Заметки о психологии редактора (личный опыт в качестве всех персонажей)

Существует несколько книг посвященных процессу редактирования. Не буду останавливаться на их детальном обзоре, укажу только принципиальную разницу с тем, что должно быть и что существует на самом деле.

«Золотое правило» редактора гласит, что сначала надо внимательно прочитать текст, потом перечитать его еще раз, делая пометки в неясных местах. Потом перечитать текст еще раз, уже отмечая места, на которые надо обратить внимание автора.

После этого приглашается автор, обсуждается текст и отдается автору для переработки.

На деле все начинается с того, что редактор берет в руку карандаш и, правя ошибки, опечатки, заодно и правит стилистику каждой отдельной фразы, если ему что-то не нравится. Если текст небольшой, то в таких случаях, как газета или журнал, текст идет в печать, всегда минуя автора для доработки.

Если текст по объему превышает две-три страницы, то рукопись в лучшем случае откладывается (если начинающий автор то навсегда) надолго. В худшем случае рукопись возвращается с извинениями секретарши, что «портфель редакции полон» или ответом – надо дорабатывать… А бывает и просто \”Вон Бог, а вон порог…\”

Однако, не такие уж монстры редакторы, просто они настолько привыкли к массе бессмысленных текстов, что вдуматься в текст, особенно если речь идет о газете или журнале, просто нет времени. Оттого лучше брать материал, который пишет на нужную тему известный редактору человек, чем вдумываться в текст неизвестного, заодно правя его.

При этом ни разу к редактору газеты не пришел автор, который скажет, что текст никуда не годен, однако ничего лучшего все равно газета не выпустит.

Автор наоборот, доказывает, что газета прекрасна, но только его работа должна быть на газетной полосе, поскольку никто лучше не напишет. Естественнен в такой ситуации вопрос редактора: «А где вы печатались раньше?» Когда же он слышит ожидаемый им ответ, что нигде, автор никак не возьмет в толк, что он сам себя загнал в ловушку тем, что не печатавшись до этого нигде, уверяет что все остальные ему в подметки не годятся.

Редактор настолько привык к этим ответам, что только вздыхает и берет почитать текст. И читает, заранее зная, что ничего хорошего не увидит. Он и читает, изначально выискивая недоработки, ожидая, когда сумма их позволит вернуть рукопись.

Такой прием действительно закрывает перспективному автору дорогу в печать. Но с другой стороны, сколько барахла отвергает редактор! Может быть уверены, что в процентном отношении это будет потеря, 0000000001 процента.

Однако, что же влияет в первую очередь на психологию редактора? Можете быть уверенны – вовсе не броская фраза в заголовке. В лучшем случае он просто усмехнется. В худшем уже начинает дополнительно злится. Почему? Да потому, что по горькому опыту знает, что за «рекламной» фразой ничего хорошего более нет.

Вот и выходит, что автор, особенно начинающий, в первую очередь сам себе «роет яму». Причем ни один автор почему-то не пытается мысленно оказаться на месте редактора. Если же по каким-то обстоятельствам он оказывается на месте редактора, он первым делом берет в руку карандаш…

Так может быть, кресло действительно меняет психологию человека? Увы да – это классический случай, когда один человек не может понять другого, не может «оказаться на его месте».

Если вдуматься, то мы этот эффект встречаем на каждом шагу: на производстве, в институте – везде. Но если на завод приходит человек, в трудовой книжке которого написано «токарь», то по крайней мере именно так его воспринимают, поскольку там есть и стаж работы и где работал. Но автор не принесет трудовую книжку, где написано «автор».

Вот потому и нет универсального рецепта, поскольку даже если все авторы принесут гениальные тексты, редактор все равно их всех не сможет поставить на газетной полосе.

Находясь, как и автор в безвыходном положении, редактор ставит только тех авторов, которые уже ему известны или известны его знакомым, короче говоря, тех, чья фамилия или лицо ему знакомо.

Авторы, что бы привлечь к себе внимание изощряются кто как может. Конечно, при упорной работе все равно текст можно пристроить.

Ну, пристроили. Автор в восторге, начинает говорить с себе подобными уже уверенно и т.д. А редактор? Да ему все равно, между прочим. Он и дальше будет ставить этого автора, поскольку он ему знаком, но о дальнейшем продвижении не может быть речи. Автора это не устраивает. Он идет к другому редактору и говорит – «я печатаюсь там-то». И тут, бывает, «натыкается» на такой ответ: «А-а-а – ну, поздравляю, печатайтесь дальше у него, у меня, увы – портфель забит на пол года вперед».

И опять автору невдомек, что зачастую виной было его упорство, что поставлен его материал. Он не лучше, не хуже других, но… именно поэтому ему и закрываются дороги. Ординарный материал…

Ну почему это не понятно? Почему? Почему авторы не занимаются самокритикой в первую очередь? Почему нельзя сравнить классное произведение со своим?

А редакторы все как один твердо уверены, что рано или поздно появится классный материал, но… раз в двадцать или тридцать лет. И даже не пытаются его искать в тоннах бумаги, коей завален кабинет любого редактора. Материал придет сам…

Павел Мацкевич

0 Comments

  1. pavel

    Увы, дорогой Евгений! Я и редактор и автор. Хотя я больше автор, прошел все эти “муки ада”, редакторская работа меня совершенно не прельщает, приходится все-таки этим делом заниматься. Ваш Павел Мацкевич

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.