Луна или Месяц ?

Гал Харб

моноспектакль или пьеса для одного актёра

Луна или Месяц?
(исповедь)

Оксана – Девушка 20-24 лет, худая, в джинсах, похожа на юношу, коротко
подстриженные волосы, рюкзак за спиной.

(Она медленно идёт по пустынным улицам ночного города, вдоль дорожной
трассы.Навстречу проезжают машины, нарушая тишину рёвом моторов. Круглые
фонари освещают дорогу весёлым хороводом полных лун, в её душе необъяснимое
чувство ожидания…)

– Ночь…Сейчас всё не так как днем, всё как будто наоборот. Сильный
становится слабым, а слабый – сильным. Теплый июньский ветер гладит меня по
голове и уже растрепал волосы, но мне всё равно. Никто не ждёт меня и я
могу не спеша идти куда хочу. Я часто брожу по ночному городу. Людей почти
нет, разве что проскользнёт в ночь одинокая фигурка, за захлопнувшейся
стеклянной дверью какого-нибудь магазина, да растворится в черноте . Небо
усыпано звёздами, словно неведомая сила , удивившись мрачной пустоте,
решила немного поразвлечься: сдула с гигантской ладони горсть разноцветной
блестящей пыли, которая разлетелась во все стороны, создавая свои не
похожие ни на что узоры. И зазвучало ночное небо звёздной какофонией,
волшебно освещая пространство мириадами мигающих огоньков, прокалывая душу
бесконечными звуками.
А я иду и иду…. вот уже и фонари, расступившись, остались далеко позади.
( Шум ночной трассы сменил легкий всплеск волнующихся вод. )
– Здесь у реки гораздо тише, чем там в бурлящем муравейнике большого
города. Сегодня мне легко идти. Странно всё таки устроена жизнь… Кто-то
спешит в тёплый дом, созданный из любви и желания тихого счастья, где ему
всегда рады, где его всегда ждут. А кто-то пытается раствориться в темноте,
исчезнуть из бурного водоворота дней и ночей.
( Оксана подошла к берегу и посмотрела на черную воду, посередине
светилась лунная дорожка. Она села на большой камень, одиноко лежавший на
берегу, и залюбовалась игрой лунного света.)
– О, Луна! Что пытаешься ты нарисовать на этой дрожащей глади воды? Или ты
просто разглядываешь своё отражение? Как ты красива сегодня! Бледно желтый
цвет тебе к лицу. Сейчас ты выглядишь счастливой, налитой жизнью женщиной.
Но с каждым днём ты будешь терять свои округлые формы, худеть. Что же так
мучает тебя? Или устала ты гулять одна? Или хочешь ты, чтобы любовались
тобой не только ночью, но и днём, при свете солнца? Ещё пару недель и ты
совсем исчезнешь в черной пустоте, лишь тоненькая полусогнутая полоска
сохранит память о тебе. Ты опять уйдёшь, не оставив надежды на своё
возвращение. Захочешь ли вернуться?
(Тишина в ответ… Только звёзды подмигивают , успокаивая…)
-Я люблю приходить сюда ночью. Здесь тихо, спокойно, и я могу быть самим
собой без боязни усмешек, издёвок и осуждения. И ты возвратилась.(Оксана
смотрит на небо) Но не той полногрудой Луной, что я люблю…, а юным Месяцем.
Что за чудо природы?
Неужто наскучило тебе быть женщиной и ты решила примерить на себе мужское
обличье? Месяц, ты не торопишься играть своими лучами с рыбками в реке. Ты
сдержан, суров и одинок. Но, видно, сжалился над твоими страданиями Творец
и дал тебе шанс вернуться в свою ипостась, вырасти, наполниться,
округлиться и снова стать Луной. Как же просто всё у тебя получается… то ты
Месяц, то – Луна, то снова – Месяц. Кто ты на самом деле?
Я часто думаю об этом, сидя здесь на берегу реки, у темных и спокойных вод.
Вот и сегодня, глядя на полную Луну, я пытаюсь найти ответ и прошлое
кружится в моей голове.
Когда я родился, мама назвала меня Оксаной, она ведь девочку хотела. Но
почему, почему мама решила, что я – девочка? Ведь с таким же успехом она
могла решить, что я – мальчик. Судьба сыграла злую шутку, соединив два пола
в одном теле. Кто я? Или душа, воплотившаяся во мне ошиблась временем? Или
во мне живут две души одновременно? Ведь раньше…, как гласит легенда,
давным давно жили на Земле андрогены. Это были двуполые существа, целостные
и гармоничные. Они ещё не были разделены гневом завистливых богов на две
половинки – мужчина и женщина. Теперь никто не верит в давнее предание. Но,
как предсказывает эта легенда, когда-нибудь в будущем эти половинки снова
соединятся и будут неразлучны с рождения, вновь пребывая в одном теле. А
что же сейчас, если вдруг рождается человек наделённый мужским и женским
началом одновременно?
– Что мне делать, Луна?
(Оксана обращается к луне).
– Как мне научиться легко играючи менять своё обличье? Как мне справиться с
этим?
Мама решила, что будет проще вырастить меня как девочку. Сколько себя
помню, дома запрещалось обсуждать эту тему. Родители стыдились, что их дитя
не такое как у всех, скрывали как могли мой пол, а точнее мою двуполость. А
когда я однажды сказал папе, что умею стоя как он писать, то был сильно
наказан за это, и мама сказала чтобы я всё делал как девочки, даже это.
Тогда-то за мной начали тщательно следить, чтобы я не дай Бог, не
опозорился, даже когда был в туалете. Я не мог понять почему у меня такое
тело, у других детей я ни разу не видел признаков мальчика и девочки
одновременно, но почему ЭТО было у меня? Когда я пошёл в школу, то уже умел
хорошо конспирироваться. Я правильно играл роль девочки, хотя давалось мне
это дорогой ценой. Я ненавидел себя за Оксану. Я ни на миг не мог
расслабиться и просто играть, бегать и баловаться как все остальные дети.
Меня тянуло к мальчишкам, к их озорным шалостям и играм. Так хотелось
иногда погонять в футбол или даже подраться, но я не мог себе этого
позволить, ведь обычно девочки так себя не ведут, а вдруг обнаружится моя
убийственная тайна… нет я не мог этого допустить, да и родители бы
заругали. В такие минуты я, задыхаясь от бессилия, убегал куда-нибудь, где
не было никого. Там я кричал, что было сил, и плакал от обиды. А дети
считали меня дикой..Дразнили. Но самое страшное испытание в школе было –
медосмотр. Что только я не придумывал, на какие только ухищрения не шёл,
только чтобы не пойти на него. Прогуливал, опаздывал….От одной мысли об
этом у меня сердце в пятки уходило…Так я рос один, без друзей, без подруг.
Кому я мог сказать правду о себе? Кому мог открыть свою душу? Если даже
родители не были со мной откровенны, они лишь продолжали молчаливо
подыгрывать навязанной мне роли, при этом испытывая стыд и страх перед моим
возможным разоблачением. А время шло и я взрослел. Помню исполнилось мне
тринадцать лет. Все девочки в классе начали меняться, у многих появилась
грудь, и только я не становился женственнее, грудь у меня вообще так и не
выросла до сих пор. “Плоская!Плоская!”- часто слышал я вслед. Школьное
платье висело на мне как на вешалке. Смешно сказать как я тогда выглядел.
Ноги чуть чуть кривоватые, покрыты волосами. Попка маленькая, а плечи
вымахали широкие.Я начал походить на угловатого мальчика-подростка. А уж
когда стали появляться первые усики и борода, я не мог больше прятаться за
девчачьими платьями. Природа брала своё. Выглядел я тогда в школьной форме
как ряженое чучело. Одноклассники стали странно смотреть на меня,
сплетничать за спиной. А однажды поймали в подъезде, когда я возвращался со
школы, да задрали платье….Господи, я думал не переживу этого унижения. Это
был конец всему… Не помню как я влетел домой, открыл газ, лёг на
пол…Помню только хохот, не смолкающий, безумный хохот… Задыхаясь от
слёз, раздираемый отчаянием, я ждал конца…Вдруг, неожиданно рано, пришла
с работы мама, распахнула окна, двери, проветрила всё, стала
причитать,ахать…Мы сидели на полу, обнявшись и плакали. Бедная моя мама…
тебе тоже не легко со мной, ты хотела мне добра, но не знала как это
сделать, все твои попытки только усугубляли ситуацию. В тот ужасный день ты
спасла мне жизнь. А зачем? Чтобы я продолжал мучиться и дальше?
С тех пор проклятое слово “гермафродит” прочно вошло в мою жизнь. Гермес и
Афродита были первыми, у кого родилось двуполое существо. Как к этому
отнеслись остальные Боги?
…Если бы я мог вернуть назад свою жизнь в ещё до рожденье, то только об
одном молил бы Бога, чтобы дал мне однополое тело. Я согласен даже на
женское, но чтобы с рождения и до смерти быть только женщиной, а не
посмешищем в юбке. Пусть будут косички, бантики, платьица и куклы. Пусть я
буду Оксаной, но чтобы только она была нормальной девочкой и жила
нормальной жизнью. Влюбилась бы, замуж вышла, детей бы родила, чтобы всё
как у всех. Как я хочу такого простого человеческого счастья испить, хотя
бы глоток… А кто я? Кто полюбит меня? Кто захочет быть со мной … таким?
Любовь…однажды встретил я тебя… Это было после первого курса института,
на практике. Нас послали работать в библиотеку. Было лето, жарко. Она
появилась как мираж… Я никогда не испытывал ничего подобного. Меня словно
окутало облако сна. Тонкое полупрозрачное платье мягко подчеркивало её
стройную фигурку . Она шла как фея, меняя всё вокруг, и улыбалась. Даже
воздух стал свеж и ароматен. Я, вдруг впервые в жизни, увидел такое
ослепительное солнце, посылающее лучи зелёной листве деревьев, услышал
щебет птиц за окном. Мир как будто ожил после долгой спячки и преобразился,
наполняя жизнь новыми красками и смыслом. И всё вокруг томно зашептало:
“Любовь, любовь, любовь…” Я потерял ощущение времени и впервые забыл о себе
самом. О, это было такое упоительное мгновение счастья! Она подошла ко мне,
что-то спросила ….О!!! какой обворожительный голос.
Я потерял дар речи. И хотя на мне тогда были джинсы и футболка, да и волосы
я уже стриг очень коротко, я не смог ответить ей, а только кивнул в ответ.
Потому-что голос у меня тонкий, как у девушки и я побоялся выдать себя.
Лена ….
Лена стала для меня всем: воздухом, мечтой, любовью. Я находился в
состоянии некоей эйфории и опьянения от неё. Мы работали вместе. Не знаю
что случилось со мной, но через десять дней, когда мы случайно оказались
одни, между книжных стилажей, я засмотрелся в её зелёные глаза и…..утонул.
Я погиб окончательно и бесповоротно. Я чувствовал как хочет вырваться из
груди моё сердце. Опьянённый близостью к ней, я медленно летел в
пропасть…Весь мой самоконтроль рухнул в небытие… Я приблизился и..
поцеловал её в губы. После пощёчины мне пришлось пережить унизительный
разговор в кабинете директора. А потом несколько молодых людей поймали меня
вечером и сильно избили. Нос сломали. Они пинали меня и пинали, а я видел
только зелёные глаза перед собой и чувствовал вкус её губ, Леночка..Я был
даже рад, что меня бьют, я лишь ждал конца, последнего вздоха, ведь теперь
жизнь моя потеряла всякий смысл. Теплая струйка крови наполнила рот, боль
растеклась по всему телу, я хотел умереть, и ждал этого с нетерпением, я
жаждал, наконец-то, выйти из водоворота жизни. Удар, ещё удар, мне уже всё
равно… Красное облако заволокло глаза пеленой.
Тишину нарушали тупые звуки пинков. Чей-то крик…
Я очнулся в больнице, весь перебинтованный и в гипсе. Ну почему они не
забили меня насмерть, чтобы я не мучился больше. Почему?
С тех пор сторонюсь я людей совсем. Выхожу гулять по ночам, как сейчас.
Прихожу сюда, на берег реки, и разговариваю с Луной. Она единственная моя
собеседница. Один раз, правда, заговорил я с парнем, он тоже был здесь на
берегу… одинокий, он оказался гомосексуалистом, пригласил меня на
вечеринку. Но я не хочу. Я другой. Я мужчина, которому нравилась одна
женщина, ради которой я был готов на всё. Транссексуалы, те полностью
переходят грань мужчина-женщина, но это тоже не для меня. Я не хочу
изменять свое тело. Зачем мне искусственно создавать то, что у меня есть от
природы? Да, мне присущи два начала, только мужчина во мне сильнее и
эгоистичней. А женщина, Оксана, которую я так стыдился и от которой мечтал
освободиться , та, что говорит во мне таким слабым голосом, может быть и
есть моя половинка? Как же я предам её? Может она, та единственная родная
душа, которая не может прожить без меня ни одного мгновения, которая хочет
дышать со мной одним воздухом, которая готова ради меня на всё даже на
смерть, только чтобы вместе? Может поэтому мы и родились в одном теле?
А если это правда, что в будущем люди из мужчин и женщин снова вернутся в
состояние андрогенов и сбудется древнее пророчество о двух половинках,
которым не нужно будет больше искать друг друга, не нужно будет страдать от
одиночества и непонимания. Однажды встретившись, души не захотят больше
расставаться. И когда, наконец, каждый найдет себя самого в другом
человеке, то совершенно другие существа, с красивым названием – андрогены
возродятся на Земле. Влюблённые будут вместе даже после смерти, а
воплощаться станут только в одном теле, для полной гармонии и экстаза,
соединив мужское и женское в одно целое. И однажды потерянное счастье снова
вернётся на Землю….
А я – один из первых, ещё не понятых людьми. Я бегу от всех и о своём
двойном одиночестве могу рассказать только тебе, Луна или Месяц, ведь ты и
сам такой же, один из нас. Я подожду… я смогу долго ждать, чтобы однажды не
побояться стать самим собой, самодостаточным и гармоничным.

(Ночь сгущается, музыка сфер навевает покой)

– Бесконечность уже не пугает, ведь я со своей единственной любовью –
Оксаной.

(Оксана медленно встаёт и идёт домой.)

Занавес.

Не использовать без письменного согласия автора.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.