Путешествие по миру

Приближался день моего 60-летия. Я решила его отметить в маленьком уютном ресторанчике немецкого города Шверин в тесном семейном кругу. И вот я уже заказываю праздничный ужин. Мне помогает моя мамочка 88 лет, моя беременная последние дни невестка с двухлетней дочкой на руках. И, наконец, появились мои сыновья с какой-то подарочной сумкой. Мы сели за стол, старший сын произнес тост, мы выпили. Потом мои мальчики подарили мне эту сумочку. Я заглянула внутрь. Там оказалась путевка в Америку на 3 недели. Мне стало плохо. Я не могу оставить мою слепую маму одну на такой длительный срок. Хотелось присутствовать при родах второй внучки. Я плачу, сыновья сердятся. Пришлось невестке срочно рожать, а мне собираться в дорогу. Уложила вещи в маленький чемоданчик на колесиках. Купила продукты на 2 месяца. Заполнила все имеющиеся холодильники. Сын утром 17 ноября повез меня в Гамбург. Он страдает одной болезнью: не чувствует время и часто опаздывает к самолетам. В этот раз я надеялась, что произойдет тоже. Отправка самолета на Ганновер была в 9.55. Я влетела в аэропорт в 9.40. Проверка вещей. Обнаружено запрещенное холодное оружие: маникюрные ножницы. Удалось отдать сыну. Потом пошло еще веселее. Бегу, не знаю куда. Никто не знает, куда мне надо. Я нервничаю, с меня капает влага, т.к. я всю необходимую для разных климатических поясов одежду надела на себя. Сидит мужичок в будке. Я думала, это справочное, и он помогает людям найти дорогу к нужным воротам. Но он ничего не знает и всего боится. Я начинаю нервничать и поднимаю голос. В этот момент присоединяются для защиты работника аэропорта двое пассажиров. Я начинаю еще больше нервничать и еще громче говорить, и в это время открывается дверь напротив, и появляется полицейский. Я подбегаю к нему, чтобы выяснить, куда же мне дальше бежать, как он предлагает мне пройти с ним для выяснения причин шума. Мне удалось отговориться и исчезнуть с его глаз. Три ручья стекло с меня от жары и от страха. И в этот момент я увидела свои ворота. Рейс, к моему счастью, был задержан, и посадка только началась. В первый раз в жизни для этого не надо было ждать автобуса или идти пешком по взлетному полю. Ты попадаешь в длинную трубу, идешь по ней долго и вдруг оказываешься в салоне самолета. Через час мы были в Ганновере. И тут начался многократный стриптиз при прохождении контрольных пунктов. С этим я успешно справилась. Потом от меня потребовали какую-то бумагу, которой я долго не могла найти, Но и это закончилось благополучно. И вот я уже на борту огромного самолета Боинг 717. Слева и справа по два места, и шесть мест в центре. Занимаю свое место слева. Смотрю, многие сначала сели в середине, а потом, удобно устроившись, подложив подушечку под голову и укрывшись любезно предоставленными стюардессами одеялами, вытянувшись во весь рост, спокойно уснули на все время полета. Я же свернулась калачиком в кресле и задремала. В полете людям предлагались беспошлинные товары. Моя соседка купила три парфюма и начала сразу ими пользоваться. После третьей пробы я потеряла сознание. Но вскоре пришла в себя. При подлете к Нью-Йорку я увидела в окно бесконечный океан, много снега. Нам дали заполнить необходимые формуляры и предупредили о том, что продукты, фрукты не в заводской упаковке, подлежат уничтожению. И я начала их поглощать. Продуктов было не так много, а времени мало. Но и это было сделано. И вот мы в отделе паспортного контроля. В Америке это организовано четко. Много таможенников, все происходит быстро. Никто не стал искать у меня бомбу или бутерброды. Попав в зал для встреч, я увидела человека с табличкой с моим именем. Меня встречали и повезли по вечернему Нью-Йорку в гостиницу в Нью-Джерси. Меня поразило обилие дорог, ответвлений, их широта, но это не спасало полностью от пробок на дорогах. С трудом найдя мою гостиницу, шофер высадил меня и быстро уехал. Ко мне подбежал молодой человек приятной наружности, схватил мой маленький чемоданчик и повез его ко мне в номер. Перед отъездом в Америку сын меня предупредил о чаевых. Я дала один доллар и осталась наедине с двумя королевскими кроватями, каким-то закрытым шкафом, в котором, как выяснилось при внимательном изучении, находился телевизор и холодильник. Это был двухместный номер. В комнате было большое окно, из которого был прекрасный вид на реку Гудзон и на таинственный ночной Нью-Йорк. В номере было довольно прохладно, и я попыталась отрегулировать кондиционер. Он стал работать громче и нагнетать еще более холодный воздух. Я хотела попить чаю или кофе, который лежал на столе, но не знала, сколько это стоит. На маленькой бутылке с минеральной водой был повешен ценник « 7 долларов». И он действовал на меня отрезвляюще. Жажда проходила каждый раз при взгляде на эту бумажку. Я легла в царскую кровать. Вместо пододеяльника была простынь, заправленная таким образом, что подтянуть на себя одеяло или закрутиться в простыни не представлялось возможным. Номер был очень дорогой, но как выяснилось, только на мой взгляд. Самый дорогой номер в Нью-Йорке стоит 15000 долларов в сутки с завтраком. И вот проснувшись утром, я спустилась к завтраку в холл. По дороге в лифте я познакомилась с немкой, живущей с 1960 года в Америке и приехавшей на конгресс христианских евреев, проходивший в актовом зале гостиницы. Она пригласила меня на заседание, и мы расстались. Ресторан находился в большом светлом помещении с великолепным видом на Нью-Йорк. Уютная атмосфера, столики, стойки с булочками, фруктами. Мне показали, что, где, сколько я могу взять. Я скромно позавтракала, хотя плачено за двоих, и пошла на конгресс. Следом за мной шла официантка. Она мне что-то говорила. Понять мне было сложно, т.к. мой прекрасный английский улетел от меня, как только я стала учить немецкий. И вот она, подойдя к залу, где уже собралось много благопристойных людей, стала громко говорить, что я позавтракала, но не заплатила. Богопослушные люди стали на меня косо смотреть. Моя знакомая перевела мне. Я, возмущенная, пошла разбираться с этим вопросом. Все у меня оказалось в порядке. Но на следующее утро, все повторилось. На третий день я получила счет на 48 долларов за три дня. Пришлось показать свое недовольство и возмущение плохим сервисом. Но все эти неприятности не могли испортить прекрасного впечатления от города, впитавшего в себя культуры всех народов мира. Более 8 миллионов жителей разных национальностей, рас и цвета кожи живут там. Более 16 млн. туристов каждый год посещают, я бы сказала еще одно чудо света. Некоронованная столица мира! Заказанная сыновьями обзорная четырехчасовая экскурсия по Нью-Йорку, несмотря на мороз, состоялась. Я сидела на верхней открытой части автобуса. Снимала фильм, много фотографировала. Восторгалась современной архитектурой, умением создавать этих высотных монстров. Нью-Йорк состоит из пяти районов ( Манхеттен, Бронкс, Квинс, Бруклин, Острова). Манхеттен – самый маленький. Всего лишь 21,5 км в длину и 3,7 км в ширину, 1,7 млн. жителей. 8 мостов и 4 туннеля соединяют его с другими районами. Бурная жизнь не останавливается здесь ни на минуту. В сумасшедшем ритме крутятся люди в продуваемом Атлантическими ветрами Манхэттене едва ли не все 24 часа в сутки с одной лишь целью – заработать много денег. Нью-Йорк называют столицей мира, но он не является столицей своей страны. Самым большим зданием города после разрушения 11 сентября 2001 двух торговых центров – близнецов является здание «Емпайр Стейт Билдинг» (108 этажей, 381 метр). Имеется две смотровых площадки, с которых хорошо виден весь город и Статуя Свободы. Подаренная Нью-Йорку Францией во второй половине девятнадцатого века эта фигура давно уже стала символом большого города. Этим жестом французы хотели выразить свое восхищение великой республикой по другую сторону Атлантики. Статуя Свободы является одним из главных мест паломничества туристов. Вот и я совершила на небольшом корабле романтическое путешествие вдоль купающегося в огнях большого города. Когда корабль подошел к Статуе Свободы, все стали на ее фоне фотографироваться. К сожалению, было очень темно, и суровая каменная женщина так и осталась невидимой. Она стоит на плаву. Нижняя подводная часть заполнена бетоном, равным по весу самой статуи. За счет такого противовеса ей не страшен ни сильный ветер, ни волны. Одной из главных достопримечательностей Нью-Йорка является Уоллстрит, где определяется экономическое развитие всей планеты. Напротив биржи находится здание национального федерального мемориала с памятником Джорджу Вашингтону.
Нью-Йорк – это не только сосредоточение крупного финансового капитала, это ещё и одна из крупнейших культурных мировых столиц. Именно Нью-Йорк дал рождение новому направлению театрального искусства. Конечно же, посетить знаменитые бродвейские мюзиклы стоит хотя бы для общего развития. Что я и сделала. Я посетила театр Маджестик и послушала известную оперу «Фантом». Представление начиналось в 8 часов вечера, было холодно и хотелось попасть в театр пораньше, но дежурный на входе высокий красивый афроамериканец в большой шляпе был неумолим. Он открыл двери только в 7.45 вечера. Служащие театра: кассиры, билетеры, гардеробщики – афроамериканцы. Многие зрители прошли в театр прямо в одежде. Гардероб был не очень большой, но платный. Зал большой и удобный. Мое место было около сцены. Поразил размах постановки, большое количество действующих лиц. Хорошие голоса. Много шумовых и световых эффектов. После спектакля оказываешься на Бродвее среди восторженной театральной публики, вышедшей из более 40 театров. Большая часть направлялась к метро. О метро Нью-Йорка можно много и с восторгом говорить. Это город в городе. Не всегда можно понять, как войти на станцию и выйти, в какую сторону ехать, где и как пересесть. Электронные карточки функционируют не всегда четко. В метро очень грязно. Многие лежат на сиденьях прямо в поезде. Никто не делает замечаний, полиция за это не забирает. В переходах можно услышать интернациональную музыку в исполнении музыкантов из разных стран. Нью-Йорк – город эмигрантов. Вы можете попасть в маленькую Италию, китайский город, русскую Одессу, афроамериканский Гарлем. Последний был очень неблагоприятным районом по числу криминальных случаев. Но после открытия там офиса бывшего президента Америки Билла Клинтона, обстановка поменялась в лучшую сторону. Учитывая близость этого района к Манхеттену и более низкую цену на землю, предприниматели стали скупать землю, здания в этом районе. Коренные жители переезжают в более отдаленные и дешевые районы. В Нью-Йорке много зелени, красивых парков. Много соборов и церквей. Самая крупная и богатая синагога в Америке находится в этом городе. Мне удалось посетить самый большой кафедральный собор мира, это собор св. Джона. Первый камень был заложен в 1892 году. Епископ Диоцезе хотел, чтобы этот собор был не только культовым зданием, но и культурным и интеллектуальным центром. В нем выставлены археологические находки 2000-летней давности. Проводится большая работа с детьми, молодежью, устраиваются зрелищные мероприятия для них. Разработки химической лаборатории при соборе используют при сохранении памятников культуры в других крупных музеях страны, в т.ч. и в музее искусств Метрополитен на Манхеттене.
В 1872 году в небольшом здании открылась первая экспозиция этого музея. Вскоре было завершено строительство трехэтажного здания в Сентрал-парке, имевшего двенадцать экспозиционных залов, которое вплоть до 1926 года окружалось дополнительными пристройками и теперь стало центром большого архитектурного комплекса. Музей Метрополитен в его настоящем виде сложился из целого ряда частных коллекций, либо закупленных, либо пожертвованных богатыми собирателями, желавшими внести свой вклад в развитие национальной культуры. Среди них первой была коллекция бывшего американского консула на Кипре генерала Сеснолы, директора Музея Метрополитен 1880 года. В это время в составе коллекции было около девяти тысяч произведений декоративно-прикладного искусства и памятников античности. В 1887 году в музей по завещанию поступила коллекция Кэтрин Вулф, которая собирала полотна своих современников – французских художников XIX века. Быстрому росту коллекций способствовало поступление крупных пожертвований от богатых американцев. На эти средства были куплены работы Гойи, Рафаэля, Джованни Беллини, Лукаса Кранаха, Рембрандта и многих других. Значительным этапом в пополнении собрания музея стало поступление собрания живописи, завещанного Генри Хэвемейером, состоявшего из полотен французских художников XIX века от Делакруа до Сезанна. В 30-ые годы двадцатого столетия Музей Метрополитен становится крупнейшим американским собранием западноевропейской живописи. Значительный вклад в формирование современного облика Музея Метрополитен внес Фрэнсис Тейлор, назначенный в 1940 году его директором. Под руководством Тейлора музей стал крупным научным учреждением. Тейлор был организатором службы реставрации, центра по эстетическому воспитанию детей, лектория по истории искусства.
На первом этаже музея представлено оружие, доспехи Европы, начиная с ренессанса; а также оружие исламских стран с 15 века. Большая коллекция предметов из золота, серебра, меди и других металлов из Африки, Океании и Америки. Выставка египетского искусства насчитывает более 36000 предметов. Зал европейской скульптуры и декоративного искусства, греческого и римского искусства. В одном из залов можно увидеть коллекцию- дар банкира Роберта Леманна, состоящую из картин живописи итальянских художников 14-16 столетий, а также Рембрандта, Эль Греко, Гойи, импрессионистов, предметов прикладного искусства, изделия из венецианского стекла и бронзы. Имеется выставка костюмов с 15 века и по сегодняшний день со всех континентов. На втором этаже представлено искусство Китая, Японии, Кореи, Кипра, исламских государств, Азии, Ближнего Востока, а также живопись и скульптура 19-20 веков, музыкальные инструменты, фотографии. В этом музее поражаешься человеческому гению, способному во все времена творить, создавать шедевры, благородству и доброте коллекционеров, устроителей выставок и пропагандистов искусства. Простой человек, побывав там и соприкоснувшись с миром прекрасного, уходит обновленным, готовым на творчество и доброту. Жаль, что эти порывы у большинства посетителей быстро гаснут. Я же свой порыв направила на посещение еще одного известного музея, музея современного искусства. Он был основан в 1929 году. Это был первый музей, выставки которого были полностью посвящены современному искусству, начиная с 1880 года. Они насчитывают более 150000 работ, представленных в 6 разделах: Печатные издания и книги; Архитектура и дизайн, Фотографии; Живопись и Скульптура; Рисунки; Фильмы и коммуникативные средства общения и связи. Побывав в этих двух музеях, я поняла, что их надо обязательно смотреть для начала вместе, чтобы составить полную картину развития искусства и человеческой мысли от древних времен и до сегодняшнего дня. Великолепно! Но для неподготовленного посетителя музея слишком большая физическая и психологическая нагрузка. К сожалению, мое время пребывания в Нью-Йорке подходило к концу. Впечатлений было много, и я решила немного расслабиться и прокатиться на знаменитый Брайтон Бич. Поезд метро довольно долго ехал по каким-то запущенным местам, но вдруг я увидела океан и большую полосу песка, что действительно напомнило мне пляжи в Одессе: Аркадию, Большой Фонтан и под Одессой: Каролину-Бугаз. И я поняла, почему многие одесситы там обосновались. Поезд пересек улицу Брайтон Бич. Маленькие лавочки по обе стороны дороги, маленькие люди на разных берегах морей и океанов. Как много у нас у всех общего!
Следующим пунктом моего посещения была столица Америки Вашингтон. Автобус отходил от 42 Стрит в Нью-Йорке и сразу попадал в длинный тоннель под рекой Гудзон. Выехав на поверхность, мы оказались сразу в Нью-Джерси. Здесь начиналась скоростная трасса, состоявшая из 16 полос. Вскоре дорога сузилась до 8 полос. Вблизи проходили железнодорожные мосты протяженностью более одного километра. Мы пересекли штат Мериленд, промышленный район Америки Балтимору и, наконец, въехали в столицу Вашингтон. Мой сосед по автобусу помог мне найти такси. Недолгая поездка по городу в поисках моей гостиницы показала, что Вашингтон, хоть и столица, но очень маленький город по сравнению с Нью-Йорком. Номер был тоже меньше и с одной королевской кроватью. На следующее утро я пошла знакомиться с городом. Первое здание, которое я посетила, была африканская епископская церковь, известная как национальный собор африканских методистов. Основателем этого направления был Рихард Аллен, борец за свободу черного населения Америки. Среди епископов этой церкви были не только темнокожие, но и белые люди. Этот культурный центр афроамериканцев объединяет по всей Америке более одного миллиона человек. Пройдя дальше еще несколько кварталов, я увидела площадь со скульптурными группами, а за ней здание Белого Дома. История его началась в 1790 году, когда первый президент США Джордж Вашингтон подписал Акт о конгрессе, где определил местонахождение резиденции федерального правительства. Первый камень в здание был заложен в 1792, а закончилось строительство в ноябре 1800 года. Первыми жителями Белого дома стали второй президент США Джон Адамс со своей женой. А всего в нем жили 42 президента. В настоящее время там живет Джордж Буш с женой. Осмотрев усадьбу, сделав несколько фотографий, я пошла к Капитолию. Я прошла мимо острова музеев, в надежде посетить их на обратном пути, и вскоре увидела на Капитолийском холме куполообразное белое здание, символ демократии, резиденцию Конгресса США с 1800 года. По мере расширения Союза увеличивался и Капитолий. Конгресс состоит из Палаты представителей и Сената. Старый зал Палаты Представителей был преобразован в Национальный скульптурный зал, где выставлены по две статуи от каждого штата их самых выдающихся граждан. Сердце Капитолия – это Ротонда, круглый зал. Церемониальный центр, где проходят государственные похороны президентов, выдающихся членов Конгресса и страны. Там проводят торжественные мероприятия, принимают глав других государств. Грандиозные полотна со сценами из времен открытия Америки, ее заселения и американской революции представлены на стенах зала. Под потолком Ротонды на высоте 60 метров висит картина «Апофеоз Джорджа Вашингтона». Он изображен в окружении символов американской демократии и технического прогресса. И мне удалось, хоть и ненадолго, прикоснуться к великой истории американской демократии. После этого я решила соприкоснуться и с историей природы. Рядом с Капитолием находится Ботанический сад. Попав туда, я окунулась в Рождественскую сказку. Разукрашенные, нарядные елки. Многоуровневая автоматическая железная дорога. Деревянный макет Капитолия. И много разных растений, деревьев, цветов, кактусов. Ты проходишь сквозь залы, как путешественник через разные континенты. Кульминационным пунктом была экспозиция уникального, цветущего раз в несколько лет большого растения, известного как аронник титана. Оно прорастает в тропических леса Суматры и Индонезии. А мне посчастливилось увидеть его цветущим в самом сердце Америке. Музей американских индейцев произвел на меня сильное впечатление. Все экспозиции, фильмы о жизни, нравах, костюмах и развитии их самосознания сделаны с большой любовью к этому народу. Они не живут более в резервации. Они полноправные хозяева своей земли. Музей африканского искусства рассказывает о корнях и искусстве народа, привезенного в Америку и отданного в рабство, но отстоявшего свое право на уважение, на нормальную человеческую жизнь. Национальный Музей космоса и воздухоплавания покорил меня своими грандиозными космическими и летающими аппаратами, а также возможностью поработать в научной лаборатории, провести эксперимент. Успела я и национальную галерею искусств посетить. Время шло к закрытию музеев. Да и сил больше не оставалось, и надо было думать о завтрашнем отъезде в аэропорт Далласа. Заказ места в автобусе «Шаттл», как сказали в гостинице, был недостаточно надежен. Он мог и опоздать. И я решила выяснить, как туда проще добраться. Я увидела на улице женщину в русской шапке-ушанке. Это была помощник полицейского. Она с большим терпением объяснила мне, как ехать, где пересесть. На следующий день я пошла к метро. Но, подойдя к входу, не поняла, что это. В проходе лежало несколько тел, завернутых в лохмотья и газеты. Среди них были афро- и евроамериканцы. Местные жители не обращали на них внимание. Я попробовала сделать тоже. Но войти в метро я все равно не смогла. Для покупки билета надо было иметь два доллара одной бумажкой. А у меня была одна монета. С 20 долларов автомат сдачи тоже не давал. Размена нигде не было. Выручила молодая американка. У нее была пачка мелких долларов, скрепленных резинкой. Метро в Вашингтоне просторное, красивое, не глубокое. Поезда удобные. За городом выходит на поверхность, что дало мне возможность полюбоваться ландшафтом. Доехав до нужной остановки, я пересела в автобус. Симпатичный водитель, афроамериканец, оставил мою сумку около себя и всю дорогу на поворотах, аккуратно ее поддерживал. В дороге я очень боялась, что приеду в другой аэропорт, что мой заказанный по Интернету билет, простая бумажка, окажется недействительным, но все оказалось в порядке. Вот объявили посадку на Ноксвилл, и я полетела навстречу со своими близкими друзьями, которые всегда меня поддерживала в трудную минуту. А сейчас у них страшная беда случилась. Их единственный сын, один из лучших физиков Америки, заболел. Потерял сознание, больше 6 минут не дышал, а мозг был без кислорода, впал в кому на время, более одного месяца. Он вернулся к жизни, но стал инвалидом. Я очень хотела поддержать моих друзей. Отец мальчика, профессор физики политехнического университета Санкт-Петербурга, сам серьезно болен и вынужден пользоваться аппаратом «Искусственная почка». В очень красивый аэропорт Ноксвилл штат Теннесси я прилетела поздно вечером. Мои друзья встретили меня, и мы поехали к ним домой. На опушке леса стоял домик из сказки «Три поросенка». Легкое строение, которое, если подует ветер, может унести или развалить на части. Внутри было прохладно. Мне было трудно сдержать слезы при виде когда-то очень жизнерадостного красивого мальчика, сына моих друзей и друга моего старшего сына. Дни, проведенные там, я пыталась заниматься с ним, как психолог, физиотерапевт. Я была свежим лицом для него, и он с большим старанием выполнял мои задания. У него сохранился интеллект, он с удовольствием слушал музыку, смотрел фильмы. Но долго сосредоточиться не мог. Иногда накатывалась депрессия, и уже было невозможно, что-либо заставить его сделать. В такие минуты надо менять обстановку, и мы ехали смотреть окрестности. Ноксвилл – небольшой красивый, разбросанный по холмам, город. Живописная река Теннеси протекает внизу. Раньше здесь жили индейцы Черокке. Мы посетили пещеру древних индейцев. Это целый город под землей, с прекрасным озером с чистейшей водой и большим количеством рыбы. Мы плавали на лодке по подземному озеру. Когда экскурсовод на минуту выключил свет под землей, стало жутко и захотелось скорей оттуда выбраться. Наверху нас ждал прекрасный гористый зеленый ландшафт и красная земля. Во всем штате Теннесси земля имеет такой цвет. Здесь была разработана первая в мире атомная бомба. До сих пор не разрешается употреблять в пищу рыбу, пойманную в близлежащих реках. Мы посетили музей атомной бомбы, расположенный в двухэтажном небольшом здании. Интересная экспозиция, рассказывающая об истории создания самого страшного оружия на земле. Как и в Вашингтоне, в музее можно было проводить разные опыты, принять участие в создании отдельных частей макета бомбы. Тяжелое эмоциональное состояние после просмотра музея мы решили снять, прогуливаясь вдоль набережной реки Теннеси. Среди гуляющей публики я неожиданно узнала дочку моей подруги из города Черновцы. Молодая женщина писала в Ноксвилле диссертацию и преподавала в университете. Вот такие бывают неожиданные встречи. На следующий день я улетала в Майами. Меня ждало 6-дневное путешествие по Карибскому морю. Первое, что я там почувствовала, это жара, духота и высокая влажность. Никто меня не встречал, и я поехала автобусом через весь город в гостиницу, которая находилась недалеко от морского порта. Мы проезжали бедные районы, сильно разрушенные после урагана Катрин, везде было грязно. В автобус входили и выходили местные жители: испанцы, афроамериканцы, индейцы. Доехав до гостиницы, я увидела высоко над своей головой железную дорогу, по которой бегали поезда. Оставив вещи в шикарной гостинице, я решила погулять по городу, покататься на подвесной дороге. Когда я вошла в поезд, я была поражена, что водителя нет. Дорога местами поднималась высоко над городом, и было страшно, особенно на поворотах и когда навстречу шел другой поезд. Расстояние между колеями было очень маленькое. С высоты был хорошо виден океан, красивая природа, много современных зданий, в основном, гостиниц, порт с большими лайнерами, на котором мне предстояло плавать. На следующий день я хотела повторить поездку на поезде, но каково же было мое удивление, когда я не смогла сесть в поезд ни на одной станции. Оказывается, по воскресным дням дорога закрыта. Но поезда, как заведенные, совершают свои рейсы. И вот 27 ноября я попадаю на свой корабль. Мне даже в мечтах не снился такой огромный 10-этажный современный дом, который поглотил несколько тысяч людей, дал им возможность прекрасно отдохнуть, насладиться океаном, морем, посетить не знакомые для них уголки земли. Человеку, первый раз попавшему в этот рай и непривыкшему к роскоши, все казалось сказочно прекрасным. Корабль стал медленно
выходить из порта. С верхней палубы был хорошо виден город. Он уже не казался таким грязным и нищим, как из окна местного автобуса. А ты сам уже не ощущал себя маленьким
человечком. Ты казался себе Гулливером в стране лилипутов. Вскоре состоялось знакомство с экипажем корабля. Прозвенел гонг, сигнал тревоги. Надо было взять спасательные жилеты, одеть их на себя и выйти на верхнюю палубу. Учение прошло успешно, и люди поспешили на ужин, который состоялся в огромнейшем двухэтажном ресторане. Нас приветливо обслуживали молодые мальчики из разных стран мира, которые очень хотели всем угодить. Обслуга в номерах также проявляла чудеса фантазии. Из полотенец, которые меняли каждый день, они делали фигурки лебедей, птиц, собачек. Дарили каждый день шоколадки. Как выяснилось позже, заработок всей этой сервисной команды целиком зависел от чаевых. Несмотря на высокую стоимость путевок, молодые люди получали только 50 долларов в месяц. Повара устроили на прощание настоящий кулинарный праздник. Такой красоты, фантазии я не забуду никогда. Различные, разноцветные фигуры зверей, птиц, рыб изо льда, фигуры в шляпах из жареных цыплят, своеобразные кренделя, торты и многое другое. Женщины и мужчины в вечерних туалетах гуляли на этой необычной выставке, потом началось всеобщее поглощение этой красоты.
В первый день путешествия нам был устроен пикник на берегу Карибского моря. К кораблю подошли небольшие местные пароходики и перевезли всех на берег. Яркое солнце, великолепный пляж, голубая прозрачная теплая вода, музыка… Местное население устроило цирковое представление с поглощением огня и ходьбой по разбитому стеклу. Мы делали уникальные снимки в окружении аборигенов. Прямо на берегу был рынок с местными сувенирами. Праздник удался на славу. В следующие дни мы посетили в Карибском море острова Лабадее, Ямайку, Гранд Кайман и горд Коцумело в Мексике. Все это бедные поселения, получившие независимость, за исключением Гранд Кайман. Последние остались подданными Британии, но получили самоуправление. Уровень жизни на этих островах намного выше, чем на других. На этих остановках мы могли за дополнительную плату совершить различные увлекательные экскурсии, походы. После отдыха на берегу каждый вечер нас ждала разнообразная развлекательная программа. Время отдыха пробежало быстро. Вот мы и снова в Майами. В этот раз автобус «Шаттл» отвез меня в аэропорт, откуда я полетела в Бостон, на север Америки, где меня встречал дальний родственник Дима, которого я не видела более 20 лет. Самолет прилетел глубокой ночью,
опоздав на 3 часа. Димочка меня дождался несмотря на то, что на следующий день ему нужно идти на работу. Он очень устал, т.к. накануне он организовал праздник совершеннолетия бар-мицва для своего 13-летнего сына. Мы узнали друг друга, очень обрадовались нашей встрече. Дима вырос у меня на глазах и порой на руках. Его родители были для меня эталоном ума, любви и порядочности. Моя троюродная сестра, Димина мама, уже на пенсии, но вынуждена ухаживать за мужем, когда-то доктором наук, заслуженным изобретателем СССР, а с 58 лет страдающим полной потерей памяти, болезнью Альцгеймера. Тяжело было это видеть. Я пыталась воскресить у него картины прошлого, но из этого ничего не получилось.
Погуляв пару часов на следующий день по Бостону, сделав пару фото, я поехала в аэропорт и полетела в Нью-Йорк, откуда обратно в Германию. В самолете, как опытная пассажирка, я заняла лежачие места в середине салона и прекрасно выспалась. Аэропорты Ганновера и Гамбурга, готовые к Рождеству, встретили меня приветливо. Правда, богатую коллекцию ракушек, собранных в Мексике, просвечивали несколько раз, затем заставили показать. Я думала, что возбудят дело по незаконному вывозу даров природы. Как уже было один раз, когда сын ввез коллекцию бабочек из Таиланда. Полгода проводились исследования и обследования. После чего было признано, что бабочки не являются редким видом (хотя это было видно и невооруженным глазом) и могут быть ввезены на территорию Германии. Но этот раз все закончилось быстро и без проблем.
В Гамбурге меня встретил младший сын. Я начала восторженно делиться впечатлениями. Он напомнил мне, как еще месяц назад я плакала, получая эту поездку в подарок. Я пожелала моим сыновьям сохранить эту добрую традицию на долгие годы. Правда, больше я не получала такого сказочного подарка. Может, надо подождать до следующего юбилея?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.