Фиаско.

Фиаско.

Планета приблизилась неожиданно быстро. Она выглядела голубым, изумительно красивым гигантским шаром. Сквозь прозрачное облачное ожерелье просматривались континенты, горные цепи и сверкающие водные пространства.
Планетарные двигатели были застопорены, а управление звездолётом взял на себя главный нейрокомпьютер. Позади остались миллионы световых лет.
Их учёные не ошиблись. В этой галактике действительно оказалась планета, на которой существует жизнь. На экранах звездолёта двигались странные существа. Они жили, в основном, в крупных городах, и поведение их казалось вполне осмысленным. А когда зазвучала их речь и музыка, сомнения рассеялись окончательно.
Корабль медленно дрейфовал над крупной страной. За сутки все члены экипажа освоили незамысловатый земной язык, историю развития человечества, его культурный и научный багаж. Некоторым нравилась колдовская мелодичная музыка, а других привлекали яркие спортивные зрелища, называемые землянами футболом.
В стране царило необычайное оживление. Разумные существа о чём-то ожесточённо спорили, устраивали ежедневные митинги и шествия. Скоро экипаж догадался, что они выбирают из своей среды кандидатов в органы власти. Как и в любом разумном обществе, здесь существовала строгая иерархия и страной управляли опытные, знающие люди.
Команда звездолёта с интересом следила за перипетиями предвыборной борьбы. Кандидаты предлагали абсурдные и нелепые проекты: снижение цен на товары и бензин, повышение каких-то пенсий и зарплат, сокращение безработицы, равноправие сексуальных меньшинств, борьба за чистоту атмосферы и другие.
Разговоры о воздухе особенно удивили космических пришельцев. Какая может быть чистота воздуха, если на этой планете его уже нет ! А атмосфера сплошь состоит из угарного газа и сероводорода !
То обстоятельство, что существа не съедали не угодивших им кандидатов, ещё раз подтверждало их разумный уровень. Но вызывало недоумение низкое, безнадёжно отсталое развитие цивилизации. Дымящие трубы, чадящие автомобили, примитивные заводы производили удручающее впечатление.
Предложение командира звездолёта послать на Землю своего кандидата для оказания помощи братьям по разуму было встречено с одобрением. Выбор пал на Тэя – молодого астронавигатора. По земным меркам ему было, всего-навсего, семьсот лет. Вначале Тэю предстояло стать депутатом парламента. Благодаря своим возможностям, он мог заметно улучшить положение дел в стране, предложив программу, исключающую тупиковые пути. К услугам экипажа был банк информации с опытом общественного развития тысяч цивилизаций в сотнях галактик.
Тэй мало в чём походил на землянина. Люди могли принять его скорее за крупное насекомое, издающее звуки в ультразвуковом диапазоне. Этап биотрансформации молодой астронавигатор перенёс привычно и безболезненно. Теперь, освоившись в новой ипостаси, он ничем не отличался от землян.
Глубокой ночью на окраину города бесшумно опустился белый шар, испускающий мягкое голубоватое мерцание.
А утром к проходной большого завода подошёл ничем не примечательный с виду человек. Был он молод. Широкая грудь распирала футболку. На простодушном лице радушно сияли голубые глаза. Новичка определили в ученики к мастеру Евсеичу. Старый мастер, прищурив выцветшие глаза, искоса взглянул на Тэя.
– Ещё одного сосунка прислали, – мрачно проворчал он. – Завтра же сбежит.
Молодой рабочий, вытиравший ветошью руки, лукаво предложил новичку:
– Слышь, браток, сходи на склад и попроси гаечный ключ с подсветкой. Позарез нужен !
Это был коронный номер бригады. Все с нетерпением ожидали незадачливого новичка, который, прочесав весь завод и доведя до бешенства кладовщика, вернётся с пустыми руками. А потом этот случай будет со смехом вспоминать весь город до тех пор, пока бедняга не выйдет на пенсию.
Вопреки ожиданиям, новичок вернулся быстро. В руках у него блестел новенький, неземной красоты, гаечный ключ с подсветкой…
Молодой рабочий продолжал вытирать промасленной ветошью уже не руки, а лицо.
– Во, чудик, даёт ! – запоздало опомнился он. – Ты что, из-под земли его достал ?
– Нет, с неба, – покачал головой Тэй.
Евсеич подвёл астронавигатора к огромной, в человеческий рост, металлической болванке.
– Ну, вот, милок, твоя работа. За месяц должен эту болваночку из квадратной круглой сделать. С помощью вот этого компьютера, – указал он рукой. – Кувалдой называется.
Тэй лихорадочно рылся в своей памяти, но аналогов этому инструменту сыскать не мог.
– Это, что, действительно, компьютер ? – усомнился он.
– Эх, деревня ! Ты что, с Луны свалился ?
– Нет. С Геоцентры номер 3569790543218889, – добродушно сказал Тэй, говоря сущую правду.
– Сейчас поработаешь кувалдочкой, а вечерком мы с тобой вместе пошутим. Работай, шутник, – напутствовал его Евсеич.
Он не без основания считал, что языком работать куда легче, чем кувалдой.
Тэю этот инструмент так приглянулся, что он решил прихватить его с собой для Музея Времени. Мозг астронавигатора, среди десятков вариантов работы с кувалдой, вычислил единственно верный. А нечеловеческая сила помогла ему. С металлической болванкой Тэй управился за три дня. Она даже не требовала дополнительной обработки. Все говорили, что Евсеич подготовил достойную смену, что в коллективе не зря ведётся большая культурно-воспитательная работа среди молодёжи.
Тэй стал передовиком производства и активно занялся общественной работой. Без него трудно было представить любой президиум.
Не мешкая, астронавигатор завалил директора завода Куськина грудами блестящих технических проектов, включая их математические модели.
– Это, конечно, хорошо, что простой молотобоец пытается помочь родному заводу, – сказал Куськин, теребя клинышек своей ухоженной бородки. – Но скажи, дорогой, что произойдёт, если мы увеличим производство продукции в сотни раз ? Придётся расценки скостить, нормы выработки пересмотреть. А сколько рабочих нужно уволить ? И это при такой безработице ! Да мне профсоюзы голову оторвут ! Это же журавль в небе. Ты тут, вот, к кувалде прицепился. А она, между прочим, всегда вывезет. Такой кувалдой ещё мой прадед орудовал. А куда мы денем институт Кувалды ? Там ведь учёные сидят, головы ломают, диссертации защищают. А не дурью маются, как некоторые, – сухо добавил директор, недвусмысленно глядя на Тэя.
Их беседу прервал заливистый телефонный звонок. Куськин снял трубку.
– Что, опять, – поморщился он. – Сколько человек, говоришь ? Семь ? И все пьяные ? В вытрезвителе ? Безобразие !
Директор в сердцах бросил трубку.
– Вот, изволь работать с эдакими свиньями ! – выдохнул он. – Постоянно увольняю таких, но приходят новые ! Вчера был праздник, вот они и налакались !
Куськин огорченно замолчал, но тут его осенила блестящая идея.
– А не возглавить ли тебе, дорогой, общество трезвости ? Давно ищем кандидатуру. А ты не пьёшь. И работаешь отлично. Подходишь идеально !
Тэй не возражал.
– Значит, договорились. Тут фантазируй сколько угодно. Лишь бы толк был, – подытожил директор.
С этого дня на заводе стали случаться загадочные вещи. Если Тэю встречались любители выпить, они попросту превращались в милых, добродушных хрюшек. Забавно было видеть, как свиньи, желая сохранить достоинство, пытались встать на задние ноги, а передние заложить за спину. А после работы они, яростно морща пятачки, штурмовали собственные квартиры, недоумевая, почему их законные жёны так истошно вопят.
Первое время весь завод огромный свинарник напоминал. Даже директор не избежал такой участи. Однажды в его кабинет вошло начальство, а он, заискивающе похрюкивая, восседает в кресле. Оказывается, пригубил немного шампанского на свой день рождения. После этого случая он совсем перестал пить.
Между тем, Тэй стал уже шефом профсоюзного комитета, лидером рабочих, возглавил производственный комитет и ещё дюжину общественных организаций. Хоть раздвойся, а успей всё выполнить. Тэй так и сделал. Это обстоятельство едва не погубило мастера сборочного цеха Прошкина. Выйдя из кабинета директора, где собрался совет бригадиров во главе с Тэем, он увидел его у станка. В конференцзале шло заседание профкома. Выступал Тэй, гневно клеймя нарушителей трудовой дисциплины. Прошкин сполз по стене на пол и обречённо заплакал. «Вот так, на работе, – подумал он, – и сходят с ума !».
Миссия астронавигатора приближалась к концу. От правящей партии его выдвинули кандидатом в парламент. Последние штрихи к его новому статусу должна была добавить встреча с горожанами.
Просторный зал был заполнен до предела. Тэю предстояло померяться силами с тремя кандидатами, каждый из которыйх имел свои виды.
Астронавигатор легко подавил странное, несвойственное ему волнение.
– Человек давно живёт вчерашним днём, – начал он свою речь. – Люди купаются в океане энергии, а используют лишь нефть и каменный уголь. Над человечеством уже занесён экологический меч. Человек – часть природы. Вместе с ней погибнет и он. Существует ещё неисчерпаемая энергия солнца, энергия морей и океанов, энергия, связанная с ходом времени. Моя программа предусматривает освоение этой энергии в течение одного земного года. Я видел в каких тесных квартирах ютится человек. Каждый из вас достоен жить в больших и светлых домах, где будет обилие зелени, света и солнца. Стены таких домов будут концентрировать солнечную энергию, а зимой – нагревать помещения. Человек только тогда станет человеком, если над ним не будут давлеть мелочные заботы о быте. Только в этом случае общество вправе ждать от него реальной отдачи.
Зал, поражённый и настороженный, слушал.
– Следующая часть моей программы – борьба с безработицей, инфляцией и неуверенностью в обществе. Здесь многое зависит от самого человека, от правильной организации труда, от новых технологий. А главное – от нравственности, механизм которой сломан в человеке. По существу, он озабочен только собою, какой бы пост ни занимал и смотрит на мир только через призму личного благополучия. Это самое разрушительное, на что только способен человек.
– Товарищи ! – прервал Тэя дребезжащий от негодования старческий голос. – Что вы его слушаете ? Это же последователь кришнаитов ! Они тоже ратуют за какую-то там гармонию с природой и духовное совершенство. А на деле ничего сделать не могут. Мы не кролики, чтобы над нами проводить эксперементы ! Гнать в шею этого нечестивца ! – потрясал кулаками над головой старичок в запотевших очках.
– Правильно, – вторил старичку густой мужской бас, – мягко стелет, да жёстко спать ! Дома, как стадионы, энергия солнца, какого-то там времени, золотые горы, – ядовито подбоченясь, заметил грузный мужчина с нездоровым красным лицом. – И всё за какой-то год !? Я вот что скажу, товарищи. Этот тип – сумасшедший ! Я много видел таких в одном месте.
– А за кого он нас принимает ! – подключилась бойкая белокурая девушка. – За каких-то неразумных овечек, у которых поломан, видете ли, какой-то механизм. А как же наши моральные устои и общечеловеческие ценности ?
С разных сторон зала послышались реплики:
– Нам такие мечтатели не нужны !
– Пусть строит свой город солнца за год в другом месте !
– Хватит байками народ кормить, научены уже !..
Тэя единодушно освистали. А на следующий этап выборов вышел экономист Тучкин. Он со своей программой не витал в облаках, а твёрдо стоял на земле, обещая избирателям уменьшить налог за бездетность, дать все права сексуальным меньшинствам и решительно задушить бюрократию, сосущую кровь трудового народа.
Астронавигатор вышел из зала под улюлюканье, свист и топот ног. Что-то он не учёл. В этот же вечер, вызванный в режиме экстренной психосвязи, модуль звездолёта поглотил Тэя.
– Молодой был, шустрый, – любил вспоминать в минуты отдыха старый мастер Евсеич, затягиваясь папиросой и щуря глаза. – Максюмалист ! Потому как без Бога в голове. Такой номер отколол ! Видать, сердешный, руки на себя наложил. Не в своё дело полез, – сокрушался он. – С кувалдой-то у него лучше получалось !

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.