Я буду по тебе скучать

Я по тебе скучаю часто, Смотрю на фото, на стене. В коротком платьице цветастом, Ты прижимаешься ко мне. Мы были рядом. Море, дюны, Соленый ветер нес волну, Беспечны, счастливы и юны, Вдвоем на теплом берегу. Я по тебе скучаю, честно, Но разве прошлое вернуть? Твоя придуманная песня, Порою, не дает …

Утро, пятая палата…

Утро, пятая палата, Паутина на окне, В белом, простеньком халате, Медсестра пришла ко мне. Губы алые, как вишни, И слегка усталый взгляд. Я, конечно, третий лишний, Только, в том, не виноват. Я успел, уже, прижиться, В синих ситцевых трусах, Не летаю гордой птицей, Рябь, взбивая на волнах. Я гуляю в …

Каменные сады

Какое странное влеченье, Смотреть на камень и мечтать. Природы тихое забвенье, И тайны бытия печать. Древнее мира камень дикий. Он твердь земная под ногой. Безмолвны каменные лики, С нерукотворной красотой. И горный кряж, покрытый мхами И частокол строптивых скал, Манит, зовет с собою в дали, На бесконечный перевал. Сады камней …

У Черной Питерской реки…

Не спится, как прогнать тревогу? Печальным взором на дорогу, Сквозь ночь хрустальную смотреть. Забывчиво молиться Богу, И как лучина долго тлеть. Две кружки, чистый лист бумаги, А за окном белы овраги, Поземка быстрая кружит. Не спится. Полная отваги Вина бутылка. Край прошит Платка, подаренного N-ской. Её «водил» он в зале …

У Черной Питерской реки…

Не спится, как прогнать тревогу? Печальным взором на дорогу, Сквозь ночь хрустальную смотреть. Забывчиво молиться богу, И как лучина долго тлеть. Две кружки, чистый лист бумаги, А за окном белы овраги, Поземка быстрая кружит. Не спится. Полная отваги Вина бутылка. Край прошит Платка, подаренного N-ской. Её «водил» он в зале …

Ты завязала узелок на память…

Ты завязала узелок на память, А я, молчал, считая узелки. Пусть облака холодными слезами, Оплакивают теплые деньки. Те облака, как взбитые коктейли, Черничного варенья с молоком, Негаданно, нежданно прилетели, С промозглым, суетливым ветерком. Мотаешь грусть, затягивая туго, А я, курю четвертую, за день. Мне эта роль, послушного супруга, Наскучила, в …

На Ямале рассветы белые…

На Ямале рассветы белые, А туманы, хоть режь ножом. И такие девчонки смелые… Будут долго тревожить сон. На Ямале ветра холодные, И короткий у лета срок. Земли скудные и свободные, Расстелились ковром у ног. На Ямале любовь отчаянна. Я любил ее, как шальной. У Таины, глаза печальные, Брови, выгнутые дугой. …

Хозяин дня и повелитель ночи…

Кровавой пеной выплеснут закат, На потемневший лес, огнем играя. Расчетливый, зверино-желтый взгляд У вожака голодной, волчьей стаи. Тяжелый запах старого лося, Подраненного в Гатчинских дубравах. Последний луч, как острие гвоздя, Пронзает сумрак, утопая в травах. Им плоть нужна, насытиться, хоть раз. Горячую аорту рвать клыками, Немедленно, сегодня и сейчас, До …

ЗАКЛИНАНИЕ

Я открыл дверь. На пороге стоял Вовка с огромным синяком под левым глазом. – Ни фига себе! – присвистнул я. – Кто тебя так? – Деревенские, – Вовка попытался прищурить глаз. – Ой! – Больно? – А ты как думаешь? – Дела-а, – протянул я и цокнул языком. – Выходи …

Неожиданный финал

Финал – на сцене оживленье. Сейчас, вот-вот, уже конец… Кому-то тяжкое прозренье, Кому-то царственный венец. Слеза застыла, скрипки взмыли, Ударил громом барабан, За падуш, в театральной пыли, Герой схватился, будто пьян… Зал ахнул: «Боже, как правдиво!» Еще немного и пора. Рукою, театрально, Дива Куда-то в небо повела. Взметнулся дирижер за …