее хвори свои забрать.
— А как же это? — спросил дедушка.— Я для внучки моей все сделаю, никакой работы не боюсь…
— Какая тут работа, бестолочь,— Вредина рукой корявой махнула,— ее ж, гадину, ни найти, ни поймать. А даже если и найдешь-то никому с ней не сговориться, такая вот, сама выродилась, сама себе и командир.
Пригорюнился дед, расстроился. Вредина подскочила, за плечо его тронула:
— Ладно тебе, дед, сопли по ветру пускать, попробую я помочь тебе. Раз уж с моими подарками ты Порче на глаза попался.
Поскидывала Вредина с себя одежду вонючую, наушники выбросила, стала тоненькой девочкой из веточек, даже кроссовки свои любимые в сторону кинула да к земле припала.
— Что это ты? — спросил было дед, но Вредина на него руками замахала, чтобы не мешал.
И одним ушком прислушается Вредина, и другим, и вся-вся будто с землей срослась. Поднялась, печально головой покачала.
— Ни хрена не вышло. Учил меня дедушка мой, Дух Лесной: не знаешь, чего делать — к земле-матушке припади да послушай, уж она родимая, всегда знает, да не всегда скажет. Вот и теперь — опять, видать, грязи на ней много, от вас, от людей все. Ни черта я не услышала. Ну да ладно, времени терять не будем, пойдем по владениям лесным, к сестре моей — Вредине Лесной средней,— она из нас самая деятельная. Может, и тетку видала, может, подскажет чего.
И пошли они по лесным владениям к Вредине Лесной средней. То по земле шли, то под землей, Вредина по дороге все разные заметочки на деревьях делала, да что-то все время разным птицам шептала, со всеми зверями здоровалась. Легко было дедушке идти рядом с ней.
— А смотрю, любят тебя в лесу.
— Ага,— кивнула Вредина,— дедушка мой, Дух Лесной, говорит: потому что не углядели и добрую душу в меня впустили. Гадости-то я так, для отвода глаз, все время говорю, а ничего сильно плохого сделать не могу. Вот сестры — те могут. А я нет-нет, да и пожалею кого, скажу, что сделать, чтобы простили-отпустили. К нам во власть попадешь — ни за что сам не выберешься… Ой!
Не успела она договорить, как на деда обрушился ворох веток и давай хлестать.
— Ой! — еще громче завопила Вредина.— Остановись, средняя, старик со мной пришел.
— И чего по ночам шляешься, мелочь недоделанная,— свалилось на них с ветки что-то большое, шарообразное, мохнатое.
— Развернись, сестрица, по делу я,— ласково заговорила младшая.
— Твое время завтра утром,— рявкнула средняя.— Вот будешь докладать, тогда и про дело. А сейчас не гневи меня, пакостить пора.
Зашуршало все вокруг, закрутилось, исчезла мохнатая. Вздохнула младшая и говорит деду:
— Пойдем переночуем. Она под землей живет, старый у нее там домишко, уродливый.
Привела она деда в жилище к средней. Ужаснулся дед — до чего грязно и противно.
— А ты как думал,— будто прочитала его мысли младшая, — в лес на свалки одну только гадость выкидывают, вот этим и промышляем.
Посмотрел дед по сторонам, хотел было присесть, да побрезговал. Стоит, да вдруг как толкнет Вредину, которая тут же на куче мусора спать устроилась.
— А ну-ка, подружка, помоги-ка мне.
— Чего удумал, черт старый? — заругалась Вредина, даже по привычке чуть было деда не укусила.
— Помоги-ка мне воды раздобыть да мхов каких-нибудь.
— Это еще зачем.— Вредина потерла сонные кругляшки-глазки и быстро опять зарылась в мусор.
— Убираться будем.— Дед решительно опять растолкал Вредину.
— А что это такое? — удивленно спросила она.— Я про такую пакость не слыхала,— и тут же оживилась: — А ей больно будет, она будет злиться и щипаться?

0 Comments

  1. ella_olha

    Очень хорошая сказка на экологическу тему. И сюжет интересный и герои новые. И как я по опыту знаю, она будет очень интересна старшему дошкольному возрасту и младшему школьному. Поэтому такие выражения “недоделанная”,
    “сопли по ветру” считаю недоустимыми в детской литературе, но это моё личное мнение. С уважением Элла ОлЬха.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.