АСТРАЛЬНЫЙ ЛЮБОВНИК

Когда Ингу бросил любимый мужчина, она, разумеется, начала страдать. Все было, как у всех, как полагается брошенной женщине: слезы, бессонница, валерьянка, валидол, гадания на картах, походы по подругам, кропание стишков, случайные связи, психоаналитик, мысли о монастыре… и т.д., и т.п.
Она страдала долго. Целый месяц.
От бессонницы, кофе и бесчисленных сигарет ее щеки впали, нос заострился, кожа посерела, глаза заблестели нездоровым блеском. Теперь, в таком виде, уже не только он, единственный, желанный, но вообще ни один мужчина не польстился бы на такую страхолюдину. Через месяц страдальческого самоизнурения Инга посмотрела на себя в зеркало и решила: хватит. Если не удается встретится с любимым наяву, надо попытаться сделать это во сне! Разумеется не всем и не всегда снится то, что им хочется, но Инга была уверена, что у нее обязательно получится.
Весь день она провела в томительном ожидании ночи, как интимного свидания. И хотя все должно было произойти где-то на астральном плане, на всякий случай перед сном она приняла душ, надела красивое белье, и даже помазала виски дорогими духами, предназначенными для особо торжественных случаев.
В первую ночь Инге, увы, ничего не приснилось. Измученное бессонницами тело взяло реванш. Инга провалилась в сон, как в черную дыру и вынырнула утром, значительно отдохнувшая, но в гневе и ярости от несостоявшегося свидания. Для охлаждения эмоций побилась головой о стену, порвала свое красивое белье, выкинула из окна подушку. Затем неожиданно спокойно позавтракала и решила подойти к проблеме рационально. В ближайшем книжном магазине купила дюжину книг по медитации, магии, эзотерике, оккультизму и бог весть еще о чем, что ей казалось имело отношение к миру сновидений. Читать эти книги она не стала, но равномерным кругом разложила вокруг кровати. Весь день мысленно призывала коварного изменщика на «ночное свидание». Перед сном минут десять посидела перед зажженной свечой, побрызгала постель дезодорантом и легла совсем без одежды. Но… и на этот раз любимый «не пришел». Зато выспалась Инга замечательно. Оптимизм ее не покидал, и на следующую ночь она решила использовать фотографию. Парфюмерию на этот раз тратить попусту не стала, в качестве наряда выбрала бусы и браслет. Ну? И что вы думаете? Все как в сказке – с третьей попытки? Да ничего подобного. Не приснился ей этот нахал ни на третью, ни на четвертую, ни даже на пятую ночь. На шестую, когда она почти уже и не ждала, приснилась куча общих знакомых. Инга бродила между ними, как в дремучем лесу, расспрашивала, где найти Его, но они препротивно хихикали и говорили: «Сама потеряла, сама и ищи!»
И вот, наконец, на седьмую ночь… Инга шла по узким извилистым коридорам, мимо стен, из которых сочилась вода. Тусклый свет неясного происхождения, какой-то мусор под ногами… пейзажи из «Сталкера», но не Стругацких, а Тарковского. Для интимного свидания Инга предпочла бы что-нибудь поизящнее, но что приснилось, то приснилось, тут уж не до жиру. Неожиданно тот, кого она так долго ждала, появился из-за поворота. Он молча взял девушку за руку и решительно повел в одно из ответвлений сталкеровского лабиринта. В одной из ниш оказалась дверь, за которой вполне сносная, гостиничного типа комнатенка с двуспальной кроватью посередине. На кровати было ярко желтое покрывало. Прямо от дверей одним сильным движением он швырнул Ингу на кровать и стал расстегивать ремень на брюках. «Так, стоп! В чем дело? – Возмутилась Инга. – Может, ты хоть что-то скажешь сначала? После столь длительной разлуки наша встреча представлялась мне чуть более романтично…»
Он посмотрел на нее долгим многозначительным взглядом, а потом сказал очень буднично: « Ну, если ты не хочешь…» И начал застегивать ремень обратно. «Да я не против, но все таки… Мы так долго не виделись…» – Инга уже пожалела, что вообще открыла рот, бог с ними, с романтическими потребностями. «Не хочешь, как хочешь». – Поставил точку он, и Инга проснулась.
Да уж, первый блин комом… Но все таки свиделись.
На следующую ночь она шла по берегу моря, а в небе роились тяжелые облака, грозящие превратиться в тучи. Ее любимый ждал у берега в крохотной жалкой лодчонке. Она залезла туда же, и лодка поплыла. «Ах, если бы на остров, где замок или, хотя бы, вилла!» – размечталась Инга. Но на все четыре стороны был только сплошной горизонт. Любимый отложил весла, размял руки и… начал расстегивать ремень. «Как прямо здесь?» – не выдержала Инга, с ужасом глядя на окружающие волны и трещины в дне, через которые вода с нарастающей скоростью заполняла лодку. «Ну, не хочешь, как хочешь…» – произнес он уже знакомую фразу. И снова наступило утро.
На третью ночь Инга твердо решила ничего не выяснять и ничем не смущаться. Едва заснув, она оказалась в метро. И, похоже, в час пик, народу вокруг было не протолкнуться. В отличие от предыдущих свиданий Он сам начал разговор. Правда речь шла о политике и о погоде, то есть, ни о чем. Они садились в поезд, где-то выходили, проталкиваясь через толпу, делали пересадку, куда-то ехали дальше. Неожиданно Он остановил ее прямо среди толпы в вестибюле станции Таганская кольцевая, и начал расстегивать ремень. Инга сжала зубы и не проронила не звука. Будь, что будет! Но тут из толпы вынырнул плешивый бомж с характерным бомжевым запахом, и, с любопытством разглядывая парочку, стал грызть ногти. С другой стороны притормозили два милиционера и тоже не собирались двигаться дальше. «Давай хоть зайдем за колонну», – предложила Инга. «Ну, не хочешь, как хочешь…», – раздалось в ответ. За чем, естественно, последовало пробуждение.
На следующую ночь Инга дала себе слово молчать что бы ни случилось. А встретились они в лесной избушке, где горел камин, на полу лежали шкуры животных, пахло свежеспиленной сосной и дорогим коньяком. Все казалось слишком благополучным, Инга стала ждать подвоха. Любимый не торопился. Он подбрасывал дрова в камин, смотрел в окно, предлагал сигареты, показывал какие-то фотоальбомы, варил глинтвейн. Может быть, вообще в эту ночь ничего не случится? Но вот Он стал расстегивать ремень. Так, теперь главное, ни звука! За окном послышался звериный рев. «Ничего, ничего, это только сон. Все в порядке», – успокоила себя Инга, обвила шею любимого руками и потянулась к его губам. Он спокойно отстранил девушку и начал методично раздеваться, аккуратно складывая каждую вещь. «Какое, однако, хамство», – подумала Инга. Звериный рев раздался совсем близко, и зверь был явно не один. От страха Ингу начало знобить, но она держалась. Громадная медвежья лапа выдавила окно, стекла с дребезгом полетели по всей комнате. Любимый продолжал спокойно методично раздеваться, как на приеме у врача. Рев раздавался со всех сторон, дверь трещала, через выбитое окно летели камни и сучья. Инга закрыла глаза и попыталась вспомнить какую-нибудь молитву. В этот момент дверь не выдержала натиска и в комнату ворвалась дюжина обезьяноподобных медведей или медведеобразных обезьян, явно голодных, и совсем не дрессированных. «Берегись!» – крикнула Инга своему возлюбленному, потому что один из чудовищ навис над его плечом. «Ну, не хочешь, как хочешь…», – спокойный насмешливый голос. «Да я хочу! Хочу!» – пыталась крикнуть она, но промычала в подушку и проснулась.
Отныне Он снился ей каждую ночь. Они встречались в самых разных местах: от будуара в стиле Людовика Х111 до общественного туалета времен перестройки. Но как бы не проходила первая часть свидания, заканчивалось оно всегда одинаково… В самый ответственный момент обязательно что-то случалось. То революция, то пожар, то наводнение.
Но вот однажды, где-то на третьей неделе заказных сновидений, Инге удалось, наконец, не проронить ни звука, хотя на сей раз они находились на крыле взлетающего самолета…. И вот Его губы уже ласкают ее шею, вот пьянящее, сладкое, щекотное расходится лучами по всему телу… Но тут, откуда ни возьмись, к самолету спикировали две летающие тарелки. Группа полупрозрачных человечков накинулись на влюбленную парочку и растащила их в разные стороны.
Проснувшись Инга, однако, поздравила себя с первой удачей. Сакраментальной фразы «Ну, не хочешь, как хочешь…» она сегодня не услышала! Неожиданно позвонил один старый приятель и предложил встретиться. В другой ситуации Инга очень бы удивилась этому звонку, но в это утро он показался наградой за маленькую победу на астрально-любовном фронте.
С этого дня ночные встречи изменились, Он уже не отказывал ей в близости, ссылаясь на ее нежелание. Но в последний момент всегда что-нибудь случалось: то стихийное бедствие, то что-нибудь еще непредвиденное, а то и сверхъестественное. В начале второго месяца астральных отношений Он вдруг просто испарился, ничем не объясняя своего исчезновения.
Утром снова звонил тот приятель, что объявился после первой победы. Инга была очень встревожена испарением своего любимого во сне, такого еще не было ни разу, что бы это могло значить… Она попросила приятеля перенести встречу на следующий вечер, сославшись на головную боль. Ночи она ждала со страхом и нетерпением. А вдруг Он больше «не придет»?
Снились пустые пляжи опустевшего осеннего курорта. Что-то ностальгически чеховское. Она долго бродила по берегу, глядя на морскую пену. Накрапывал мелкий дождь. Галдели голодные чайки.
– Ну что, – услышала она над ухом знакомый, сводящий с ума голос, – может, наконец, поговорим?
– Да я… да я ведь с самого начала именно этого и хотела!
– Ты мне слова не давала сказать, ты просто пыталась меня изнасиловать! Причем в самых неподходящих обстоятельствах.
Инга вспомнила все встречи последнего месяца и подумала, что, как это ни странно, но Он прав.
– Как я только ни пытался дать тебе знак. Чтобы ты притормозила. Все впустую. Хочу и точка…
– А что я должна была делать? Как себя вести?
Инга обернулась на голос. На пляже никого не было. Сквозь тучи выглянуло солнце. Над морем вспыхнула радуга.
На следующую ночь она решила с ним не встречаться. Но это в жизни все просто: решил – сделал. Во сне все совсем не так. Она снова шла по узкому полутемному коридору, тому самому, сталкеровскому. И Он ждал за поворотом, чтобы отвести в комнату с желтым покрывалом. Все было точно так же, как в самую первую встречу. Когда он швырнул Ингу на кровать, она громко и внятно сказала: «Уходи». Он попытался заткнуть ей рот поцелуем, но она вывернулась и снова крикнула: «Я слишком люблю тебя, чтобы потерять навсегда. Уходи!» Он разорвал ажурную кофточку, не справившись с хитрой застежкой. Она сопротивлялась. Как ей хотелось, чтобы этот сон, эта борьба длились вечно!.. И еще, она почему то знала, что стоит только расслабиться, и она проснется. И все начнется сначала, по кругу. И есть один единственный шанс вырваться из этого круга…
Инга выскользнула из таких желанных объятий. Слезы катились градом, но она рванулась к двери и захлопнула ее со стороны коридора. Сил бежать совсем не было. И она старалась ущипнуть себя побольнее, чтобы быстрее проснуться.

Утром она вспомнила, что на сегодняшний вечер перенесла встречу с приятелем, и всерьез задумалась, как к этой встрече подготовиться. А потом позвонил… Он… Да, да, тот самый, единственный и желанный, неуловимый и недоступный даже во сне. Впервые, после трех месяцев, позвонил сам… Инга даже подумала, что это снова сон. Пощипала себя, где только смогла, сообщила ему о своих сомнениях. Он посмеялся, убедил, что его звонок – реальность и… предложил встретиться. Однако, на сегодняшний вечер уже было назначено свидание. Завтра фигурное катание по телевизору… Послезавтра она обещала родителям съездить на дачу… Она попросила его позвонить … ну, скажем, в следующий четверг.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.