сонеты (2 венка)

Венок 1
1
Смогу ли пробудить в тебе поэта?
Ты обещал сонет мне посвятить.
Весна промчалась, промелькнуло лето…
Сонета нет и, знать, ему не быть.

Вот так меня одолевает проза
и проза же преследует в любви.
Не для меня благоухают розы,
но не приемлю фразу: «Се ля ви».

Мне так безумно надоела проза.
Сама себе сорву я с клумбы розу,
сама себе её преподнесу

взамен мне неподаренной мимозы.
Смахну рукой непрошеные слёзы,
с ресниц, как с листьев, отряхну росу.
,,,
2
С ресниц, как с листьев отряхну росу,
и бросив взгляд на краденую розу,
«Как ты прекрасна!» я произнесу.
Иссякнут слёзы и нахлынут грёзы:

Вот ты придёшь и мне вручишь сонет,
себя узнаю я в Прекрасной Даме.
Тобою будет образ мой воспет!
Что ж, может, на него похожей стану…

Ведь так приятно чьей-то Музой быть,
или хотя бы только ею слыть.
Но возгордившись славою поэта

и для бессмертия себя храня,
ты перестанешь замечать меня…
Нет, мне не надо от тебя сонета.
,,,
3
Нет, мне не надо от тебя сонета.
Нужда есть в пониманьи и любви,
ведь ничего важнее нет на свете.
Меня ты просто милой назови

и вместе позови с тобой идти.
Куда бы нас не завела дорога,
вдвоём согласна всё принять в пути.
Не надо на меня смотреть так строго.

Будь прост со мной и не играй словами
и не жонглируй ими, как мячами,
и не петляй по жизни, как в лесу.

Хочу, чтоб никогда не гасло пламя
у нас в печи. Огонь поддержим сами.
Ты лишь люби – и всё перенесу.

,,,
4
Ты лишь люби – и всё перенесу:
мороз зимы заменим жарким летом,
а можем – и на вечную весну,
коль захотим. Не сомневайся в этом.

Ты должен лишь любить меня и верить,
что просто не умею предавать.
Но нет мерила силу чувств измерить,
и нужно только чувства разделять.

Тебе по силам это испытанье?
Или боишься нового страданья?
А, может, и придётся пострадать…

Страдания приносят пониманье,
лишь обостряя наше состоянье.
И ничего не надо избегать.

,,,
5
И ничего не надо избегать,
ни мига счастья, ни минуты боли.
Всё, как подарок надо принимать:
такая вот уж выпала нам доля…

Мы – люди, Homo Sapiens, и знаем,
что наша жизнь, увы, совсем не вечна,
что рано или поздно умираем,
но зная это, всё равно – беспечны.

Беспечность помогает проще жить:
бессмертья нет, так что о нём тужить.
Нас вовсе не пугает это знанье.

Лишь близких смерть нам трудно пережить,
ведь мы их любим. Как же с этим быть?
Вся жизнь – одно большое испытанье.

,,,
6
Вся жизнь – одно большое испытанье,
не надо лишь достоинство терять.
Испытывает бог своё созданье…
Так стоит ли давать себя сломать?

А мир наш создан из противоречий,
и часто зло – противовес добру.
Увы, противоречья эти вечны,
но я в кулак всю волю соберу,

чтоб совесть не молчала, а кричала.
Всю жизнь свою пересмотрю сначала,
самой себе не буду изменять.

Искать не стану тихого причала,
чтоб речка моей жизни не мельчала.
Ну, а проблем нигде не миновать.

,,,
7
Ну, а проблем нигде не миновать.
Жизнь движется вперёд от их решенья.
Коль невозможно вовсе избежать,
то нужно изменить к ним отношенье.

И так уж слишком поздно я узнала:
жить – вовсе не равно – существовать.
Ещё не вечер всё опять сначала
начать. Как в юности, счастливой стать.

Ведь мне всегда казалось очень мало,
жить только тем, что род свой продолжала,
что не нашла я своего призванья.

Меня и раньше это угнетало.
Нельзя, чтоб жизнь бездарно протекала,
пусть лучше вновь ждёт разочарованье.

,,,
8
Пусть лучше вновь ждёт разочарованье.
Эмоциям не предпочту покой,
не откажусь и от своих мечтаний
о жизни полноценной, не пустой.

Я изменилась и – уже не та.
Меняю всё по собственной лишь воле,
и миром моим правит красота.
Она – повсюду: в городе и в поле.

Я больше не надеюсь наудачу.
Меня обидят, дам немедля сдачу.
Такою смелой не бывала прежде.

И чем сильнее свою душу трачу,
тем ощущаю я себя богаче.
Уверена: засветит луч надежды.

,,,
9
Уверена: засветит луч надежды.
Ведь раньше по инерции жила,
была незрячей, но открылись вежды.
Я лишь теперь смысл жизни обрела.

Нет, он не в том, чтоб вкусно есть и пить,
рожать, любви утехам предаваться.
Надо уметь по настоящему любить
и чувству этому всецело отдаваться.

И заниматься творческим трудом,
а после с радостью спешить в свой дом,
чтоб никаких второстепенных «между».

Хочу из глаз твоих струящимся лучом
согреться и забыться сладким сном.
И он согреет лучше, чем одежды.

,,,
10
И он согреет лучше, чем одежды,
проснусь же снова я под их лучом.
Ну почему тебя не знала прежде
с таким надёжным для меня плечом?

Брела по жизни, как слепой котёнок.
Куда, зачем? Не в силах – осознать.
Уж дочку родила, сама – большой ребёнок.
Спасибо ей, что помогла понять.

Хочу, чтобы в гармонии любви
отныне проходили наши дни.
В гармонии бессонницы и снов,

когда – толпа, а мы внутри – одни,
ты руку мне навстречу протяни.
Жизнь заиграет каждой краской вновь.

,,,

11
Жизнь заиграет каждой краской вновь,
в душе моей распустятся цветы,
и побежит быстрей по жилам кровь
и возродит забытые мечты.

Как в молодости, буду видеть сны.
В них над землёй по воздуху иду
(Для снов любых законы все тесны)
и изумлённых восклицаний жду.

Есть люди, их ничем не удивить.
Быть может, вверх с собою подхватить?
Оставлю-ка напрасные надежды:

их лбы, уже, ничем не прошибить.
Скорее свой – смогу об их – разбить.
Упрямы пессимисты и невежды.

,,,
12
Упрямы пессимисты и невежды.
Им радость жизни не дано ценить.
Их беды, словно океан безбрежны,
отрадно им лишь – плакаться и ныть.

Всегда смакуют груз своих страданий
и, как вампиры, пьют из близких кровь.
У них приятных нет воспоминаний,
и в скорбной складке их застыла бровь.

Они, как тени, рядом с нами бродят,
и их тоска повсюду нас находит.
Есть – горе, радость, но и что-то – между.

Но безнадежность из себя выводит,
когда унынье вовсе не проходит.
А я ведь им сочувствовала прежде.

,,,

13
А я ведь им сочувствовала прежде.
Отвлечь хотела и развеселить,
с надеждой к дому шла тропинкой снежной,
но не могла ничем разубедить.

В их доме всё уныло: мебель, стены.
Всё молит о вниманьи и любви.
Ни в чём здесь не бывает перемены:
проходят годы, месяцы и дни.

Таких людей боюсь и избегаю,
в их обществе совсем изнемогаю.
С трудом на их я откликаюсь зов.

От грусти же напрасно отвлекаю,
они мои попытки отвергают.
Как жить без веры в счастье и любовь?

,,,
14
Как жить без веры в счастье и любовь?
Всегда скорбеть и ожидать несчастий
и окунаться в них всё вновь и вновь,
и превращать жизнь в череду напастей.

Увы, «нам не дано предугадать»
влиянье гороскопа на рожденье.
Превратностей судьбы не избежать.
С ней не поспоришь. Надобно терпенье.

Сегодня мне терпения хватило!
Я весь венок сегодня сочинила,
даже не зная, как сплетать сонеты.

Всю волю я свою употребила,
мозги свои все просто иссушила.
Смогу ли пробудить в тебе поэта?

МАГИСТРАЛ

Смогу ли пробудить в тебе поэта?
С ресниц, как с листьев отряхну росу.
Нет, мне не надо от тебя сонета,
ты лишь люби – и всё перенесу.

И ничего не надо избегать:
вся жизнь – одно большое испытанье,
ну, а проблем нигде не миновать.
Пусть лучше вновь ждёт разочарованье.

Уверена: засветит луч надежды
и он согреет лучше, чем одежды.
Жизнь заиграет каждой краской вновь.

Упрямы пессимисты и невежды,
а я ведь им сочувствовала прежде.
Как жить без веры в счастье и любовь?

———————————————————————————————

Венок 2

1.Мне Петербург – и Родина и мать.
И это – не слова и не кокетство.
Ведь я любить его привыкла с детства,
да и не приходилось выбирать.

Он для меня огромен, как страна.
Постигла там «великий и могучий».
Ни города, ни языка нет лучше,
а Питер мне – родная сторона.

Мне этот город всех других милей:
Венеции и Рима и Парижа.
Не только красотой родней и ближе,
он и свидетель юности моей.

Пускай, я – лишь частичка исполина,
мы связаны незримой пуповиной.

2.Мы связаны незримой пуповиной,
соединившей наши две души
в застывшей глади зеркала-картины.
А в Питере и лужи хороши!

Мне нравится в них видеть отраженье
его скульптур, решёток и дворцов
и лёгкую небрежность искажений
по воле нам не ведомых творцов.

В асфальт намокший устремляя взор,
я вижу то, что многим незаметно:
причудливо исполненный узор
и образы, написанные ветром.

Один сюжет объединил картины.
Пусть – разные, но всё равно – едины.

3.Пусть – разные, но всё равно – едины.
Едины, словно тело и душа.
Теплы они иль холодны, как льдины,
не каждому открыться поспешат.

А мы спешим, не успевая видеть
того, что в них. Обходим стороной
и почему-то лужи ненавидим,
не замечая чудеса порой.

Написано мне на роду стремиться
к родным навеки невским берегам.
Лететь готова перелётной птицей:
лишь телом – здесь, душе привычней – там.

Его повсюду буду вспоминать,
пока жива я. Память – не отнять.

4.Пока жива я, память – не отнять.
Когда же – там, то сразу оживаю,
ведь в мыслях я его не покидаю,
и время поворачивает вспять.

Но это лишь – иллюзии. Увы,
свидание закончится разлукой,
но расставание не станет мукой,
и встречу напророчат нам волхвы.

И он придёт в мои ночные сны,
как самый близкий человек на свете,
как самый лучший город на планете,
как предвкушенье встречи и весны.

Средь всех прекрасных городов вокруг
мне Петербург – любимый брат и друг.

5.Мне Петербург – любимый брат и друг.
К нему несу я все мои печали,
но тяжелей они всегда вначале.
Уйдут, и всё изменится вокруг.

Без дум о нём мне не прожить и дня.
Я, словно оторвавшийся листочек,
найти пытаюсь тёплый уголочек
средь стен родных, что манят и хранят.

Квадраты розовых гранитных плит
влекут вперёд, а лужи под ногами
мерцают разноцветными дворцами,
и каждый дом жильцами знаменит.

Здесь Пушкин и Ахматова творили.
Хочу, чтоб так же все его любили.

6.Хочу, чтоб так же все его любили
ненастным дням с ветрами вопреки.
Крик чаек, их распластанные крылья
над серебристою волной реки,

густой туман, скрывающий фасады
и превращающий в небытиё,
решётку Фельтена пред Летним садом,
иглы адмиралтейской остриё.

Вглядитесь в кружева оград чугунных,
в чернеющие тени якорей.
Вдохните аромат ночей безлунных,
когда светло без света фонарей.

Чтоб, раз увидев, больше не забыли
и в памяти души своей хранили.

7.И в памяти души своей хранили
ту радость встречи над рекой Невой.
И пусть, дожди без остановки лили,
они не смыли царственный покой.

Ведь город, точно люди, хорошеет
от знаков восхищенья и любви.
А без неё всё меркнет и хиреет.
Нам всем слова признания нужны.

Хочу, чтоб пред закрытыми глазами
во всём великолепии своём
он возникал мгновенно перед вами,
когда бы вы ни вспомнили в нём.

Любовь – это всегда цветущий луг.
Забвение – предвестник всех разлук.

8.3абвение – предвестник всех разлук,
и любящим опасно разлучаться.
Но городу в любви не нужно клясться,
и он от нас не требует заслуг.

Часами зачаровано смотрю,
не уставая и не привыкая.
Ведь он – живой. Его вода – живая.
Мой Петербург я из воды творю.

Без кисти, без палитры. Лишь водой.
Ещё лучами солнечного света.
А могут быть картины приодеты
осенней позолоченной листвой.

Я полюбила с детства, а не вдруг.
Мне Петербург – возлюбленный супруг.

9.Мне Петербург – возлюбленный супруг,
и всё-таки нисколько не ревную.
Без слёз переношу я боль разлук,
картин измен и в мыслях не рисую.

Люблю, не ведая любовных мук.
Любовь ужасна, коли деспотична.
Но трудно разорвать порочный круг,
ведь бескорыстье редко безгранично.

Но где же то пособие найти,
которое любить бы нас учило
и стало нам советчиком в пути,
и в неудачах не ожесточило?

А я не знаю горечи и скуки,
хоть и живу с ним в длительной разлуке.

10.Хоть и живу с ним в длительной разлуке,
не стала меньше оттого любить.
Во сне мы – вместе. Держимся за руки.
Мне невозможно им не дорожить.

Нас разделяют два часа полёта,
и сотни километров – пустяки.
Беру билет в салон Аэрофлота,
и я – на берегах родной реки.

Ни расстоянья и ни расставанья,
пока нас носят ноги, не страшны.
Страшусь лишь медленного умиранья,
при жизни тела – гибели души.

Люблю, но не заламываю руки.
Вернейшая из жён – легко, без муки.

11.Вернейшая из жён – легко, без муки,
и только одного его любя,
не исключаю лёгкий флирт от скуки
на время, чтоб слегка взбодрить себя.

Порой нам всем случалось лицемерить,
слова любви бездумно повторять.
Их сладко слушать. Хочется им верить,
но и нельзя излишне доверять.

Прекрасно – увлекаться и влюбляться.
Святые только могут не грешить.
И лишь нельзя в любимом сомневаться
и прошлые обиды ворошить.

Пульс города. Я слышу его стук.
И нет других, столь чутких глаз и рук.

12.И нет других столь чутких глаз и рук.
С их помощью лишь город постигаю.
Я слушаю его дыханья звук.
Смотрю влюблённо. Объектив снимает.

Есть – гений места, есть – его душа.
На этот счёт могу поспорить с каждым.
Найти их можно, только не спеша,
случайно ль, специально ли – не важно.

Дух города так сложно передать,
не знаешь, в чём его и обнаружишь.
Слова найти и ими описать?
А, может быть, он отразится в луже?

Я в этот город всех с собой зову.
Душою только в нём всегда живу.

13.Душою только в нём всегда живу,
а тело – было б сыто, не болело,
в тепле, в удобстве. До души – нет дела.
Жалея тело, душу просто жгу.

Она сидит в нём, словно взаперти,
но ночью власть его ослабевает.
Душа даёт ногам приказ – идти,
она же тело в Питер посылает.

Послушно ноги резвые бегут,
и вдруг у тела прорастают крылья
и тело невесомое несут…
А снизу город вырастает былью.

Им брежу и во сне и наяву,
и лишь его любимым назову.

14.И лишь его любимым назову.
Любовь к нему – проверенное средство.
Традиция. Её я не прерву
и детям завещаю, как наследство.

Посеяны уже те семена.
Посеяны и даже дали всходы.
Сменяться станут вехи, времена
и толпы восхищённого народа.

Пусть будет вечно городом дождей,
но только больше не меняет имя
по воле узурпаторов-вождей.
Ничтожны все временщики. Бог с ними…

Я лишь благодаря царю Петру
свой город всем и каждому дарю.

МАГИСТРАЛ

Мне Петербург – и Родина и мать.
Мы связаны незримой пуповиной.
Пусть – разные, но всё равно – едины,
пока жива я. Память – не отнять.

Мне Петербург – любимый брат и друг.
Хочу, чтоб так же все его любили
и в памяти души своей хранили.
Забвение – предвестник всех разлук.

Мне Петербург – возлюбленный супруг.
Хоть и живу с ним в длительной разлуке,
вернейшая из жён – легко, без муки.
И нет других, столь чутких глаз и рук.

Душою только в нём всегда живу
и лишь его любимым назову.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.