Голод.


Голод.

Мне женщины любовь нужна, как хлеб,
Но не на что, увы, его купить…
Боязнь людей в меня вложил Эреб
И холодность… Я не могу любить…

Когда она, не глядя на меня,
Проходит мимо — всё во мне кипит,
Люблю её! Но вот она – моя,
И… стынет кровь… и всё во мне дрожит…

То, что кипело, превратилось в лёд,
Душа уходит вспять, в небытиё…
И уксус чую там, где мнился мёд!
И ясно мне: я не люблю её.

Иль вот она – прекрасна и юна,
Я восхищён и очарован ей!
Как — будто Эос молода она!
Люблю её всё глубже и нежней!

Но вдруг увижу сквозь десятки лет
Могилу будней – жалкое житьё,
Нечистый запах, кожи дряблый цвет…
И ясно мне: я не люблю её.

А если все вокруг восхищены
И чуть не каждый взгляд кричит: «Люблю!»
Мои глаза лишь ей одной полны!
Люблю её, не сплю ночьми, горю!

И вдруг пойму, что стань она дурней –
Экзема, что ль, возникни у неё,
Иль все б смеялись, – я бы не был с ней…
И ясно мне: я не люблю её.

Наивна и чиста, как горный ключ
И я готов себя ей посвятить!
В людской ночи она мне – светлый луч!
Люблю её, не в силах не любить!

Но вдруг внезапно, сам себе не рад,
Я чую плоть… Сквозь платье, сквозь бельё…
Её желаний, отправлений смрад!
И ясно мне: я не люблю её.

Искра любви, сверкнувшая во мгле,
Зажжет, бывало, и во мне пожар,
Осветит мир, погрязнувший во зле…
Люблю её, за сердца яркий дар!

Вдруг мысль возникнет: «Не было б меня,
Она бы пламя отдала своё
Кому — нибудь другому… Да и я…»
И ясно мне: я не люблю её.

Когда она, как Солнце, далека ,
Я поклоняюсь, словно Солнцу ей,
Люблю её! Но вот она близка…
Ещё чуть – чуть и может стать моей!

И… пелена с моих ниспала глаз,
И, проклиная зренья остриё,
Не Солнце вижу, но одну из нас!
И ясно мне: я не люблю её.

Когда ж доступна, как стакан вина,
Во мне порой огнём пылает плоть.
Упиться грязью тянет допьяна,
Влеченье к ней нет сил перебороть!

Но есть внутри неведомый запрет…
Он на дыбы вздымает, как коня!
Страх, чистота, лень, гордость…? Да… и нет…
Но что-то держит на краю меня.

Она и я? Нелепо представлять!
Целую я? Нет в этом естества!
Мне, грубияну, как мне нежным стать?
Откуда взять мне столько мужества?!

Мне женщины любовь нужна, как хлеб,
Но не на что, увы, его купить…
Боязнь людей в меня вложил Эреб
И холодность… Я не могу любить.

0 комментариев

  1. solnechnaya_jenschina

    замечаний 2
    — слово мУжества, читается, как мужествА.
    — всё таки очень длинно, не смотря на лёгкость и даже изящность, с которой читается стихотворение.
    В остальном — чудесное произведение!
    🙂

Добавить комментарий