Провинциальная история. Мапа. Рыба на копытцах. Свистят ли раки ? Нет худа без добра. Пупсик. Свистать всех наверх! Репортаж. Встреча. Эх, дубинушка! Женщины. Кто они? Счастье. Даешь гол ! В ожидании чуда. Ненавязчивый сервис. Мартышкин труд. Сахар больше, чем жизнь. Фиаско. Долгожители поневоле. Легко ли быть мужчиной ?

Провинциальная история.

Аркадий Николаевич с усилием открыл тяжёлые, охваченные дремотной истомой, глаза и прислушался. Батюшки-светы, тишина-то какая ! За распахнутым настежь окном дремали в сонном оцепенении развесистые липы. Их очертания мягко скрадывались тёплой и росистой предрассветной мглой.
Старинный барский дом, выстроенный ещё в царствие августейшей матушки Екатерины, был погружён в чопорное молчание, прерываемым лишь редким храпом домашних и потрескиванием рассохшихся половиц.
«Вот ведь приспичило ! В эдакое-то время !» – хмуро подумал помещик.
Он перевернулся на бок и поправил съехавший с головы ночной колпак. Рядом, шаловливо разметавшись, размеренно дышала его добрейшая супруга Евпраксия Семёновна.
Аркадий Николаевич уже свесил было ноги, нашаривая тапочки, но тут всё его существо внезапно, словно ниспосланная свыше, пронзила мысль о змеях ! Вот ведь какая напасть ! А ежели эта нечисть забралась в комнату ? Летать-то эта пакость не может, но отчего же не вползти в комнату через низкий подоконник ? Вползла и легла, свернувшись в клубок, на его тёплые домашние тапочки, в которых хаживал ещё его незабвенный родитель. Спустишь ноги, а эта бестия, неровен час, возмёт и набросится.
Помещик зябко передёрнул плечами, явственно представив себе мерзкий, матово сверкающий в темноте, холодный тяж. Не станет же змея спрашивать, голубых ты кровей или простой мужик-лапотник !?
Он вспомнил, что давеча читал книгу видного немецкого учёного о змеях и их повадках. Господи, кого там только не было ! Гремучая змея, гиганский удав, гюрза, кобра и прочая нечисть !
Лёгкий ветер лениво перебирал складки плотных бархатных гардин и Аркадию Николаевичу показалось, что оттуда, покачивая гибким мускулистым телом, на него, не мигая, смотрит кобра. Он в ужасе закрыл глаза, а когда открыл, видение начисто исчезло.
Однако же нужда настоятельно требовала удовлетворения и помещик, повздыхав и покряхтев, решился. Он опустил прежде одну ногу, затем коснулся пола другой, подальше от грозно притаившихся в темноте домашних тапочек. Осенив себя крестным знаменем, шагнул босиком раз, другой, собираясь перевести дыхание. И тут, окоченев от дикого страха и ощущая, как редкие волосы норовят сбросить с головы ночной колпак, он почувствовал, что наступил на что-то упругое и извивающееся ! Вслед за этим раздалось отчаянное шипение, напоминаюшее кошачье. В холёную барскую кожу впились острые клыки. Аркадий Николаевич заметил краем глаза, как что-то чёрной лентой стремительно метнулось к окну и растворилось на улице, где уже начинало светать.
Огромные покои до основания потряс нечеловеческий душераздирающий вопль, перешедший вскоре в надсадный хриплый рёв. Помещик продолжал обречённо реветь, чувствуя как холодеют члены тела в преддверии неминуемой и близкой кончины.
Взбудораженный дом ещё раздумывал где убивают и кого, а петухи – существа ревнивые, не терпящие, когда их опережают, сбитые с толку, уже яростно вторили Аркадию Николаевичу, оспаривая первенство.
А на крик уже сбежалась заинтригованная прислуга и встревоженные домочадцы, думающие поначалу, что началось светопредставление, сигналом которому послужил густой и трубный глас архангела.
Добрейшую Евпраксию Семёновну, разбуженную вокальными упражнениями своего дражайшего супруга, от полноты чувств едва не хватила кондрашка. Сатанинский рёв лишил её дара речи и скосил белки глаз, отчего она раз и навсегда потеряла возможность бранить челядь и любоваться в зеркало своим тройным подбородком.
Притомившийся и порядком охрипший Аркадий Николаевич в изнеможении опустился на стул. Уже совсем рассвело и он мог хорошо видеть свою исцарапанную ногу и изрядный клок кошачьей шерсти на полу. В напряжённой тишине он долго вертел его перед глазами и разминал пальцами. Сомнений не оставалось. Насколько он знал, змеи не имеют обыкновения царапаться и, тем паче, обзаводиться густым мехом, даже в лютые зимы. Не бывает в природе пушных змей !
И оттого, что это была не змея, и оттого, что он, как в старые добрые времена, может ходить по дому в любимых домашних тапочках, и оттого, что жизнь снова вошла в свою колею и к полудню надо было ехать по делам к губернатору, на душе у помещика полегчало.
– Где кошка ? – спросил он озадаченную прислугу, думающую, уж не тронулся ли, часом, барин.
– Вы изволите спрашивать про кота ? – осведомилась бойкая горничная. – Намедни, перед тем, как вы пошли почивать, он был в доме.
Все лихорадочно соображали, как барин поведёт себя в следующий раз, когда вознамерится справиться о чём-нибудь другом. Времени не тратя даром, спешно снарядили гонца за доктором.
А совсем уж оправившийся Аркадий Николаевич, забыв о нужде, велел разыскать и доставить ему сию же минуту виновника переполоха, из-за которого Господь едва не оставил его безутешным вдовцом.
Но кота, доживавшего свой век в сытости и довольстве, ему не суждено было видеть. После того, как ночью на него кто-то набросился и стал душить, он опрометью вырвался во двор, засел в глухие заросли крапивы и там, сердешный, отдал Богу душу.

Мапа.

Это почему же, господа, такая дискриминация ?! Как конкурсы красоты, так непременно для женщин ! А чем хуже, спрашивается, мы, мужчины ? Тем более, что в нашем арсенале такие неотразимые средства, как мужские духи, косметика, макияж. А ажурные мужские комбинации с рюшечками и колготки-путанки произведут на взыскательное женское жюри потрясающее впечатление ! Потому что сами женщины уже успели забыть, что это такое. Им привычнее грубые джинсы, тяжёлые мужские ботинки и куртки маскировочного цвета. Облачившись таким образом, жёны на глазах изумлённых мужей превращаются в грозных боевых слонов.
А посмотрите, что творится на улицах ! Здесь женщины отличаются от батальонов морской пехоты только тем, что они маршируют не в ногу.
Не потому ли у нас в стране такая низкая рождаемость ? Не распостранить ли этот передовой опыт на Китай, где существует совсем иная проблема ? Тогда маленькие изящные китаянки не будут выглядеть столь соблазнительно и высокая рождаемость пойдёт на убыль.
А у нас процесс превращения женщин в мужчин и наоборот в самом разгаре !
В то время, как наши жены усиленно пашут, то-есть создают национальные богатства, мы, их хрупкие половины, создаём домашний уют, нянчим детей, а глубоко продвинутые мужья даже делают попытки кормить их грудью. Не за горами время, когда мужчины начнут рожать. Только природа, почему-то, ещё сопротивляется. Подрастающие дети зовут отца мапой, мать-то они, практически, не видят.
А уж пройтись перед жюри в коротких бикини или купальниках с загадочной улыбкой Джаконды мужчинам сам Бог велел. Лёгкая летящая походка, волнующие движения узких бёдер и гордо вскинутая голова не оставят равнодушными никого !
Почаще бы такие конкурсы. Всё же какое-то разнообразие. А то только и слышишь от жены в великий и светлый день зарплаты:
– Сиди, уж, дома, микроб несчастный ! Пользы будет больше.
И дела-то – сидеть в четырёх стенах, хлопотать по хозяйству да жену ублажать. По секрету скажу, что пределом мечтаний современного мужчины является полный комплект французской косметики и ажурные колготки производства всемирно известной Тушинской фабрики.
То, что природа не сумела сделать за миллионы лет, наше общество провернуло за пару десятилетий. Мужчина – уже не мужчина, но ещё и не женщина. Но этот процесс можно ускорить, если его совсем лишить работы.
И тогда, в недалёком будущем, в Красной Книге появится лаконичная запись: «Мужчина – редкий, реликтовый вид человека разумного. В незапамятные времена был добытчиком и кормильцем семьи, а ныне сохранился лишь в труднодоступных горах Тянь-Шаня под названием «снежный человек». Охраняется государством !»

Рыба на копытцах.

Знаете ли вы, уважаемые граждане, когда каждый из вас, как говаривали во времена Пушкина, уважать себя заставит ? И я не знаю. А вот средний показатель знает: в семьдесят – восемьдесят лет отроду. По статистике, мужчины любят больше, что бы их уважали. Более же скромные женщины живут, в среднем, дольше своих половин. Кто не дотянет до этого почётного рубежа, станет пенсионером, а кто перевалит за него, перейдёт в разряд мёртвых душ. Но это пустяки. Зато какой замечательный показатель !
В среднем, по смертности мы намного опередили Африку. Там народ мрёт от засухи, саранчи и традиционных вооружённых мятежей. У нас эти бедствия успешно заменяет правительство со своими реформами. В меру сил помогает ему и медицина.
Если, с одной стороны, взять здорового человека, а с другой – покойника, то, в среднем, получится больной человек. Больной, но живой ! Очень удобно. Но народ всё равно мрёт, даже в среднем.
А известно ли вам, господа, что каждый из вас подпольный миллионер ! Подпольный потому, что никто из вас не признается в этом даже самому себе, чтобы налоговое ведомство не пронюхало. Откуда доходы, говорите ? Элементарно ! Разделите прибыль теневого сектора экономики на душу населения ! В среднем, каждый из вас может жить процветаючи, три года не работая. А вы всё прибедняетесь !
В среднем, каждый человек является владельцем одного, а то и двух автомобилей. Неважно, если у вас этого нет. Зато у вашего соседа три автомобиля !
К тому же, средний показатель указывает ещё на то, что вы все имеете двух – или даже трёхэтажный терем с гаражом, лужайкой и пригородную дачу. Ведь, в среднем, доходы населения круто выросли ! Цены, правда, тоже, но это мелочи.
Не сочтите за бестактность: куда вы деваете деньги ? В швейцарские банки переводите ? В среднем, каждый из нас является вкладчиком этого банка. Только что вы будете делать после нарушения тайны банковских вкладов ? Придётся делиться с обедневшим государством. И в ваши души запустила жадность свою мохнатую руку ! Всё под себя гребёте !
Чем выше образование, тем больше зарплата. Для приезжих же – наоборот. Чем круче образование, тем дольше без работы. Зато, если местных скрестить с приезжими, получится вполне благополучный средний показатель !
По статистике, каждый второй из вас проводит отпуск на средиземноморском побережье под знойным солнцем. И никакие напасти вроде терроризма, дизентерии или болезней от удовольствия вас не пугают. Конечно, красиво жить не запретишь !
В среднем, количество детей в стране резко уменьшилось. Поскольку дамы успешно превращаются в мужчин, а те медленно, но уверенно обретают нежные женские черты. Кто же тут будет рожать ? А национализировать частные средства воспроизводства населения государство пока не в состоянии.
А сколько, в среднем, на душу населения, приходится продуктов, стали и ценных металлов ! Правда, находящихся в основном, в земле, на складах, магазинах и банках. Но это детали. Главное, в среднем ! Нет ни хорошего, ни плохого. Ни рыба, ни мясо, а в среднем – рыба на копытцах !

Свистят ли раки ?

Приходилось ли вам, господа, играть в мгновенную лотерею ? Пришёл, увидел, купил. Ничего ! Опять купил. Снова ничего ! Дальше всё зависит от вашего везения и кошелька.
Вот и я не устоял. Уж слишком аппетитно смотрелся главный приз – новенький, сверкающий, как свежая роса на рассвете, автомобиль !
Чувствуя себя всесильным Рокфеллером, лихорадочно пытаюсь вскрыть пакетик с лотереей. Но тут меня сковывает шальная мысль ! Ну хорошо, выиграю я автомобиль, а дальше-то что ?! Что я буду с ним делать ?
Во-первых, автомобиль – это не только средство передвижения, но и средство перемещения. В мир иной. Наша промышленность об этом прилично позаботилась. Оттого и цена двойная. А поскольку рядом со мной будет восседать моя дражайшая половина, мы непременно угодим даже на тот свет вместе. Так сказать, рука об руку. А это значит, что и там покоя не будет !
А во-вторых, не слишком ли это накладно ? Автомобиль без страховки – это всё равно, что министр без портфеля, что жена без тёщи. На самом-то деле человек покупает страховку, а к ней в нагрузку – автомобиль. А прибавить расходы на гараж, бензин, запчасти, техосмотр !? Да на эти деньги можно купить золотой саркофаг вместе с мумией Тутанхомона ! Для украшения домашнего интерьера.
И потом, машина ведь не женщина, а существо нежное, хрупкое, легко ранимое. Пальцем прикоснёшься – уже царапина ! А дело закончится тем, что моя жена, прекрасно зная о моей язве желудка, предъявит мне вероломный ультиматум: или она, или машина !
А если деньгами взять ? И тайком положить их на сберкнижку. Пусть лежат себе, вес нагуливают. Глядишь, иногда понадобятся, чтобы в полумраке престижного ресторана побеседовать с какой-нибудь хорошенькой девушкой об ужасных озонных дырах. Вариант-то хорош, но нельзя исключить, что сберкнижка не попадёт на глаза моей супруге или тёще. У них на деньги дьявольский нюх ! Визгом и традиционным царапанием лица дело не ограничится. Их не остановит даже то, что от частого контакта с моим лицом сберкнижка придёт в негодность. Со свету сживут, мрамора не пожалеют, чтобы понадёжнее замуровать !
А может великодушно отдать деньги жене ? Но прежде она усомнится, всё ли я отдал ? Пойдёт и проверит. Затем сделает внушение, что мало принёс. Семье не помешало бы ещё столько.
Для чего существуют дамы ? Правильно. Для того, чтобы тратить деньги. На бесконечный ремонт квартиры, покупку новой мебели и смену своего гардероба. А мне придётся изрядно попотеть. Лифт не работает. А какой, извините, идиот, потащит мебель на самый верхний, девятый этаж ? Но никуда не денешься. До сих пор не могу придти в себя после подъёма холодильника. Дотащил, а он не работает ! Пришлось обратно, в ремонт. А затем ещё пару раз, пока в нём всё новое старым не заменили. Оказалось, что на кухне сломана розетка ! А я, по её милости, едва не воспарил этажом выше.
Со страхом разворачиваю билет. Ура ! Всего два слова, два простых слова: «Без выиграша». С души словно камень свалился. Как хорошо, что человек может выиграть автомобиль только один раз в шестьсот лет ! И то при условии, что будет покупать эту замечательную лотерею ежедневно !

Нет худа без добра.

Что за напасть ?! Опять врачи инвалида прислали ! На какой тренажёр, говорите ? Так я и знал ! На бегущую дорожку ! Прописан бег трусцой в медленном темпе.
Ну, что, стали ? Включаю. Вы костыли-то оставьте. Что вы за них уцепились, так и будете бежать ? Я верю, что инвалид, но костыли-то бросьте ! Вот так. Ну, как бежится ? Не надо морщиться, у вас неплохо получается. Только ноги в коленях разогните. Что ? Десять лет не разгибаются ? Так вы инвалид из-за того, что всю жизнь на полусогнутых ходите ? Что вы там хрипите ? Не слышу ! Поправьте вставные челюсти и скажите толком. Выключить тренажёр ? Только полчаса прошло. Уже устали ? Ну, хорошо, хорошо. Только в ООН жаловаться не надо. Выключаю. Что такое !? Да не вопите вы благим матом ! Не видите – тренажёр сломался ! Теперь у него скорость, как у экспресса !
Пяточку, пяточку вытягивайте. Вот так. Хорошо бежите, даже ног не видно ! А вы говорили, что не разгибаются. И вид у вас получше. Пришёл зелёный, трясущийся, а сейчас – кровь с молоком ! Что ? Говорите разборчиво. Не трясите челюстью. Остановить тренажёр ? Так это мастера вызывать надо. Пойду, поищу. Вы тут пока побегайте, а я к вечеру с мастером вернусь. А вот ругаться не надо ! И пеной не брызгайте. Вы не в конюшне. Прилично себя ведите. Должен же тренажёр когда-нибудь остановиться ! Денька два-три, больше он не протянет.
Поосторожнее ! Ишь, ноги мелькают, как спицы в колесе ! Осторожнее, говорю ! Не прыгайте, это вам не бег с барьерами ! Технику разобьёте ! Носиком, носиком дышите. Закройте рот. Что ? Да не хрипите вы, нормально говорите ! Не слышу ! Что вы бормочете ? Вот народ, сказать по человечески не может ! У вас что, волчья пасть или заячья губа ? Что ? Родовая травма ? За дыханием, за дыханием следите ! Закройте рот, говорю ! Глаза не таращите, здесь вам не дикий пляж.
Между прочим, у меня время обеда подошло. Перекусить не помешает, тем более, что работа такая нервная. Не шумите так громко. Бежать надо мягко, элегантно, а вы молотите, как дикий мустанг. Есть мешаете. Пену не разбрасывайте, в одно место собирайте. Уважайте труд уборщиц. Откуда её у вас так много ? Шампунь употребляете ? Не ожидал ! На вид такой интеллигентный старичок ! Что ? Ну, ошибся, ошибся. Не шампунь, так лосьон !
А время идёт. Крепитесь, папаша. Вам уже меньше суток бегать осталось. Вообще-то, возможности человека беспредельны. Читали книгу Гиннеса ? Вы, вот, на третий марафонский круг пошли. Для восьмидесяти лет совсем неплохо !
Впрочем, у вас есть выход. Если взвинтите немного скорость, до десяти километров в секунду, то окажетесь за пределами беговой дорожки. Это я вам обещаю. Что за народ пошёл ?! Тут помощь предлагаешь, а он визжит ! Совсем человеческий облик потерял !
Это что там за голоса ? Какая честь ! К нам идёт комиссия, которая инвалидность определяет. Вы, папаша, говорите, что у вас первая группа ?
Куда же вы, стойте ?! Костыли, костыли забыли !!

Пупсик.

Здравствуй, дорогая мамочка !
Пишет тебе твой пупсик. Служба в Армии у меня идёт хорошо. Отвечаю за противовоздушную оборону страны. Во время дождей держу зонтик над радаром. Все меня уважают. Особенно, после того, как я не смог утром вовремя встать и заправить постель. Старшина заставил вместе со мной расстилать и заправлять постели всю роту. Целый день. А на ночь я опять не уложился в срок. Всю ночь рота отрабатывала этот приём.
Старшина – зверь ! На Карабаса-Барабаса похож, хотя и без бороды. Наверное, её всю Буратино выщипал.
– Я, тебя, – кричит, – научу Родину любить !
Ни в детском садике, ни в школе меня так не учили Родину любить. А это, оказывается, так просто. Надо, всего-навсего, быстро заправить постель !
И потом, мамочка, никак не могу привыкнуть к одежде. Особенно к здешним колготкам с завязками на щиколотках. Вышли мне, пожалуйста, нормальные.
А вчера на меня опять Карабас-Барабас гаркнул. За то, что постоянно ковыряюсь в носу. Нет, мамочка, не в его носу, а в своём собственном.
– Из-за тебя, – говорит, – вся рота также делает. Хороши мы будем на параде ! Это армия, или детский сад ?!
Ясное дело, что не детский сад. Там кормят получше и слюнявчики дают, не то, что здесь. И ещё, мама, ты только, пожалуйста, не волнуйся, но, когда я пошёл в туалет, чтобы сделать а – а, там не оказалось ароматизированной туалетной бумаги !
Но самое обидное, что не дают смотреть передачу «Спокойной ночи, малыши». Из-за этого полроты уснуть не может.
А недавно у нас было собрание. Командир роты интересовался, можем ли мы назвать нашу столицу ? Кто-то сказал Мальборо, кто-то – Адидас. А мне кажется, что Тойота. Командир со мной согласился.
А кто наши любимые герои, кому хотелось бы подражать ? Многие солдаты ответили, что это Павлик Морозов, Александр Матросов или Зоя Космодемьянская. Но до моих героев – Хрюши и Степашки им далеко. Этих каждый день по телевизору показывают !
«Старики» из роты меня берегут, работой не загружают. На днях один, было, приказал постирать ему носки и брюки. Я постирал. Вся рота сбежалась посмотреть. Как-будто никогда не видели твёрдых вещей ! Очень удобно ставить у кровати. Всегда под рукой, не надо искать при подъёме. Неужели непонятно ? Когда я это объяснил «старику», он покрутил пальцем у виска и сказал:
– У тебя, парень, не все дома.
Я согласился. Конечно, не все ! Мама дома, а я здесь. Неужели я должен постирать ему штаны, чтобы он это понял ?! Странный народ ! Но я не обижаюсь, может быть, этого «старика» природа обидела.
На кухню меня уже не посылают. Ты же знаешь, что я обожаю вырезать из картошки разных зверьков. Так вот, однажды, супом с моей картошкой накормили заезжего генерала. Так он устроил такой разнос нашему начальнику !
– Вы, – возмущался он, – развели в солдатском супе целый зоопарк !
Откуда мне было знать, что генерал не чает души в боевой технике ? Придётся подождать, когда он опять нагрянет.
Мамочка, вышли мне, пожалуйста, ручной пулемёт. Ну, тот, что на батарейках. Автомат у меня сегодня отобрали. После учебной стрельбы на полигоне. Стрелял по мишени, но едва не угодил в какого-то полковника позади себя. Наверное, автомат попался с браком. Полковник, почему-то, закричал: – Воздух ! Затем рухнул на землю и пополз по пластунски. Ползает, говорят, в своём кабинете, до сих пор.
За подрыв боеспособности армии меня строго наказали. Поставили в угол. У знамени части. Ты, мама, не представляешь, как легко выдёргиваются из него нитки. Но их слишком много. До утра не управлюсь. Мне повезло, что сюда идёт старшина. Попрошу помочь.
На этом прощаюсь, мамочка. И не забудь прислать мне, пожалуйста, колготки, пулемёт и конфеты «Мишка на севере».

Твой пупсик.

Свистать всех наверх !

Как вы думаете, господа, почему наши далёкие предки на деревьях жили ? Потому что они были недалёкими ? Нет, жилья мало было ! Сколько лет прошло ! Хвосты поотпадали ! А с квартирами всё туго !
Из семейных преданий знаю, что мой далёкий пращур, в своё время, стоял в очереди на квартиру. И что же ? Через год получил первоклассное дупло ! В порядке живой очереди, а не по спискам. Один вожак мог заменить четыре наших мэрии. Тогда письменности ещё не было, на слово верили.
А на днях я получил квартиру в высотном доме. Очень доволен ! Последний крик науки ! Сооружён за неделю двумя рабочими. С применением канцелярского клея. Все девять этажей из бумажных прессованных блоков. Все жильцы без ума ! Дом легко и быстро собирается, а также разбирается, если завалится. Встанет пострадавший из-под развалин, подымет над собой, как Илья Муромец, пару этажей и выйдет на свет божий цел и невридим !
Особенно довольны отставные моряки. Обожают мебель привинчивать, чтобы не съезжала в непогоду. Вместо коек гамаки установлены. Но почему в продаже нет двухспальных гамаков ? А если человек только женился ?!
В ураганный ветер, когда дом напоминает судно в девятибальный шторм, все жильцы дружно выходят на лестничные марши и берутся за руки, образуя упругие стальные стяжки. Это увеличивает прочность дома. Не пробовали ?
А знаете, какое самое страшное проклятие у жителей нашего дома ? Думаете: «Чтоб ты жил на одну зарплату !» ? Ошибаетесь ! «Чтоб ты провалился !». Если кто-то неосторожно двинет ногой – тут же пересчитает хребтом этажи. Будь он один – ещё ничего, пусть пикирует себе на здоровье. А то, ведь, норовит прихватить ещё кого-то, пониже !
Я, к примеру, неловко свалившись с кровати, проснулся оттого, что меня душат. А разве моя вина в том, что угодил этажом ниже в супружескую постель ? Меня угораздило приземлиться прямо на пышное женское тело. Вот мужики пошли ! Чуть что – сразу за горло ! Хотя я вовсе не проявлял инициативу, несмотря на кокетливые дамские глазки.
А какая забота о нас ! Газа в доме, к счастью, нет. Ибо, из-за современной техники, лучше быть голодным на земле, чем сытым на небесах. Это нам популярно строители объяснили. Отопление работает тоже плохо. Опять же забота о нашем здоровье ! Наука утверждает, что при температуре тела в тридцать пять градусов человек способен жить до двухсот лет, а при тридцати трёх может дотянуть и до семисот ! Это какие же перспективы открываются !? Можно дожить до времени, когда денег вообще не станет, но зато будет каждому по потребностям ! А при нулевой температуре станешь бессмертным ! Зимой, правда, трудно приходится. Нелегко отдирать тело от гамака. Но народ так привык, что летом из холодильников не вытащишь !
А двое умудрились довести температуру тела до минус тридцати. В морозильной камере. Сейчас они в глубоком анабиозе. Проснуться через две тысячи лет, когда качественные холодильники из строя выйдут. Что вы думаете, господа, эти бессмертные прихватили с собой ? По паре авторучек. Для автографов !
А сырость в доме такая, что возникает ощущение, что живёшь у кого-то под мышкой. В углах моей квартиры поселилась цветущая плесень, на которой великолепно росли шампиньоны и маслята. Опять же, приличная экономия бюджета !
Я что хочу спросить? Непонятно, почему у нас народ косяками на погост валит ? От инфаркта ? Инсульта ? Рака ? СПИД ещё какой-то объявился !
А я думаю, господа, потому, что у нас мало ещё таких превосходных домов строят. Здесь никакой СПИД не выживет !

Репортаж.

Итак, уважаемые болельщики, мы начинаем репортаж с чемпионата мира по футболу между сборными нашей страны и Исландии. Наша команда, благодаря хорошо продуманному графику игр, подошла к этому матчу в своей лучшей спортивной форме. Солнечная погода и прекрасное, ухоженное поле будут способствовать удачной игре.
Мяч вводится в игру и оказывается у защитника Иванова. Надо же, у него на лице уже и царапины не видны ! Скажу по секрету, уважаемые болельщики, что накануне матча Иванов выпроводил свою дражайшую половину на юг. Но ведь у женщин не всё, как у людей ! Она, возьми да и вернись пораньше домой. А там, в одном неглиже, её верный супруг и юное очаровательное создание оживлённо обсуждают свежий номер журнала «Коммунист».
Вместо того, чтобы присоединиться к их милому лепету, жена основательно исцарапала ему физиономию, поставив под угрозу участие в международном матче ! Женщины, преследуя свои мелкие интересы, не ведают, что творят.
Диагональной передачей Иванов передаёт мяч нашему форварду Ушастому. Нет, это не из-за ушей, это фамилия у него такая, ушастая. К слову сказать, Ушастый при перелёте сюда лишился своего багажа. Он то болезненно морщится, вспоминая об этом, то недовольно почёсывает небритую щеку. И поверьте, мяч ему только мешает. Ведь на борту самолёта остался дешёвый мужской одеколон и туалетная бумага. Не за валюту же покупать их здесь ! С досады он едва не отправляет мяч в сетку собственных ворот !
Мячом прочно овладели наши футболисты. Как только исландские игроки приближаются, они тут же передают мяч голкиперу Сюськину. Выглядит он сегодня не лучшим образом. Между прочим, неделю назад, тёща уличила его в сокрытии части зарплаты и, даже, пошла дальше, обнаружив у него в укромном месте, под матрацем, сберкнижку. Весовые категории у них разные и не оттого ли он выглядит таким потрёпанным ? И присмотритесь, товарищи, у него варван спереди клок волос ! Мячи он принимает так, словно отмахивается от назойливых осенних мух, а выбивает настолько мощно, как будто перед ним не безобидный мяч, а ненаглядная тёща. По милости Сюськина мяч не раз взмывал над стадионом и скрывался за трибунами.
А вот наш молодой, подающий надежды, нападающий Могильный. Всей своей статью, походкой, распущенными волосами, а главное – желаниями, он напоминает игрока мирового уровня Гуллита. Правда, по мячу никак попасть не может. Волнение молодого игрока понятно. Он только что женился. За рубежом первый раз, а заказов родни не счесть. От женских колготок и детских сосок до стиральных машин. По возможности просили ещё прихватить пару мешков сахара и конфет «Голубой Париж». Не забыть бы ! Любезно отдавая исландским игрокам мяч, он пытается навести у них справки о дешёвых магазинах. Но аборигены делают вид, что не понимают. Видимо, комиссионные слишком малы.
Мяч попадает, на левый, как его, запамятовал ? А, фланг ! Он у капитана нашей сборной Храпатого. Вы знаете, дорогие болельщики, что, на днях, его семья получила четырёхкомнатную квартиру. Жена своим пупсом, как она его называет в постели, очень довольна.
Да, дорогие болельщики, совсем упустил из виду. Нам, оказывается, уже забили гол ! Сделал это молодой исландский игрок. Строго, между нами, товарищи: он женат уже год на дочери старого, выжившего из ума, миллионера. А перед выходом на поле футболист получил телеграмму, что дорогой его тесть, наконец, уважать себя заставил. Обезумев от скорби, не чуя под собой ног, он выбежал на поле и поразил наши ворота. В то время, как наш голкипер Сюськин, сжав твёрдо, по-мужски губы, выяснял отношения с тёщей.
А футбольное поле не такое уж и хорошее. Ровное только на флангах, а в центре сплошные кочки, как на болоте. Игра на нём напоминает бег с препятствиями. Трава за ноги цепляется. На таком поле, главое, устоять на ногах ! А погода ?! Чересчур прохладно и ветренно ! А гнать мяч против ветра – всё-равно, что плевать на ветер. К тому же график игр нашей сборной был составлен плохо. Игроки выдохлись, устали. Куда смотрит футбольная федерация ?! Хотя наш соперник – команда именитая и ей не зазорно проиграть.
Наши футболисты уже в штрафной площадке соперника. Вот мяч попадает к опытному нападающему Хрюкину, который в одно касание отправляет его под перекладину ворот. Гол !! В эти торжественные минуты у него, товарищи, родилась четвёртая дочь, о чём он, к счастью, ещё не знает ! Кстати, она не слишком на него похожа.
Голкипер исландцев рвёт на себе рыжие волосы. А футбольное поле не так уж и плохо. Ровное, ухоженное, с изумрудной травой ! Погода замечательная ! Приятная прохлада бодрит. Благодаря правильному графику наши игроки находятся в пике своей спортивной формы. И негоже нам проигрывать, даже на выезде !
Какая досада, товарищи ! Тот же исландский игрок вновь добивается успеха у наших ворот. Скорбь его безмерна. Он мечется по полю, как угорелый.
Наши футболисты никак не могут приспособиться к неровному, заросшему полю и резкому ветру. От холода сводит мышцы. Да и график игр сборной оставляет желать лучшего. Исландская команда – вполне достойный соперник, которому по силам выиграть. Как говорится, один раз в жизни стреляет и незаряженное ружьё.
Истекают последние минуты второго тайма. Наша команда проигрывает. Но вот она взвинчивает темп, постоянно тесня хозяев поля к штрафной площадке. Отчаянные усилия парней, наконец, увенчались успехом ! Капитан в стремительном броске отправляет мяч в ворота противника ! Г-о-о-о-л !
А поле, действительно, неплохое. Европейского уровня. На редкость погожая погода поднимает настроение уставших команд. Игра ещё раз подтвердила высокий класс нашей команды. Звучит финальная сирена. Мы заканчиваем репортаж и прощаемся с вами. До следующей встречи, дорогие друзья !

Встреча.

– Салют, Люси ! Сколько лет, сколько зим !
– Привет, Алик ! Откуда ты свалился ?
– Обижаешь. Я – коренной житель Земли. Произошёл, как ни прискорбно – от обезьян. Как видишь, происхождения пролетарского.
– Ты хочешь сказать, что нам по пути ?
– Если позволишь. Ты ведь на тренировку ? Бег с барьерами, если не ошибаюсь. Не зря тебя прозвали «голубой молнией». И спортивный костюм тебе чертовски идёт! Ах, если бы я не был женат в третий раз !
– Уж не думаешь ли ты, что у меня нет поклонников ? – хмыкнула Люси. – Представь себе, можно даже турнир устроить ! Кстати, на днях мне предлагали участие в конкурсе «Мисс города». Но ты ведь знаешь, что при мне все участницы выглядели бы слишком бледно. К тому же они совершенно не сексуальны. Помесь бройлеров и заливной осетрины. А ты, я вижу, тоже в форме !
– Качаю мышцы и занимаюсь каратэ, – ответил Алик, высоко подпрыгивая и демонстрируя смертельный удар. – А хочешь, Люси, я по стене дома пройдусь ? – предложил он.
– Не надо. Её только побелили. Что было бы, если бы всем вздумалось ходить по стенам ? –рассмеялась Люси.
– Пожалуй, ты права. Тогда между пешеходами и водителями не стало бы конфликтов, – заметил Алик, теребя на шее металлический ошейник.
– А ты что это весь в заклёпках и цепях ? – полюбопытствала Люси. – Чтобы терять было нечего ?
– Ну, ты даёшь ! Наивная, как зяблик ! Разве не знаешь, что я – металлист ? От тяжёлого металла балдею. А эти цепи и ошейник просто атрибутика. Между прочим, дефицит. Собак много развелось.
– А мне нравится рок – н – ролл ! Я просто балдею от него и теряю над собой контроль ! Начинаю срывать с себя одежду ! Это музыка бёдер и обнаженных ног ! – лепетала Люси, стискивая вспотевшей рукой плечо Алика.
– Значит, ты согласна махнуть сегодня вечером на дискотеку ? – решил Алик. – Я тебя там с такими девчонками и пацанами познакомлю ! Ахнешь !
– Предложение принимается ! – радостно взмахнула длинными ресницами Люси.
– А завтра, для разнообразия, сходим на фильм «Броненосец «Потёмкин». Сколько раз видел в зоопарках броненосцев, но о таком не слыхивал. Реликт, наверное !
– Да ты что ! Это же о корабле ! – смешливо вскинула глаза Люси.
– Опять склероз попутал, – сокрушенно вздохнул Алик. – А нам ведь только за девяносто…

Эх, дубинушка !

Стоя на дрожащих, разъезжающихся в стороны, ногах, Моськин привычно осмотрелся. Даже изрядно захмелев, ориентировался он всегда отменно. Судя по тринадцатому столбу, это было его подворье. В сгустившихся сумерках он различал знакомую ограду и густой заросший сад.
Но что-то странное привлекло его внимание. В саду возвышался огромный белый шар, испускающий слабое радужное сияние. Беззлобно чертыхнувшись, Моськин закрыл глаза. А когда открыл, шар продолжал назойливо маячить перед ним.
В фиолетовой тёплой мгле бойко перекликались сверчки. В глубине сада уютно сверкал освещёнными окнами дом. На Мосьикна вдруг нахлынуло возмущение. Какого чёрта, без разрешения, этот шар сел в чужой сад ?!
– Сейчас я этим лунатикам пятачки понабиваю, – невнятно пробормотал он и решительно перевалил через ограду.
Встать на ноги ему так и не удалось, но желания набить морды непрошенным гостям не убавилось. На четверёнках тоже неплохо. Когда он был уже у цели, его осенило. А не похоже ли их вещество-антивещество, на котором они сюда прилетели, скажем, на спирт ?! Хотя, если окажется коньяк, он тоже возражать не станет. Взять и отобрать, чтобы не повадно было впредь садиться где попало ! Отличная мысль !
Добравшись до шара, Моськин провёл по нему рукой, желая зацепится за что-нибудь. Поверхность была холодной и идеально гладкой, как лысая голова у его свата. Спиртом не пахло. Нетвёрдо став у шара, он, негодуя и злобно ругаясь, стал колотить по нему кулаками. Безуспешно ! Каяться и выносить спирт никто не собирался. Шар безмолствовал.
– Испугались, канальи ! – взревел Моськин, злорадно сверкая глазами.
Он явственно представил себе всполошившихся, перепуганных насмерть лунатиков с пятачками.
– Лучше отворяйте, не-то расшибу ваш самовар вдребезги! – хрипло потребовал он.
В темноте он нащупал увесистую дубину и, пристроившись на колени, принялся яростно, с оттяжкой, молотить по шару. К его удивлению дубина ложилась на него совершенно бесшумно.
– «Эх, раз, ещё раз, ещё много, много раз !» – разудало гаркнул у самого уха Моськина густой мужской бас под музыку.
Он отпрянул, ошалело уставившись на шар.
– Ага, заговорили, голубчики ! – ухмыльнулся Моськин. – Сейчас вы у меня попляшете !
Дубина вновь заплясала у него в руках.
– «Эх, дубинушка, ухнем, эх, дубинушка, сама пошла, сама пошла !», – раздалось в гулкой тишине сада.
Моськин, переводя дыхание, устало прислонился спиной к шару.
– «Не слышны в саду даже шорохи, всё здесь замерло до утра», – запел шар задушевным женским голосом.
Лицо Моськина гневно исказилось.
– Издеваетесь !? – прохрипел он, с усилием поднимая дубину.
Ему непременно хотелось очередным сокрушительным ударом разнести в прах эту ненавистную шарманку.
– «Вечерний звон, вечерний звон, – зазвучал в саду высокий мужской тенор, – как много дум наводит он !»
Моськин молчал. Светлая мысль рождалась в его взлохмаченной голове. Он решил применить ещё одно испытанное средство – помочиться на шар ! Подняться на ноги было трудно, и он, неловко примостившись у шара, приступил к осуществлению своего благого намерения.
Ослепительная молния расколола шар. Что-то липкое, душное обволокло Моськина и втянуло внутрь. Он не мог знать, что разумные существа, притаившиеся в шаре, приняли его за крупное агрессивное насекомое, имеющее нечто общее с приматами. Не мог видеть, как его тело анализировали, разлагали на клетки, молекулы, атомы, а затем вновь синтезировали, создав более совершенный вид.
А утром соседи увидели в саду у Моськина необычное четырёхногое существо. Всё тело его поросло свалявшейся зеленоватой шерстью, задние ноги были длинны и остры, как у кузнечика, а над ягодицами возвышалась маленькая лохматая голова с выпученными глазами. Существо это, несуразно и криво, словно в похмельи, ухмылялось, невнятно бормотало что-то и мочилось натуральным спиртом.

Женщины. Кто они?

Женщина – это Универсальная Самоходная Установка (УСУ), предназначенная для погрузочно-разгрузочных работ, длительного стояния в очередях и автоматического производства детей. Аппарат размножения запускается любым, даже неопытным, оператором – мужчиной.
Несколько слов о технических данных УСУ:
Грузоподъёмность – не ограничена. Если не может унести всё сразу, уносит по частям.
Подъёмная сила – не ограничена. Позволяет легко поднимать и изящно перемещать железнодорожные шпалы. Это обстоятельство имеет большое хозяйственное значение, поскольку способствует долговечности техники.
Дальность ходьбы – ограничена размерами земного шара.
Скорость передвижения – неограничена, благодаря чему женщина может быть всюду одновременно: в магазине, на работе, дома и в детском садике.
Способность постоянно преодолевать временные препятствия – неограничена. И неуклонно совершенствуется, от простого к сложному, от одной рыночной реформы к другой. Неоценимую помощь оказывает при этом наше правительство.
Бег с барьерами по пересечённой местности – неограничен, при условиии появления в магазинах дешёвых товаров.
Диапазон работ – неограничен, от ублажения мужа до способности трудиться в атмосфере из серной кислоты при температуре плазмы.
Число захватов-манипуляторов – два. В народе их ещё называют руками. Они могут успешно ласкать мужчину, нянчить младенца и держать кувалду.
Аэродинамические свойства соответствуют лучшим моделям автомобилей типа «Тойота» и «Ниссан».
Женщина состоит из трёх частей: верхней, средней и нижней.
Верхняя представлена головой с пышной растительностью, именуемой волосами. Благодаря им дама может противостоять предельно низким температурам и производственным черепно-мозговым травмам. На лицевой части имеется специальное оптическое приспособление, так называемые глаза, взгляд которых парализует мужчин. Ниже размещено отверстие для приёма топлива, то-есть рот. В нём, в состоянии засады, притаился язык, скорострельность которого 600 – 800 слов в минуту. Язык часто пускается в ход в качестве тяжёлой артиллерии.
Средняя часть состоит из груди и живота. Грудь – это прекрасный природный амортизатор, служащий для подъёма тяжестей, а также, как это ни странно звучит, для привлечения мужчин. При этом женщине вовсе не обязательно размахивать ею, как флагом.
Живот необходим для размещения в нём генератора энергии, в просторечии – желудка, ровно как и других органов, включая аппарат размножения, действующего в режиме автопилота. Многие дамы называют, почему-то, свой живот талией. Это исторически сложившееся название. Возможно, она была у них когда-то.
Самая важная часть – ходовая, посредством которой УСУ перемещается в пространстве. Поэтому мужчины всегда проявляют к ней повышенный интерес, наблюдая, как элегантно вращаются коленные валы, как плавно и бесшумно скользят подшипники.
И посмотрите, какой изумительный дизайн при столь феноменальных технических данных ! А как чудны их линии тел, как восхитительна ходовая часть ! Да нашим женщинам цены нет ! Особенно, в условиях рыночной экономики. Когда их, с виду хрупкие, но могучие плечи понадобятся, чтобы проложить рельсы в светлое будущее !

Счастье.

Иду по улице. Ни к кому не пристаю, всем мило улыбаюсь. Подхожу к какому-то новому магазину. Интересно ! Ещё вчера его здесь не было. Неуж-то за ночь расторопные строители отгрохали ?!
Вдруг два дюжих молодца хватают меня под руки и увлекают внутрь лавки. Там – ни души ! Но полки ломятся от товара ! Мне услужливо предлагают венский стул и суют в руки папку с ассортиментом. Рядом, подобострастно склонив голову, застывает продавец с окладистой купеческой бородой. Внушительный живот его был перетянут красным кушаком.
– Что угодно, батюшка ? Всегда к вашим услугам ! Могу предложить семьдесят три вида сухой колбасы по тридцать копеек за килограмм или балычок за такую же цену.
Я несвязно промычал что-то в ответ.
– А икорки не желаете ? Вот, извольте, – сунул он мне большую банку с красной икрой. – Всего-то пару рубликов за килограмм. А, может быть, хотите чёрную ?
Я подавленно молчал. Всё происходило словно в кошмарном сне, когда немеет тело и начисто теряется дар речи.
– Не хотите ли отведать амбры ? – уговаривал меня продавец. – Она стоит не больше трёх рублей. Даже осетринки не хотите купить ? – кивнул он на гиганского, в человеческий рост, роскошного осётра. – Пять целковых за рыбину…
Я дико озирался по сторонам, нервно икал и дрожал всем телом. Лихорадочно пытался вспомнить и прочесть вслух молитву «Отче наш» и не мог.
– А вот, – добивал он меня, – извольте посмотреть, – говядина свежая, с альпийских лугов. Гривенник за кило. А эту корзину голландских яблок продам за пятнадцать копеек, потому что они вчерашние.
Я отчаянно щипал себя, но, почему-то, не просыпался. Наконец, он предложил мне на выбор с десяток сортов шампанского. Из той партии, что накануне была отправлена ко двору его императорского величества Наполеона. Мне принесли извинения за высокую цену: дюжина бутылок стоила целых три целковых !
Затем мне попытались всучить любимый торт Людовика XIII. Просто так. Бесплатно.
Но я хорошо помнил, что бесплатный торт бывает только в мышеловках. Чур меня, чур !
У меня хватило сообразительности тихонько, вместе со стулом, приблизиться к выходу. Последнее, что я слышал:
– Обанкротимся так, хозяин. Никто ничего не покупает. У них, видать, всего вдоволь…
Я опрометью выскочил на улицу и помчался по городу. Вбежал в первый подвернувшийся магазин и заплакал от умиления. Вот она, родимая очередь, стройно выстроившаяся у кассы. Народ дружно хватал дешёвую сухую колбасу по тридцать рублей за кило.
С каким блаженством я пристроился в хвост очереди !
Счастье – это когда тебе всё понятно !

Даешь гол !

Итак, дорогие болельщики, мы начинаем репортаж с футбольного поля городской больницы. Матч обещает быть чрезвычайно захватывающим ! С одной стороны играет команда врачей, с другой – больной.
Выиграет он или проиграет, выдадут ему больничный лист или нет ? Как содрогаются сердца болельщиков в преддверии матча !
События развиваются стремительно. Больной в игре ! Вот он толкает дверь участкового врача. Натиск его неудержим. В его арсенале высокая температура, кашель, насморк и боли в глазах. Участковый терапевт, он же центральный защитник, с трудом овладевает ситуацией. Он бьёт противника его же оружием ! Ссылаясь на головную боль, он диагональной передачей отсылает больного к невропатологу ! Опытный игрок легко обрабатывает мяч, и указывая на боли в глазах, изящным движением отправляет больного на левый фланг к окулисту.
Игра идёт на грани фола ! Больной начинает контратаку. Мощь его несоизмеримо возросла. Температура уже под сорок, голова раскалывается, глаза вываливаются из орбит ! Окулист входит в тесный контакт с больным, глядя ему прямо в глаза ! Он демонстрирует великолепную технику ! Какая филигранная передача на правый фланг ! Команда врачей действует чётко и слаженно. Все контратаки противника захлёбываются на подступах к воротам !
Вот больной оказывается уже перед хирургом. Размашистым диагнозом: фурункул правого полупопия, обусловленный насморком, тот переводит мяч на угловой кабинет ! На ЛОР-врача такой технический приём больного, как насморк, впечатления не производит. Он лениво пасует назад, где скучает центральный защитник. Какая опасная игра головой ! Но судья в центре поля, главный врач, почему-то не замечает этого нарушения. Участковый врач запирает дверь, норовя уйти в глухую защиту и создать положение вне игры. Но больной настигает его. Центральный защитник с трудом контролирует положение ! Призвав на помощь всё своё самообладание, он делает пас набегающему сексопатологу ! Последний, полистав справочник, нашёл, что лихорадка и насморк – это не его патология. После виртуозного дриблинга он отправляет больного к гинекологу.
Обстановка на поле накалена ! Обе команды демонстрируют наступательный футбол ! Гинеколог, продолжая что-то писать и не поднимая на пациента глаз, жестом руки предлагает ему занять гинекологическое кресло. Больной занимает удобную, но несколько непривычную для себя позицию. Гинеколог, вымыв руки, танцующим шагом Гуллита приблизился к креслу. Но не увидел привычной картины. Технический приём противника настолько ошеломил его, что он потерял дар речи и напрочь забыл о правилах игры ! Явно нарушая правила, он грубо выталкивает больного со своей зоны ! Опасная игра руками осталась незамеченной судьёй. Рёв возмущённых болельщиков с трудом обратил на это его внимание. С видом рассеянного праведника он назначает в ворота врачей штрафной.
На стадионе восцаряется звенящая тишина. Больной разбегается, мяч отскакивает от его ноги и, описав в воздухе крутую дугу, попадает в дальний угол ворот ! Го-о-о-о-л ! Старший терапевт, он же вратарь, беспомощно разводит руками ! Я тоже не верю своим глазам, дорогие болельщики, но мяч, действительно, в воротах !
Время матча истекло. Сейчас прозвучит финальная сирена. Команда-победительница в лице больного падает в обморок, мёртвой хваткой сжимая в руках больничный лист. Все силы были брошены на алтарь победы ! Его уносят с поля на носилках, под аплодисменты восхищённых зрителей ! А мы, уважаемые болельщики, завершаем трансляцию и прощаемся с вами. Всего хорошего ! До следующей встречи !

В ожидании чуда.

С благоговейным трепетом в душе я переступаю порог операционной. Кудесники в белых халатах уже ожидают меня. Медсестра вежливо указывает мне на электрический стул. Поскольку работает он на электричестве. Воодушевлённый тёплым приёмом, устраиваюсь на нём поудобнее.
Два чародея в белых хитонах медленнно приближаются.
– Гоша, – проникновенно говорит один из них, – вяжи его. Да покрепче, чтобы не сбежал.
Через минуту я напоминаю распятого Христа. Но кто, после этого, видел его живым ? Вспоминаю инструменты: дюжина каких-то зубил, молотков, топориков, щипцов и плоскогубцев. Как всё это напоминает камеру пыток ! Только испанского сапога не видно. На голову мне навьючивают простыню. В глаза ударяет ослепительный свет.
– Шею тоже привязать ? – слышу.
– Не надо, – отвечает металлический голос. – Нам следы не нужны. Будем делать анестезию. Теперь, голубчик, никуда не денется !
Я зажмурился и намертво вцепился в моё смертное одро. Жду удара по голове. Именно так обезбаливали в средневековье – дубиной.
Лихорадочно соображаю – дубины не видно, значит – молотком.
– Гоша, делай ему лимонную корочку, – доносится до меня голос.
Я хочу крикнуть, что не переношу цитрусовых, но в горле раздаётся орлиный клекот.
– Зачем ты ему крылья носа проткнул ? – слышу я укоризненный голос, – не собирается же он кольцо в нём носить. Загоняй иглу в нос !
– Что-то вторая иголка согнулась, – оправдывется Гоша, налегая всем телом на мой нос.
– Когда вгоняешь иглу, держи шприц прямо, а не тяни вверх. Давай ещё раз, – слышится невозмутимый голос.
– Она всё равно гнётся ! – хнычет помощник.
– Эх, молодёжь ! Дай-ка мне. Действительно. Ну-ка, давай на шприц вдвоем поднажмём.
– А мы ему основание черепа не проткнём ?
– Если даже и проткнём, рядом реанимация. Чему вас только в институте учат ?
– А в какой носовой ход мы иглу ввели ? – интересуется любознательный ассистент.
– В пятый или шестой, – раздаётся поучительно, – разрежем, посмотрим.
– Ну, наконец, – удовлетворённо вздохнул наставник, – теперь нос этого субъекта мало в чём уступает размерам головы. Дай-ка мне долото и молоток.
– Этот ?
– Слишком маленький.
– Этот ?
– Что ты мне даёшь ?! Этим только с эмбрионом возится ! Вон ту кувалдочку подай !
– Ребята, – прохрипел я, – только ломом не надо !
Ощущаю, как судорожно дёргается голова и тело. Как, в такт ударам, сотрясаются стены и пол операционной. Лампа плавно уходит в сторону.
– Поправь свет, Гоша.
– А зачем вы ему кость раздробили ?
– Промахнулся немного. Но, ничего, мы ему горбинку соорудим. Такие носы сейчас в моде.
Удары продолжались с такой силой, словно кто-то вгонял сваи в вечную мерзлоту.
– А вы ему нос не снесёте ? – слышится вновь робкий голос.
– Ну и что ? Будет похож на неандертальца. Только и всего. Зато, наверняка, дышать будет.
– А кто он по профессии ? – трогательно справляется Гоша.
– Кажется, учитель математики. Посоветуем сменить предмет. Стать, скажем, учителем биологии. Более доходчиво материал никто не преподнесёт. При желании легко может стать сотрудником антропологического музея.
– А после операции больной сможет дышать носом ?
– Трубил, как слон, так и будет трубить. Лишь бы хуже не стало, – охотно объяснил шеф. – Кстати, туго бы нам пришлось, окажись у людей хоботы. Операции пришлось бы делать через бронхоскоп.
Оба рассмеялись.
– Устал я что-то, – утомлённо вздохнул наставник. – Плесни-ка в мензурку водицы из графина.
– Пожалуйста, – простодушно сказал его коллега, – только все солёные огурцы уже съели.
– Здесь, молодой человек, не ресторан, а операционная, – довольно крякнув, отчитал его наставник. – Послушай, – с недоумением спросил он, – откуда у этого субъекта второй нос взялся ? Надо один убрать.
– А может, не надо, – застенчиво предложил Гоша, – тогда оба исчезнут.
– А впрочем, ладно. Глядишь, один из двух и будет дышать.
– А что это у вас руки дрожат ? – раздаётся встревоженный голос ассистента.
– А ты не смотри, что дрожат. Промахиваюсь редко. Сегодня только троим по хоботу, то-есть по носу шарахнул. Носы, сам понимаешь, всмятку. Но из этого месива такие чудные пятачки выходят. Женщины от них без ума ! Потому что становятся чертовски хороши !
Между тем в моём носу кто-то бесцеремонно орудовал цыганской иглой с шилом.
– Пора кончать, – жёстко заявил шеф.
– Не будете резать ? – голос Гоши дрогнул.
– Завязал уже. Кончай сам. А потом раскрой ему голову…
Когда, безмерно уставшего, меня провозили на каталке мимо зеркала, я, повернув голову, увидел, что половину моего лица занимает нафаршированный бинтами, с горбинкой посредине, небольшой хобот.

Ненавязчивый сервис.

Я лично предпочитаю пользоваться автобусом. Конечно, там, где он есть. Это тихий и патриархальный вид народного транспорта. Развитие космической технологии ещё не коснулось его. Поэтому пассажиры не пристёгиваются ремнями безопастности. Очень удобно !
Удивляюсь, но автобусы, почему-то, не жалуют главари мафии. Сколько ездил, ни разу их там не встречал ! Вероятно оттого, что и телохранителям надо билеты покупать. А на собственном лимузине разъежай бесплатно !
И, наконец, вы слыхали, чтобы автобусы вместе спассажирами угоняли за океан ? Не было такого и не будет ! Потому что все водители хорошо подкованы политически. Даже под страхом смерти они не могут изменить курс и пересечь океан. А кто этот курс или генеральную линию устанавливает ?! Улавливаете ?
Как нормальный человек стою в автобусную кассу за билетом. Никого не трогаю. Вдруг ко мне подбегает здоровый мужик-таксист, хватает за рукав и кричит:
– Поехали, есть место !
И вот так всегда ! Может быть потому, что лицо у меня от рождения такое, словно я верю каждому слову нашего правительства. Вечно ко мне кто-то прицепится !
– Ну, поехали ! – стал он яростно тянуть меня из очереди.
Человек я от природы тихий, деликатный, но этот тип мне сразу не понравился. А сейчас он ещё пытается взвалить меня на плечи. Что-то тут не так ! Ни разу меня в такси так не грузили. Или, быть может, это дополнительные услуги ? Я вывернулся и снова пристроился к родной очереди.
– Корешь, ты что, контуженый ? Ехать не хочешь ?!
– Нет, спасибо, я лучше автобусом, – мудро отвечаю я.
– Мужик, ты что, рехнулся ? Машина ждёт ! Ладно, чёрт с тобой, – отчаянно махнул он рукой, – давай по цене автобусного билета !
Интересно, какой идиот будет работать себе в убыток ? Эдак он меня скоро бесплатно повезёт ! Понимаете, откуда ветер дует ? Если раньше я ещё сомневался, то теперь сообразил, что это ловушка.
– Ну, решил, мать твою !? – не отставал от меня таксист. – Опомниться не успеешь, как будешь на месте !
Вот оно что ! Выходит, он перевозит пассажиров без сознания !? Под наркозом, значит ! Ишь, «опомниться не успеешь !». А может быть, он народ в салон штабелями укладывает, чтобы побольше деньгу зашибить ? А моё изящное тело приметил для багажника ? Ведь ни к кому больше не пристаёт !
А если это охотник за человеческими органами ? Все ведь слышали, что и такое бывает. А мою светлую, как у Сократа, голову, трудно не заметить. Вот он и приметил её для какого-нибудь президента или американского миллионера-склеротика. Всё ясно ! Мало ли где порядок надо навести ! В России – хаос, в Германии – экономические реформы буксуют, а в Америке только младенцы не взрывают небоскрёбов !
Как простой человек, осознав величие момента, я собрался с духом и сказал:
– Отстаньте, не-то милицию позову !
Всем ведь известно, какая она у нас строгая и вездесущая. Особенно, по телевизору.
Как он затрясся, позеленел весь ! Затем отдал мне честь, покрутил пальцем у виска и быстро пошёл к своему «Мерседесу». Вид у него был такой, словно срок хранения лекарств в аптечке давно истёк.
Не знаю, как вы, а я лично предпочитаю ездить не под наркозом !

Мартышкин труд.

Началось всё с того, что с группой научных сотрудников я был командирован в подшефное хозяйство на уборку яблок. Высшее образование вполне позволяло нам не перепутать вершки с корешками. Тем паче, что половину своего стеденчества мы провели на вершинах деревьев. Оттого и образование высшее. Кто отказывался – у того неполное высшее.
Сначало было трудно. Даже пару раз свалился. Но затем резервы организма сказали своё веское слово. Через месяц я так освоился, что слезать с деревьев не хотелось. Иной раз спал на ветвях. Никогда не думал, что это так удобно. Руки отросли ниже колен, а кисти стали необычайно цепкими. Ноги, напротив, сделались короче и гибче. Все тело обросло густой шелковистой шерстью. Даже плешь затянуло. Лоб стал плоским, глаза сместились выше, из-за чего обзор заметно улучшился. Нос распластался по лицу. Стоило им только повести и я знал, где прячутся яблоки. Одежда стала раздражать. Мешала перепрыгивать на соседние деревья. Приходилось снимать. Смущал только длинный могучий хвост. Но он оказался незаменимым в деле. Бывало, повиснешь на ветвях и рвешь яблоки в свое удовольствие.
Вот только почему ягодицы покраснели, никак не пойму. Врагов в природе у меня нет, кроме доцента Чеснокова, зарящегося на мое место при кафедре.
С моими коллегами произошло тоже превращение, что и со мной. Даже побыстрее. Видимо, научный стаж ещё не велик. Оттого и перестроились быстро. А тут ещё какой-то жалкий ассистент вожака из себя вздумал строить. Но я его быстро на место поставил. Нет, ни жалобами, ни анонимками. Помилуй, Бог ! Укусил за бедро, только и всего. Человеческая речь со своим многословием стала мне не нужна. Достаточно глазом сверкнуть или издать звук, заменяющий десятки слов.
А недавно директор совхоза приезжал.
– Что это вы мне, – кричит, – устроили здесь обезьяний питомник !?
– Да это же научные работники собирают яблоки, по науке, – объяснили ему. – В семь раз план перекрыли !
– Ну и ну, – покачал головой директор, – доцентов, ведущих себя, как обезьяны видел, а вот обезьян, ведущих себя, как доценты ещё не приходилось ! Выдать им, – говорит, – по ящику яблок на каждый хвост, как поощрение.
Но вот срок командировки истек. Мы – в совхозную бухгалтерию, за расчетом ! Бухгалтер, хотя ни звука не разобрала, сразу смекнула в чем дело. Язык двух пальцев международный.
– А справки, – спрашивает, – у вас есть, что вы не обезьяны ?
Справок у нас не было, но паспорта имелись.
– Ну и времена пошли, – проворчала она, – даже обезьянам паспорта выдают. Но, что-то, – говорит, – фотографии мне ваши не нравятся. В каком зоопарке делали ?
На наше счастье вошел директор.
– Выдать деньги ! – распорядился он. – Нынче, – добавил он, – такие времена, что можно платить не только обезьянам, а даже призракам и арендаторам. Да заплати сполна. Бананы уж больно подорожали.
В автобус мне водитель не позволил войти.
– А что, ежели, – говорит, – сейчас ещё жирафа с билетом припрется ?!
Пришлось ехать на крыше зайцем.
У входа в институт я заметил своего приятеля, доцента с соседней кафедры. Он безмятежно сидел на лавочке и задумчиво курил. Я приветствовал его радостным визгом. Он смотрел на меня расширенными глазами, но сигарету не бросал. Тогда я вытащил эту гадость у него изо рта, а туда сунул яблоко.
Мне ужасно мешали штаны. Они путались у меня в ногах, норовя свалить. Хорош бы я был в таком виде перед ректором ! Я снял их и оставил на попечение приятеля. Не ожидал, что на двух лапах так трудно шагать. Другое дело – на четвереньках. Гордо помахивая хвостом, прохожу мимо секретарши. Люблю молчаливых людей. К тому же я неотразим, поскольку очень похож на Челентано, хотя рубкой дров никогда не занимался.
У двери ректора привел себя в порядок, прилизав шерсть на груди. В просторном кабинете шло заседание ученого совета. Я тихо прошел к хозяину кабинета, сделав хвостом замысловатый реверанс – высший знак уважения. По малости своего роста я не мог дотянуться до ректора и мне пришлось взобраться на стол. Я обнял его и крепко облобызал, едва не прокусив от радости ухо.
– Как, – спрашиваю, – поживает мое родное родильное отделение ? Лапы по работе чешутся ! Давно, – говорю, – маленьких обезьянок на свет не принимал. Соскучился !
Ректор сделал вид, что не понимает. Неужели мой язык сложнее человеческого ? Затрясся весь, побелел, как полотно.
– Кто пустил сюда эту макаку, – кричит, – уберите её сейчас же !
Схватил меня за горло и давай отдирать от себя.
– Я, – отвечаю, – такая же макака, как и ты. Посмотри, дорогой, в мои глаза. Неужели не узнаешь ?!
– А что, мне этот гамадрильчик даже нравится, – услыхал я голос нашего парторга Алевтины Андреевны. – Это ничего, что он скачет, визжит и бьет себя кулаками в грудь. Зато какие у него одухотворенные глаза ! – лепетала она, не отрывая взгляда от моих красных ягодиц. Словно мужиков ни разу не видела, хотя пятый раз замужем.
Тут народ сбежался, каждый норовит схватить. Я хвостом подцепился за люстру, оттуда спланировал на подоконник и был таков.
Приятель мой, доцент, продолжал сидеть с моими штанами под мышкой. Честным оказался, хотя и человек.
Дверь моей квартиры была заперта. Пришлось через форточку. Все обошлось. Только с моим сиамским котом удар случился. Насилу откачал. Едва откроет глаза, как опять лишается чувств.
Вскоре пришла жена.
– Это ты мой медвежонок !? – игриво спросила она, услышав звуки телевизора.
Я очень соскучился по жене. Когда она вошла, я, захмелев от счастья, бросился ей на грудь. Ужасно хотелось женской ласки, нежности. Мужчины меня поймут. И надо же мне было, нечаянно, порвать ей колготки ! Как она вскинулась, закричала ! Кусаться стала, царапаться, утюгом мне голову едва не проломила. Короче, совсем потеряла человеческий облик. Ведь колготки-то были импортные !
На шум примчались соседи, вызвали милицию. Делать ей больше нечего, как только доцентов отлавливать. Плюнул я на всё и подался в зоопарк. Там ещё с десяток мартышек оказалось. Утверждают, что научные сотрудники, а сами даже блох ловить не умеют. Так, мелюзга всякая. Ни одного профессора или академика. Но я подожду. Ведь сезон уборки ещё не закончился !

Сахар больше, чем жизнь.

По улице, пугая прохожих, стремительно бежал грузный, немолодой мужчина в чёрном мундире. Страдая от одышки, он рванул на себя дверь универсама. Мюллер не ошибся и на этот раз. Этот проныра был уже здесь.
– Штирлиц, – отдышавшись, обратился к нему Мюллер, – вы мне нравитесь. И тут вы меня опередили !
– Смею вас уверить, – ответил тот, проницательно глядя на собеседника, – что очередь я занял и на вас.
– Спасибо, спасибо, дружище, – расстрогался шеф, одарив коллегу проникновенным взглядом. – Я всегда верил в вас. Сколько дают-то сахара ?
– Полтора килограмма на душу, – дружелюбно ответил Штирлиц, полагая, что теперь этот толстяк будет ему обязан.
– А я, знаете ли, случайно проведал, что здесь продаётся такой дефицит. Оставил все дела на Шольца и бегом сюда, – счастливо потирал руки Мюллер. – Мне, давеча, Шелленберг обещал достать пару килограмм сахара. Но вам ли не знать эту хитрую бестию ! Пообещал и тут же укатил в Швейцарию, ссылаясь на неотложное свидание со своим резидентом. Но мне-то известно, что за туалетной бумагой ! Да, Штирлиц, вы выяснили, наконец, что же произошло с сахаром ? Думается, не зря зарплату получаете.
– Разумеется, – ответил обиженно тот. – Наш глубоко законспирированный агент 0,02 выяснил, что в рамках этого явления ведётся борьба с алкоголизмом.
– Штирлиц, – равнодушно спросил Мюллер, – а вы занимаетесь самогоноварением ?
Его собеседник, зная цепкую хватку шефа гестапо, понял, что это проверка.
– Что вы, – хладнокровно посмотрел он, – это было бы недостойно офицера разведки !
– Я не сомневался в вашей верности. Но вчера, просматривая ваши документы, случайно уловил запах самогона. Как вы это объясните, дружище ?
– Всем известно, что перед тем, как поставить в мои документы печать, вы изрядно на неё подышали, – с железной выдержкой парировал Штирлиц. – Между нами говоря, эта информация просочилась даже наверх.
– Ну, ладно, ладно, оставим этот разговор, – нервно завертел головой Мюллер. – Вы лучше скажите, где раздобыть конфет «Кис-кис» или «Тик-так». Обожаю, знаете ли, жевать их на допросах. Я на днях арестовал одного директора магазина. Вы моих костоломов видели, Штирлиц. Но этот не признаётся даже на дыбе ! Думает, что мы с министерской ревизией связаны. Дом-то у него при обыске оказался заваленным леденцами, зубной пастой «Ромашка» и дешёвым мужским одеколоном «Букет». Думаю, этого дефицита всему гестапо надолго хватит. Через недельку доберусь до «Птичьего молока». Душу из директора вытрясу, но узнаю, где он эти конфеты прячет ! Вам, полагаю, не помешает пара коробок ?
– Буду весьма признателен, – сдерживая радость, холодно произнёс собеседник.
Мюллер хитро прищурился. Он делал так всегда, когда нападал на след.
– А признайтесь-ка, Штирлиц, по старой дружбе. Не хранили вы в том самом чемоданчике с рацией, на котором обнаружены отпечатки ваших пальчиков, дешёвую сухую колбасу и шоколад, как показала экспертиза ?
Его оппонент укоризненно покачал головой.
– Я уже дал объяснения на этот счёт, – невозмутимо ответил он.
Интуиция и на этот раз не подвела отважного разведчика. Не мог же он признаться, что всё обстояло именно так, благодаря чему он был вхож во все кабинеты. Штирлиц ещё раз подивился аналитической силе ума Мюллера.
– А что это вы, шеф, сегодня без машины ? – перехватил он инициативу.
Сосед болезненно поморщился.
– Неделю назад со станции техобслуживания вернули, наконец, мой «Мерседес». Шофёр до сих пор заклёпки и деревянные чопики из мотора вытаскивает. Но и я в долгу не остался. Бракоделами займётся товарищеский суд ! А пока пользуюсь общественным транспортом. Как выберешься оттуда, ощущение такое, словно на дыбе побывал. Пожалуй, будем водить туда наиболее «твёрдые орешки» из заключённых. Это получше нашей подземной «готиницы», – убеждённо сказал Мюллер. – Езжу, конечно, инкогнито, – продолжал он. – Но и тут отличился наш общий знакомый Айсман, которого вы давеча ударили бутылкой по голове. Представьте себе, этот идиот, увидев меня на задней площадке автобуса, кричит на весь салон:
– Босс, проходите в средину, там свободнее ! Не-то живым до гестапо не доберётесь !
Времена, дружище, пошли мрачные. Куда ни глянь – всюду очереди ! Из надёжных источников знаю, что моей скромной особой уже Борман заинтересовался. – Никак, говорит, – старая лиса Мюллер очередную аферу замышляет ? Не плетёт ли какую интригу с американцами за нашей спиной ? На рабочем месте его никогда нет. Как в воду, – говорит, – канул. А я, между прочим, вчера шесть часов за лимонами в очереди простоял. Могу свидетелей представить. Они у меня, на всякий случай, в «гостинице» сидят. Поверите ли, – сокрушался Мюллер, – но даже местком поставил мне на вид уходы в рабочее время !
«Это хорошо», – подумал Штирлиц, но вслух сказал:
– Сочуствую, вам, шеф. А не собрать ли вам досье на местком ?
– Вы ясновидец ! Я давно уже это сделал. Они, как говорится, у меня под колпаком ! – добродушно рассмеялся Мюллер, прислушиваясь к внезапно зашумевшей очереди.
– Извините, дружище, – страстно зашептал он, – рядом, говорят, в продажу выбросили женские колготки. Побегу, займу очередь. Вам не нужны ?
Штирлиц с грустью подумал, что при последнем тайном свидании с женой забыл передать ей несколько пар импортных колготок. Но ему стало окончательно ясно, что он вне опасности. А в центр, будоража эфир, полетела срочная шифровка:
«Прошу выслать ящик женских колготок зпт конфет «Кис-кис» зпт мешок сахара тчк Мюллер в наших руках тчк Юстас тчк».

Фиаско.

Планета приблизилась неожиданно быстро. Она выглядела голубым, изумительно красивым гигантским шаром. Сквозь прозрачное облачное ожерелье просматривались континенты, горные цепи и сверкающие водные пространства.
Планетарные двигатели были застопорены, а управление звездолётом взял на себя главный нейрокомпьютер. Позади остались миллионы световых лет.
Их учёные не ошиблись. В этой галактике действительно оказалась планета, на которой существует жизнь. На экранах звездолёта двигались странные существа. Они жили, в основном, в крупных городах, и поведение их казалось вполне осмысленным. А когда зазвучала их речь и музыка, сомнения рассеялись окончательно.
Корабль медленно дрейфовал над крупной страной. За сутки все члены экипажа освоили незамысловатый земной язык, историю развития человечества, его культурный и научный багаж. Некоторым нравилась колдовская мелодичная музыка, а других привлекали яркие спортивные зрелища, называемые землянами футболом.
В стране царило необычайное оживление. Разумные существа о чём-то ожесточённо спорили, устраивали ежедневные митинги и шествия. Скоро экипаж догадался, что они выбирают из своей среды кандидатов в органы власти. Как и в любом разумном обществе, здесь существовала строгая иерархия и страной управляли опытные, знающие люди.
Команда звездолёта с интересом следила за перипетиями предвыборной борьбы. Кандидаты предлагали абсурдные и нелепые проекты: снижение цен на товары и бензин, повышение каких-то пенсий и зарплат, сокращение безработицы, равноправие сексуальных меньшинств, борьба за чистоту атмосферы и другие.
Разговоры о воздухе особенно удивили космических пришельцев. Какая может быть чистота воздуха, если на этой планете его уже нет ! А атмосфера сплошь состоит из угарного газа и сероводорода !
То обстоятельство, что существа не съедали не угодивших им кандидатов, ещё раз подтверждало их разумный уровень. Но вызывало недоумение низкое, безнадёжно отсталое развитие цивилизации. Дымящие трубы, чадящие автомобили, примитивные заводы производили удручающее впечатление.
Предложение командира звездолёта послать на Землю своего кандидата для оказания помощи братьям по разуму было встречено с одобрением. Выбор пал на Тэя – молодого астронавигатора. По земным меркам ему было, всего-навсего, семьсот лет. Вначале Тэю предстояло стать депутатом парламента. Благодаря своим возможностям, он мог заметно улучшить положение дел в стране, предложив программу, исключающую тупиковые пути. К услугам экипажа был банк информации с опытом общественного развития тысяч цивилизаций в сотнях галактик.
Тэй мало в чём походил на землянина. Люди могли принять его скорее за крупное насекомое, издающее звуки в ультразвуковом диапазоне. Этап биотрансформации молодой астронавигатор перенёс привычно и безболезненно. Теперь, освоившись в новой ипостаси, он ничем не отличался от землян.
Глубокой ночью на окраину города бесшумно опустился белый шар, испускающий мягкое голубоватое мерцание.
А утром к проходной большого завода подошёл ничем не примечательный с виду человек. Был он молод. Широкая грудь распирала футболку. На простодушном лице радушно сияли голубые глаза. Новичка определили в ученики к мастеру Евсеичу. Старый мастер, прищурив выцветшие глаза, искоса взглянул на Тэя.
– Ещё одного сосунка прислали, – мрачно проворчал он. – Завтра же сбежит.
Молодой рабочий, вытиравший ветошью руки, лукаво предложил новичку:
– Слышь, браток, сходи на склад и попроси гаечный ключ с подсветкой. Позарез нужен !
Это был коронный номер бригады. Все с нетерпением ожидали незадачливого новичка, который, прочесав весь завод и доведя до бешенства кладовщика, вернётся с пустыми руками. А потом этот случай будет со смехом вспоминать весь город до тех пор, пока бедняга не выйдет на пенсию.
Вопреки ожиданиям, новичок вернулся быстро. В руках у него блестел новенький, неземной красоты, гаечный ключ с подсветкой…
Молодой рабочий продолжал вытирать промасленной ветошью уже не руки, а лицо.
– Во, чудик, даёт ! – запоздало опомнился он. – Ты что, из-под земли его достал ?
– Нет, с неба, – покачал головой Тэй.
Евсеич подвёл астронавигатора к огромной, в человеческий рост, металлической болванке.
– Ну, вот, милок, твоя работа. За месяц должен эту болваночку из квадратной круглой сделать. С помощью вот этого компьютера, – указал он рукой. – Кувалдой называется.
Тэй лихорадочно рылся в своей памяти, но аналогов этому инструменту сыскать не мог.
– Это, что, действительно, компьютер ? – усомнился он.
– Эх, деревня ! Ты что, с Луны свалился ?
– Нет. С Геоцентры номер 3569790543218889, – добродушно сказал Тэй, говоря сущую правду.
– Сейчас поработаешь кувалдочкой, а вечерком мы с тобой вместе пошутим. Работай, шутник, – напутствовал его Евсеич.
Он не без основания считал, что языком работать куда легче, чем кувалдой.
Тэю этот инструмент так приглянулся, что он решил прихватить его с собой для Музея Времени. Мозг астронавигатора, среди десятков вариантов работы с кувалдой, вычислил единственно верный. А нечеловеческая сила помогла ему. С металлической болванкой Тэй управился за три дня. Она даже не требовала дополнительной обработки. Все говорили, что Евсеич подготовил достойную смену, что в коллективе не зря ведётся большая культурно-воспитательная работа среди молодёжи.
Тэй стал передовиком производства и активно занялся общественной работой. Без него трудно было представить любой президиум.
Не мешкая, астронавигатор завалил директора завода Куськина грудами блестящих технических проектов, включая их математические модели.
– Это, конечно, хорошо, что простой молотобоец пытается помочь родному заводу, – сказал Куськин, теребя клинышек своей ухоженной бородки. – Но скажи, дорогой, что произойдёт, если мы увеличим производство продукции в сотни раз ? Придётся расценки скостить, нормы выработки пересмотреть. А сколько рабочих нужно уволить ? И это при такой безработице ! Да мне профсоюзы голову оторвут ! Это же журавль в небе. Ты тут, вот, к кувалде прицепился. А она, между прочим, всегда вывезет. Такой кувалдой ещё мой прадед орудовал. А куда мы денем институт Кувалды ? Там ведь учёные сидят, головы ломают, диссертации защищают. А не дурью маются, как некоторые, – сухо добавил директор, недвусмысленно глядя на Тэя.
Их беседу прервал заливистый телефонный звонок. Куськин снял трубку.
– Что, опять, – поморщился он. – Сколько человек, говоришь ? Семь ? И все пьяные ? В вытрезвителе ? Безобразие !
Директор в сердцах бросил трубку.
– Вот, изволь работать с эдакими свиньями ! – выдохнул он. – Постоянно увольняю таких, но приходят новые ! Вчера был праздник, вот они и налакались !
Куськин огорченно замолчал, но тут его осенила блестящая идея.
– А не возглавить ли тебе, дорогой, общество трезвости ? Давно ищем кандидатуру. А ты не пьёшь. И работаешь отлично. Подходишь идеально !
Тэй не возражал.
– Значит, договорились. Тут фантазируй сколько угодно. Лишь бы толк был, – подытожил директор.
С этого дня на заводе стали случаться загадочные вещи. Если Тэю встречались любители выпить, они попросту превращались в милых, добродушных хрюшек. Забавно было видеть, как свиньи, желая сохранить достоинство, пытались встать на задние ноги, а передние заложить за спину. А после работы они, яростно морща пятачки, штурмовали собственные квартиры, недоумевая, почему их законные жёны так истошно вопят.
Первое время весь завод огромный свинарник напоминал. Даже директор не избежал такой участи. Однажды в его кабинет вошло начальство, а он, заискивающе похрюкивая, восседает в кресле. Оказывается, пригубил немного шампанского на свой день рождения. После этого случая он совсем перестал пить.
Между тем, Тэй стал уже шефом профсоюзного комитета, лидером рабочих, возглавил производственный комитет и ещё дюжину общественных организаций. Хоть раздвойся, а успей всё выполнить. Тэй так и сделал. Это обстоятельство едва не погубило мастера сборочного цеха Прошкина. Выйдя из кабинета директора, где собрался совет бригадиров во главе с Тэем, он увидел его у станка. В конференцзале шло заседание профкома. Выступал Тэй, гневно клеймя нарушителей трудовой дисциплины. Прошкин сполз по стене на пол и обречённо заплакал. «Вот так, на работе, – подумал он, – и сходят с ума !».
Миссия астронавигатора приближалась к концу. От правящей партии его выдвинули кандидатом в парламент. Последние штрихи к его новому статусу должна была добавить встреча с горожанами.
Просторный зал был заполнен до предела. Тэю предстояло померяться силами с тремя кандидатами, каждый из которыйх имел свои виды.
Астронавигатор легко подавил странное, несвойственное ему волнение.
– Человек давно живёт вчерашним днём, – начал он свою речь. – Люди купаются в океане энергии, а используют лишь нефть и каменный уголь. Над человечеством уже занесён экологический меч. Человек – часть природы. Вместе с ней погибнет и он. Существует ещё неисчерпаемая энергия солнца, энергия морей и океанов, энергия, связанная с ходом времени. Моя программа предусматривает освоение этой энергии в течение одного земного года. Я видел в каких тесных квартирах ютится человек. Каждый из вас достоен жить в больших и светлых домах, где будет обилие зелени, света и солнца. Стены таких домов будут концентрировать солнечную энергию, а зимой – нагревать помещения. Человек только тогда станет человеком, если над ним не будут давлеть мелочные заботы о быте. Только в этом случае общество вправе ждать от него реальной отдачи.
Зал, поражённый и настороженный, слушал.
– Следующая часть моей программы – борьба с безработицей, инфляцией и неуверенностью в обществе. Здесь многое зависит от самого человека, от правильной организации труда, от новых технологий. А главное – от нравственности, механизм которой сломан в человеке. По существу, он озабочен только собою, какой бы пост ни занимал и смотрит на мир только через призму личного благополучия. Это самое разрушительное, на что только способен человек.
– Товарищи ! – прервал Тэя дребезжащий от негодования старческий голос. – Что вы его слушаете ? Это же последователь кришнаитов ! Они тоже ратуют за какую-то там гармонию с природой и духовное совершенство. А на деле ничего сделать не могут. Мы не кролики, чтобы над нами проводить эксперементы ! Гнать в шею этого нечестивца ! – потрясал кулаками над головой старичок в запотевших очках.
– Правильно, – вторил старичку густой мужской бас, – мягко стелет, да жёстко спать ! Дома, как стадионы, энергия солнца, какого-то там времени, золотые горы, – ядовито подбоченясь, заметил грузный мужчина с нездоровым красным лицом. – И всё за какой-то год !? Я вот что скажу, товарищи. Этот тип – сумасшедший ! Я много видел таких в одном месте.
– А за кого он нас принимает ! – подключилась бойкая белокурая девушка. – За каких-то неразумных овечек, у которых поломан, видете ли, какой-то механизм. А как же наши моральные устои и общечеловеческие ценности ?
С разных сторон зала послышались реплики:
– Нам такие мечтатели не нужны !
– Пусть строит свой город солнца за год в другом месте !
– Хватит байками народ кормить, научены уже !..
Тэя единодушно освистали. А на следующий этап выборов вышел экономист Тучкин. Он со своей программой не витал в облаках, а твёрдо стоял на земле, обещая избирателям уменьшить налог за бездетность, дать все права сексуальным меньшинствам и решительно задушить бюрократию, сосущую кровь трудового народа.
Астронавигатор вышел из зала под улюлюканье, свист и топот ног. Что-то он не учёл. В этот же вечер, вызванный в режиме экстренной психосвязи, модуль звездолёта поглотил Тэя.
– Молодой был, шустрый, – любил вспоминать в минуты отдыха старый мастер Евсеич, затягиваясь папиросой и щуря глаза. – Максюмалист ! Потому как без Бога в голове. Такой номер отколол ! Видать, сердешный, руки на себя наложил. Не в своё дело полез, – сокрушался он. – С кувалдой-то у него лучше получалось !

Долгожители поневоле.

Какая разница между человеком, проживающим в частном доме и многоквартирном ? Первый, видя рыночные цены, хватается за голову, а второй – за локоть соседа. Как говорится, не имей сто рублей, а имей сто друзей. Тем более, что за сто рублей сейчас купишь ?! Не хватит, даже, чтобы за квартиру заплатить !
Но мы ведь вместе ! Собрались всем домом и обзавелись роскошным белым лимузином. Вскладчину. Что для сотни человек какие-то несчастные двести тысяч рублей ! Приятно, черт побери, почувствовать себя богачем ! Великолепный новенький лимузин ласкал глаз и будоражил воображение. Но желающих-то ездить на нём – сотня ! После долгих споров порешили, что каждый будет пользоваться машиной-мечтой целый год. Но в каком порядке ? Кинули жребий. Мне повезло. Вытащил сотый номер. Почему повезло ? Потому что такой номер только один на сотню ! И я умудрился его вытащить ! А это значит, если мне нынче сорок, то сколько будет через сто годков ?! Всего-то сто сорок !
По прогнозам учёных человек может дотянуть до двухсот лет, если будет вести здоровый образ жизни. Пророк Моисей, к примеру, дотянул до семисот ! Правда, тогда искушений меньше было.
Итак, я стал владельцем лимузина. Но чтобы поездить на нём, бросил пить и курить. Активно занялся аэробикой в группе девушек. Взялся за йогу. У станка стою только в позе алмаза. Дышу, как йог. Вернее, совсем не дышу. Особенно этим смогом, который вы, ненормальные, называете воздухом.
Короче, радикально изменил образ жизни, чтобы в сто сорок лет покататься на вожделенном лимузине. Глядишь, он у меня и останется. Поскольку все мои конкуренты повымирают, как динозавры.
Но нет ! Сосед по лестничной площадке, которому уже за девяносто, тоже не дремлет. В очереди он восемьдесят девятый. Охота чудаку, в сто семьдесят девять лет, на лимузине покрасоваться ! Хотя, на мой взгляд, самый лучший наряд в этом возрасте – саван. Мало того, что он каратэ занялся, поломав во дворе все вековые деревья, так ещё с парашютом прыгает, божий одуванчик ! Форму поддерживает ! Даже нанял двух молоденьких массажисток, чтобы они его костистое, как у камбалы, тело немного размяли.
Любопытно, стал бы современный принц искать Золушку, оброни она хрустальную кроссовку ? Думаю, едва ли. Другое дело, потеряй она, допустим, ключи от «Мерседеса» последней модели. Что не сделаешь, чтобы отыскать его хозяйку, а вместе с ней и сам «Мерседес» !
Но лимузин для нас не предел. Знаете ли, надоел уже, приелся. Скучно стало. Объединившись ещё с одним высотным домом, мы замахнулись на самолёт «Боинг» ! Одному смертному это не под силу, а трём сотням человек – проще пареной репы.
Вы не представляете, как восхитительно быть владелцем персонального лимузина и самолёта ! Круглый год счастливчик, как Рокфеллер, сможет на нём летать ! Если, конечно средства позволят, но это – мелочи.
Вновь кинули жребий. Вы не поверите, но я опять оказался последним ! Трёхсотым. Значит, заполучу «Боинг», когда мне за триста сорок перевалит. Так и бессмертным недолго стать !
Не оттого ли у нас в стране так много долгожителей, что всё покупаем вскладчину ? Поэтому, господа, я обеими руками за высокие цены, о которых позаботилось наше мудрое правительство. Чтобы держава наша была не только страной высоких технологий, но и страной долгожителей !

Легко ли быть мужчиной ?

Очередь продвигалась медленно. Ивушкин стоял в самом её конце, обливаясь потом и твёрдо решив скорее уйти из жизни, чем из магазина с пустыми руками. Все хватали дешёвую варёную колбасу. Смотрелась она очень аппетитно благодаря нитратам.
Перед Ивушкиным, сгорбившись, стояла сухонькая старушка с клюкой в руке. Она всё время трясла головой и беззвучно жевала губами.
«Вот времена пошли, – раздраженно подумал он, – какая-то старуха, едва передвигая ноги, легко меня опережает. И она имеет то, чего нет у меня, здорового, крепкого мужика. Здесь не нужны сила, выносливость и меткий глаз. Вся пища на прилавках. Не потому ли мужчины так измельчали и повывелись, – мрачно вздохнул он. А как раньше было, на заре человечества ! Тогда мужчина мужиком себя чувствовал ! Сам всё добывал, от саблезубого тигра до мамонта, сам распределял. И всегда первым при пище был ! Хотел бы я видеть, как бы тогда меня эта старушенция опередила !» – не без злорадства подумал он.
И тут, вдруг, как в калейдоскопе, всё завертелось у него перед глазами и душная багровая тьма поглотила его.
Очнулся он в незнакомом месте. Яркие языки костра, отбрасывая причудливые тени, выхватывали из темноты каменные стены пещеры и множество огромных, лохматых существ. В глаза бросались их по-обезьяньи приплюснутые носы, низкие скошенные лбы и выступающие надбровные дуги, из-под которых недобро сверкали маленькие угрюмые глаза.
Ивушкин был стойким атеистом, но, цепенея от животного ужаса, лихорадочно крестился и щипал себя, надеясь досрочно проснуться под тёплым боком у жены. Проснуться, прошлёпать к холодильнику и испить из запотевшего графина холодного пивка, которое, как известно, является лучшим средством от кошмаров.
Увы, это была суровая реальность.
«Неандертальцы какие-то, – со страхом подумал он, робко рассматривая пещеру и её обитателей. Возьмут сейчас и съедят живьём. А через пару миллионов лет археологи обнаружат в этом месте мой череп и часы», – обречённо предположил он.
Существа также заметили его. Все повскакивали с мест. Многие с пронзительными криками бросились к стенам. С десяток крупных существ, похожих на косматых мужиков, подскочили к Ивушкину, сжимая в руках каменные топоры и дубины. Он понял, что это конец.
Тем временем древние люди пристально рассматривали мелкое, тщедушное существо, попавшее к ним невесть каким образом. Молчание затягивалось. Ивушкин сообразил, что надо что-то сказать.
– Добрый вечер, господа, – хрипло выдавил он. – А я тут мимо шёл… Дай, думаю, зайду, проведаю…, – машинально, только чтобы не молчать, лепетал он. – А вообще-то я… здесь… случайно…
Вожак, судя по отношению к нему остальных, запрокинул косматую голову и глухо, протяжно прорычал. Все мгновенно успокоились, заняв свои обычные места. Время от времени они бросали любопытные взгляды на пришельца. Мощный вожак вплотную подошёл к чужаку, легко поднял его на ноги, ощупал. Дружелюбно положил тяжёлую руку на его плечо, отчего у Ивушкина затрещали все кости и остро заныла поясница.
Пещерные люди приняли его за отощавшего родственника и нашли достаточно безопасным, чтобы можно было оставить в пещере.
На ночлег его определили к женщинам и детям. Это обстоятельство, несмотря на пережитое потрясение, очень обидело Ивушкина, хотя, несколько и развлекло. Он старался не смотреть на совершенно обнажённых, в чём мать родила, первобытных женщин, покрытых густой шелковистой шерстью.
– Срам-то какой, – бормотал он, – Одним словом – дикари. Что сказала бы жена, – терзался он угрызениями совести. А интересно, можно ли здесь гаремом обзавестись ?
Но мысль эта была настолько крамольна, что Ивушкин, как и любой мужчина на его месте, невольно устыдился. Хотя, конечно же, всё зависит от обстоятельств.
Несмотря на то, что у входа в пещеру стояли два дюжих охранника с дубинами и топорами, спал Ивушкин плохо. Он часто вздрагивал во сне, непрерывно отбиваясь от наседавших динозавров, которые норовили содрать с него часы.
А утром он затосковал по дому. По трёхкомнатной городской квартире, по уютному дивану и цветному телевизору. По жене, которая придя с работы, накормит его, уложит в постель и ублажит. Жизнь, как у Бога за пазухой ! И никаких тебе естественных врагов. Кроме кандидата наук Пяткина. Тот всё норовит съесть его, упрекая в бездарности. Но и Ивушкин не лыком шит. У него широкие связи и знакомства. А это действует получше каменного топора. А тут какая-то тварь, вроде пещерного медведя, съест и не оближется. И никакие связи не помогут.
А без телевизора какая жизнь ? Даже аэробику не посмотришь ! Тем более не узнаешь, что творится у твоих соседей. А у этих дикарей всё не по-человечески. Пещера коммунальная. Никакой мебели. Спят вповалку. Но, в конце-концов, могло быть и хуже. Мог ведь угодить и к более дальним сородичам, которые на деревьях жили. Попробуй тогда угнаться за ними !
Племя, приютившее Ивушкина, жило между тем своей привычной жизнью. Мужчины уходили на охоту, женщины и дети собирали съедобные растения, плоды и корни, обрабатывали шкуры. Поддерживать огонь в очаге также было их обязанностью.
Как человек с высшим образованием, Ивушкин за неделю освоил сложную методику сохранения огня в очаге. В своё время он не корпел так над диссертацией. Это было целое искусство !
А вскоре ему доверили сбор трав и кореньев. В начале своей карьеры он едва не погубил ядовитыми корнями себя и трёх воинов, но шаман откачал. Пришлось только глотать глину и золу от костра. Заболей он дома – тотчас врачи, профессора понаехали бы. Сам Шеф навестил бы его на служебной «Волге» ! Положили бы в лучшую столичную клинику и полгода держали в реанимации. А шаман управился за пару дней. Урок этот пошёл Ивушкину впрок. Разбираться в растениях он стал виртуозно.
Только однажды племя усомнилось в здравом уме гостя. Когда он первый раз свежевал добычу. Будучи от природы человеком наблюдательным, Ивушкин видел как его жена ощипывала кур. Сначала замочит, потом перья выдёргивает. Так он и поступил. Прежде облил водой крупного зверя, похожего на рысь, а затем начал выщипывать шерсть. Всё племя сбежалось поглазеть.
«Смотрите, смотрите, несчастные ! Вот как работают цивилизованные люди !», – с гордостью думал Ивушкин, с усилием выдёргивая шерсть.
Но другое событие отвлекло внимание от чужака. На целых три часа с предсказанием грозы ошибся шаман. Из-за неверного прогноза намокла большая кипа шкур. Ошибись он на большее время, его, по неписаным законам, казнили бы. А в этом случае, всего – навсего, прогнали восвояси. Так сказать, освободили от занимаемой должности.
– Хорошо же наши синоптики живут, – хмыкнул Ивушкин, провожая беднягу сочуственным взглядом.
Шло время. Он научился в совершенстве обрабатывать и выделывать шкуры. И неожиданно открыл в себе недюжинный талант портного. Всё племя щеголяло в сшитых им одеждах. А местные модницы, особенно дочь вожака, не чаяли в нём души. К изумлению Ивушкина они достаточно хорошо разбирались в косметике, умело подкрашивая губы и ресницы соком растений.
Чуствуя себя гением, Ивушкин уже подумывал о создании колеса и приручении животных, как охотники впервые взяли его на дело. В глухих зарослях папоротника их группа напоролась на засаду. Ивушкин никогда не видел настоящего тигра. Разве что, иной раз, по телевизору, мельком. Но там он был не более как жалкой полосатой кошкой, внесённой в «Красную книгу». И нуждался в защите. А сейчас перед ним стоял могучий, величиной с хорошую лошадь, саблезубый тигр. Глаза его с фосфорическим жёлтым блеском, не мигая, впились в Ивушкина. Гибкое тело изготовилось к прыжку. Ивушкин чуствовал, что ему что-то мешает. Это было копьё. Он отбросил его в сторону, едва не проткнув главного охотника и бросился наутёк. Вообще-то он привык пользоваться общественным транспортом, но бежал, поджав брюшко, довольно резво. Ворвавшись в родное племя, он произвёл там немалый переполох.
На целую неделю его отлучили от охоты, а по положению вновь приравняли к женщинам и детям. Чтобы избавиться от немыслимого для мужчины унижения, ему пришлось напрячь все свои творческие способности. Он взял упругую длинную ветку и связал её концы туго натянутым сухожилием. Так на свет появился лук. Охотники по достоинству оценили изобретение пришельца и опала была снята. Одно огорчало изобретателя – негде было запатентовать открытие.
С этих пор Ивушкин стал завсегдатаем на охотах и нередко служил образцом для остальных охотников. Внешне он преобразился до неузнаваемости. Вырос, раздался в плечах, под кожей перекатывались литыте мышцы. Не стало пухлого брюшка.
Всему прочему он предпочитал охоту на мамонтов. Охотники загоняли гигантов в ловушки, а потом добивали. Ивушкин, как инженер, усовершенствовал ловушку, что позволило намного быстрее расправляться с этими громадными, но неуклюжими животными.
В племени он имел уже большой авторитет. В особенности после того, как зная хорошо астрономию, предсказал солнечное затмение. У костра он всегда восседал по правую руку от вождя. Глава племени, похоже, имел на него свои виды в отношении дочери. Длинные, до колен, иссиня-чёрные волосы девушки и лицо её, заросшее короткой шелковистой шерстью, приводили Ивушкина в восторг. Вожак, конечно, не вечен. Пришелец это прекрасно понимал. Жена на безопасном расстоянии. Алименты взыскиваться не будут. Да и гарем не за горами. Но мысли эти почему-то не согревали ему душу.
На утреннюю охоту он отправился с плохими предчуствиями. Им удалось отделить от стада одного зазевавшегося мамонта и загнать его в ловушку. Но остальные, вопреки ожиданиям, бросились к нему на помощь. Дикий оглушительный рёв взбешённых гигантов сотрясал воздух. Под ногами дрожала земля. В панике метались охотники. Над Ивушикным внезапно выросла, заслонив солнце, косматая тёмная гора. Он увидел занесённую над ним ногу исполина. Ивушкин закрыл глаза в преддверии неминуемой кончины.
А когда открыл, оказалось, что он стоит в очереди. Тело его было облачено в шкуру пещерного медведя, а рука сжимала увесистую дубину. С прилавка магазина остро несло чем-то отвратительным и тошнотворным. Ивушкин повёл носом и понял, что запах этот исходит от колбасы. Он плюнул с досады, круто развернулся и, смяв окаменевшую от страха очередь, вышел прочь.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.