Там, где нет ворон

1
Мы сидели на полу, прижавшись друг к другу, чтобы было теплее.
Я чувствовал, как дрожит Карина, слышал, как стучат ее маленькие зубки, и видел ее слезящиеся карие глазки, и все равно молчал. Мне нельзя было говорить ей, что здесь лучше, чем на улице, что здесь безопаснее и свободнее. Я думаю, даже если бы я и сказал ей правду, она бы все равно не поверила, ведь сейчас для нее я враг, а не друг.
Я хотел, чтобы она выслушала меня, но она противилась, она брыкалась, она ревела, только бы не слышать моего голоса. Наверное, думает, что ее родители беспокоятся, ищут и обязательно найдут ее, но она ошибается – их уже нет в живых и никого нет в живых, кроме нас и злосчастных, голодных, прожорливых ворон.
Эти твари, они… они мерзкие отродья.
Карина вдруг замолчала, сильнее прижавшись ко мне. Где-то вдалеке послышался скрип и писк. Наверное, крысы, хотя какие к черту могут быть крысы, что были раньше – всех съели, а точнее заклевали.
В темноте показались контуры вороненка. Маленького, беззащитного птенца, удивленно оглядывающегося по сторонам.
– Обед! – прошептал я.
Я оставил Карину, а сам подобрался поближе к неуклюжему отпрыску ворон. Он меня не замечал, а когда я его схватил, он дико закаркал. Бился, мотался, клевался, пока я не отсек ему голову.
– Что ты делаешь, сволочь! – закричала Карина на меня.
– Заткнись! – прошипел я.
“Не понимает, что это шанс на спасение, не понимает, что по-другому нельзя. И зачем я с ней вожусь, бросить ее здесь, а самому уйти. Нет, нельзя, я же обещал ее отцу, что пока сам не умру, ей умереть не дам. Мелкая грубая тварь.
Только, почему я стал такой злой, почему я ненавижу эту девочку, которую любил? Воронье, кричащий ужас, мрак и смерти людей ожесточили меня!”
Карина отвернулась и уткнулась носом в холодную стену.
“Надо бы костер развести, огонь согреет малышку, хотя нет, его надолго не хватит – погаснет и тогда точно каюк. Дров здесь не найдешь, сгодятся только те, что в рюкзаке.”
– Карин, может, хватит сопли жевать, делом займись! – сказал я.
Она промолчала.
“Молчишь, ну и молчи. Сдохнешь, так молча.”
Вдруг из темноты вынырнул толстый, черный ворон и накинулся на девочку. Она даже ничего не успела понять, когда тот уже восседал у нее на плечах и безжалостно долбил по ней клювом.
Я схватил нож и сильным ударом сбил птицу. Как озверевший – швырял ее труп о стены, топтал, пинал…
– Получи, крылатая тварь!
Карина испуганно смотрела на меня.
– Зачем ты так с ней! – заорала она.
Я откинул трупик и удивленно посмотрел на девочку. Она стояла передо мной – длинная, худая, с большими глазами и кричала на меня. Я не слышал ее. Я любовался ею.
“Такая красивая, как давно я не видел таких красивых девочек. Она была еще маленькая, но уже достаточно красива. В ее глазах сияли звезды, и я просто не мог оторвать от нее взгляда.”
– Зачем ты их убиваешь, разве тебе не жалко? – кричала она.
– Жалко, поверь, очень жалко, – прошептал я.
– Зачем?
– Они, они… убили твоих родителей! – забывшись, сказал я.
– Что, ты подлец, ты врешь!
– Они заклевали их и давно уже съели останки трупов!
– Ты все врешь, ты врешь!
– Возможно, вру!
Карина кинулась к выходу и дернула ручку запертой двери.
– Выпусти, сволочь! – взмолилась она и упала на колени.
– Ты хочешь уйти? – спросил я.
– Да! – надрываясь, голос, крикнула Карина.
– Ладно! – я достал из рюкзака позолоченный ключ и швырнул ей.
Карина подняла на меня глаза и неуверенно взяла его, будто бы вовсе и не просила меня ни о чем.

“Зачем же ты берешь, если не хочешь уходить, отдай его и я пойму. Любой может под влиянием испуга нагрубить. Ну зачем же ты так? Карина не смотри на меня так будто я… Я не твой отец, я даже толком не знаю тебя. Наверное, ты хочешь обнять меня, так обними, я ничего не скажу. Я пойму.”

– Ты меня отпускаешь? – удивленно спросила она.
– Вали!
Она поднялась и, осторожно открыв дверь, вышла. Все затихло.

“Сейчас закаркают, загомонятся, будут биться за лучший кусочек, полетят в воздух перья. Столкнутся вороны друг с другом. Переполох, шум, пыль.”

Вдруг я услышал голос Карина. Она материла белый свет!

“Что же сволочь не послушала!”
2
Я увидел ее впервые у Витьки дома. Мы сидели за столом и распивали красное вино из больших, купленных на рынке по дешевке, стаканов, когда в комнату вошла Карина. Длинные черные волосы, карие глаза, тоненькие ручки, смуглая кожа и темно-красные губы.

Видя меня, она улыбалась, как взрослая девушка, здоровалась и, отводя взгляд, уходила к себе. Я тогда думал, почему она стесняется? Мне, всегда хотелось поговорить с ней по душам. Узнать о ее жизни, о подругах, о друзьях, об отношениях и учебе. Может, у нее уже была любовь. Может, она, переполненная этим чувством, уже ревела, закрывшись в комнате, и ругала себя за то, что влюбилась в какого-то придурка. Мне хотелось поговорить с ней, поделится опытом, выслушать ее мнение, но видно она не собиралась рассказывать о своей личной жизни незнакомому взрослому человеку. Хотя почему незнакомому, я же – друг семьи.

Когда умерли ее отец и мать, я нашел ее возле дома. Она сидела на бетонных ступеньках и смотрела на слепящее солнце. Вороны уже тогда поглощали город, и на улицах уже почти никого не было.
– Карина, почему ты не дома? – спросил я.
– Родителей жду.
“Она ничего не знает.” Ее надо было срочно спрятать.

3
– Дочка! – крикнул я и выбежал на улицу.
На земле лежал труп девочки, а на нем сидели огромные черные, измазанные в крови, вороны и клевали его.
Это была дочь моего друга, это была единственная выжившая девочка на земле, это была добыча птиц.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.