ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

Эта статья является дополнением к моему «Алгоритму оптимизации Прозы. Ру» http://www.proza.ru/texts/2004/02/09-25.html .
Кравчук, наконец, то ли от ума, то ли от прекращения спонсорской поддержки, дезавуировал редакцию и номинирование, к великой радости авторов и читателей Прозы. Ру, которые всегда удивлялись: по каким признакам номинируются произведения и начисляются дутые баллы?
Видимо, по признакам кумовства и ограниченным вкусам узкой группы «корифеев», которые не имели и физической возможности просмотреть, а, тем более, изучить все креативы Прозы. Ру.

Но теперь могучая масса авторов и читателей совершенно лишена ориентации в болотном море портала – что читать? А, т.к. сохранилась «случайная», якобы, по мнению авторов, выборка произведений, то все шишки падают на Анастасию Галицкую, её пытаются уличить в подтасовке «случайного» списка.
И совсем ни к чему убрал Кравчук суммарный читательский рейтинг, в то время как на других литературных порталах, например, «Литсовет», он публикуется общий, ежегодный, месячный. Недельный рейтинг – мимолётная игра временного успеха и показатель не объективный, хотя, от нечего делать, читатели, как видно из одних и тех же авторов в нём, приспособились и априорно воспринимают этих авторов за достойных.

Да, экспертные оценки не оправдали и не могли оправдать себя, но отбор «зёрен из плевел» необходим.
Во-первых, как уже было сказано, из-за физической невозможности читателей просмотреть многие тысячи опусов.
Во-вторых, как я писал в статье «Литература, телевидение, Интернет» http://www.proza.ru/texts/2004/11/11-18.html , грядёт революционная пора замещения через пару лет печатной литературы электронной.
Кто ещё сомневается в этом, привожу последние данные: электронную литературу на карманных компьютерных планшетах читают в мире уже 10% от общего объёма читателей, а к 2008 году прогнозируется 80%.
«Наладонники» японские фирмы стали выпускать уже с гибкими и ударопрочными страницами, толщиной 0,3 мм на принципе электронных чернил и, с другой стороны, по технологиям PalmOS и WinCE, так что по внешнему виду электронная книжка может не отличаться от обычной, но с переменным текстом.
Да, цены пока высоки, но за год снижаются вдвое, втрое. КПК старых конструкций стоят уже дешевле 100$.

Это всё к тому, что авторам, публикующимся в Интернете, надо платить деньги за чтение их книг.
Однако, пока платные сайты, типа VIP KM.Ru у нас, мало прибыльны. (За рубежом лучше, там умеют продавать, и читатель не халявный).
В то же время, нет смысла пускать без отбора всех авторов на платный портал. Читатель не любит платить за «кота в мешке» и «свободный» платный сайт быстро себя скомпроментирует.
Но как отбирать? Как уже сказано выше, система экспертных оценок потерпела полный провал. С большими объёмами произведений на литературных сайтах могут справиться только компьютеры.
Но оценит ли объективно компьютерная программа творческую и маркетинговую, продажную составляющие авторского креатива?

Лично мне надоели надуманные противопоставления этих составляющих. Да, произведения, пользующиеся спросом, не всегда отвечают критериям художественной ценности. Но почему?
Потому что, сейчас издателей заботит, в первую очередь, реализация тиража. Но главной оценкой для издания служит популярность, раскрученность имени писателя, а что там он написал, неважно. Например, модный ныне Лукьяненко, 10 лет писал в стол, но после успеха «Ночного дозора» вытащил из стола на издание все неликвиды, и, ничего, берут.
И короток век такой популярности, как хитов на МУЗ ТВ. Резко упали тиражи Сорокина, Донцовой, Устиновой и пр.

Рад бы издатель вбросить новые имена, но нет гарантии, что будет спрос на их произведения.
Потому что нет объективной оценки произведений. Тусуясь на лит сайтах, пришёл к выводу, что там много авторов, пишущих художественным штилем и, одновременно, с высоким читательским рейтингом.
Но уже набила оскомину критика читательского рейтинга, как критерия востребованной литературы. Тут и намёки на зазывные названия, и на непотребные темы, и на всякие способы раскрутки. Есть в этом здравый смысл, хотя сейчас даже продукты покупают скорее за красивую обёртку, чем за качество.
Так есть ли на настоящее время объективные критерии оценки произведений?

Наиболее известной лингвистической программой оценки текстов является у нас «ВААЛ». Оценка производится по критериям фоносемантического воздействия на читателя, контент анализа, препарации личности и эмоциональных побуждений автора.
Программа широко используется для НЛП слушателей, например, кандидатами в депутаты в предвыборной борьбе (нет ни одного, который бы не применил её на выборах в Думу!), успешна для определения спорного авторства произведений.
Но мало годится для оценки литературных произведений. Также, как и существующие ныне переводчики, типа PROMT или Сократ, для их перевода. По сути, проблемы художественного перевода и литературной оценки – одни и те же, так как используются одни и те же алгоритмы построения программ.
Наверно, со временем, вышеуказанные методы разовьются до успешного решения задач художественной оценки и переводов.

Однако, на мой взгляд, высокую ценность для решения проблемы, уже в настоящее время, имеет другой, американский подход, в частности на принципах программы оценки текстов RELATUS и компьютерного переводчика Франца Йозефа Охома, см.
http://www.softsearch.ru/news/0-866-read.shtml .
Для этих программ не надо ни словарей, ни контент анализов, ни фоносемантического соответствия идиом. Текст рассматривается, как алгоритмические входные данные, которыми автор хочет выразить суть фразы. Затем программа ищет соответствие этой фразы, по словам в базе текстовых данных, созданных ранее тысячами переводчиков и подставляет наиболее совпадающее значение в перевод. Поскольку все признанные переводчики были и
есть мастера художественного слова, не меньше, чем сами писатели, и глубоко знали (знают) свой и иностранный языки, то и перевод сверкает художественными гранями. Он вбирает в себя колоссальный опыт поколений переводчиков.

Теряется ли при этом индивидуальность, стиль автора? На первый взгляд – да, она растворяется в стилях мастеров перевода. Но ещё более растворяется она, если перевод делается одним человеком.
Идиомы двух языков, выражающих одну и ту же мысль или эмоциональную окраску, различны, к тому же несут оттенок личных пристрастий переводчика. Если к переводу привлекаются тысячи мастеров, то статистически сглаживается влияние личности одного переводчика, и перевод становится более объективным, как раз доносящим сущность стиля автора.

Существует казусный момент. Если этим же переводчиком сделать обратный перевод и предоставить автору, тот не узнаёт свой первоначальный текст.
НО! автор чувствует, что текст, впитавший интегральное мастерство множества переводчиков, стал лучше! он согласен с тем, что поработай он ещё, потрать дополнительно массу духовной энергии, то написал бы близко к этому!
Представляете – переводчики давно умерли, а их души живут в новых переводах!
Пока же, обратные машинные переводы туда-сюда, на основе старых принципов, не вызывают ничего, кроме идиотского смеха.

Теперь, наконец, о интегральной литературе нового столетия.
Мне кажется, что на основе новых вышеуказанных принципов, писатели будут писать свои произведения и в родном языке, впитав бесценное богатство классиков.
Писатель пишет для читателя. А читателю глубоко начхать на имя автора, ему важно, как воздействует на него произведение.
Только автор будет использовать программу не для перевода, а для трансформации своего произведения наполнением яркими метафорами языка сотен общепризнанных классиков.
Плагиат ли это? Нет. И теперь часто говорим мы о творчестве новых авторов, что их стиль схож со стилем Бунина, Кафки, Стендаля, Эдгара По, Леонова и пр. Такая оценка является признанием таланта автора, который, пусть неосознанно, не заимствуя, попал в высокий штиль.
Но для того, чтобы программа «притянула» яркий образный язык гениев, автор должен, пусть в сухой, зато отчётливой форме, изложить алгоритмические входные данные своего креатива, заложить необходимое воздействие на читателя фрагментов произведения.
Я считаю, что не в далёком будущем интегральная литература будет иметь потрясающий успех, а её произведения явятся ценным вкладом в общую базу для отбора, востребованного читателями красочного языка. Программа будет самообучаться, запоминать для дальнейшего применения, однажды выбранные ей соответствия входного текста оптимальным языковым словопостроениям, наиболее воздействующих на ассоциативное (образное) восприятие читателя.
Кстати, ничто не мешает автору поправить найденные машиной тексты, только при этом ему придётся соревноваться с классиками, а оценивать итог соревнования будет опять компьютер с программой, функционирующей по первому рассмотренному выше алгоритму.
И, конечно, спрос читателей.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

Эта статья является дополнением к моему «Алгоритму оптимизации Прозы. Ру» http://www.proza.ru/texts/2004/02/09-25.html .
Кравчук, наконец, то ли от ума, то ли от прекращения спонсорской поддержки, дезавуировал редакцию и номинирование, к великой радости авторов и читателей Прозы. Ру, которые всегда удивлялись: по каким признакам номинируются произведения и начисляются дутые баллы?
Видимо, по признакам кумовства и ограниченным вкусам узкой группы «корифеев», которые не имели и физической возможности просмотреть, а, тем более, изучить все креативы Прозы. Ру.

Но теперь могучая масса авторов и читателей совершенно лишена ориентации в болотном море портала – что читать? А, т.к. сохранилась «случайная», якобы, по мнению авторов, выборка произведений, то все шишки падают на Анастасию Галицкую, её пытаются уличить в подтасовке «случайного» списка.
И совсем ни к чему убрал Кравчук суммарный читательский рейтинг, в то время как на других литературных порталах, например, «Литсовет», он публикуется общий, ежегодный, месячный. Недельный рейтинг – мимолётная игра временного успеха и показатель не объективный, хотя, от нечего делать, читатели, как видно из одних и тех же авторов в нём, приспособились и априорно воспринимают этих авторов за достойных.

Да, экспертные оценки не оправдали и не могли оправдать себя, но отбор «зёрен из плевел» необходим.
Во-первых, как уже было сказано, из-за физической невозможности читателей просмотреть многие тысячи опусов.
Во-вторых, как я писал в статье «Литература, телевидение, Интернет» http://www.proza.ru/texts/2004/11/11-18.html , грядёт революционная пора замещения через пару лет печатной литературы электронной.
Кто ещё сомневается в этом, привожу последние данные: электронную литературу на карманных компьютерных планшетах читают в мире уже 10% от общего объёма читателей, а к 2008 году прогнозируется 80%.
«Наладонники» японские фирмы стали выпускать уже с гибкими и ударопрочными страницами, толщиной 0,3 мм на принципе электронных чернил и, с другой стороны, по технологиям PalmOS и WinCE, так что по внешнему виду электронная книжка может не отличаться от обычной, но с переменным текстом.
Да, цены пока высоки, но за год снижаются вдвое, втрое. КПК старых конструкций стоят уже дешевле 100$.

Это всё к тому, что авторам, публикующимся в Интернете, надо платить деньги за чтение их книг.
Однако, пока платные сайты, типа VIP KM.Ru у нас, мало прибыльны. (За рубежом лучше, там умеют продавать, и читатель не халявный).
В то же время, нет смысла пускать без отбора всех авторов на платный портал. Читатель не любит платить за «кота в мешке» и «свободный» платный сайт быстро себя скомпроментирует.
Но как отбирать? Как уже сказано выше, система экспертных оценок потерпела полный провал. С большими объёмами произведений на литературных сайтах могут справиться только компьютеры.
Но оценит ли объективно компьютерная программа творческую и маркетинговую, продажную составляющие авторского креатива?

Лично мне надоели надуманные противопоставления этих составляющих. Да, произведения, пользующиеся спросом, не всегда отвечают критериям художественной ценности. Но почему?
Потому что, сейчас издателей заботит, в первую очередь, реализация тиража. Но главной оценкой для издания служит популярность, раскрученность имени писателя, а что там он написал, неважно. Например, модный ныне Лукьяненко, 10 лет писал в стол, но после успеха «Ночного дозора» вытащил из стола на издание все неликвиды, и, ничего, берут.
И короток век такой популярности, как хитов на МУЗ ТВ. Резко упали тиражи Сорокина, Донцовой, Устиновой и пр.

Рад бы издатель вбросить новые имена, но нет гарантии, что будет спрос на их произведения.
Потому что нет объективной оценки произведений. Тусуясь на лит сайтах, пришёл к выводу, что там много авторов, пишущих художественным штилем и, одновременно, с высоким читательским рейтингом.
Но уже набила оскомину критика читательского рейтинга, как критерия востребованной литературы. Тут и намёки на зазывные названия, и на непотребные темы, и на всякие способы раскрутки. Есть в этом здравый смысл, хотя сейчас даже продукты покупают скорее за красивую обёртку, чем за качество.
Так есть ли на настоящее время объективные критерии оценки произведений?

Наиболее известной лингвистической программой оценки текстов является у нас «ВААЛ». Оценка производится по критериям фоносемантического воздействия на читателя, контент анализа, препарации личности и эмоциональных побуждений автора.
Программа широко используется для НЛП слушателей, например, кандидатами в депутаты в предвыборной борьбе (нет ни одного, который бы не применил её на выборах в Думу!), успешна для определения спорного авторства произведений.
Но мало годится для оценки литературных произведений. Также, как и существующие ныне переводчики, типа PROMT или Сократ, для их перевода. По сути, проблемы художественного перевода и литературной оценки – одни и те же, так как используются одни и те же алгоритмы построения программ.
Наверно, со временем, вышеуказанные методы разовьются до успешного решения задач художественной оценки и переводов.

Однако, на мой взгляд, высокую ценность для решения проблемы, уже в настоящее время, имеет другой, американский подход, в частности на принципах программы оценки текстов RELATUS и компьютерного переводчика Франца Йозефа Охома, см.
http://www.softsearch.ru/news/0-866-read.shtml .
Для этих программ не надо ни словарей, ни контент анализов, ни фоносемантического соответствия идиом. Текст рассматривается, как алгоритмические входные данные, которыми автор хочет выразить суть фразы. Затем программа ищет соответствие этой фразы, по словам в базе текстовых данных, созданных ранее тысячами переводчиков и подставляет наиболее совпадающее значение в перевод. Поскольку все признанные переводчики были и
есть мастера художественного слова, не меньше, чем сами писатели, и глубоко знали (знают) свой и иностранный языки, то и перевод сверкает художественными гранями. Он вбирает в себя колоссальный опыт поколений переводчиков.

Теряется ли при этом индивидуальность, стиль автора? На первый взгляд – да, она растворяется в стилях мастеров перевода. Но ещё более растворяется она, если перевод делается одним человеком.
Идиомы двух языков, выражающих одну и ту же мысль или эмоциональную окраску, различны, к тому же несут оттенок личных пристрастий переводчика. Если к переводу привлекаются тысячи мастеров, то статистически сглаживается влияние личности одного переводчика, и перевод становится более объективным, как раз доносящим сущность стиля автора.

Существует казусный момент. Если этим же переводчиком сделать обратный перевод и предоставить автору, тот не узнаёт свой первоначальный текст.
НО! автор чувствует, что текст, впитавший интегральное мастерство множества переводчиков, стал лучше! он согласен с тем, что поработай он ещё, потрать дополнительно массу духовной энергии, то написал бы близко к этому!
Представляете – переводчики давно умерли, а их души живут в новых переводах!
Пока же, обратные машинные переводы туда-сюда, на основе старых принципов, не вызывают ничего, кроме идиотского смеха.

Теперь, наконец, о интегральной литературе нового столетия.
Мне кажется, что на основе новых вышеуказанных принципов, писатели будут писать свои произведения и в родном языке, впитав бесценное богатство классиков.
Писатель пишет для читателя. А читателю глубоко начхать на имя автора, ему важно, как воздействует на него произведение.
Только автор будет использовать программу не для перевода, а для трансформации своего произведения наполнением яркими метафорами языка сотен общепризнанных классиков.
Плагиат ли это? Нет. И теперь часто говорим мы о творчестве новых авторов, что их стиль схож со стилем Бунина, Кафки, Стендаля, Эдгара По, Леонова и пр. Такая оценка является признанием таланта автора, который, пусть неосознанно, не заимствуя, попал в высокий штиль.
Но для того, чтобы программа «притянула» яркий образный язык гениев, автор должен, пусть в сухой, зато отчётливой форме, изложить алгоритмические входные данные своего креатива, заложить необходимое воздействие на читателя фрагментов произведения.
Я считаю, что не в далёком будущем интегральная литература будет иметь потрясающий успех, а её произведения явятся ценным вкладом в общую базу для отбора, востребованного читателями красочного языка. Программа будет самообучаться, запоминать для дальнейшего применения, однажды выбранные ей соответствия входного текста оптимальным языковым словопостроениям, наиболее воздействующих на ассоциативное (образное) восприятие читателя.
Кстати, ничто не мешает автору поправить найденные машиной тексты, только при этом ему придётся соревноваться с классиками, а оценивать итог соревнования будет опять компьютер с программой, функционирующей по первому рассмотренному выше алгоритму.
И, конечно, спрос читателей.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НОВОГО ВЕКА

Эта статья является дополнением к моему «Алгоритму оптимизации Прозы. Ру» http://www.proza.ru/texts/2004/02/09-25.html .
Кравчук, наконец, то ли от ума, то ли от прекращения спонсорской поддержки, дезавуировал редакцию и номинирование, к великой радости авторов и читателей Прозы. Ру, которые всегда удивлялись: по каким признакам номинируются произведения и начисляются дутые баллы?
Видимо, по признакам кумовства и ограниченным вкусам узкой группы «корифеев», которые не имели и физической возможности просмотреть, а, тем более, изучить все креативы Прозы. Ру.

Но теперь могучая масса авторов и читателей совершенно лишена ориентации в болотном море портала – что читать? А, т.к. сохранилась «случайная», якобы, по мнению авторов, выборка произведений, то все шишки падают на Анастасию Галицкую, её пытаются уличить в подтасовке «случайного» списка.
И совсем ни к чему убрал Кравчук суммарный читательский рейтинг, в то время как на других литературных порталах, например, «Литсовет», он публикуется общий, ежегодный, месячный. Недельный рейтинг – мимолётная игра временного успеха и показатель не объективный, хотя, от нечего делать, читатели, как видно из одних и тех же авторов в нём, приспособились и априорно воспринимают этих авторов за достойных.

Да, экспертные оценки не оправдали и не могли оправдать себя, но отбор «зёрен из плевел» необходим.
Во-первых, как уже было сказано, из-за физической невозможности читателей просмотреть многие тысячи опусов.
Во-вторых, как я писал в статье «Литература, телевидение, Интернет» http://www.proza.ru/texts/2004/11/11-18.html , грядёт революционная пора замещения через пару лет печатной литературы электронной.
Кто ещё сомневается в этом, привожу последние данные: электронную литературу на карманных компьютерных планшетах читают в мире уже 10% от общего объёма читателей, а к 2008 году прогнозируется 80%.
«Наладонники» японские фирмы стали выпускать уже с гибкими и ударопрочными страницами, толщиной 0,3 мм на принципе электронных чернил и, с другой стороны, по технологиям PalmOS и WinCE, так что по внешнему виду электронная книжка может не отличаться от обычной, но с переменным текстом.
Да, цены пока высоки, но за год снижаются вдвое, втрое. КПК старых конструкций стоят уже дешевле 100$.

Это всё к тому, что авторам, публикующимся в Интернете, надо платить деньги за чтение их книг.
Однако, пока платные сайты, типа VIP KM.Ru у нас, мало прибыльны. (За рубежом лучше, там умеют продавать, и читатель не халявный).
В то же время, нет смысла пускать без отбора всех авторов на платный портал. Читатель не любит платить за «кота в мешке» и «свободный» платный сайт быстро себя скомпроментирует.
Но как отбирать? Как уже сказано выше, система экспертных оценок потерпела полный провал. С большими объёмами произведений на литературных сайтах могут справиться только компьютеры.
Но оценит ли объективно компьютерная программа творческую и маркетинговую, продажную составляющие авторского креатива?

Лично мне надоели надуманные противопоставления этих составляющих. Да, произведения, пользующиеся спросом, не всегда отвечают критериям художественной ценности. Но почему?
Потому что, сейчас издателей заботит, в первую очередь, реализация тиража. Но главной оценкой для издания служит популярность, раскрученность имени писателя, а что там он написал, неважно. Например, модный ныне Лукьяненко, 10 лет писал в стол, но после успеха «Ночного дозора» вытащил из стола на издание все неликвиды, и, ничего, берут.
И короток век такой популярности, как хитов на МУЗ ТВ. Резко упали тиражи Сорокина, Донцовой, Устиновой и пр.

Рад бы издатель вбросить новые имена, но нет гарантии, что будет спрос на их произведения.
Потому что нет объективной оценки произведений. Тусуясь на лит сайтах, пришёл к выводу, что там много авторов, пишущих художественным штилем и, одновременно, с высоким читательским рейтингом.
Но уже набила оскомину критика читательского рейтинга, как критерия востребованной литературы. Тут и намёки на зазывные названия, и на непотребные темы, и на всякие способы раскрутки. Есть в этом здравый смысл, хотя сейчас даже продукты покупают скорее за красивую обёртку, чем за качество.
Так есть ли на настоящее время объективные критерии оценки произведений?

Наиболее известной лингвистической программой оценки текстов является у нас «ВААЛ». Оценка производится по критериям фоносемантического воздействия на читателя, контент анализа, препарации личности и эмоциональных побуждений автора.
Программа широко используется для НЛП слушателей, например, кандидатами в депутаты в предвыборной борьбе (нет ни одного, который бы не применил её на выборах в Думу!), успешна для определения спорного авторства произведений.
Но мало годится для оценки литературных произведений. Также, как и существующие ныне переводчики, типа PROMT или Сократ, для их перевода. По сути, проблемы художественного перевода и литературной оценки – одни и те же, так как используются одни и те же алгоритмы построения программ.
Наверно, со временем, вышеуказанные методы разовьются до успешного решения задач художественной оценки и переводов.

Однако, на мой взгляд, высокую ценность для решения проблемы, уже в настоящее время, имеет другой, американский подход, в частности на принципах программы оценки текстов RELATUS и компьютерного переводчика Франца Йозефа Охома, см.
http://www.softsearch.ru/news/0-866-read.shtml .
Для этих программ не надо ни словарей, ни контент анализов, ни фоносемантического соответствия идиом. Текст рассматривается, как алгоритмические входные данные, которыми автор хочет выразить суть фразы. Затем программа ищет соответствие этой фразы, по словам в базе текстовых данных, созданных ранее тысячами переводчиков и подставляет наиболее совпадающее значение в перевод. Поскольку все признанные переводчики были и
есть мастера художественного слова, не меньше, чем сами писатели, и глубоко знали (знают) свой и иностранный языки, то и перевод сверкает художественными гранями. Он вбирает в себя колоссальный опыт поколений переводчиков.

Теряется ли при этом индивидуальность, стиль автора? На первый взгляд – да, она растворяется в стилях мастеров перевода. Но ещё более растворяется она, если перевод делается одним человеком.
Идиомы двух языков, выражающих одну и ту же мысль или эмоциональную окраску, различны, к тому же несут оттенок личных пристрастий переводчика. Если к переводу привлекаются тысячи мастеров, то статистически сглаживается влияние личности одного переводчика, и перевод становится более объективным, как раз доносящим сущность стиля автора.

Существует казусный момент. Если этим же переводчиком сделать обратный перевод и предоставить автору, тот не узнаёт свой первоначальный текст.
НО! автор чувствует, что текст, впитавший интегральное мастерство множества переводчиков, стал лучше! он согласен с тем, что поработай он ещё, потрать дополнительно массу духовной энергии, то написал бы близко к этому!
Представляете – переводчики давно умерли, а их души живут в новых переводах!
Пока же, обратные машинные переводы туда-сюда, на основе старых принципов, не вызывают ничего, кроме идиотского смеха.

Теперь, наконец, о интегральной литературе нового столетия.
Мне кажется, что на основе новых вышеуказанных принципов, писатели будут писать свои произведения и в родном языке, впитав бесценное богатство классиков.
Писатель пишет для читателя. А читателю глубоко начхать на имя автора, ему важно, как воздействует на него произведение.
Только автор будет использовать программу не для перевода, а для трансформации своего произведения наполнением яркими метафорами языка сотен общепризнанных классиков.
Плагиат ли это? Нет. И теперь часто говорим мы о творчестве новых авторов, что их стиль схож со стилем Бунина, Кафки, Стендаля, Эдгара По, Леонова и пр. Такая оценка является признанием таланта автора, который, пусть неосознанно, не заимствуя, попал в высокий штиль.
Но для того, чтобы программа «притянула» яркий образный язык гениев, автор должен, пусть в сухой, зато отчётливой форме, изложить алгоритмические входные данные своего креатива, заложить необходимое воздействие на читателя фрагментов произведения.
Я считаю, что не в далёком будущем интегральная литература будет иметь потрясающий успех, а её произведения явятся ценным вкладом в общую базу для отбора, востребованного читателями красочного языка. Программа будет самообучаться, запоминать для дальнейшего применения, однажды выбранные ей соответствия входного текста оптимальным языковым словопостроениям, наиболее воздействующих на ассоциативное (образное) восприятие читателя.
Кстати, ничто не мешает автору поправить найденные машиной тексты, только при этом ему придётся соревноваться с классиками, а оценивать итог соревнования будет опять компьютер с программой, функционирующей по первому рассмотренному выше алгоритму.
И, конечно, спрос читателей.

0 Comments

  1. sosoter

    Доброго дня!
    Сам пользуюсь КПК, но не для чтения книг сторонних авторов, а для правки своих произведений. Весьма удобно!
    Насчет прогнозов, что в будующем большинство будет читать с экрана…, не верю, т.к. удовльствие держать в руках книгу ни с чем не сравнимо. Тем более свою.
    С уважением Олег.

  2. eduard_snejin

    Но вот Вы уже выбрали КПК вместо настольного компа, чтобы править свои тексты, т. к. он удобнее – валяйся на диване и правь. А книжки других авторов предпочитаете в печатном варианте – как же привычно – шелестят страницы. Ное сть уже КПК с гибкими шелестящими страницами, правда пока дороговаты – 1500 $, будут дешевле и Вы будете на них читать любимых писателей, разницы с книжкой никакой. но она “вечная” , можно заполнять её заново каждый раз. Отсаётся одно – отучиться составлять книжки на полке в шахматном порядке. Зачем, маленький чип с памятью на сотню книг, позволит Вам прочитать любую из них в удобном виде, листая страницы.
    С уважением, к осваивающему современную технологию чтения.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.