“ПИРАТСКАЯ БАЙКА ПРО ЭДВАРДА ТИЧА” в котором присутствовал градус приличный…

Ну, вот Вам, читатели, новая байка.
Пират Эдвард Тич, в состоянии трезвом,
Был страшен настолько, что сразу вся шайка
Кто в трюм, кто на реи немедленно лезла.

Но стоило Тичу дать вовремя рома,
Случались чудесные метаморфозы.
Он благостной переполнялся истомой
И не представлял ни малейшей угрозы.

На опыте личном сумев научиться,
Команда дежурила попеременно,
Чтоб Тич, на беду, не сумел протрезвиться
И ром был в крови у него неизменно.

Но сразу же Тич отлучался от кружки,
Лишь только у них намечалось сраженье.
Он так лютовал посреди заварушки,
Что враг неизменно терпел пораженье.

Однажды, близ порта, по-моему, Мокка,
Индийскую атаковали эскадру.
Уж сутки, как мучимый жаждой жестокой,
Тич рвался метать по противнику ядра.

Но самое страшное ждало индийцев,
Когда, флагман их взявши на абордаж,
Ворвался на палубу Тич краснолицый,
Немедля вогнав всех индийцев в мандраж.

Рыча, словно сотня голодных медведей,
Он огненным вихрем носился по судну,
Что стало с попавшими под руку Эдди,
Подробно рассказывать я Вам не буду.

Однако, увлёкшись характером Тича,
Забыла совсем о подробности важной –
На флагмане этом, весьма экзотичном,
Средь прочих дочурка плыла махараджи.

Завернута в сари, раскрашена хною,
Хворобе подвержена вследствие качки,
Княжна весь круиз провалялась больною,
Лечась лишь посредством бутылки в заначке.

Могучим плечом разломав дверь каюты,
Метая глазами зеленое пламя,
Соря из карманов индийской валютой,
Трезвей уже некуда, Тич впёрся к даме.

Княжна же, с утра поправляя здоровье,
К обеду в нирване уже пребывала.
При виде пирата не вздрогнула бровью
И танец ему живота станцевала.

Страдающий, чем бы лужёную глотку
Залить, чтоб унять нестерпимую жажду,
Тич чуткой ноздрею обнюхав красотку,
Взглянул с интересом на дочь махараджи.

Недолго княжна пребывала в нирване,
Когда Тич на ней стал разматывать сари,
Достойный отпор оказала мужлану,
Весьма ощутимо заехав по харе.

С девицей Тич справиться мог одной левой,
Но тут из наряда шелков невесомых,
На счастье обоим, заныкана девой,
Явилась бутылка отменного рома.

Найдя так внезапно, чем горло промочит,
К сосуду губами прильнув тут же пылко,
В блаженстве закрыв изумрудные очи,
Тич махом одним осушил всю бутылку.

Княжна ж, осознав всю опасность бандита,
В момент протрезвевши, сундук открывала
И в целях, естественно, самозащиты,
Индийский булатный клинок доставала.

Но Тич, после рома став мирным и кротким,
Увидев в руках у княжны страшный ножик,
Мгновенно его отобрал у красотки
Боясь, что она им пораниться сможет.

Легко пожурив – ножик, мол, не игрушки!
И от её кулачков уклоняясь,
Тич, нежно княжну усадив на подушки,
Каюту покинул весьма извиняясь.

Но дочь махараджи, лишившись заначки,
С идеей отмщения не распростилась,
Курнула кальяна и скушав полпачки
Халвы, за пиратом в погоню пустилась.

Вся шайка, уже отмечая победу
На палубе, вид приняла параличный,
Когда увидала бегущего Эдда
И злую княжну, догонявшую Тича.

Пираты скрутив разъяренную бабу,
Успевшую Тича загнать на гросс-мачту,
Сейчас же хотели бросать её за борт,
Но шайки главарь порешил, вдруг, иначе…

«Ребята, – сказал капитан – вы не правы!
Заморская баба нам послана свыше!
На Тича найти не могли мы управы,
А с нею наш Эдди воды станет тише.»

На острове ближнем попа раздобыли,
Княжну и пирата держали всей шайкой
Во время обряда, но всё ж поженили…
Ликуйте читатели, кончилась байка!

Другие пиратские байки, сказки, иронические истории, рассказанные стихами и только стихами, вы можете прочесть на сайте http://www.cecmpacka3ku.narod.ru

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“ПИРАТСКАЯ БАЙКА ПРО ЭДВАРДА ТИЧА” в котором присутствовал градус приличный…

Ну, вот Вам, читатели, новая байка.

Пират Эдвард Тич, в состоянии трезвом,
Был страшен настолько, что сразу вся шайка
Кто в трюм, кто на реи немедленно лезла.

Но стоило Тичу дать вовремя рома,
Случались чудесные метаморфозы.
Он благостной переполнялся истомой
И не представлял ни малейшей угрозы.

На опыте личном сумев научиться,
Команда дежурила попеременно,
Чтоб Тич, на беду, не сумел протрезвиться
И ром был в крови у него неизменно.

Но сразу же Тич отлучался от кружки,
Лишь только у них намечалось сраженье.
Он так лютовал посреди заварушки,
Что враг неизменно терпел пораженье.

Однажды, близ порта, по-моему, Мокка,
Индийскую атаковали эскадру.
Уж сутки, как мучимый жаждой жестокой,
Тич рвался метать по противнику ядра.

Но самое страшное ждало индийцев,
Когда, флагман их взявши на абордаж,
Ворвался на палубу Тич краснолицый,
Немедля вогнав всех индийцев в мандраж.

Рыча, словно сотня голодных медведей,
Он огненным вихрем носился по судну,
Что стало с попавшими под руку Эдди,
Подробно рассказывать я Вам не буду.

Однако, увлёкшись характером Тича,
Забыла совсем о подробности важной –
На флагмане этом, весьма экзотичном,
Средь прочих дочурка плыла махараджи.

Завернута в сари, раскрашена хною,
Хворобе подвержена вследствие качки,
Княжна весь круиз провалялась больною,
Лечась лишь посредством бутылки в заначке.

Могучим плечом разломав дверь каюты,
Метая глазами зеленое пламя,
Соря из карманов индийской валютой,
Трезвей уже некуда, Тич впёрся к даме.

Княжна же, с утра поправляя здоровье,
К обеду в нирване уже пребывала.
При виде пирата не вздрогнула бровью
И танец ему живота станцевала.

Страдающий, чем бы лужёную глотку
Залить, чтоб унять нестерпимую жажду,
Тич чуткой ноздрею обнюхав красотку,
Взглянул с интересом на дочь махараджи.

Недолго княжна пребывала в нирване,
Когда Тич на ней стал разматывать сари,
Достойный отпор оказала мужлану,
Весьма ощутимо заехав по харе.

С девицей Тич справиться мог одной левой,
Но тут из наряда шелков невесомых,
На счастье обоим, заныкана девой,
Явилась бутылка отменного рома.

Найдя так внезапно, чем горло промочит,
К сосуду губами прильнув тут же пылко,
В блаженстве закрыв изумрудные очи,
Тич махом одним осушил всю бутылку.

Княжна ж, осознав всю опасность бандита,
В момент протрезвевши, сундук открывала
И в целях, естественно, самозащиты,
Индийский булатный клинок доставала.

Но Тич, после рома став мирным и кротким,
Увидев в руках у княжны страшный ножик,
Мгновенно его отобрал у красотки
Боясь, что она им пораниться сможет.

Легко пожурив – ножик, мол, не игрушки!
И от её кулачков уклоняясь,
Тич, нежно княжну усадив на подушки,
Каюту покинул весьма извиняясь.

Но дочь махараджи, лишившись заначки,
С идеей отмщения не распростилась,
Курнула кальяна и скушав полпачки
Халвы, за пиратом в погоню пустилась.

Вся шайка, уже отмечая победу
На палубе, вид приняла параличный,
Когда увидала бегущего Эдда
И злую княжну, догонявшую Тича.

Пираты скрутив разъяренную бабу,
Успевшую Тича загнать на гросс-мачту,
Сейчас же хотели бросать её за борт,
Но шайки главарь порешил, вдруг, иначе…

«Ребята, – сказал капитан – вы не правы!
Заморская баба нам послана свыше!
На Тича найти не могли мы управы,
А с нею наш Эдди воды станет тише.»

На острове ближнем попа раздобыли,
Княжну и пирата держали всей шайкой
Во время обряда, но всё ж поженили…

Ликуйте читатели, кончилась байка!

Другие пиратские байки, сказки, иронические истории, рассказанные стихами и только стихами, вы можете прочесть на сайте http://www.cecmpacka3ku.narod.ru

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.