Я был счастлив…

Глава 1. Начало.

Утро. Хм…как-то даже не верится… Я наконец-то встал с кровати, и почувствовал некую свободу и некое облегчение. Ничего подобного, я не испытывал уже очень давно. Мои чувства обострены, но это не страшно. Я даже очень этому рад. Кхм..кхм…когда этот кашель наконец закончится?! Его уже почти нет, но иногда, он застает меня врасплох. Облака уже начали затягивать небо, но оно не выглядит таким безнадежно грустным. Оно питает надежду уже ушедшего времени, но так или иначе, самым лучшим временем для часового просмотра, можно назвать именно ночь. Ночь-это не то, что день. Это отдельный мир. Это отдельная вселенная. Это самый лучший вид красоты, который только можно наблюдать. Быть может, что после жизненного гостевания, я стану его частью.
Так…время..еще нет и 7:00, а медсестра уже пришла. Она приходит каждое утро, часам к 6:00, и нажимает на включатель, что находится за стеной моей палаты. Как бы это не было странно, но включатель вне моего видения. В первый день моего посещения, я сел на кровать, что находилась левее, и ближе к середине. Она казалась мне достаточно неудобной, потому что я привык спать на всем мягком. Ремонт был сделан тут недавно, это заметно, но дети, что лежали здесь, успели оставить после себя маленькие следы, в виде потресканных стекол, и засоренной раковины. Честно говоря, я не знаю, что они тут творят… Детей завозят каждый день по одному, но в последние дни моего прибывания, их стали привозить по трое в день. Заболевания их не отличаются друг от друга. Я полагаю, это связанно с их пищевым рационом. Лично я попал в эту больницу, в результате того, что инфекция поразила половину моего органа. Все врачи называли этот орган «кладбищем крови». Как только я услышал, что операции не избежать, я начал думать об этом каждый день. Ранее, моим сильнейшим страхом, было оказаться под ножами врачей. Но сейчас, я все воспринял вполне адекватно, точнее со смирением, из-за отсутствия другого пути… Но не моя мать… Она отчаянно возила меня по всем больницам города, в надежде, что один единственный врач, скажет, что все не так плохо. Ее попытки оказались безнадежными, и скоро, она это поняла. Тогда, ей уже ничего не оставалось, как ждать назначенного времени. Нас положили, точнее меня положили в третью палату. Она находится недалеко от столовой, на случай, если моему желудку вздумается подпитаться, но так как, я не любитель есть в общественной столовой, мне это не нужно. Мой отец отличный повар. Он работал им когда-то…лет 10 назад… И сколько я не уговоривал устроиться им еще раз, он никак не хотел. В конце концов, нашей семье лучше. Его различные творения, будем пробовать только мы, но вот мне видимо, какое-то время нужно посидеть на кашах, да на воде. Моему отцу скоро пойдет 47 год, а матери 38. Разница конечно впечатляющая, но я бы не сказал, что она сыграла для них какую-то роль. В семье нас четверо. Я, отец, мать, и моя ненавистная сестренка. С ней просто невозможно ладить. У нее даже друзей нет. Она груба, зла, равнодушна, но в последнее время я стал замечать за ней…вы не поверите…любовь сестры к брату. Она никогда не показывала это, скрывая за грубыми и оскорбительными словами. Я думал, мы ненавидели друг друга, но недавно она доказала совсем обратное. Ради меня, она несколько дней, упорно и настойчиво шила для меня мягкую игрушку, чтобы ночью я мог спокойно спать. Она принесла мне ее совсем недавно, это было 13 августа, ну, вчера вечером, если выражаться точнее. Ах да, забыл представить свою сестренку по имени — Эмили, Эмили Норман.
Моя мать, женщина добрая и заботливая , но очень часто нервничает. Таблеток она уже достаточно выпила, но ведь дело совсем не в них. Работы у мамы постоянной нет, но она понимает хорошо немецкий и иврит. Она работала учителем иврита, но так как вскоре появились проблемы с офисом, ее пришлось покинуть эту работу. Я думаю, что лучше ей сидеть дома, и отдыхать, ведь поработать она уже успела, а видеть, как она приходит каждый вечер уставшая, отчего у нее потом болят колени, я не могу. Моя мать высока и стройна, и эта стройность совсем не помогает ей в нагрузках, но она такого типа, когда ты можешь хоть все время употреблять еду, а толстеть…не получится. Ты просто поддерживаешь свой вес. Сам я Джон Норман, человек необщительный, неуверенный, да и к тому же, та еще зануда… Я часто читаю книги разных жанров, но окружающие моего возраста, считают, что я так всю жизнь и проведу, сидя за книгами, в поисках не понятно чего.Они считают, что книги делают мегя отсталым, но это не правда! Книги меня вдохновляют! Они показывают мне другой мир. Мир, за гранью возможного. Мир, за гранью обычного. Книги- единственное лекарство от деградации мозга. Они не только помогают нам в жизни, они просто поднимают нам настроение, дают нам надежду, и впускают в нас добродушие, сострадание. Потому что, я бы не сказал, что в мире людей, окружающих меня, часто можно встретить тех, кто будет по-настоящему, искренне, радоваться твоим успехам, и расстраиваться, когда неудачи взяли вверх. В моем списке, таких людей, буквально несколько, то есть моя семья, и моя подруга. Ее зовут Маргарет. Я могу ее назвать примером для подражания, правда ее характер сложен, да она и не собирается его раскрывать. Но если не обращать на это внимание, то она одна единственная, заботилась обо мне морально, хотя в связи с ее строгим воспитанием, она не имеет возможность дружить с такими как я. В ее круг общения входят только несколько девочек, которым она по-настоящему доверяет. А ее доверие, деталь хрупкая, стоит вам, хоть как-то поколебить ее уверенность в вас, как она тут же начинает сомневаться. Но сейчас мы с ней не общаемся. Она уехала из города далеко. Связь там, хоть ты расшибись, но она пару раз отправляла мне письма. Признаюсь, я вздрагиваю каждый раз, когда начинаю их перечитывать. Они написаны так увлекательно, так интригующе,и так грамотно. Она вкладывает в них кусочек своей бездонно доброй души. Как же я жалею, что родители увезли ее в это место… Там, она не имеет не малейшей возможности связанной с общением. Ей приходится помогать семье по хозяйству. Мои родители ничего о ней не знают. Все письма я тщательно прячу, чтобы ни один глаз не мог их прочитать, кроме меня. Можно сказать, что я… что я… в нее влюблен. Мысли о ней не раз помогали успокоиться, и улыбнуться. А взгляд, ее добрых карих глаз, заставлял почувствовать уверенность. Ее волосы казались мне такими легкими каждый раз, когда ветер взмахивал их вверх. Они развивались по ветру так медленно, и так свободно. Но я часто спрашивал, почему она их стрижет так коротко. Каждый год я видел ее нежные локоны, едва касавшиеся ее плеч, но они никогда не были длинее. Она говорила, что такая длина ей в самый раз. Признаюсь, я удивлялся каждый раз, когда узнавал ее. Я бы сказал, что она не такая как все, но это выглядело бы излишне банально. Я бы назвал ее необычной,но это тоже не то. Скорее, я назову ее близкой мне по моему характеру, и по укладу моей души. Что же насчет внешности, так она стройна и высока, даже чем-то напоминает мою мать. Уголки ее губ были приподняты, а сами губы были немного пухлы. Они отдавали розовато-алым оттенком, и благодаря этому, они казались еще привлекательнее.Молодая краска ее лица никого не оставляла равнодушным, но стоило лишь упомянуть о том, что она прекрасна, как она тут же принимала это за оскорбление. До сих пор не понимаю, как ей удавалось выглядить так потрясающе.
И снова вернемся к реальности, а именно, больничной койке. Медсестра приходит каждый день в 6:утра и 18:00 вечера. Это специальный распорядок для уколов, как я понял. И они редко его нарушают. Разница достигает 30 минут. А вот капельницы они ставят вовремя.
До операции оставался всего день, и они как могли, подготавливали меня к ней. Я уже получил нужные антибиотики. Единственное, что выводило меня из себя, это крики детей… Ко мне в палату привезли одного мальчика, лет трех. Он проглотил гвоздь, но несмотря на это, его мать продолжала спокойно наблюдать за тем, как он ползает по грязному полу, а также… прошу обратить внимание…лежит на нем, и кушает одновременно. Бабушка, которая находилась рядом, тоже спокойно сидит, и они разговартвают о своем, мне не понятном. И вот, этот ребенок, теперь ползет к окну, а она все еще продолжает сидеть. И только тогда, когда он дотронулся до трубы, и собирался подняться, она…встала. Она подошла, открыла занавеску окна, и стояла…а он уже стоял рядом. Скорее всего, вы подумали о том же, о чем и я, когда наблюдал за этим зрелищем… Вторым моим соседом, была девочка, лет 2-3, которая с самого прихода почти постоянно плакала. В ее вену, как и в мою тоже был вставлен катетер. Видимо от его боли она и плакала. А плакала она очень странно… Стоит ее матери отойти от кровати, как она тут же начинает плакать. Стоит ее матери только повернуться, как она тут же начинает опять пускать слезы. А мать ничего не может сделать. И мать плачет, и ее дочь плачет, и мои нервы плачут, и никому от этого не легче…

Глава 2. Операция..

14 августа. День хирургического вмешательства.
В 14:00 меня на железной медицинской каталке повезли в операционную. В то время, когда меня привезли, я был немного взволнован. Пульс увеличился, но не настолько, чтоб поднялась температура. Мне вкололи укол, точнее обезбаливающее. И уже спустя три секунды, я спал, как младенец. Операция длилась полтора часа. Врача мы вызвали из другой больницы, так как он лучший хирург нашего города. После того, как меня вывезли из операционной, я сутки лежал в реанимации. Там, я и очнулся, и увидел много людей смотрящих на меня. Это была моя семья. Я хотел было встать, но не мог. Они пытались объяснить мне, что в таком состоянии, я не смогу ничего сделать, и что мне нужно поспать. Но уснуть я так и не смог… и последующие три дня, я находился в слабом и обессиленном состоянии, но не в силах уснуть. Дело в том, что меня одолел страх… Многое время, я смотрел разные фильмы, связанные с убийствами и детективами. Позже, я очень об этом пожалел…Но однажды, я попытался уснуть. И они, друг за другом начали мне снится. Сначала головы детей, которые старели за секунду, вместо добрых улыбок, злорадный смех… Меня бросало то в жар, то в холод. Я засыпал всего на 20 минут. А нужно было потерпеть до 6:00 утра. Казалось мучениям нет предела… Поутру я начинал свою диету. На утро свежий творог, перемешанный с простоквашей. На обед горячий бульон, а на ужин простоквашу. Эм..воду мне тоже разрешили. Вот так выглядит мой рацион. После реанимации, меня привезли на той же железной медицинской каталке, но совсем в другую палату под номером 1. Она находится у входа, но еще ближе к столовой. И теперь, когда они готовят еду, я все это чувствую.Но запах не из приятных. Однажды, я решил посмотреть, что же они там так готовят. Я увидел глубокое железное ведро, на дне которого была манная каша. Все бы хорошо, если бы я ее любил, а как увидел ее в полужидком состоянии, так сразу же стало противно. И я медленно зашагал к окну. Ходить я начал два дня назад. Было… не очень легко… Но я старался. Я проходил от начала отделения, и до его конца. Потом я начал привыкать, и увеличивать расстояния. Лежать я уже не мог, так как болела вся спина и руки. А так, я мог посмотреть на то,что находится вокруг. Ночью, 18 августа, часов в 22:00, я наконец решился выглянуть в окно. Какого же было мое удивление, когда я увидел… звездное небо. Оно было так прекрасно, как никогда ранее. Звезды засыпали пебо своим очарованием. Каждая звезда, отличалась от другой. Как они сияют!!! Я было чуть не упал на месте. Все это, заставило меня задуматься о том, почему в то время, я не мог этого оценить. Почему я был настолько глуп, что не замечал той красоты, что находится вокруг. Я измучил себя вопросами, но не находил на них ответы.
А как пахнет ночь… Ммм..Этот запах сводит меня с ума! Он так свеж и легок. Я впервые вдохнул его за последние семь дней. Теперь, я чувствую его совсем другим. Я словно погружаюсь в нотки его запаха, словно становлюсь их частью, и лечу вдоль темных аллей и садов… под звездным небом..над рыхлой землей. Эта ночь стала для меня наилучшей, ведь я смог уснуть и проспать до 6:00 утра. Видимо, нужно почаще вставать с кровати и дышать ночным воздухом.

Глава 3. Так важная для меня забота…

20 августа. Сегодня ничего особенного не происходило. Я продолжал лежать на кровати, и слушать, уже который по счету раз, мой плейлист. Мелодии, входящие в него расслабляют. Но, я думаю, что все зависит от времени прослушивания. Если слушать, к примеру, в спокойном состоянии, то мелодия может казаться вам приятной, но когда(лично я) начинаю злиться, то классика выводит меня из себя. Я становлюсь еще злее и агрессивнее, но если пропустить эти детали, то классика вполне подходит для тех, кто пытается хоть что-то описать более или менее сносно, как я, который в результате отсутствия словарного запаса, не может написать всю суть пройденного… Сегодня вечером, часам к восьми, ко мне в палату завезли нового соседа. В нынешней палате, находятся три кровати. Одна, та, что справа от меня, заняла моя мать. Какое-то время, как и других матерей, ее не пускали, и ей нужно было приходить только на час. Но вскоре, ей разрешили, правда, постельное белье ей так и не дали, но…мама принесла все с собой из дому. Она проводила со мной целые дни и ночи. Она не могла уснуть, когда мне бросало то в жар, то в холод. Она тихо садилась на маленький деревянный стульчик, и аккуратно меня поглаживала. Как только, мне становилось легче, я засыпал, но стоило ей отойти от кровати, как я просыпался, и онс снова садилась на маьенький деревянный случай. Все бы хорошо, она засыпала, но через три дня, из-за частого сидения на этом стуле, и лежания на твердой кровати ( я говорил, что окно подле которого она спала, повлилияло своим прохладным ветром, но она отвечала,что это не так) у нее заболела спина. Она не могла даже встать, чтобы прогуляться. Те медсестры, что заходили в палату, заметили это, и предложили вколоть укол. Точнее, это была медсестра лет 48. Очки, что она носила на себе, постоянно с нее спадали, и ей ничего не оставалось, как их убирать. Она делала уколы очень безболезненно, и моей маме, она также вколола аккуратно. Мгновенного эффекта, как и ожидалось, не произошло, но на следующий день, ей стало лучше. Теперь, она уже могла ходить и сидеть спокойно. Не могу не отметить, что мне было очень больно, когда я осозновал, что все это из-за меня. Я хотел было предложить ей отдохнуть наконец, на что она ответила, что будет сидеть, пока я не усну. Как же стыдно…надеюсь, что совесть не сломает меня полностью…
А слева от меня, находилась еще одна кровать, на которую положили моего нового соседа, точнее соседку. Позже я узнал ее имя. Ее назвали Лорой. Ей исполнилось на днях 14 лет, но для своего возраста, она выглядела достаточно упитанной. Мать и бабушка, приехали вместе с ней, и в то время, когда Лору оперировали, они ходили по палате, вытирая слезы, белым, едва потертым платком, прося мою мать, помочь им с настройками телефона. Я слышал, что ее отец находится в Польше, поэтому он не мог приехать, но он звонил пару раз, а так как они не могли разобраться с тем, как же нужно отвечать на звонок, то все вызовы были пропущены. От этого, их глаза больше не могли сдерживать свое страдание, и слезы хлынули рекой. Я наблюдал за ними около суток. Через пол часа, эту девочку, привезли в палату. Сама девочка очень избалованная, не воспитанная и излишне чувствительная. О, я вам расскажу, что творилось после ее операции. Это самый интересный момент. Медсестры окружили ее, чтобы проверить ее дыхание, и поставить пробу. Правая рука, для этого отлично подошла. Дыхание было в норме,но сама Лора была еще под наркозом. Они подняли нужный им шприц, и начали по-немногк вкалывать в ее вену, тут то самое интересное. Она двинула рукой так, что иголка отлетела, и весь раствор разлился по всему полу. Медсестры в недоумении, бросились искать иголку, а девочка продолжала спокойно спать… Я был настолько удивлен этому феномену, что последующий час, точно не мог уснуть.
Утром, следующего дня, я решил узнать ее получше.
— Здравствуй. Меня зовут. Я очень рад приветствовать новых соседей.
— Привет,- она улыбнулась, и начала пристально всматриваться в одну точку. Я бы не хотел вам говорить об этом, но не могу не сообщить, что палата, в которой мы находились, была заполнена…тараканами, большими и маленькими, то быстрыми, то напоминающими пьяного. Они появлялись в неудобные моменты, и каждый раз, когда мы их видели, мы боялись, что станем для них обедом. Но это еще ничего. На днях, все палаты очистили от всех тараканов при помощи специальных вредных веществ. Так они все…прибежали к нам в палату. Долго же мы еще не могли привыкнуть. Ладно бы я просто разглядывал стену; и он бы спокойно себе полз, но нет. Он начинает ползти в то время, когда приходят с капельницей в руках. И каждый раз, конда это происходило, я дергал рукою во время капельницы. В общем, это было то еще , жуткое зрелище…
Долго, эту девочку не держали. На первый день, после операции, ее заставили встать, и спуститься на первый этаж, для проверки, только я позабыл чего… а на третий день, уже была готова ее выписка. Мы все были удивлены. Но больше я удивлялся тому, как она сразу начала много кушать. Ее аппетит был в норме, как и сон. Что не скажешь обо мне… но я не буду сравнивать. Моя и ее болезнь, все то же, что сравнивать дуб и цветок.

Глава 4. Новые соседи…

21 августа. У меня снова новые соседи! На этот раз, завезли двух девочек. Одной было 5 лет, другой 12. И обе, как сговорившись…устроили болото для слез… я говорил с одной девочкой, той, которой 12 лет, и она сказала, что основной страх исходит из-за боязни быть не правильно вылеченной. У нее, как и у многих болел правый бок. Операция не долгая, займет около 20-30 минут, в зависимости от того, как вы будете себя вести. Люди перед операцией делятся на два типа:
1. Это те, кому все равно, что с ними будет. Они считают, что если им и суждено жить, то они будут жить при любых обстоятельствах.
2. И второй тип, это те, кто до ужаса всего боятся. Даже незначительной боли.
Эта девочку можно отнести ко второму типу людей перед операцией. Я попытался ее успокоить, попытался дать понять, что все это зря. Все это выглядело примерно так:
— Привет,- начал взволнованно я.
— Привет,- засмущавшись, ответила она.
— Почему ты плачешь?
— Я..боюсь…
— Чего? Чего ты боишься?
— Я никогда не…не… Я боюсь операции…
Тут она начала плакать навзрыд.
— Успокойся, пожалуйста… Хочешь, я расскажу тебе одну интересную историю про девочку, которой тоже назначили операцию?
— Да…хорошо…
— В одном очень большом городе, жила одна очень маленькая девочка. Ее звали Сьюзи. Она была очень стеснительной, и боялась всех и все. Она никогда не выходила из дома, потому что у нее не было друзей. А она так хотела, чтобы у нее была очень хорошая подруга. И в один день, она очень сильно заболела. Она так боялась, что начала плакать. Она плакала день и ночь, пока не наступил день, когда ее нужно было лечить хирургам… Все прошло хорошо. Она ничего не почувствовала, потому что в ее маленькую и нежную ручку, вкололи очень маленький укольчик. Он был совсем не больным. А спустя секунду…она спала крепким детским сном…А когда ее привезли домой, то она долго лежала и думала… а чтобы ей не было скучно, ее мама, каждый день помогала ей вставать и выходить на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. И вот однажды, она увидела очень миленький желтенький цветок. Она очень хотела его понюхать, но не могла… а в это время, мимо проходила другая маленькая девочка. Она посмотрела на нее, и поняла, что ей нужно помочь… она сорвала ей желтенький цветочек, и окружила его ромашками. Получился маленький букетик, который она подарила ей.
— С..спа…спасибо.
— Не благодари меня, мне не было жалко. Я хотела тебе помочь, потому,что чувствую, что ты очень добрая. И я бы очень хотела, начать с тобой дружить…
— Я..я..конечно…я очень люблю дружить…но у меня нет друзей…
— Совсем никого?
— Нет, ни одного..
— Отлично, тогда я буду твоей первой подругой!
— Меня зовут.. Сьюзи..
— Как же приятно! А меня, зови Лесей.
— Хорошо…
— Ой, тебе же прохладно.
Она крепко обняла ее, даря ее свое искреннее, доброе, детское тепло.
С тех пор, они всегда гуляли вместе. Они стали очень хорошими друзьями. И Сьюзи, была очень счастлива. Такого, она совсем не ожидала. Теперь тебе стало легче??
— Да, теперь, мне хочется поспать…
— Приятных снов. И не бойся. Тебе нельзя бояться.
— Хорошо.
Ее бабушка пристально смотрела на меня все то время, что я потратил на мой рассказ, но позже, к ней присоединилась вся палата, а еще позже и медсестры…

Глава 5. Ожидание так тягостно.

21 августа. Вечер. Уже около шести часов, мы ждем врача. Он разговаривал с моим отцом, и сказал, что если все будет хорошо, то сегодня же выпишем… А нам ждать, когда он ве вернется… уже шестой час ждем… оказалось, что на окраине, был тяжело больной мальчик, которого никак не могли привезти в городскую больницу. А наш врач, оказал ему основную помощь. Я уже отчаялся, как вдруг… я услышал, что кто-то открывает замок двери. И тут, я резко подскочил, но вспомнив, что я не просто так сидел долгое время, я медленно присел на кровать. Моей радости не было предела! Я готов убежать, нет, улететь отсюда! Как тут было тяжело… Домашняя обстановка, она более уютная. К ней мы все привыкли, поэтому и спать дома легче и лучше… В доме, и стены свои, и мебель мягкая, и кушается тоже аппетитней… я в полнейшем восторге! Ужас, я аж прослезился…
Через 30 минут, мы вызвали такси, и уже через две минуты, я был дома..нет…я был в…раю.. Это непередаваемые ощущения! Так…нужно успокоиться..фух..

Глава 6. Дом, мой милый дом

22 августа. Я наконец почувствовал, что я живу.. Аккуратная, чистая, мягкая постель.. Я впервые, за последнюю неделю, уснул на всю ночь. Сон мне приснился очень странный. Словно иду я по берегу нежно голубого моря, и собираю маленькие ракушки, а рядом со мной…Маргарет… ах..как же я скучаю… я собирал эти белые, целые, маленькие ракушки для нее. Но она так и не забрала их у меня… возможно, это связанно с напрасной надеждой вновь ее увидеть. Нет, я не должен о ней думать… нет, не могу…Хорошо, я попробую еще раз…
Так…глубокий вдох, глубокий выдох…мне нельзя нервничать…
— Сынок, как ты себя чувствуешь?- тут в комнату зашла мать.
— Что?
— Как ты себя чувствуешь?
— Прости, я задумался… Но чувствую себя отлично.
— О чем ты задумался?
— Ни о чем важном… Тебе не о чем волноваться, поверь.
— Может ты хочешь выпить воды? Или покушать?
— Нет мам, не сейчас. Я..хочу полежать…
— Не забывай, что тебе нельзя долго лежать. Тебе нужно почаще ходить.
— Хорошо мам. Я встану чуть позже.
— Я могу спокойно уйти в свою комнату?
— Да мам, можешь. Все в порядке. Тебе нужно отдохнуть. Ты слишком много напрягаешься. Ты вчера весь вечер убиралась, и все утро…Так нельзя.. полежи немного.
— Если что, ты зови.
— Позову.
Мама заходит в комнату несколько раз в день, чтобы убедиться, что все в порядке, а также, чтобы обработать рану. Правда, мы не знаем точно, как разбавить йод, чтоб он не был таким темным, но это не страшно.

Глава 7. День снятия шва.

25 августа. Пятница..день назначенный врачом для перевязки. Он осмотрел весь шов вдоль и поперек, и сказал, что пора развязывать. Я старался не смотреть на это, так как вид придает еще больше боязни, а я не очень хочу, чтоб он мне приснился ночью. Конечно же, было немного больно, но это терпимо. Шов у меня, я вам скажу, не маленький. Рана была глубокой, но все обошлось, и хорошо. Теперь я буду восстанавливаться сам. Буду чаще гулять. Диета по-немногу отпадает, и я очень рад…
Осталось только подумать, куда пойти гулять, когда я смогу лучше ходить. Я знаю один очень прелестный парк. Там очень свежо и приятно. Можно даже находиться там часами. Но весь вид парку, придает именно цветок, который находится в его центре. Его окружили забором, чтобы люди могли на него посмотреть, но не в коем случае потрогать, иными словами, недосягаемая красота. Но он действительно стоит того, чтобы прийти туда.

Глава 8. Неприятные новости.
30 августа. Около трех часов дня. Ко мне подошла мама.
-Сынок.
-Да мама. Что ты хотела спросить?
— Как твое самочувствие?
— Достаточно хорошее..
— Это очень хорошо. Я пришла к тебе, чтобы сообщить одну новость.
— Я весь во внимании.
— Мы с твоим отцом… мы с твоим отцом решили, что нам всем лучше переехать…
— Куда?Стоп..Зачем?
— У твоего отца, возникли некоторые проблемы с финансами, а в этом городе все дорожает просто на глазах…
— Нет. Подожди. Почему вы считаете, что в другом городе будет легче жить?
— Ему предложили очень выгодную работу.
— Это не оспаривается. Так я понял?
— Да.
— Тогда, я хочу сейчас же увидеть в последний раз, мое любимое место.
— Хорошо…Ты можешь пойти туда. Но возврашайся быстрее. Через час,твои вещи должны быть собраны.
Я быстро схватил свою темный шарф. Обмотал вокруг горло, и направился в тот самый парк.
Я подошел к тому самому цветку. И.. я увидел чей-то знакомый силуэт.. О боже..Я шепотом произнес ее имя..Маргарет.. Я ее окрикнул, но она меня не услышала… я хотел побежать, но она была не одна… Родители что-то говорили ей, но я не мог разобрать ни слова…Я стоял в полной панике. Я даже не помню, как я вернулся домой. Я помню только ее силуэт, уходящий вдаль, все глубже и дальше..там, где мне ее не достать…

Глава 9. Новое место жительства…другая жизнь

Утро следующего дня. Мы прилетели совсем в незнакомый для меня город, и он ни чуть меня не радовал. Я негодовал… я ненавидел все вокруг… мир показался мне опустошенным.. Мать не раз спрашивала, что произошло. Но я так и не смог ей рассказать…не смог…
И вот, я уже в новой школе, в кругу новых людей. Учиться я продолжаю усердно, отчего являюсь лучшим учеником. Но если бы мне это было нужно. У меня появились друзья. Они очень добродушные и веселые, но их веселье на меня ни чуть не действует.
Им я тоже, так и не смог рассказать… Но учеба помогла мне отвлечься, и обратить внимание на другое.
Через 10 лет, я смог найти себе работу. Я следил за огромным центральным садом, в котором можно встретить абсолютно не похожие друг на друга цветы, в том числе, и тот цветок… я ухаживал за ним больше, чем за всеми остальными цветами, потому что своей красотой, он продолжал напоминать мне Маргарет…

Глава 10. Конец

Прошло еще 10 лет. Но я ее так и не видел… А недавно, я женился на девушке, по имени Шерри. Она тоже родом из моего города, а также она очень воспитанна,начитанна, добра и терпелива.
Она наполнила мою жизнь светом, жаль, что не таким ярким, как раньше… но в этом виноват только я.. я сам все устроил так, как сейчас живу.. все, что вокруг меня, обустроено так, именно мной. Но я хочу сказать лишь одно. Не принимайте такие решения, которые могут превратить будущее в прошлое. Прошлое не возвращается. Его нужно забывать, чтобы ваши цели и будущие мечты стали для вас реальными. А так мучиться, как я, я вам не желаю.

Добавить комментарий