Пустые Глаза

Пустые Глаза
———————-
Альтернативный рыцарский роман с альтернативными драконами, альтернативными девушками и альтернативными людоедами.

1.

Недалеко от ворот лежал полурассыпавшийся, но вполне узнаваемый костяк дракона. Рыцарь хмыкнул, отвернулся и протрубил в рог.
– Кто там еще на нашу голову, – донеслось со стены.
– Гонцов за помощью рассылали? – рявкнул рыцарь, – так вот, я та самая помощь и есть.
– Помощь, говоришь? – недоверчиво спросили со стены, – так и доложить бургомистру или назовешься по имени?
– Зовут меня сэр Хокан Пустые Глаза, лорд Морских Полей.
– Подожди здесь, сэр Хокан.
– А ты поторопись! – рявкнул рыцарь, – пока я без ключа не открыл эти ворота вместе со стеной.
– Я мигом, – испугано пискнул голос.
Миг оказался никак не короче четверти часа. Наконец, створки ворот разошлись
Огромный, с ног до головы затянутый в кольчугу всадник на огромном коне въехал в город, едва не задев поперечную балку ворот навершием своего шлема, закрывавшего лицо да самого подбородка.
– Приветствую тебя, благородный сэр Хокан, – просипел дородный мужчина, стоящий во главе дюжины людей, собравшихся для встречи гостя. Одет мужчина был в черный бархатный камзол, украшенный золотой цепью с тяжелым фигурным медальоном на груди.
– И тебе привет, бургомистр вольного города Майна, – ответил рыцарь, не покидая седла, – что заставило тебя и твоих горожан просить о помощи?
– Невиданное и воинственное племя каннибалов вторглось на наши земли, – ответил бургомистр, – ты верно видел, сэр Хокан, что поля брошены, а урожай не убран. Люди спрятались за стенами и боятся выходить.
– Невиданное племя? – переспросил рыцарь, – а в прошлые годы, значит, их не видели?
– Не видели, сэр Хокан.
Длинный двуручный меч молнией сверкнул в воздухе. Никто не успел даже моргнуть глазом, а голова бургомистра уже катилась по булыжникам мостовой. Тело простояло еще секунду, а затем грузно осело, выплеснув поток темной крови.
– Не люблю когда с самого начала разговора мне лгут, – спокойно пояснил рыцарь, возвращая меч в ножны и властно указал рукой в сторону одного из горожан, – вот ты, парень, подойди сюда.
– Да, сэр, – пролепетал тот, с трудом передвигая онемевшие от страха ноги.
– Ты слышал вопрос. Расскажи мне правду.
– Их видели много лет назад, сэр. Потом они ушли. Очень надолго.
– А почему? – спросил Хокан
– Дракон, – пояснил парень.
– Тот самый, чьи кости я видел у ворот?
– Да, сэр.
– То есть, дракон защищал город? – уточнил рыцарь, – и, надо думать, не бесплатно?
– Верно, сэр. Мы каждый год отдавали ему три дюжины быков, два фунта золота, и одну девушку по его выбору.
– А потом?
Парень пожал плечами:
– А потом дракон умер. Три года назад.
– Не сам собой, – предположил Хокан, – а с чьей-то помощью, наверное?
– Под шкуру одному быку напихали толченого стекла, – пояснил парень, – сделали надрезов, напихали, подождали пока заживет…
– Дальше понятно, – перебил рыцарь, – а чья была идея?
Парень молча кивнул на то, что пару минут назад было бургомистром. Понятное дело: на покойника можно валить все, вплоть до скисшего пива.
Некоторое время Хокан молчал. И он, и его конь были так неподвижны, что можно было подумать, будто посреди городской площади стоит конное изваяние. Затем он тронул поводья и, проехав до ближайшего края площади, остановился возле добротного каменного амбара. Снова сверкнул меч, неуловимым движением извлеченный из ножен. Лезвие прошло сквозь каменную кладку, как сквозь масло.
Через мгновение угол здания с грохотом обвалился, а крыша осела внутрь, подняв целую тучу пыли.
Рыцарь снова тронул поводья и, не спеша, вернулся в центр площади.
– Принесите сюда шесть фунтов золота, приведите хорошего коня под седлом и всех девушек, которым уже исполнилось шестнадцать лет, – сказал он, обращаясь будто ко всему городу сразу.
– Но почему так много? – робко спросил кто-то.
– Столько, сколько вы задолжали, – спокойно ответил Хокан, – девушку я выберу всего одну. А конь стоит не дороже, чем девять дюжин быков и две девушки. Так или иначе, торговаться я не собираюсь. И долго ждать – тоже. Все, что я назвал должно быть здесь не позже, чем тень ратуши накроет эту так кстати оказавшуюся здесь голову. Иначе я разрушу городскую стену. Не всю, конечно – но трех-четырех хороших проломов вполне хватит, чтобы вы все попали на ужин к каннибалам. Вместе с быками, лошадьми и девушками.
– Не много же он дал нам времени на раздумья, – буркнул тот же голос.
– Я дал вам время не на раздумья, а на дело. И не советую тратить его попусту.

2.

… Хокан взвесил в руке мешок, в котором звякали золотые слитки, и, не глядя бросил его в седельную сумку. Затем подъехал к беспокойно переступающему копытами серому коню и потрепал его за ушами. Одобрительно хмыкнул и привязал его поводья к своему седлу. После этого бросил равнодушный взгляд на неровный ряд девушек.
– Что-то на вас, красотки, слишком много тряпок. Товара не рассмотреть. Так что раздевайтесь, да поживее.
– Это не по правилам! – раздался в ответ звонкий голос, – дракон так не делал!
– Кто это сказал? – спокойно поинтересовался Хокан.
– Я! – вызывающе ответило хрупкое юное создание с огромными зелеными глазами и ярко-рыжими, как огонь, волосами.
Рыцарь протянул в ее сторону закованную в сталь руку и движением ладони поманил к себе.
По собравшейся поодаль толпе горожан прокатился вздох облегчения.
Девушка, тем временем, подошла на расстояние двух шагов. Глаза ее смотрели на рыцаря с некоторым страхом, но больше – с отчаянным вызовом.
– Как тебя зовут, поборница драконьих правил? – спросил он.
– Рокси.
– Верхом ездить умеешь, Рокси?
– Умею.
– Тогда чего ждешь? Вот конь.
Она колебалась несколько мгновений, а затем легко взлетела в седло.
Хокан молча тронул поводья и двинулся к воротам.
– Сэр рыцарь, а как мы узнаем, когда ты справишься с каннибалами? – крикнул кто-то ему в спину.
– Следите за солнцем. К его восходу я как раз справлюсь. Прощайте, жители города Майна. Вернусь через год. Или через два. Или через семь лет. Как захочу.
… Когда они проехали мили три, девушка спросила:
– Так и будешь вести меня на привязи, сэр Хокан?
Рыцарь, не говоря ни слова, отвязал поводья и бросил ей в руки.
– И не боишься, что я сбегу? – удивилась она.
– Куда? – равнодушно спросил он, – обратно в город или к каннибалам?
Еще несколько миль проехали молча. По дороге попался сожженный хутор – кое где еще поднимались от обугленных бревен струйки дыма. Рыцарь не выразил никакого интереса, даже не повернул головы.
– Если это тебе интересно, сэр Хокан, впереди, милях в десяти еще один хутор горит, – сказала девушка, указывая рукой на столб дыма, хорошо видный на фоне ясного неба.
– В двенадцати, – поправил он.
– Каннибалы, наверное, еще там, – добавила она, – если мы поедем быстрее, то застанем их еще до заката солнца.
– Мы и так их застанем, до заката или чуть позже, – заметил рыцарь.
– Ты будешь с ними биться? А что буду делать я?
– Я буду ужинать, – сказал он, – и ты тоже, если хочешь.
Рокси звонко рассмеялась:
– Скорее они поужинают тобой. И мной – тоже.
– Ты находишь это забавным? – в его голосе впервые послышалась нотка интереса.
– Ну да, – просто ответила она, – когда всю жизнь не везет, в этом невольно начинаешь находить что-то забавное. Мать бросила меня в младенчестве – я ее никогда не видела. Приемные родители померли, когда мне было лет десять – и с тех пор мне пришлось выкручиваться так и сяк, наловчилась сбывать краденых лошадей. Только я как-то устроилась в жизни – а тут ты и все пошло прахом. Смешно? А оказаться в один день проданной, как кобыла на ярмарке и съеденной, как курица – еще смешнее…
– У тебя острый язычок, – заметил Хокан
– … За который мне часто попадает по шее, – подхватила она, и уныло добавила – а сегодня, похоже, мой язычок сыграл со мной свою последнюю шутку.
Рыцарь, впрочем, похоже утратил интерес к разговору. Он застыл в седле, как будто превратился в скалу, покрытую металлом. Тем временем, его конь продолжал все также мерно переступать копытами – видимо, он давно привык к способности своего хозяина становиться совершенно неподвижным.
Рокси, однако не была расположена молчать слишком долго.
– Зачем тебе понадобилась девушка, сэр Хокан?
– Дракону этот вопрос, наверное не задавали, – заметил он, – похоже, у дракона в этом смысле есть преимущество перед мужчиной.
– Про мужчин все понятно, – сказала она, – но ты, сэр Хокан, не очень-то похож на мужчину.
– Серьезные слова, – задумчиво сказал рыцарь, – как думаешь, что будет правильнее с моей стороны: просто дать тебе по шее или изнасиловать прямо на дороге?
– К первому я привыкла, а во втором мало чести, – ответила девушка, – не лучше ли спросить меня, что я имела в виду?
– И что ты имела в виду?
– Я имела в виду, что ты очень мало похож на человека, сэр Хокан. Начать с того, что меч у тебя явно не человеческий – человеческая сталь не рубит камень.
– Я мог купить такой меч у какого-нибудь волшебника, – заметил рыцарь.
– А каменную задницу – у какого-нибудь горного тролля, – фыркнула девушка, – ты думаешь, я слепая? Никакой человек не может столько времени сидеть в седле без движения.
– Еще что-нибудь? – спросил он.
– Да. Твое спокойствие. Ты ведь так и не дал мне по шее и даже не повысил голос.
– … Не говоря уже об изнасиловании, – перебил он, – а теперь помолчи и двигайся ровно на полкорпуса позади меня.

3.

… Это был один из тех передовых отрядов, которые любой опытный командир, находясь в боевом походе, всегда рассылает обследовать незнакомую местность вокруг лагеря.
Здоровенные парни, одетые в скверно обработанные шкуры шерстью наружу, с лицами, разукрашенными красными и синими полосками, открыв от удивления рты смотрели на медленно приближающуюся пару всадников. Можно было только догадываться, что поразило их больше – странное сочетание огромного закованного в железо мужчины и хрупкой юной девушки или же полнейшая невозмутимость обоих незваных гостей.
Странного железного человека и необычную женщину с волосами цвета огня совершенно не смущал десяток копий в руках свирепых воинов.
А эти парни, вне сомнения считали себя свирепыми воинами – и, надо сказать, не без некоторых на то оснований. В конце концов, разве они не завоевали соседнее племя? Разве не доказали, что сильнее и храбрее?
И вдруг – эти двое против десяти, держащие себя так, будто перед ними всего лишь клубы тумана. Расстояние все сокращалось и уже составляло не более двух конских корпусов, когда предводитель воинов, чтобы как-то прояснить ситуацию, гаркнул:
– Стойте! Сойдите на землю!
Он выглядел очень внушительно – этот сильный парень с холодными, уверенными глазами опытного бойца и твердыми жилистыми руками, привычно сжимающими древко копья.
Но на Хокана все это не произвело ни малейшего впечатления.
– Не загораживай мне дорогу, – равнодушно сказал он.
– Урр! – прорычал предводитель.
Десять копий наклонились, метя железными остриями в грудь коней. Десять пар ног напряглись для броска.
И тут Хокан плавным движением руки поднял забрало своего шлема.
Рокси с изумлением увидела, как молодые, здоровые мужчины, готовые к атаке, вдруг разом оцепенели, будто пораженные внезапным и загадочным недугом.
Несколько копий выскользнули из ослабевших рук и со стуком упали на землю.
Кто-то тоскливо взвыл от невыносимого ужаса.
Еще мгновение – и дикие воины бросились врассыпную, как нашкодившие мальчишки, которых застали в чужом огороде. Они бежали, не разбирая дороги, через кусты и овраги, пока не затерялись в сгущающихся сумерках.
Рыцарь неторопливо опустил забрало и слегка дернул поводья, понуждая остановившегося было коня снова перейти на быстрый шаг.
– Что с ними случилось? – недоуменно спросила догнавшая его Рокси.
– Увидели мое лицо, – равнодушно ответил он.
– Твое лицо? И разбежались так, как будто за ними гонится стая демонов?
– Да. Ты очень наблюдательна. А теперь видишь вон там оранжевые огоньки? Это – костры стойбища. Не отставай, нам надо успеть поговорить с их старшими, пока они не сбежали.
С этими словами Рыцарь пустил коня в галоп.

4.

… Они сидели вокруг центрального костра. Семеро. С одной стороны – Хокан и Рокси. С другой – вождь, его женщина, два его взрослых сына и шаман.
Долго не говоря ни слова смотрели на Хокана вождь и шаман. Первый – с любопытством и опаской, второй – с усталым пониманием какой-то известной ему тайны. Молчание нарушил вождь.
– Меня называют Горг Топор. Как называть тебя?
– Меня называют Хокан Пустые Глаза.
– Хокан Пустые Глаза, – повторил вождь, – сильное имя. Шаман сказал, что ты мог легко убить моих воинов, но не захотел.
– Твой шаман мудр, – ответил рыцарь после некоторой паузы, – он сказал правду.
– Значит – ты не враг мне, – заключил вождь – Ты и твоя женщина разделите с нами нашу пищу?
– Мою пищу, – поправил рыцарь, – твои люди добыли ее на моей земле.
Сыновья вождя, как подброшенные, вскочили, подхватывая с земли боевые топоры.
В то же мгновение случилось нечто странное. Как будто внутри шлема рыцаря вспыхнуло горячее белое пламя, пробивающееся сквозь прорези забрала. Оно было таким ярким, что свет костра показался блеклым.
– Ха! – рассерженно рявкнул Горг
Молодые люди, недовольно ворча, уселись обратно, положив оружие рядом.
Ослепительно-белый свет за забралом потускнел, а затем вовсе погас. Лишь блики костра играли на гладком металле шлема.
Вождь и шаман переглянулись и шаман едва заметно кивнул головой.
После этого вождь произнес
– Я прошу тебя оказать мне и моему племени гостеприимство.
– Сегодня и до рассвета ты – мой гость, – ответил Хокан.
– На рассвете мы уйдем на свои земли, – добавил вождь.
Хокан кивнул головой.
– Тебя не обидит, – продолжал Горг, – если мои люди приготовят еду для тебя и твоей женщины?
Хокан снова кивнул головой.
Горг хлопнул в ладоши. Из окружающей темноты была принесена бычья шкура, на которой лежало несколько свежезажаренных окороков, а сверху сырое бычье сердце.
Хокан наполовину приподнял забрало, схватил сердце, с хрустом откусил чуть ли не четверть, так что кровь брызнула во все стороны. Затем руками оторвал кусок и протянул его Рокси. После этого, обращаясь к вождю, громко сказал:
– Я приглашаю тебя и твоих людей есть вместе со мной.
Дважды приглашать не пришлось – Горг и его люди немедленно и весьма обстоятельно принялись за еду. Рокси, с трудом прожевав кусок сырого сердца, перешла к окорокам, которые хоть немного, но были прожарены. Впрочем, она быстро вошла во вкус.
Тем временем, были принесены бурдюки с чем-то, напоминающим не то пиво, не то брагу.
Воздав должное напитку, вождь ударил кулаком в кожаный щит. Почти сразу темнота отозвалась такими же гулкими ударами. Костры разгорелись ярче и дикие воины начали пляску.
Плясали они, сменяя друг друга почти до рассвета – лишь когда на небе стали меркнуть звезды, вождь встал и выплеснул остатки браги в костер. Там зашипело. Поднялся густой пар.
Пляшущие разошлись и стало тихо.
В этой тишине Горг произнес:
– Я благодарю тебя за гостеприимство. Если будешь проходить через наши земли – найдешь еду и отдых, как гость и как друг.
– Мы хорошо повеселились, – ответил Хокан, не вставая с места, – теперь на моих землях у тебя есть друг.
Вокруг началась обычная суета, сопровождающая любые сборы. Племя уходило. Солнце еще только окрасило небо в бледно розовые тона, а вереница людей и груженых поклажей быков двинулась на север, к своим землям.
Только шаман не торопился уходить. Некоторое время он пристально рассматривал неподвижно сидящих у затухающего костра рыцаря и девушку, дожидаясь, пока последний из племени скроется за холмами, и лишь после этого сказал:
– Я много слышал о вашем племени, а что-то видел сам. Но чтобы такие, как вы, делили еду и место у огня с такими, как мы – не видел и не слышал. Вы не похожи на других из своего племени? Или просто времена меняются?
– Мы не похожи на тех, кто был раньше, потому что времена меняются, – ответил Хокан, – быть может, мы становимся мудрее. А, быть может – просто старше.
– И сильнее, – добавил шаман, – слабый не разделит еду с тем, кто может оказаться врагом. А сильный разделит – если захочет.
– Наверное, так будет и с твоим племенем, – предположил рыцарь.
– Наверное, будет, если времена действительно меняются, – согласился шаман, – Хорошей охоты тебе, Хокан Пустые Глаза. Красивых детей тебе, женщина с огненными волосами. Может быть, встретимся в какой-то жизни. Нам светят разные солнца, но небо – одно на всех.
Он встал и быстро зашагал в сторону холмов – догонять своих.

5.

… Восход солнца сэр Хокан Пустые Глаза, лорд Морских Полей, встретил на вершине одного из пограничных холмов. Он стоял неподвижно, как железное изваяние, и смотрел в ту сторону, где начинались земли свободных племен. Вдалеке еще можно было различить маленькое облачко пыли, поднятой уходящими людьми Горга Топора.
На склоне паслись расседланные кони, лениво пощипывая сочную траву. Неподалеку успокаивающе журчал ручей, начинающийся от родника, бьющего из-под нагромождения гигантских замшелых валунов. Собственно из-за этого ручья Хокан и выбрал здесь место для привала. Чистая вода нужна и коням, и людям и вообще всем живым существам. Всем, включая и довольно недобродушных – о чем Хокан сразу и подумал, услышав визг Рокси.
Разумеется, девушкам свойственно иногда визжать. Но если визжит далеко не пугливая девушка, которая, к тому же, только что сладко спала, свернувшись калачиком под толстым шерстяным плащом – это, обычно, не очень хороший признак.
Хокану понадобилось не более нескольких мгновений, чтобы оказаться на месте и еще одно – чтобы понять ситуацию и оценить проворство девушки.
Она стояла на верхнем из кучи валунов, забраться по которым было уж точно не легкой задачей. Именно эту задачу сейчас привычно и уверенно решал огромнейший пещерный тролль. Гротескно напоминающее человека существо размером раза в два больше матерого дикого быка, ловко карабкалось вверх, цепляясь широченными лапами за скользкий камень.
И успеть остановить его Хокан мог только одним способом.
С грохотом упал на землю сброшенный шлем. Тролль прервал на середине движение лапы и обернулся на шум. Это была удача: продвинься он еще на несколько шагов – и девушка была бы от него недопустимо близко. Она и так была слишком близко, но здесь уж ничего нельзя было поделать.
Упругая горячая волна силы прошла по туловищу Хокана, угольно-черная пасть раскрылась идеально-ровной воронкой и оттуда метнулся ослепительно-белый огонь. Девушка вскрикнула, отпрянула назад и соскользнула с противоположной стороны каменной груды. Тролль же вспыхнул весь целиком, как соломенная кукла – мгновенно и почти бесшумно. Его туша медленно поползла вниз, продолжая гореть и сплавляясь в гору темного, ноздреватого шлака. Все было кончено. Только на валунах, там, куда попали брызги белого огня, застыли потеки расплавленного камня, да дымился тлеющий мох. ….
… Бледная, как полотно Рокси сидела на траве, прислонившись спиной к холодному камню и держась за ушибленный бок. Хокан ступал очень тихо – но она услышала. Обернулась. Ее зеленые глаза встретились с глазами Хокана – прозрачными, как горный хрусталь, но в то же время черными и пустыми, как ночное небо, на котором почему-то погасли все звезды.
Она всмотрелась в его лицо, будто вырезанного из серого полированного камня – всмотрелась с изумлением и почти без страха.
– Тролль мертв? – шепотом спросила она.
– Да. Можешь потом отщипнуть себе кусочек на память.
– То, что я видела – это был драконий огонь?
– Именно так, – подтвердил он, – и поэтому меня очень интересует твоя грудь.
На куртке девушки с левой стороны груди красовалась ровная круглая дыра в ладонь размером, явно прожженная одной из отлетевших брызг драконьего огня. По всем правилам, под ней должна была быть глубокая обугленная рана – но ничего подобного. Вместо этого сквозь дыру была видна нежная кожа, слегка испачканная копотью.
– Ты заставляешь меня краснеть, сэр рыцарь, – заметила Рокси, – или правильнее называть тебя сэр дракон?
– Правильнее – сэр Хокан. Ты говорила, что не знаешь родителей. Это правда?
– Да. А что здесь особенного?
– Пока не знаю, что. Скажи-ка, ты когда-нибудь обжигалась?
– Ну… – задумчиво протянула она, – наверное. Ведь все иногда обжигаются, так? Хотя не помню. А почему это так важно?
– Потому, что хитрец-шаман, сдается мне, увидел больше, чем я, – пояснил Хокан, – дай мне руку и закрой глаза. Пока я не разрешу – не смотри. Это важно.
Девушка пожала плечами, протянула ему руку и зажмурилась.
– Теперь слушай меня внимательно, – продолжал он, – если руке будет просто горячо, не бойся и не пытайся ее отдернуть. Отдернешь только если будет больно.
… Прошло немного времени.
– Руке горячо! – заявила Рокси.
– Но ведь не больно, – возразил Хокан.
– Не больно, – согласилась она, – глаза-то открыть можно?
– Подожди еще немного … Ну, вот теперь открывай, если хочешь.
Весело горел маленький костерок. Язычки пламени облизывали две соединенные руки, не причиняя им ни малейшего вреда.
– Это какой-то фокус, сэр Хокан? – спросила она, испуганно отдернув руку.
Он молча покачал головой.
Девушка некоторое время заворожено смотрела на огонь, а потом, решившись, осторожно протянула руку. Дальше. Еще дальше. Ее маленькая ладошка погрузилась в пламя, а потом легла на горстку горячих углей.
– Так не бывает!
– Бывает, – возразил он и, протянув руку в пламя, накрыл ее ладонь своей.

6.

Так они и сидели, глядя, как догорает костерок вокруг их ладоней. Потом девушка спросила:
– Значит, я – такая же, как и ты? И хитрый шаман разглядел это? Мы оба – драконы?
Хокан кивнул.
– Но мы не похожи на других из своего племени? Он ведь и это говорил. Мы же и вправду не похожи на того, которого… – девушка замялась.
– … Которого вы убили, – договорил Хокан.
– Которого я убила, – вздохнула девушка, – я же не знала…
– Не переживай, – спокойно сказал он, – тот вырос среди рыб. Так бывает. Чему можно научиться у рыб? Поэтому и стал таким большим, глупым и несчастным.
– Как ребенок, воспитанный волками, – задумчиво прошептала Рокси.
– Примерно так, – согласился Хокан, – он, наверное, едва научился летать, думать и говорить. Так бы и побирался воровством скота или данью с городов еще лет сто, а может и триста, пока его не убил бы кто-нибудь еще. Дракону надо расти среди драконов. В крайнем случае – среди людей.
– Как я? – спросила девушка.
– Как ты, – подтвердил Хокан.
– А я научусь летать?
– В свое время, – сказал он, – а пока ты еще совсем юный дракон и, к тому же, выросший среди людей. Так что придется добираться до Морских Полей верхом, а потом – на корабле. Это если ты примешь мое приглашение, чего ты делать совершенно не обязана. Драконы – свободны. Они делают что хотят, когда хотят и никто, в том числе и другие драконы, не могут им приказывать. Это – главное правило драконов и тебе надо его знать.
– Очень хорошее правило, – заметила Рокси, – значит, ты не можешь приказать мне не ехать с тобой. А если и прикажешь, то я не обязана тебя слушаться, сэр Хокан Пустые Глаза. Я верно поняла главное правило драконов?
… Вот в общем-то и все. Впрочем, много разных легенд рассказывают о них.
Говорят, что через четверть века эти двое заявились в Майн и лорд Морских Полей списал с жителей города накопившийся за ними огромный долг за охрану. А сделал он это якобы в счет цены тех ворованных лошадей, что когда-то перепродавала его подруга. Впрочем и охрана была не очень-то нужна – со времен знаменитого совместного ужина Горга и Хокана между жителями Майном и каннибалами был мир. Не лишним будет сказать, что так называемые «каннибалы», как выяснилось, никогда и не ели людей, а кто первый выдумал будто ели – уже не определить. Впрочем, даже когда это выяснилось, их все равно еще лет двести по привычке называли каннибалами – не смотря на то, что они к тому времени уже давно перешли от набегов к торговле (у них открылся к этому делу большой талант). Даже и по сию пору в Майне можно услышать об удачливом коммерсанте «торгует как каннибал».
Есть также мнение, что Хокан и Рокси все-таки воспользовались однажды приглашением Горга. Откуда бы иначе появилась легенда, что в последние годы правления Горга в его замок (а он первым среди каннибалов выстроил замок) заявилась странная пара. Рыцарь громадного роста, не снимавший шлем даже за столом и поразительной красоты юная женщина с огромными зелеными глазами и огненными волосами.
Ну и конечно же Рокси научилась летать – иначе как объяснить, что в тех местах лет через сто видели пару летящих драконов – огромного черного, как смоль и поменьше – оранжевого, как пламя.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.