Новый Год на улице Патриотов

Публикуется впервые.

60-е годы, город N.
Улица Патриотов, состоящая из маленьких частных домов, с прилегающими к ним огородами.

Ничего бы не случилось, если… Если бы Николай с Валентиной не решили в канун нового года навестить старых друзей.
Пообещав детям, девочкам 4-х и 10-ти лет от роду, что добрый дедушка Мороз придёт гораздо быстрее, если перестать мучить кота, вырезая из его усов снежинку, и подождать милого старичка в кроватках, они бодро вышли из дома и остановились только раз – когда уже не такой трезвый Николай Викторович обронил в снег блестящую запонку. Порывшись какое-то время в сугробе, мужчина обреченно махнул рукой, и, под строгий выговор Валентины Николаевны, супруги направились в гости.
Случилось так, что двадцаться минутами позже, мимо «потерянного» места проходил старый цыган, глава единственного в своём роде бродячего семейства, ещё в довоенные времена осевшего на просторах будущей улицы Патриотов. Проходил, да остановился – приметил хищный до золота вороний глаз блестящую запонку, потянулась рука к заветному свету, да ненароком зацепилась за невидимую в снегу корягу – и утянуло белое безмолвие в свой ледяной омут и неожиданную находку, и массивный золотой перстень старого барона. Как цыган ни чертыхался, как ни рылся в сугробе – всё было напрасным. Махнув в свою очередь рукой, несчастный медленно поплёлся в сторону родного «табора», отпуская себе под нос проклятия в адрес неизвестного виновника его несчастья.
Случилось так, что путь его лежал мимо снежного окопа, в котором, замаскированные по самые макушки, Вовка с Федькой ожидали прихода подарков в лице небезызвестного им гражданина Д.М. Ожидали с самого утра, а потому порядком обессилили и были рады любой возможности нарушить собственный кодекс чести, тем более, что из уст проходящего барона они почерпнули хоть и не подарки, но новую игру в кладоискателей.
Не успел цыган скрыться за троллейбусным поворотом, как ребята по-пластунски направились к сугробу и были застигнуты на месте раскопок родным отцом Вовки, уже не первым час искавшим сына. Понявший с первого же подзатыльника, что бороться с произволом старших можно только путём искреннего раскания, Вовка тут же поверг отца в состояние глубокой задумчивости, тем самым отвоевав для себя и Федьки полную свободу действий на ближайшие несколько часов.
Придя в себя, Геннадий Петрович (Вовкин отец), строго настрого приказавший мальчишкам держать язык за зубами, смекнув, что одних рук для поиска сокровища будет явно недостаточно, пригнал к заветному сугробу своего закадычного друга Степан Егорыча, отца Федьки, да не одного, а с трактором. Провозившись до темноты и перепахав ни один близлежащий сугроб, друзья под дружное улюлюканье соседей, удалились домой, чтобы помочь разъярённым жёнам завершить последние приготовления к встрече Нового года, тяпнуть по рюмочке за уход старого и тем же макаром вернуться к зачарованному месту.

С наступлением сумерек на загадочный сугроб, а точнее то, что от него осталось, легли синие тени и странные слухи. На улице Патриотов не было ни одного дома, в котором бы не обсуждался вопрос – что же именно спрятано под уже изрядно помятым снежным холстом. Начало улицы полагало, что в бывшем сугробе, находятся важные документы, случайно обронённые подвыпившим коммунистом из соседнего переулка, документы, за возвращение которых обещана бесплатная путёвка в Крым; конец улицы, расположенный на некотором отдалении от главного места событий, выдвигал совершенно невероятные версии, начиная от неведомо откуда взявшейся кости мамонта и заканчивая дорогущей норкой, украденной намедни из районного Универмага. Любители приложиться – видели под снегом бутылки с самогоном, специально зарытые в земле местным алкашом Васей, женщины мечтали о настоящих жемчужных серьгах, дети о новогодних подарках от самой Снегурочки, незамужние девушки втайне грезили о… женихах, которые могли выйти из любого сугроба, и только тот участок улицы, который прилегал к самому пику происходящего, точно знал: там есть ВСЁ! Включая доказательства жизни на Марсе.

Молчавшие, как партизаны, Геннадий Петрович и Степан Егорыч при свете фар кем-то подогнанного жигулёнка продолжали вручную перебирать снег; отпросившиеся у своих вторых половин соседи также пытали своё новогоднее счастье; одуревшие от всеобщей поисковой романтики мальчишки, весело улюлюкая, бегали между озабоченными гражданами… когда на улицу Патриотов вернулись Валентина Николаевна и Николай Викторович. Первая была слишком растроена потерей совершенно необходимого в любой семье предмета, второй – был слишком пьян, чтобы обращать внимание на чудачества других, поисковая же команда, в свою очередь, просто не видела ничего, кроме снега у себя под ногами. А девочки, Ирочка и Танечка, убаюканные ласковым мурлыканьем толстого рыжего кота, безмятежно спали и не слышали… ни настойчивого звонка, выводящего заливистую трель, ни стука в дверь. Выход, а точнее вход был один – чердачное окно, в которое и полез проклявший всё на свете Николай Викторович.
Случилось так, что ни раньше, ни позже, а ровно в тот момент, как наш новоявленный Карлсон оказался на крыше, заядлый детективщик Геннадий Петрович, бросивший по старой привычке взгляд на дом соседа, пришёл к совершенно парадаксальному для себя выводу: в сугробе ничего нет, всё это слухи, придуманные цыганами, чтобы совершить очередную кражу в то время, когда все будут заняты только одним – пропавшим украшением. Недолго думая, Вовка и Федька были отправлены за участковым милиционером, который подоспел к злополучному дому тогда, когда Валентина Николаевна была впущена в жильё наконец-то проснувшей Танечкой, а фигура Николая Викторовича, уже не маячила на крыше, но ещё и не виднелась рядом с супругой. Последняя так и села (на табуретку в кухне), когда страж закона, взяв под козырёк, объявил, что в их дом проник вор, который в данный момент находится… в данный момент находится… Глухой стук падающего тела, донёсшийся со стороны огорода, прервал догадку.
«Боже мой, Коля…» – вскрикнула Валентина, увидев торчащий из сугроба ботинок. «Что они с тобой сделали?» – и рухнула на руки законника. Отнеся бесчувственную женщину в дом и поручив её заботам вездесущего Геннадия Петровича, участковый пошёл извлекать из снега тело…, но достал из сугроба всего лишь старый ботинок.
А на соседней стороне улицы в это время «счастливый» Степан Егорыч вертел в руках запонку и думал, какими розгами ему следует пороть непутёвого сына Федьку, посмевшего испортить такой замечательный предновогодний вечер…

До того, как пробило двенадцать – Николай Викторович успел спустится с чердака и получить от зашедшего за другом Степан Егорыча свою запонку,
– супруга Николая Викторовича успела переодеться к встрече Нового года,
– страж закона, проведя тщательное расследование, установил, что падающим телом был самый обыкновенный кот, не сумевший перепрыгнуть с одной поленницы на другую,
– Танечка и Ирочка выяснили, что самые лучшие снежинки получаются из оконных штор

Золотой перстень цыгана по привычке искали до самой весны, но так и не нашли.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.