«Я», «Ты», «Лень познания» и другие странные слова»

«Я», «Ты», «Лень познания» и другие странные слова»

Если я скажу, что я – это я, это будет правдой лишь для меня.
Если ты скажешь о себе, что «я – это я», это будет правдой лишь для тебя.
Все дело в том, что мое «я» для тебя, это всегда «ты».
И вроде как все уже расставлено по местам, но не тут то было.
Насмотришься на кого-нибудь или на что-нибудь и кричишь «Он как я!!! Она как я!!!
Они как я!!! Оно как я!!!»!
Получается, что чистого «я» фактически не существует. «Я» любого человека,
состоит из множества частичек чьих-то других «я».
И вот тогда задумываешься над тем, а есть ли во мне вообще хоть одна частица,
что выстрадана именно мной? Можете быть во мне столько чужого «я», что оно давно вытеснило мое «я» настоящее?
Твое «я» было огромным домом, что ты переделал под дешевое общежитие и бездумно сдавал комнаты каждому пока, в конечном счете, в один совсем не прекрасный день тебе вдруг самому жить стало негде.
Ходишь по коридорам, заглядываешь в разные комнаты, а там совсем тебе незнакомые жители, что не имеют склонности к гостеприимству.
«Проваливай! Занято! Занято! Проваливай!»
«Ну, пустите, товарищи! Ну, ведь это не честно как-то! Я вам комнаты сдавал за копейки,
а вы….»
А они тебе снова, даже не открывая дверей: «Проваливай! Занято! Занято! Проваливай!»
Идешь, плачешь килограммовыми и полторакилограмовыми слезами,
навстречу дядьки какие-то с флагами яркими-яркими.
Эти дяденьки клятвенно заверяют тебя в том, что помогут тебе освободить помещение от захватчиков.
Веришь дяденькам, и выполняешь их условия, что они ставят пред операцией по выселению.
Обязательство: Читать толстые книжки, или тоненькие букетики, в которых рассказывается
о том, что дяденьки воплощают в себе новых Исусиков Христосиков.
Именно они то безгрешные пришли на землю, естественно грешную, чтоб спасти всех и вся от каких-то страшненьких-престрашненьких бед. Проникаясь содержанием книжек, живешь на помойках, совершенно забыв о том, что пора бы уже освобождать дом. Так нет же, на этих помойках, встречаешь великое множество людей с другими книжками в руках и целыми днями обсуждаешь кто же сильнее Бетмен или дяденьки, те, что Исусики Христосики.
Одни говорят, что сильнее, конечно же Бетмен, а ты:
«Нет! Исусики Христосики сильней! Сейчас пойду и нажалуюсь им на вас».
Идешь, жалуешься.
Дяденьки говорят, что это их давние враги, а от того слушать их не стоит.
Возвращаешься на помойку, с гордостью сообщая своим оппонентам бомжеватой наружности и склада ума, что все это великий заговор, и что вы все вообще больше бяки!
Затем опять идешь к дядькам – исусикам Христосикам и говоришь, что пора освобождать дом.
Без их помощи вышвыриваешь прежних жильцов, что, как и ты начинают скитаться по помойкам
в поисках жилья, а сам вручаешь дом новоявленным исусикам.
Уведомляешь их о том, что ни какой оплаты проживания требовать с них не будешь.
Новоявленные исусики – народ очень наглый.
Они ломают молотом-идей тонкие стены, превращая твой дом-я, в странное сооружение готического типа. По ночам там проводятся черные мессы, естественно как полагаться с жертвоприношениями. За всем этим, ты пристально наблюдаешь, прильнув глазками к окошечку стоя на улице. Но затем все окошки наглухо заколачиваться и ты вновь осознаешь, что стал бездомным, а если точнее безЯчным.
Садишься маленьким и беззащитным на дорожку мокренькую,
ждешь новых дядюшек или тетушек с флагами…
И все повторяется заново…
Снова захваты и выселения, при чем если подсчитать, то получается, что в собственном доме ты жил гораздо меньшее время, чем тебе незнакомые люди.
Спрашивается, зачем строить дом, если ты в нем все равно жить не будешь?
Следовательно, если у тебя есть дом, если у тебя есть свое я, ты должен пускать в него гостей лишь после придирчивого физиономиос-фейс-контроля. Но люди зачастую, не следуют этому правилу, а потому, живут в их несчастных «я», очень много личностей очень темного проходимческого типа.
Сегодня они тебе улыбаются, а завтра набьют лицо. Да так набьют, что стыдно будет другим показаться. От того, снова просишь открыть дверку новому гостю кого-нибудь другого.
Проверить наличие в своем «Я» чужих «Я», можно легко проверить. Чужие «Я», бывают самыми разными. Вот несколько распространенных типов:

Первый тип «бытовые Я». Далее некоторые широко распространенные их мысли-внушения:
1. Все люди похожи друг на друга, а если все как все, то и я как все.
2. Если я как все, то и жить мне полагается как всем.
3. Если мне полагается жить как всем, то я должен: сначала ходить в детский сад, затем школу, потом институт. Далее я обязан устроиться на работу, завести семью, состариться,
и естественно умереть.

Второй тип «Я», подавляющее «Я»:
1. У меня есть несколько оригинальных идей, но лучше ими ни с кем не делиться.
2. Иногда мне кажеться, что смогу сделать что-то исключительное, но этого нельзя делать, потому, что этого не делают другие….

Порой нам хочется построить дом своего «Я», только из своих бревен, но так часто выходит, что бревна приходиться где-то занимать, а иногда и воровать. Обидно, что сворованные бревна, мы даже не пытаемся перекрасить, прямо так и кладем, надписью «чужое» на обозрение миру.
В нас веками живет какая-то ужасная, губительная лень в отношении познания.
Зачем доходить до чего-то самому, если уже кто-то другой подумал, а затем сказал об этом.
А от того, мало у кого из людей, к примеру, в ответе на вопрос: «Что такое Бог?», есть какой-либо другой ответ кроме как «Бог – это все».
Может быть, тот, кто впервые ответил так, всего лишь пошутил? Эта была шутка, а все поверили.
Человек, отвечающий на вопрос «что такое Бог» к примеру, так: «Бог – это стакан апельсинового сока», гораздо ближе мне, чем тот, что твердит годами о том, что Бог – это все.
И дело тут даже не в том, что одни мог красиво говорить и мыслить, а другие нет.
Дело все в обыкновенной лени.
Лень познания – плохая лень.
Лень самопознания – лень худшая
Лень самопознания, не дает нам строить красивые, высокие и просторные дома своего «Я». Люди привыкли ограничиваться убогими землянками, где и окон даже нет. А если кто-то рядом строит поблизости красивый коттедж, так тут же бегут к нему с вилами и факелами.
«Сжечь!!! Сжечь, ирода!!! У, думаист проклятый!!! Наворовался, да? Мы тут значит, в землянках ютимся, а он в многоэтажном красивом доме! Круши его!!! Давай!!! Что-то «Аврора» припозднилась с сигналом для атаки…»
И люди ломают дом твоего «Я», растаскивая красивые резные бревна по своим землянкам. Но эти бревна даже не идут в строительство. Они просто лежат посреди грязных помещений, так на всякий случай. Люди ходят, спотыкаются и проклинают создателя этих бревен. И ведь ничего даже не попытаются выстругать из них. Все ждут, когда же, наконец, поблизости начнется новое строительство, пики и вилы натачивают не зря.
Самоутверждение в подобной ситуации, попытка все же достроить дом, постоянно обливая его водой одиночества, так как углы дома постоянно пытаются поджечь.
Если представить наши «Я», в виде города. То в городе том постоянные пожары, горят лучшие дома, а вокруг огромных старых пепелищ, грязненькие тети и дяди из землянок водят веселый хоровод: «Каравай, каравай, «я» себя не называй».
В данной ситуации, человечество действительно сгубил квартирный вопрос.
Скажи, а ты сам то не из землянки?
Подумай над этим, потому, что все жители землянок, не ведают о том, что дом их землянка пока поблизости не появиться другой дом, с которым можно будет произвести сравнения.
А если качество и красота жилища не в твою пользу, это заставляет многих протянуть руку
к коробку спичек. И опять:
«Жги их!!! Давай!!! Ату!!! Фас!!!»
Есть такие дома, что высоки и просторны, но они на удивление уродливы. Черный потолок, заплесневелые стены. Хозяева таких домов, всегда настраивают жителей землянок против жильцов красивых домов.
К примеру, один картавый хозяин мрачного, уродливого замка, подговорил миллионы подземных жителей. И они вилами срывали замки с тысячей прекрасных домов. А потом он запретил указывать на картах даже места их пепелищ.
Картавый умер, но старые пепелища были найдены и до сих пор к ним тянуться люди,
чтоб набрать в ладони горсть пепла.
Мне тоже нужен пепел, чтоб развести огонь.
Но я всегда пристально изучаю качество этого пепла, иначе мне никогда не разжечь свой костер самовыражения. Ведь плохой пепел, служит в этой очереди, чем-то вроде воды, а разве можно в луже зажечь лучину?
Но люди пытаются сделать именно так. По их мнению, если чье-то «Я» оставило на этой земле много чертежей старого уродливого здания они с радостью используют их в строительстве.
Не понятно, почему же они удивляются, что построенные дома постоянно рушатся. Им и в голову редко придет, что в самой схеме, уже была заключена роковая ошибка.
«Самое сложное, это быть собой», не редко говорят одни «другие» другим «другим», опять же произнося это как формулу, запылившийся факт, пропитавшийся несусветной скукой.
Нужно самому дорасти до того, что пора быть собой. Ты должен стать от части другими, чтоб осознать до конца, что обязательно нужно становиться собой.
Это самое главное, с этого все и начинается. Если нет своего «я», нет вообще человека.
Есть «нечто». Нечто может спать, есть, размножатся. Нечто может жить неким образом, и некто может с ним общаться, находя с нечто некое общее.
Но все это нечто, нечто чужое для тебя.
Люди будут очень-очень рады, если твое «я» будет жить в землянке, постоянно держа наготове остро отточенные вилы.
Пусть построить маленький, но свой домик, в котором будет хоть малюсенькое окошко.
Теперь ты видишь, что же происходит за окном…
Там бушуют ураганы, и свирепствует множество других стихий, но главное,
что ты
ИХ ВИДИШЬ.
Духовная слепота в познание себя – даже не единственный шаг, а целая долговременный побег от своей сути, после которого почти невозможно вернуться назад.
А этого так иногда хочется…
Сидишь в темной землянке, готовишь спички к новому протесту.
О чем мечтаешь, житель землянок?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.