Сладкое горе

Почему я никак не могу рассмотреть его лицо? Просто глохну и слепну, когда заглядываю ему в глаза. В моем мозгу происходит жуткая “химическая реакция”. Я могу потерять сознание, если случайно прикоснусь к этому человеку.
Говорю себе, что не буду смотреть ему в глаза и все равно смотрю, пытаясь что-нибудь разглядеть…только вижу все так, как видят незрячие – каким-то внутренним потусторонним зрением …
Но расскажу все по порядку. Я подошла к сцене. Край сцены достигал моей груди, а выше все было завалено цветами. Я запрокинула голову, чтобы получше рассмотреть его лицо и очень громко сказала: “Здравствуйте!” Громко, потому что он возвышался надо мной как небоскреб, и я подумала, что он не услыщит меня.
За моей спиной раздался смех. Я оглянулась – смеялись и переговаривались между собой охранники:”Вот умора, – говорили они.- Вы только посмотрите на нее – знакомого встретила!”.
Артист не обращал на меня никакого внимания, тогда я крикнула еще громче: “Здравствуйте!” – он продолжал смотреть куда-то в зрительный зал.
Не поднимаясь на сцену, я протянула ему цветы и игрушку.
– Возьмите, пожалуйста! – я тянула руки к нему, как чахлое растеньице тянется к солнцу.
Он растерянно взглянул на цветы, подаренные ему зрителями, я почти упала в эти цветы и продолжала тянуть к нему руки. Меня, как взрывной волной отбросило от сцены. Вернее, я осталась стоять на месте, только руки мои взлетели вверх , и сама я готова была отлететь в сторону.
Охранники задыхались от смеха. А я , оглядываясь на них, думала: “Ну почему, почему они так смеются?”
Артист подошел ближе к краю сцены, но мне показалось , что вот сейчас он уйдет, а я так и останусь стоять с поднятыми вверх руками.
Я снова упала в цветы и повторила: “Возьмите, пожалуйста”.
Он присел на корточки и заглянул мне в глаза.
Мы смотрели друг на друга, как смотрят друг на друга два разведчика из разных лагерей – настороженно и с любопытством. Он так и не взял мой цветок.
И тогда я почему-то разозлилась и злость моя перешла в гнев. Не знаю, сказала ли это вслух или просто подумала:
– Да в конце-концов, могу я рассмотреть твое лицо?
Он удивленно вскинул брови, словно хотел спросить:
-Вы это про что? Про кого?
Мне стало стыдно , и все же я принялась бесцеремонно его рассматривать. Вернее, делала вид, что рассматриваю. На самом деле я ничего не видела. Видела только его щеку, очень четко рассмотрела губы – чувственные и красивые …а еще увидела его усмешку.
Он позволил себя рассматривать со спокойствием привыкшего к “рассматриванию” человека…а я продолжала видеть глазами незрячей – на уровне каких-то сенсорных ощущений.
Вспомнив древнее заклинание: ” Чтобы выбраться из “незрячей ситуации”, необходимо заключить лицо смотрящего на тебя человека в квадрат” ,- я стала “рисовать” взглядом квадрат вокруг лица артиста, но опять увидела его глаза! Серьезные и внимательные! – и мгновенно провалилась в какую-то кромешную тьму.
Он нечаянно коснулся моей руки, и это привело меня в чувство. Я снова увидела его глаза – такие добрые, такие знакомые , смеющиеся глаза.
Ему было смешно, а мне сразу стало спокойно и радостно.
– Возьмите, пожалуйста – повторила я и протянула ему цветок.
– Ну так отдайте! – вежливо сказал он, пытаясь осторожно высвободить цветок из моих рук.
-Да берите! – почему-то снова расердилась я и положила цветок, как веник, на сцену.
Он поднял цветок, развернул бутоном ко мне и бережно положил рядом с другими цветами, потом с улыбкой глянул на мою записку, словно хотел сказать:”Ну что там еще? Ну ладно, давайте вашу записку сюда.”
Медленно и осторожно приблизил свою руку к моей и так же медленно и осторожно взял записку из моей руки. Я перестала смотреть на его руку, и заглянула ему в глаза. Он смотрел на меня вопросительно, как будто ждал от меня каких-то слов… я смутилась и почему-то стала рассматривать, как он сидит на корточках…он так же спокойно продемонстрировал мне, как сидит на одной ноге – почти как на пружине, как прямо держит спину.
Сила и спокойствие исходили от этого человека…Он стал что-то говорить, а я не слышала, что он говорил! Он говорил, а я не слышала! Как бы временно оглохла!И тогда он очень громко и почти по слогам произнес : “Спа-си-бо вам за все”.
Я не поняла за что спасибо мне, а не ему, и не ответила. Тогда он стал смотреть куда-то в сторону,и я тоже стала смотреть туда, куда смотрел он.
А там – красивым нежным полотном струился свет и на этом полотне играли тени и закручивались в какой-то яркий стремительный танец…
Не стало слышно музыки, не стало слышно никаких посторонних звуков…и только этот свет и тени выстраивали свой трепетный неповторимый рисунок!
Каким же долгим мне показался обратный путь. Я шла и оглядывалась. Он стоял на краю сцены и смотрел мне вслед, а когда я заняла свое место, стал петь: “Сладкое горе …”, – а мне подумалось – “Вот уж , действительно, сладкое горе…”
Артист закрутил концертную программу с новым очарованием…а я почему-то вспоминала его глаза, такие добрые, такие знакомые, смеющиеся глаза!
Лицо его я так и не рассмотрела.
Не получилось.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.