НОВОГОДНЯЯ ЗАЩИТА (СО СТРАШНОЙ СИЛОЙ)

И – вопреки обычно ошибочному первому движению души – отнюдь не шахматная типа сицилианской, как мафия – не то семья, не то «Брак по-итальянски». И не «вариант Дракона», поскольку его Новый год не ускорить и драконовскими законами.
Действующие лица и исполнители возникают со страшной силой при большой или малой нужде.

Председатель Дед Мороз:
– А кто знает, зачем мы собрались? Да ещё на Новый год…
Зайка-Зазнайка:
– На банкет.
– А как ты пронюхал?
– Я просто «держу нос по ветру» логики. Иначе видели бы нас сегодня здесь…
– Ну, тогда ладно. Кто грамотный, начинай!

Учёный секретарь Снегурочка:
– Присутствуют все члены…
Председатель:
– Да как ты смеешь поминать всуе наши слабые места?! А твой где?
– … специализированного учёного совета по защите докторских диссертаций…
– Ну, тогда ладно.
– … под хладнокровным началом Председателя Деда Мороза в составе…
– Умей вовремя остановиться. Некого здесь больше перечислять. Много чести для состава. Просвистел без остановки. Запишешь всех, кто «шестёрки», в протокол. Иначе у банкета терпение лопнет. Бери быка за рога, а не за то, за что хочешь.
– На повестке дня – защита диссертации «Последовательность защиты и нападения»…
– Отставить. Зачем нам нападение? Заменить на банкет!
– Слушаюсь! Соискатель ученой степени доктора новогодних наук – … Позвать? Он за дверью со стороны парадного входа. Но подготовил нападение…
– Выйти за дверь. Объявить, что он попал на защиту. Поблагодарить за банкет. Вывести через парадный вход. Ввести чарез чёрный. Дать и добавить. Нет, по ногам и между. А банкет пусть ждёт за дверью со стороны парадного входа.
– Слушаюсь! (Понеслась на крыльях исполнять).
– Протокол – на столе. Но без неё никто не прочитает. А соискателя придётся заменить. Он, правда, не докладывает, но зато прямо по теме диссертации или криво укладывает шибко грамотную. Хотя бы на плакаты! Но лучше её, чем нас… А что она потом запишет? Кто способен доложить «Последовательность защиты и банкета»?

Серый Волк (вбежав через дверь со стороны парадного входа):
– Я! Кто еще посмеет?! (Раскрыл пасть. Грозно оглядывает всех присутствующих и отсутствующих. Чует зАпах не жареного: кто-то что-то куда-то наложил. Наложники! Воцарилось красноречивое молчание по Гоголю). Поскольку банкет – на шАру. Чёрных шаров на ёлке не вижу. Перекрасивших раскушу вместо Красной Шапочки, а потом лишу участия в банкете. Дураков не будет! Не мытьём, так катаньем…
Председатель (из-под стола, дрожа):
– Дураков не-ет… Одни «шестёрки». А я – главная…
– Начинаю доклад. Сначала банкет, а потом защита. Доклад окончен.
– А я думал: наоборот…
– Думать – моего ума дело. Гони степень доктора! И вон отсюда! Сам хочу быть председателем!
– Но степень не берётся, а присуждается…
– Ладно!
Председатель (в кресле):
– Открываю дискуссию. Почему сначала банкет, а потом защита?
– С моей кочки зрения. До банкета, пока все трезвые, боитесь вы. А после – как знать… У вас ведь численное преимущество…
– Что это такое?
– А ты умеешь считать?
– Зачем? На то есть учёный секретарь…
– Ну, и редкий же ты мудрак!
– Я мудрец!
– Хочешь получить?
– Это ты хочешь!
– Что???
– Степень!
– А ну, гони учёную степень!

Генерал Топтыгин (но белый, как генерал. Вламывается в двери со стороны парадного входа. Кажется, что они треском поют: «Мы жертвою пали в борьбе роковой…» Серому Волку, фирменно, вернее, фамильно топая):
– Что? Кому? Тебя! В шею! В хвост и в гриву! Унижу до невозможной степени!

Серый Волк (пятясь, уползает «безмолвно, по-английски». За дверью со стороны чёрного хода блаженствующей паре шёпотом):
– Защитил! Но не дали.
Секретарь:
– А сколько было чёрных шаров?
– Ни одного. Только цветные, как телевизор, и зеркальные, как карп.
– Странно. Зато я дала! Могу и тебе!
– Давай! Срочно!!
– Не пожарная команда…
– Тогда нет. А то придётся уже мне давать Генералу Топтыгину. Он грозил!
– А ты можешь?
– Это он сможет. Как вставит свой цветной телевизор последнего выпуска!.. Лучше бы уж пасть порвал!
– Но у меня вдвое больше возможностей…
– Поровну! И мне вывернет вовнутрь мешающее и при танцах. Так даже соблазнительнее. (Пятясь, тщетно пожирая глазами Секретаря, в страхе уползает).

Председатель (в кресле, растерянно, в слезах таяния в связи с всеобщим потеплением):
– Но защита пока не состоялась. Плакал наш банкет…
Генерал Топтыгин:
– Я ему дам!
– Не возьмёт. Нечем. Хотя… бутылкой. Или несколькими. Последовательно или даже параллельно. Но кто ему поможет? Кто решится?
– Мы все!
– А ты не мог бы защитить диссертацию? Надо бы для протокола…
– Тема?
– «Последовательность защиты и банкета»…
– Сначала защита, а потом банкет.
– Молодец! Блестяще!
– А ты собирался дать за это степень?
– Со страшной силой!
– А где она у тебя?
– Что именно?
– Обе! Сгораю от страсти!
– К бумажке или к бутылкам?
– Какая разница?
– Огромная! И для тебя, и особенно для нас. Лучше дам бумажку. Используешь по назначению…
– А где?
– За дверью со стороны чёрного хода.
– А кто?
– Секретарь.
– А куда?
– Всё равно. Всем. При произвольном выборе всё порвёшь!
– Ладно. Будет сделано. А волка нельзя? Как-никак обещал именно ему…
– Если поймаешь. Но далеко. Он – не дурак. И след, наверное, простыл…
– Вскипячу желанием! «Сколько волка ни корми, он всё в лес глядит.» Вот и накормлю его. «Чем богат, тем и рад.» Дальше ближнего леса не убежит. Позову – приползёт. Куда он денется? А то ему ещё хуже будет! (Уходит).

Председатель (растерянно, в кресле, тоже зашагавшем на банкет):
– Дорогие друзья, коллеги и столь покоряющие улыбкой действующие лица и особенно исполнители! Новый год – в огне! Красном и прекрасном! Ещё не успел долаять год Красной (Огненной) Собаки не Баскервилей, а год Красной (Огненной) Свиньи (Кабана, Пятачка) уже готовится торжественно хрюкнуть. А насколько проще считать и различать и такие мудрёные годы по календарю китайцев, чем их самих или их иероглифы! Несть им числа! И все на одно лицо!
Красная (Огненная) Собака («легка на помине», вбежала через парадный вход – и прямо за стол):
– Вызывали?
– Со страшной силой! Чтоб проводить, даже прогнать – и это обмочить.
– Но я одинока, как парус. Правда, не белею, а горю. Прикуривайте, пока не замочили.
– Пока нет.
– А где ваша страшная сила?
– Появится, когда будем мочить.
– А когда именно? А то «живу, как в гареме: знаю, что, но не знаю, когда». Хотя бы скорее…
– Вперёд паровоза хочешь?
– А почему бы и нет? (Кокетливо). Где мой милый паровоз?
– А ты знаешь, по какому месту он тебе будет поддавать, догонять и добавлять?
– По упитанному.
– У тебя всё такое.
– Да, но одно особо. Раздвоенное. Срам прикрыт фиговым хвостом. Так когда именно?
– Когда стрЕлки соединятся.
– СтрЕлки или стрелкИ?
– И те, и другие. СтрЕлки на часах и стрелкИ пробками от бутылок шампанского.
– Ой, как страшно! В меня?
– Конечно. Будут стараться. А «промажут» – в «молоко», в потолок.
– Я не кошка. Хотя могу и не хуже… А где именно промажут? Кто и чем туда рванёт?
– Ракеты за окнами…
– Какой ужас! Разнесут мне всё хозяйство. Как же мне жить потом?
– Как кошка. Но нескоро. Через 11 лет. Ну, и развелось вас, тварей…
– Я не развелась. До сих пор с Огненным Псом. Как кошка. С другими – тоже.

Входят Соискатель и Секретарь. Оба с чувством полного и глубокого удовлетворения. Особенно она.
Председатель:
– Где протокол защиты?
Секретарь:
– Я и есть поротокол.
– «Запороли»?
– Меня – да. Со страшной силой! (Соискателю). Покажи её! (Тот стесняется). Устроить публичную порку, что ли?
Собака:
– Кому?
– Мне!
– Нет, мне! Я же Огненная! Под цвет и Старого года, и Нового. Ты уже, а я ещё!
– Ты ещё, но скоро будешь уже. Зато я – и уже, и ещё!

Входят Генерал Топтыгин и Серый Волк. Оба с чувством полного и глубокого удовлетворения. Особенно Серый Волк.
Зайка-Зазнайка:
– «Нам не страшен Серый Волк!»
Серый Волк (озираясь на Собаку):
– Зато мне страшно. Мало мне Генерала Топтыгина, так ещё и это страшилище!
Собака:
– Догораю, как фанера…
– «Гори, гори, моя звезда!» А кто придёт тебе на смену?
– Красная (Огненная) Свинья, или Кабан.
– Никаких «или»! Только Свинья! Жирная! Чтоб на целый год хватило!

СтрЕлки и СтрелкИ соединяются. СтрелкИ мажут. Собаке. Что и как положено. Соблазнился Генерал Топтыгин. Прямо на пороге. Публично. Порет. Серый Волк ревнует, но боится обоих. И временно даже Зайку-Зазнайку. Хотя и взял его длинный язычок на заметку. На светлое и сытное будущее. Авось Свиньи хватит на целый год…

Входит Свинья.
– Звали?
Серый Волк:
– Да, очень. Особенно я. Хотел со страшной силой! Ты даже не представляешь своего места в моих амбициозных планах! Самого почётного! Прямо на столе!
– Да ну! (игриво). А когда именно? Хотя бы скорее! Но почему в прошедшем времени? Я вся такая грядущая! А где же теперь эта страшная сила?
– Понадобилась Генералу Топтыгину. Ой, как я смею мечтать и лгать даме! Если бы… Наоборот, помешала ему реализовать его планы. Тоже амбициозные. Куда там моим… И он обратил направленность этой силы. Насколько легче Собаке! У неё такая направленность – изначально правильная. Вот он её – в хвост и в гриву, а ей – хоть бы хны! У меня амбиции прежние, а направленность новая. Но кушать всё равно захочется… Так что мои клыки – в твоём распоряжении. Выбирай, когда именно. Как пионер. Жаль, теперь только в этом…
– Ой, какой ужас! Я так на тебя надеялась… А ты… (В страхе безостановочно захрюкала).
Генерал Топтыгин (поднявшись с Собаки и тепло проводив её):
– Это кто мне нервы треплет?
Свинья (поднимаясь с наложенной кучи):
– Серый Волк. (Тот сразу потерял дар воя).
– А от кого это он так хрюкать научился?
– От меня.
– Ну, тогда я его реветь научу. Нет, я привёл его уже с тенором. Вернее, её с сопрано. Будет нас кастрат соловьём услаждать…
– Хрю-хрю! (радостно, успокоившись). Целый год? (недоверчиво).
– Да! Со страшной силой!
– Но у него она осталась только в клыках…
– Переведём в голосовые связки.
– А что для этого понадобится?
– Прежний метод. Отработанный вариант. В хвост и в гриву. Со страшной силой! Моя только крепнет. Чего и всем желаю. Кроме Серого Волка. И в твой год. За тебя, Хрюша, и всех нас!

0 Comments

  1. Leo_Himmelsohn_leo_gimelzon

    P.S. Действующие лица и особенно исполнители: совсем не те, что в откровенном Положении, которым искренне дарю ещё более добрые новогодние улыбки, чем, надеюсь, вызываемые здесь у ценителей юмора, и которые в жизни куда более «белые, мягкие и пушистые». Если кто и благодаря кому из никак не связанных с ними персонажей окажется в интересном Положении – «Нам не дано предугадать, // Как слово наше отзовётся…» А за совершенно случайные и явно нечаянные совпадения, чья «стезя, гривастая кривая, // Не предугадана календарём!», отвечают сами авторы мыслей о них.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.