Затмение на двоих


Затмение на двоих

Алиса.

О себе.

Я красива, Я умна, Я образованна, Я обеспеченна и в общем-то Я счастлива. Счастлива Я !
Да нет же , Господи, зачем я вру самой себе. Хоть раз в жизни я могу открыться и не думать о том, что я сейчас скажу, не улыбаться притворно всем папочкиным друзьям, изображая из себя беззаботное чучело?
Все привыкли- у Алисы всегда все должно быть хорошо, нет не хорошо, а просто отлично. А как же иначе: папочка- помощник мэра; и мамочка- учитель в элитном лицее, хм учитель…бывшая официантка в ночном баре.
Если бы отец не влюбился в нее по уши и не вытащил из этой дыры, кто его знает кем бы она сейчас была. Но нет- это семейная тайна, и не дай Бог кто о ней узнает; для всех мы- образцовая семейка. А-а-а-а! Надоело это притворство, нет сил.
Но самое ужасное то, что они, мои драгоценные родители, правят мне жизнь. Все, начиная еще с утробы матери, они знали все : во сколько месяцев я пойду, во сколько заговорю, как я буду учиться и где, во сколько я выйду замуж, как я отмечу Новый Год в девять лет и первое апреля в двадцать.
Они знали все. Они продумали все настолько, чтобы ни одна мелочь не выбилась из графика моей распланированной жизни.
Да, я благодарна родителям бесспорно: они дали мне жизнь, мою жизнь, единственную и неповторимую, которую я должна прожить, чтобы было потом, что вспомнить.
Но пока мне вспомнить нечего. Мне двадцать два, и ни одного решения в жизни я не принимала самостоятельно.
Все: от колготок до друзей выбирают мои родители. Поначалу я пыталась, конечно, протестовать, уверяя родителей, что к синему платью больше подходят белые туфли, нежели красные.
Но меня задавили. Задавили все мои попытки… Я- СЛУГА, слуга, слуга, никчемная кукла родителей.
Новое веяние- сейчас модно лепить из пластилина и сверху разрисовывать красками. Ничего, что у меня руки из заднего места, ничего, что меня тошнит от одного запаха краски, а пластилин напоминает мне кусок дерьма.
«Алиса, ты ничего не понимаешь, это же модно, все уважающие себя люди уже давно этим занимаются!»
Да, мне плевать, плевать, плевать, вы слышите, пле-вать!. .И я все равно уныло плетусь лепить, разрисовывать и тихо беситься внутри себя…
Что же, я слабовольная актриса, не умеющая перечить и отстаивать свою точку зрения, а лишь повиноваться, слушаться, слащаво улыбаться и чувствовать с каждым днем, как становишься все омерзительнее самой себе.

Мои друзья.

У меня трое друзей. У меня трое так называемых друзей. У меня трое, так называемых друзей , навязанных внешним миром. Я их не выбирала, их выбрали за меня .

Максим- типичное создание по американскому стандарту.
Больше половины жизни он прожил заграницей, о чем говорит его развязность в жестах и поведении. Хотя нет, заграница здесь ни при чем, здесь одно обстоятельство играет весьма важную роль: папочка-банкир с багажом зеленых баксов.
А Максим, что Максим, он милый, хочет казаться выше и весомее других; заработать положение в обществе с помощью отцовских денег.
В детстве на него нарадоваться все не могли:
«Максимка играет на пианинке, ах, словно маленький Моцарт!».
Все восхищались: «Талант! Вы, посмотрите, как он чувственно играет! Как склоняет головку над роялем!».
Да, головку он и впрямь склонял, да только прятал он там ехидную улыбку и самодовольную усмешку, мол, да-да, восхищайтесь мной, хвалите меня! И с еще большим ожесточением закусывал губу и начинал терзать клавиши всем на восхищение.
Может, Максим и был талантлив- не знаю. Вернее, я так и не поняла, но на тот момент мне просто казалось, что он издевается, выставляет себя напоказ.
Знаете, это как маленькие дети, которые хотят обратить на себя внимание, а нечем. Но надо, любым способом надо; кричать ниже его детского достоинства, зато показать какой он хороший и правильный мальчик другое дело…
«Мама, я хочу играть на этом… как его… форте-пиано!»
«Ах, милый!»- и мамаша чуть ли не в обмороке лежит от умиления.
Максим слабохарактерный, как и я . В этом мы с ним схожи: ни слова отпора родителям, ни собственного мнения о просмотренном фильме.
Он бросил занятия музыкой резко, когда какая-то тетя, изысканная мамина подружка, скривив в капризной гримасе ротик, пролепетала:
«Не знаю, вы конечно, меня простите, но мне кажется, что ваш сын без слуха и у него слишком толстые пальцы для занятий музыкой…».
В ответ на это был бурный рев Максима, который почему-то ринулся на безобидный рояль и стал отчаянно колотить его маленькими кулачками.
Все сидели в оцепенении; никто даже не шелохнулся, дабы остановить его. А бедняжка, которая все это сказала, была счастлива , что она сейчас не на месте истерзанного инструмента.
С тех пор не стало в доме Максима музыки, да его и сейчас коробит, когда он слышит звуки рояля.
Максимка- друг детства; его я всегда воспринимала, и буду воспринимать как ненужного плюшевого медвежонка, с которым в детстве было интересно и забавно.

В далеком детстве все было по- другому. Я воспринимала жизнь, как цветную сказку, я была Алисой в СТРАНЕ ЧУДЕС! У меня все было: любые игрушки, вечно новые платья и заграничные сласти. И еще был у меня не менее холеный, как я сама, дружок Максимка, который в ту пору разъезжал на немецкой игрушечной машинке с дистанционным пультом управления. О, вы что, мне завидовали все подружки! А что мне еще надо было на тот момент???
А потом его отец замутил с какими-то бандитами, что-то не получилось, не знаю толком что: вроде он нечаянно подставил какую-то шишку. Но с того момента жизни в их семье не стало. Постоянные нападки и происки недоброжелателей не давали жить. Вот они и решили всей семье уехать за границу на время. Это время оказалось десятью годами. Десять лет.
Год без Максима! Невыносимо….. Три! А, кажется у него завтра День Рождения, не забыть бы поздравить. Десять! Максим, это тот маленький черненький мальчик, с которым я играла в детстве? Да, это он, завтра он возвращается в Питер.
Ожидание, волнение, воспоминания, встреча…Он. Другой. Идиотка, чего же ты хотела, ведь прошло столько времени, ну, давай, не отворачивайся, хоть тебе и противно, ну улыбнись, давай разочек, чего тебе стоит . Улыбаюсь. Просто стою и улыбаюсь. Дико, потому что сама противоречу себе.
« Алиса! Куколка! Подружка из сказочной страны, а ты ничего стала. Чувствую, мы еще повеселимся!!!».
Мама, мамочка, я не хочу с ним общаться, он наглый и он, он, он- дурак, вот! «ЧТО??? Что ты сказала?» — мама превращается в ужасного зверя. «Ты, что забыла, что он сын самого N? Да я , сделаю все, чтобы ты, глупая дрянь, вышла за него замуж!!! Только попробуй меня ослушаться!»
НЕТ! НЕТ! НЕТ!
УЖ ЭТОГО Я ТОЧНО НЕ ВЫНЕСУ!
«Так, что, Кукла, идешь сегодня с нами: выпьем , потанцуем, жизнь- кайфовая штука, или ты этого еще не поняла?? Ты какая-то вялая, да не трусь, приставать не буду, ну так, что?» – В ответ мое тихое: «Да…»
Не знаю кого и благодарить, но Максим все время относился ко мне только как к подруге, и все тщетные попытки моей мамы поженить нас -оказались неудачны. Такая вот маленькая радость моей жизни.

Беата- я знаю ее тоже давно. Красивая блондинка. Крашеная блондинка. Крашеная блондинка настолько, что она уже и сама не помнит, что натуральный цвет ее волос- рыжий.
Беата просто счастлива , что у нее такое имя. Молодцы родители, не зря смотрели мыльные оперы! Несколько лет назад Беата требовала, чтобы ее называли Беатриче. Но, повзрослев и прочитав не меньше тысячи (нет, ну честное слово, не вру) новомодных журналов, решила сохранить свою индивидуальность, и вновь стала Беатой.
Сохранить свою индивидуальность. Я это произношу и улыбаюсь. Она, безусловно, ее сохранила, став блондинкой и накачав силиконом грудь.
Беата знает все о том, где продается, что и почем.
Это нужные знания. Они составляют ее жизнь. Но не всю.
Еще Беата интересуется вечеринками и ,что немаловажно, нужными знакомствами. У нее их столько, что не хватит памяти ни одного мобильника, чтобы уместить всех в пункте «Телефонная книжка».
У нее их столько, благодаря умению скривить идеально вычерченный рот в гримасу, напоминающую издалека улыбку голливудской звезды. Беата умеет вовремя поддакнуть и состроить из себя наивную девочку. Чем и приводит собравшихся вокруг мужиков в полный восторг.
Ведь это же целое искусство, вовремя вставить свое: «А-ах! Вы как всегда правы, ведь вы такой умный. А не могли бы Вы рассказать об этом поподробней?»
Этим она и завоевывает гору знакомых, которых с важным видом именует друзьями. Друзья липовые. Друзья поддельные. Они друзья только тогда, когда у Леди Би (это она по- новому сходит с ума) все хорошо. Когда плохо, друзья куда-то исчезают.
«Прости, у меня неотложные дела» или нет , вот это «Ой, я забыла, у меня маникюр через час». Как я посмотрю, все друзья Беаты- деловые люди. Я тоже вхожу в их число.

Ксюша- пожалуй, единственный человек, с которым можно поговорить.
Ксюшу выбирали не родители. Я тоже Ксюшу не выбирала. Она выбрала меня сама. Как?
Да, очень просто. Подошла ко мне на улице и попросила закурить.
«Я не курю»,-ответила я.
«Как так? В наше время все курят.»
Я пожала плечами и побрела дальше на очередной кружок, выбранный родителями. Но Ксюше этого показалось мало, она догнала меня и предложила попробовать травки.
К своему великому изумлению, я согласилась. Мне понравилось. Нет, от этого я не откажусь, даже если родители узнают.
Хотя, если родители узнают…….нет, не хочу даже думать. Папа скажет, что я позорю семью, и не будет выпускать на улицу, а мама выпьет литр валерьянки и запишется на прием к дорогущему психологу.
Кому это надо? Нет, только не мне. Поэтому о существовании Ксюши они даже не подозревают.
Когда я с ней встречаюсь, мои «обожаемые» предки уверены, что я получаю дополнительные знания по лепке или тусуюсь с Максимкой.
Все- таки мама еще лелеет надежду о нашем с ним совместном будущем. Такие, как Ксюша, в наш круг не входят. Она из обычной семьи, и вдобавок чуть-чуть, как говорится, отбилась от рук. Она дружит с мальчиками «не из той компании» и …САМОСТОЯТЕЛЬНА! В этом я стараюсь даже ей подражать.
Она работает официанткой в ночном клубе и имеет СВОИ собственно заработанные деньги. Которые, впрочем, она тратит, в основном, на травку.
«Алис, ну что ты такая… никакая, в самом-то деле, кого ты все время боишься? От тебя разговоров и всего: предки то, предки это. А ты сама, что пустое место что ли? Поехали с нами на дачу в выходные, ооооооттянемся! У Лехи травка есть с Чуйской долины!» Я молчу. Думаю, так сказать.
Нет, вообще, Ксюха не плохая. Она мне пару раз придумывала, что предкам сказать, чтобы в клуб слиться. Я ей душу однажды излила. Она так долго и внимательно слушала, а потом сказала: « Слабый, ты, Алиска, человек, тяжело тебе придется». Я ей верю.

Мои мысли.

О политике.

Никаких мыслей.

О природе и погоде.

Люблю осень. Ту самую: скучную, унылую, серую осень. Почему? Да, очень просто- осенью практически все страдают депрессией и плохим настроением. Никому не до кого нет дела. Это то самое время года, мое время, когда никто у меня не спрашивает:
«Алиса, ну что за дела, почему опять такая хмурая?»
Мое время. Я ухожу в темные уголки нашего города, где уже окраины сливаются с лесом, и подолгу сижу там с наушниками в ушах, из которых слышится депрессивный голос MOBY.
В руках у меня неизменный ноутбук. И я в который раз пытаюсь найти друзей по Интернету. И в который раз там все козлы и уроды. Я откладываю ноутбук и плачу. Я очень долго могу плакать. Очень долго.
Иногда так долго, что мне кажется, что внутри меня океан, и, чтобы исчерпать его, мне еще придется немало пролить горьких слез.
Я плачу о жизни прошедшей и настоящей, и о своем нерадужном будущем. Я больше не жду чуда. Чудес на этом свете нет.
Порой, я не хочу жить, но мыслей о самоубийстве у меня никогда не было.
Ура! Я позитивная девочка!

О времени суток.

Люблю ночь. Ночью все кошки серы. Соответственно, больше шансов скрыть свою нелепость и подкаблучность.
Ночью люди любят друг друга. А я люблю людей за то, что они заняты и не обращают на меня внимания.
Ночью я думаю… О чем? …О своих мыслях.

О любви.

У меня было две любви. Одна детская, а другая несчастная.
В принципе, та, которая, несчастная , и была самой настоящей любовью, хотя второй по счету. Да, и кому вообще сдался этот счет, когда кипели такие страсти.
Его звали Марк. Ни Твен, ни Дарси, а мой Марк. Хотя мой он был лишь на треть. На первом месте у него стояла работа; на втором- гражданская жена; а на третьем, почетном месте любовницы, была Я, Алиса!
И посчастливилось же мне втрескаться в этого урода??? Не врут народные присказки: «Парней так много холостых, а я люблю женатого», а также «Любовь зла, полюбишь и женатого». Ой, не врут!
Столько мужчин нормальных рядом, всех возрастов, любых положений. Все готовы ухаживать и дарить подарки, предлагать заграничные путешествия и венерические болезни. А мне был нужен только ОН. МАРК.
Познакомились мы на шумной вечеринке в клубе. Между нами пробежала не банальная искорка симпатии; мы с первого взгляда захотели друг друга. А так как нельзя было забывать, что с нами рядом были его друг и моя подруга, то приходилось лишь пристально смотреть друг другу в глаза и представлять, представлять ВСЕ!
Я девочка в этом плане такая приличная, можно даже сказать, старомодная. Никогда я не целовалась на первом свидании. Но, увидев Марка, я забыла, что чувство стыдливости и мамино «до свадьбы ни-ни» вообще когда-либо у меня присутствовало.
Он ласкал под столом мои ноги, он старался раздвинуть их как можно шире. Но разум был еще моим другом, хотя уже издалека наметился его выставленный вперед средний палец…Всем, кто испытывал такое хоть раз, легко представить что было дальше, сколько и как!!!
Он не звонил больше двух недель. Я отчаялась, все мои мысли были только о нем. Я все время плакала, хотя до ПМС было еще далеко! Я сидела перед зеркалом , пыталась выщипать брови , а думала лишь о нем! Лишь влюбленная женщина может часами сидеть и выщипывать брови, а в итоге не выщипать ни одной волосинки..
Я не верила, что он вообще позвонит, но так этого хотела! Мне казалось, что положительный мальчик не решится вновь изменить, но я ошиблась…
Через две недели он орал в телефонную трубку, что хочет и жить без меня не может! А что мне оставалось делать, как только бросить все и лететь к нему на всех порах!
И тут все закрутилось-завертелось: тайные встречи по часам у него в машине или в съемной квартире; его обеденный перерыв превращался в секс на пляже, а ночью, запершись в туалете, он шептал, что бросит ЕЕ и мы будем вместе.
Он ЛУЧШИЙ!!! ЛУЧШИЙ! ЛУЧШИЙ! ЛЮБИМЫЙ! Этими словами я исписала все тетради и все клочки бумаги, включая деньги, которые попадались мне на глаза.
Я влюбилась впервые по-настоящему!
Я, как самая последняя дура, уже подбирала себе свадебное платье и бросила пить таблетки в надежде на скорую беременность.
Но Она меня опередила! Однажды Марк встретил меня у института, затолкал в машину и сообщил, что скоро у него родится сын, и что нашим встречам конец!
Сказать, что у меня началась депрессия, это ничего не сказать. Я рыдала сутками напролет. Я колола себя булавками, лишь бы физическая боль перекрыла хоть на минуту душевную, Я пила спиртное- блевала -и снова его пила, Я похудела на семь килограмм, это при моих-то пятидесяти одном! Я строила виртуозные, но одновременно дешевые планы мести: как я устрою ЕЙ выкидыш!
Естественно, я ничего не воплотила в жизнь! Я слишком слаба и беспомощна, Я ничего не могу довести до конца! Любая другая боролась бы за свое счастье, а я сдалась и больше не ждала чуда!

Он позвонил через год, сказал, что вместо сына родилась маленькая Алиса, что он меня любит и ждет новой встречи….. Я послала его далеко и надолго!

Мне было двадцать, и я перестала верить в чудеса. Слава Богу, что когда мне было плохо, мои родители грели кости на Кипре, а то они бы сделали все лишь бы отомстить за свою Крошку.
Я не верю больше в любовь…

Вспоминать первую свою симпатию мне даже смешно. Мне было одиннадцать, а ему тринадцать лет. Мой папочка не был тогда таким крутым, как сейчас, но расчеты в его голове складывались уже в нужные столбики.
Папа с мамой познакомили меня тогда с Олегом, сыном папиного компаньона. Они рассчитывали с нашей стороны на долгую дружбу, нежную любовь, женитьбу, и соответственно на преумножение капитала с обеих сторон.
И мы с Олежкой их ожидания не обманули……на первых порах.
Олег, как верный конек-горбунок, два года протаскал мой портфель в школу и обратно, сумочку на все кружки и обратно.
Он был моей тенью. Как ни странно, Олег оказался еще слабее, чем я, причем и физически, и духовно. Маленький, щупленький, всегда в белых отглаженных рубашечках, на многих он производил впечатление полного идиота, но только не на меня!
Олег сочинял мне стихи, и на веранде заикающимся голосом признавался в любви. Ладони его при этом потели, и он пытался незаметно их вытереть о штанины. Я делала вид, что ничего не замечаю, томно закрывала глаза, и представляла, что вот сейчас я осчастливлю поцелуем в плотно сжатые губы этого слабого Олежку, зато потом когда-нибудь кто-нибудь, более сильный и мужественный осчастливит меня.
Я была тогда на седьмом небе и верила в чудеса!
Потом папа Олега заболел туберкулезом, стал негодным к работе, постепенно его заменили новым компаньоном. А мои родители постарались сделать все, чтобы наша с Олегом чистая детская любовь сошла на нет. Как всегда, им это удалось. Даже наша вялая переписка, после запрещенных встреч, прекратилась через месяц в силу моей боязни родительской кары.
Боже, как я ненавижу себя за это!

Мои мечты и надежды.

Я мечтаю встретить человека, который сможет переделать меня, который насильно вырвет меня из семьи и покажет всем большой хрен…! Который возьмет меня под свою опеку и сделает сильной и независимой! Который научит меня спорить и отстаивать свое мнение.
Я хочу, чтобы он научил меня посылать всех и открыто курить травку! Пусть он будет байкером, тогда мы уедем от всех и напердим им в лицо!
Этот человек должен быть отважным и мужественным, чтобы я за ним, как за стеной. Пусть он сдирает с меня одежду, когда захочет меня.
Хватит быть родительской дочкой!
Маленьким послушным ЧМОМ!
Я ХОЧУ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ!
Я ХОЧУ ПОБЕДЫ!

Но чуда не произойдет, чудес больше не бывает…

А вдруг бывает.

И вот я гуляю по парку, пью лимонад, вижу, вдалеке на скамейке сидит парень, рядом лежит собака.
«Пойду, подойду!»,-думаю я. И подхожу.
Он сидит на скамейке, читает книгу и курит косяк.
«А он ничего!»,- думаю я.
— Привет! (Это я сама первая сказала!!!). И я сажусь с ним рядом…

ЕГОР.

О себе.
Это было каких-то пару лет назад. Из моих дневников.

С утра до ночи; с утра до ночи они врываются в мою жизнь, отравляя своим присутствием все мое существование.
Ну как им не понять , что без них мне лучше , без них мне спокойней!
А мне не объяснить, это не объяснимо… И каждый день, каждое мгновение я натыкаюсь на них- вещи, людей, предметы, события.
Как я хочу СУЩЕСТВОВАТЬ В ПУСТОТЕ! Хотя…
Хотя зачем существовать, зачем зря бродить по темным коридорам жизни, не зная ее радостей и света? Уж лучше не жить, а заодно и не существовать…
Для себя я давно уже умер, еще тогда, когда впервые под кожу запустил себе стаю бабочек…Было любопытно, потом возбуждающе, затем восхитительно, а вскоре этого уже не хватало…
Хм, банально, но без этого нет прозы жизни. Я не жалею, что бабочки стали моими проводниками в другую реальность. Без них я бы не понял и не постиг того, что перевернуло дальнейшую мою жизнь, изменило все мое сознание и внутреннее Я.
Не буду описывать себя с утробы матери по сей день, скажу лишь, что жизнь моя до некоторых пор была односложной цепочкой событий, проблем и мелких радостей жизни. Пока в один из таких дней я не обнаружил еще одну маленькую радость, впрочем она переросла вскоре уже в МОЮ СУЩНОСТЬ.
До знакомства с бабочками я был вполне рядовой тип, не отличающийся ничем от остальных. После первых –сознание мое дрогнуло, после вторых- не поверило , после третьих — спросило «Я ли это?».
А потом и пошло, и пошло – оказалось, что и сомневаться –то не приходится «Я , конечно Я , да еще какой!»
Сколько во мне открылось возможностей! Господи, СПАСИБО, БАБОЧКИ!
Ведя меня впервые по особым реалиям жизни, Вы и не подозревали, что я останусь там навсегда. Сначала –гостем ,а затем и — хозяином.
Впервые оставшись с бабочками наедине – для меня открылись многие жизненные истины, на многие ВЕЛИКИЕ вопросы тут же нашлись ответы, стал понят смысл жизни и ДЛЯ ЧЕГО Я ЖИВУ…Я ЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ ВЕЛИКИМ И МУДРЫМ
…Увы, когда действие бабочек закончилось, я понял ,что в реальной жизни- Я НИКТО! Что здесь так много ненужных проблем: глупых, идиотских , детских! КАК МОЖНО ОСТАВАТЬСЯ ЗДЕСЬ, КОГДА ОДНАЖДЫ ПОБЫВАЛ ТАМ?!
Все, окружающие меня предметы, напоминают о скуке и серости мира. Когда в мире бабочек — другое дело! Каждый предмет имеет необычный окрас и такую забавную форму!.. . Пустая болтовня, сумасбродные речи того, кто уже нравственно опустился? Ничего подобного — Вы там не были и не Вам судить…

По сути, на сегодняшний день.

Меня зовут Егор. Мне 26 лет. Я мойщик окон и бывший наркоман. Пожалуй, для знакомства достаточно.

О детстве.

Кто мой отец? Кто-нибудь когда-нибудь мне скажет, кто мой отец? Или я так и умру, не взглянув папаше в лицо?
Я хочу увидеть глаза того, кто заставил двадцать лет мою мать говорить мне, что « наш папа самый замечательный человек на свете», и вот буквально на днях, а то и раньше, он заскочет к нам домой, чтобы вручить мне: а) паровозик, б) книжку, в) ролики, г) презервативы , д) и т.д.
Ну, и сволочь он, наш папаня!
Ладно, черт с ним, мать жалко…Затасканная она была какая-то, вспомнит про отца и за стакан берется. Что он был за хрен такой, зачем так убиваться!
Надеялась она на меня, а я не оправдал; раньше времени в гроб положил.
Нет смысла перечислять жизнь мальчика, чья мать спилась у телевизора. У меня даже мысли мелькали, что отец мой политик. Мать только новости и заседания смотрела, толком в них даже не разбираясь. смотрела.
Смотрит и вопит на весь этаж: «Эх, уроды вы, уроды, блин, нищету наплодили, а сами жируете в Москве. Жирики!»
Детства ,как такового, и не было.
Воровал Егор? Воровал!
Обманывал Егор? Еще как!
Избивал людей? И похлеще бывало?
Сидел Егор? Ух, пронесло! Один раз, на полгода!
Как жизнь, Егор? Да лучше всех!!!

После смерти матери, мне было двадцать, стал отъявленным наркоман. Без дозы- ни дня! Я вынес все из квартиры. Меня ломало, а я ломал людей на улице: отнимал у них кошельки и бежал за дозой.
В двадцать три меня насильно положила на лечение мамина сестра, после того, как я спер из ее квартиры две тыщи баксов.
В лечебнице я познакомился с одной мадам. Она была обрусевшая марокканка и говорила, что умеет гадать на кофейной гуще.
Она нагадала мне следующее:
«Ты, сынок, излечишься скоро, хочешь ты этого или нет. Делом обзаведешься, зло выпорхнет из тебя, любить тебя многие будут. Друга найдешь, верного такого, Самуилом его звать будут . Долгую службу прослужит тебе. Встреча тебя ждет через несколько лет важная, изменит она жизнь твою, ну, да, ладно, разберешься, а пока иди ко мне, раз уж ты сын САМОГО…» . Она не закончила, а затащила меня к себе в лазарет.
Первая мысль: «Блин, чокнутая наркоманка!»
Все последующие мысли: «Кто мой отец?»
Она мне так и не ответила ни тогда, ни после следующих ночей ( а я старался как мог!)
Лишь ухмылялась: « Счастливчик, же ты, Егор!»

Через неделю она умерла от передоза. Сестра ей в панталонах передала на неделю. А марокканка все махом, и отправилась на тот свет в гордом одиночестве, хоть бы поделилась, жида!

Горевал я недолго, хотя, если честно, гадалка со своим предсказанием сильно запала мне в душу. Но я всерьез решил излечиться.
Доктора удивлялись: «Как так, ты же безнадежный?»
Но перспектива марокканки-наркоманки меня не прельщала.
За полгода я вылечился и вышел на улицы с новыми суждениями и взглядами на жизнь.

Мои друзья.

В скором времени я выкопал из песочницы полуживого пса. Оборзевшие хулиганы закопали бедную собаку и делали ставки, сколько она протянет.
Но я подоспел вовремя. Откопал пса, обогрел, накормил сосисками, вывел лишай. В общем, выходил его.
Пес ответил мне взаимностью. И я вспомнил о предсказании покойной марокканки о верном Самуиле. И назвал пса Самуилом.
Через неделю по службе занятости я устроился мойщиком окон.
Меня вообще никуда не хотели брать из-за моего прошлого. Но на этой работе за меня вступился волосатый парень в очках. Он там был авторитетом. И меня взяли на испытательный срок.
Я решил идти до конца и показать всем , что я смогу. Кстати, этого парня звали Самуилом (вот, о ком говорила гадалка!). Так у меня появился Самуил Два. Два, согласитесь, лучше, чем один.
Обычно с двумя Самуилами мы ходили на ночные рыбалки. Одевались в гидрокостюмы и ныряли в прорубь, распугивая местную шваль. Причем гидрокостюмы у нас были летний и зимний. Зимой мы кидали жребий, кто будет одевать летний костюм………Я болел пневмонией два раза, а Самуил ни одного. Засада, блин!
Мы все всегда делали сообща.
Однажды мы путешествовали автостопом до Чуйской долины.
Пару раз вместе снимали девчонок. Иногда воровали деньги у толстожопых дядек, у которых денег и вправду было до ж..ы! Ну, если у них много , а у нас мало, почему бы им не поделиться с нами? Ведь у них меньше не станет, а нам хорошо будет!
В общем, Самуил был мне отличным другом!
Во всех делах участвовал и шерстяной Самуил. Он был незримым судьей всех наших действий и планов. И естественно, каждый раз, он радостным воплем сообщал, что мы молодцы и он за нас!

Но все-таки, мои мысли.

Мне не хватает матери.
Мне также не хватает того человека (именно человека, Самуил здесь не в счет), о которым бы я заботился. Иногда я смотрю кино , и у меня выступает слеза. Я понимаю, что моя настоящая жизнь еще не началась.
Не сделал я еще ничего такого, чтобы обо мне заговорили.
Да, меня уважают на работе, у меня много клиентов. Это все из-за того, что я добросовестный работник. Я готов мыть окна хоть до следующего утра, потому что дома мне делать абсолютно нечего. На работе мое прозвище «железная жопа», догадайтесь, почему?
Я уважаю себя за то, что смог преодолеть свою зависимость. Но с другой стороны, если бы не смерть марокканки, я вряд ли бы излечился. У меня ведь тогда совсем не было сил. Наркотики были моей жизнью- они заглушали все.
Я заслужил уважение у людей, за то, что я сильный, выдержанный, целеустремленный.
Они правы, а я ищу нежный редкий избалованный цветок, который смогу взрастить и не убить. Вовремя полить и окучить.
Именно поэтому я занялся разведением редкой породы роз.
Э, по совместительству я выращиваю коноплю, надеясь каждый год на лучший результат.
Розы и конопля растут дома, в одном большом уютном ящике. Я все соорудил сам. Сам оборудовал специальное освещение. Розы я дарю девчонкам. Травой я делюсь с Самуилом.
Мне кажется, что соседство розы и конопли облагораживает друг друга. Пытаюсь их скрестить.

Моя любовь.

Мое сегодняшнее воспоминание о ней: наглая хамка, воровка, но решительная, отважная, палец в рот не клади.
Мое представление о ней тогда, когда нам было по двадцать: ну, и баба! Да за такой хоть в огонь, хоть в воду, хоть в медные трубы! На дело шла лучше любого мужика.
Разумеется, она была моей добычей, моей самкой. Вроде бы, ее звали Олей.
Мы с ней практиковали только грубый и жестокий секс. Такой секс, какое было мое отношение к Оле.
Я не мог позволить быть с ней нежным и мягким. Она бы этого просто не поняла. Да и это противоречило всем пацанским законам.
Однажды с местной бандой мы выехали на природу. Олю там не поимел только самый пьяный.
Прощай любовь- завяли помидоры!
В прямом и переносном смысле. На последок Оля подарила всем своим «поклонникам» букет из гонореи и трихомонад.
Большое спасибо за подарок, сучка! Только до двадцать третьего февраля еще далеко.

Больше отношений с девушками у меня не складывались, не считая всю ту же покойную наркоманку и пару случайных знакомых.

Мои мечты.

Но я мечтаю о девушке из высшего общества. О девушке, которая вытянула бы меня из серой обычной жизни. Которая вручила бы мне ключи от всех тусовочных тусовок. С ней я бы проходил все фейс-контроли. А я бы стал ее телохранителем.
Мда, замечтался!……Все не так! Не стоит забывать о моих планах.
1)Я хочу большой и чистой любви!
2) Мне нужна слабохарактерная, милая, безотказная девочка.
3) Я стану для нее Алешей Поповичем, Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем в одном лице!

Что произошло.

На самом деле произошло одно событие.
Сестра сколовшейся наркоманки прислала мне письмо, в котором говорилось следующее, что покойная являлась к ней во сне и просила найти меня, чтобы погадать и сказать, кто мой отец.
Я рысью примчался по нужному адресу.
Сестра говорила, что покойная явилась впервые, а значит что-то не дает ей наверху отдыхать спокойно.
Я от нетерпения ерзал на стуле и просил скорее открыть мне правду.
Наконец-то я узнаю, кто он, мой гребаный отец!

И это свершилось… Я узнал.

Сестра сказала, что кофейные полосы располагаются как нельзя четче, и по-другому быть просто не может.

Мне вдруг стали понятны все материнские слезы, и я решил, что настал мой черед действовать. Показать на что я способен!

А вдруг бывает.

Что же, я узнал про этого человека все, что было надо.
И вышел на охоту…

Я должен быть милым и приветливым мальчиком. Я должен попасть в их мир! Я должен понравиться Ей!

Я сел на скамейку, взял умную книжку и раскурил косячок. Шерстяной Самуил растянулся у ног.
« Ага! Вот и она!….. А она даже ничего!»
-Привет!
-Привет!
И она садится рядом…

Знакомство.

-Мм, какой милый пес! А можно я его поглажу?- Алиса.
-Да, без проблем! Он обожает, когда его гладят нежные женские руки. К сожалению, это бывает очень редко.- Егор.
-Да ладно! И с чем это связано?
— А мы с Самуилом не бабники. Ждем своих единственных и неповторимых. Пока таковых не встречалось. Да, кстати, я –Егор! А как зовут милую леди?
— А я Алиса! Оставь мне косячка, пожалуйста!
-О-о! Не думал, что такая очаровательная девушка балуется. Хотя, почему бы и нет. Иногда это даже на пользу. Надо же как-то расслабляться. Я считаю, лучше курить иногда, чем пить каждый день.
-Ой, что правда, и я так думаю! Только никогда вслух не говорила.
-А у меня тут неподалеку мот. Не хочешь прокатиться?
-А..а! Я об этом всегда мечтала!
-На-ка, покури еще! Я щас мигом!

Егор ушел, а Алиса, оставшись одна, просто опешила от чувства собственной офигительности.
Да, это же ее мечта: сидеть рядом с крутым парнем, курить косяк, болтать, он беспрестанно вешает ей комплименты. А сейчас они вообще поедут на мотоцикле. И наплевать на всех!
Через пару минут послышался оглушительный рев, и перед Алисой остановился спортивный байк.
-Мадам, я вас прошу!- Егор протянул Алисе защитный шлем.
Алиса, не веря своим глазам, надела шлем, села сзади, плотнее прижалась к Егору и закрыла глаза.

Визг мотора, пыль из-под колес, бешеная скорость- все это заставляло Алису радостно кричать, рисковать: вытягивать в разные стороны руки, будто она самолет.
Таких ощущений она не переживала еще никогда! Из нее как будто освобождалась ее зависимость, неуверенность, негативная энергия. Она кричала, не умолкая ни на минуту.
Когда спидометр показывал уже критическую отметку, она начинала визжать так, как будто большего наслаждения она в жизни не испытывала!
Егор, чувствуя это, гнал на бешеной скорости. В этот момент он был искренне рад за девчонку!

Так они прокатались до самого позднего вечера.
У Алисы тряслись ноги, в голове стучали молоточки. Но расставаться с Егором она не хотела.

Любовь?

Утром Алиса проснулась с ощущением легкости и какого-то трепета. Это было похоже на эйфорию.
Такое чувство Алиса испытала впервые.
«Может, вот оно счастье?»- думала она.
Ощущение «счастья» не покидало Алису целый день. Все лекции прошли для нее впустую. Так как в симпатичной головке постоянно всплывали вчерашние события, она прямо вживую чувствовала вкус свободы.
«Это не так, как с Марком. С ним было здорово, но чувство постоянной тревоги никогда не покидало меня. Эта постоянная грань между счастьем и тревогой, она заставляла меня сходить с ума. А здесь я парю в облаках. Хоть я совсем не знаю Егора, но чувствую, что он не предаст, на него можно положиться. Он..он настоящий мужчина- сильный, бесстрашный!»- в таких мыслях Алиса провела целый день.

А что же Егор? Он знал, что произвел на Алиску отличное впечатление.
«Да, она ничего, можно было бы с ней и по-настоящему замутить, но план есть план. Следующий шаг- удивить ее, заставить влюбить в себя, открыть для нее мир заново».
Егор не заставил себя долго ждать и позвонил в тот же вечер.
Алиса прыгала до потолка, радостно сжимая в кулачке телефон. Готовилась к встрече тщательно: час укладывала волосы, надевала тонкие колготки в сеточку, кожаную мини-юбку- еще бы, ведь она должна выглядеть, как настоящая девушка байкера. Под конец, подумав, нарисовала себе на глазах жирные черные стрелки.
«Это так, чтоб в темноте глаза выразительнее были!»
Мать с отцом шарахнулись от вида дочери.
«Алис, ты куда это так вырядилась, а? А- ну, иди немедленно смой всю эту дрянь!»
«Мам, у нас с подружками репетиция к Хэллоуина! Я буду ведьмочкой!»
«Не сомневаюсь, дорогая! Хотя на твоем месте я бы себя ниже королевы не ставила!»

Вот она та же скамейка, тот же парк. Алиса с замиранием сердца вглядывалась в темноту, пока не послышались шаги, а собачий язык не лизнул ее коленку.

«Привет, красавица, а это тебе!»-Егор протянул Алисе цветочный горшок, в котором рядом росли роза и куст конопли.
Алиса потеряла дар речи. Какие только букеты она не получала в своей жизни: и шикарные, и огромные, и экзотические. Но вот такого никогда.
«Это я сделал специально для тебя: красивая и благородная роза граничит с простой и веселой коноплей. Этот букет как ты, это твоя суть».
Алиса расплакалась, ей показалось, что это самые прекрасные слова, которые она когда-либо слышала.
Егор вытирал ее слезы: «Девочка моя, ну ты чего, не плачь, все только начинается, вот увидишь, дальше будет только лучше».
Егор вытащил платок и стал стирать стрелки с Алисиных глаз.
«Милая моя принцесса, не надо так ярко краситься. Тебе это совсем не к лицу».
«Но я хотела тебе понравиться».
« Если хочешь понравиться мне, одевай что хочешь, лишь бы тебе было удобно. Я подозреваю, не очень-то удобно на десятисантиметровых шпильках, в короткой юбке сидеть на скамейке в октябре. Краситься не надо, естественность лучше, поверь мне».
И Алисе очень хотелось ему верить. Ей казалось, что вот Он пришел, Он ее понимает, Он говорит то, что думает и хочет она. Крыша начинала потихоньку съезжать.
«Девочка моя, ты понимаешь, как ты живешь? Существует три уровня, которые надо пройти, и тогда ты станешь гармоничной личностью, сильной, независимой. Для начала ты должна поверить в свои силы, внушить себе, что ты все сможешь…»
Так Он говорил и говорил, а Алиса все слушала и слушала. Пусть она не все понимала про жизненные уровни, зато она твердо знала, что не хочет, чтобы его голос хоть на минуту замолкал. Она плыла по течению с этим голосом в неизведанные дали, где все хорошо, где есть только Она и Он, а больше никого и не надо.
В тот же вечер он усадил ее за руль мотоцикла. Она, как ни странно, не сопротивлялась, а просто доверилась ему. У нее все получилось. Это был первый повод поверить в собственные силы.
Алиса поняла, что это ЕЕ человек. Он называл ее Лисенком . так ее никто не называл. Точнее, с такой интонацией.
А Егор понял, что все идет как нельзя лучше, что такого результата за столь короткий срок он даже не ожидал.

Развитие событий.

День за днем, неделю за неделей они встречались, проводили вместе все свободное время.
Егор привил в Алисе любовь к настольному теннису. Несколько раз в неделю они занимались в спортзале.
«Это так здорово быть зависимым от спорта!»-говорил Егор.
Была холодная осень, но они часто выезжали на мотоцикле (причем Алиса за рулем) за город и любовались на звездное небо.
Они много разговаривали. Оказывается, у Алисы за всю жизнь накопилось так много вопросов, что Егор еле поспевал на них отвечать. Многого он и сам не знал- приходилось выдумывать на ходу.
Сказать Алисе «не знаю» просто язык не поворачивался. Егор пытался донести до Алисы свою жизненную позицию, свои ценности.
Она пыталась вникать. Вообще, все, что говорил Егор, вызывало у нее трепет и восхищение. Алиса верила ему безоговорочно. Еще бы, ведь он первый поверил в нее, сказал, что она личность.

В редких, счастливых случаях, когда Алиса виртуозно врала, что едет на экскурсию в соседний город или еще куда, они проводили вместе ночь.
Божественно! Они любили друг друга нежно, долго, внимательно.
И здесь у Егора нашлась своя теория, как расслабляться, как научиться получать больше удовольствия.
Алиса внимательно слушала и запоминала. Ее восхищал этот человек, у которого на все есть свое мнение. Он умеет его выражать, он может им заразить. Это был ее идеал. Она чувствовала какую-то незримую связь между ними. Такая связь бывает только у очень близких родственников: у матери и дочери, у отца и сына, у брата и сестры.

Егору очень нравилась Алиса. Он был от нее без ума.
Частенько он просыпался среди ночи и думал: «Боже, за что мне это? Я всерьез увлекся этой девчонкой».
Долго раскуривал косяк , смотрел в окно и уже через пару минут:
« Я не забыл слезы матери, я отомщу за них!»

Единственным препятствием в их отношениях были родители. От которых уже что-либо скрывать не имело смысла. Вскоре ситуация изменилась. Егор побывал в гостях у Алисы и смог заполучить хорошее расположение отца.

Случайность.

Теперь Егор стал желанным гостем в доме Алисиных родителей.

Хотя, если честно, у матери было какое-то болезненное предчувствие. Какая-то заноза сидела в ее душе и терзала, постоянно терзала. Забывала про нее только ночью, когда спала.
« И угораздило это, Алиску, влюбиться в этого уродца, вокруг полно умных, богатых, а она этого козла выбрала. Вот незадача. Ладно, разберемся. Лишь бы далеко это все дело не зашло. Позор какой на нашу голову».

А Алиса порхала, смеялась, искрилась счастьем:
«Дождалась, Боже мой, дождалась! Мой любимый, ты самый лучший!»
Когда Егор работал, Алиса сидела на лекциях в институте и не могла дождаться вечера, когда же наконец увидит любимого и сможет обнять его. А пока она исподтишка целовала его фотографию.
Беата все видела и недоумевала: «Вот, Алиска, дура! Выбрала какого-то лоха себе. Совсем мозги у подруги отсохли. Небось лох ее приворожил, че она, как одурманенная за ним ходит??? Бедная девка!»

Вечером в квартире у Егора. Телефонный звонок. Звонит Алискин отец: «Эй, Егор, разговор есть, Заходи сегодня с дочкой –покумекаем».
Егор: «Ок, Владимир Владимирович, будет сделано. В восемь мы у вас.»
Егор радостно потер руки – вот оно, как нельзя, кстати, и как нельзя — к лучшему. «А то уж нет сил ждать – Лисенок уже стал как родной»…Так,сопли прочь, главное сейчас – не лохануться, цель близка, и события будут развиваться стремительно.

Квартира Алисиных родителей. Дверь открывает отец и прямо с порога его начинает нести: « Ну, привет Егор- любовный вор!»
« Что ж, Вы ,Владимир Владимирович, все мои тайны раскрываете. У меня ведь теперь с другими шансов не останется»- напряженный Егор пытается влиться в струю. Он еще не понимает, шутит отец или пытается наехать.
А Алиса с обожанием смотрит на него: «Миленький мой, самый умный- самый остроумный». Вслух: « Пааап, ну ты все со своими старомодными штучками». В ответ : « Цыц, женщина!»

За столом.
Папа: «Что- то мы, Егор Владимирович, с вами не по понятиям живем. С дочкой моей, значит, жить изволите, телом ее молодым наслаждаться, чувствами ее играть, добротой пользоваться. А жениться что, слабо? Ась?»
Егор: «Да я»
Папа: «Молчать! Оправдываться потом будешь . Значит завтра я вас везу в ЗАГС , подаете заявление, из под венца никому не сбегать – имя мое честное не позорить. Мы с матерью решили: пусть ты, конечно, не принц на черном «круизере», но толк от тебя будет. Так что, можешь cчитать себя членом нашей семьи; ночевать сегодня будешь в этом доме.» Отец протянул Егору руку.
« Папочка! Я тебя обожаю! Я в тебя всегда верила!» — это Алиса бросилась на шею отцу.
Егор: «Да, сэр! Об этом я мог только мечтать»
Папа: «Еще бы! Об этом многие мечтают. Отец! Можешь называть меня отцом. Тем более, что своего ты и не помнишь даже. Я тебе его заменю, сынок»
Егор: « Хорошо, Отец, я оценил Вашу доброту».
Вот такой вот диалог, блин, вышел у них. Ни убавить –ни прибавить.

Алиса с ума сходила от счастья весь вечер. Отец тоже делал вид, что счастлив, заставлял улыбаться и мать, правда, улыбка у нее выходила вымученная, искусственная какая-то.
Егор…Егор как будто не присутствовал в этом доме. «Папа, отец, папочка, папуля, папик, батя, папаня, батяня. Мда, названий много у одного субъекта. А у меня теперь есть настоящий отец… Гавнюк!..» -молоточки стучали по голове. Много молоточков. Целая армия: «Отец, отец, отец, отец» — и так миллионы миллиардов раз.
А так вообще, картинка Егора присутствовала в зале, со всеми мило общалась, улыбалась, даже шутила. Алиска постоянно висела на Егоре и пыталась целоваться.. От этого всем становилось не по себе. Егор пытался ее усмирить: « Лисенок, хватит, у нас для этого еще вся жизнь впереди. Давай лучше с отцом пообщаемся». Отец ухмылялся.

Когда «дети» легли спать. В доме на кухне.
Мать: «Вовка, ты хорошо подумал. Глянь на Алиску, счастливая ведь. Как она это переживет. Она ведь тебя ненавидеть будет после этого и меня заодно».
Отец: «Начнем с того, что она нас никогда по-настоящему не любила. Все из – под палки делала. Хоть раз она в жизни отцу доброе слово сказала, кроме сегодняшнего вечера? Во-во, да, я не потерплю, чтобы это чмо в моих зятьях ходило. Завтра заявление подадим, через месяц их распишут, сделочку на фирме оформим, а через семь – восемь месяцев- усе, пиши-пропало, нет зятька, а кто его потом вспомнит, был он или нет? Он же никто –мелкая сошка. Отличный вариант и повод – убрать с дороги ненужного человека. Всего-то потерпеть, мать, чуть больше полгода.»
Мать: «Что про нас все говорить будут? Места в дурдоме выписывать?. Гаденыша пригрели. Нашли Алиске партию – из всех самого худшего.»
Отец: «Слушай ,женщина. Ничего, семь месяцев посудачат- не поломаемся. Зато потом все язычки-то и прикусят, когда мы королями заходим. Все еще будут в ножки падать – милостыню просить. А ты только кочаном головы мотать — всем отказывать. Терпи, мать, это того стоит. Все будет по моим правилам. А то этот чмошник сейчас лижется с моей дочерью, но что не сделаешь ради денег».
Мать: « Для тебя бабки- все. Хотя, этот мне тоже не очень, но все равно, Вовк, что-то мне неспокойно как-то на душе. Пойду коньячку налью».
Отец: « Да не ссы ты, мать, давай денег лучше дам на релаксацию».

Через пару недель выяснилось, что Алиса беременна. Вот это, блин, случайность.
Случайностью отвратительной, противной, мерзкой это событие оказалось для родителей Алисы.
Хотели затащить дочь на аборт, но та категорически отказалась. Мать подсыпала в еду сильнейшие антибиотики, дабы вызвать выкидыш – но все напрасно- ребенок намертво закрепился в молодом чреве и хотел жизни. Наверное, потому, что его родная мамочка- Алиса, очень любила. Нетрудно догадаться, что ждать ребенка от любимого человека- сильнейшее счастье.
Вот как раз именно это испытывала Алиса. Практически тоже самое испытывал и Егор. Практически….. счастье его заключалось в другом..
Он сам настоял на зачатии.
«Совсем скоро настанет его час и день –уже совсем скоро, всего каких- то девять месяцев». С этой мыслью Егор продолжал жить дальше. Одно плохо –к Алисе он испытывал нежные чувства, но механизм уже был запущен в действие, и цель всей его жизни уже вот-вот должна была быть достигнута. И теперь идти на попятную было бы глупо. Поэтому запихав свои сопли подальше в зад, Егор двигался дальше.

Бутафорский придурок.

Через месяц была скромная свадьба, на которой присутствовали лишь жених с невестой и родители. Алисе было категорически запрещено брать фамилию мужа.
Блистательный Петербург был в этот день не в духе –встретил молодоженов дождем.

Родители свыклись с мыслью о потомстве, пусть и неудобном для них. Но, думали они, нейтрализовав Егора, из внука еще был шанс сделать человека «голубых кровей». На том и порешили.
Алиска потихоньку «беременела» дальше. А отец всерьез взялся за Егора.
План действий был таков. В Сибири отыскалось предприятие нефтегазового комплекса. Оно было заинтересовано в стратегическом партнерстве, желательно на долгосрочную перспективу. Предприятие нуждалось в сбыте своей продукции.
Владимир Владимирович, уже заранее отыскал надежные каналы потребления и выгодные фьючерсы. Составил он и выгодный бизнес-план на краткосрочную перспективу. В этом деле он мастак. Поэтому бизнес-план должен был пройти оценку независимых экспертов с пол-тычка.
В банке должны были быть представлены подложные документы: бизнес-залогом послужила недвижимость. Кредитная линия должна открыться и один миллион долларов ляжет в руки ВВ. Пока один, и пока, е в его руки, но он будет на него надеяться. Ведь не зря он все это заранее запланировал и лишь ждал подходящего случая для воплощения плана в жизнь.
Вторая часть плана заключалась в следующем.Новосибирск для бизнесменов знаменит зоной свободного предпринимательства. Там есть Оффшорная зона. Вот туда эти денежки и перекочуют. Сбацаем там какую-нибудь фирму- однодневку по страхованию. А через восемь месяцев капитал умножится – и появится второй миллион долларов. Ненужный человек ликвидируется, на которого будет записан и кредит, и зарегистрирована фирма. И хорошенькая сумма упадет в толстый карман ВВ. Осталось найти Бутафорского придурка. Этим придурком должен был стать Егор.

Сделка.

Уговорить Егора труда не составило . « Егорушка, мы ведь родственники теперь – одна семья; я тебе только хорошего желаю, чтобы ты развивался, на ноги встал. Есть один бизнес в Сибири. Отдам тебе я его, но не просто так. Ты за дочкой моей смотри – чтоб с ее головы ни один волос не упал, сам знаешь, единственная она у меня.»
Егор согласился, подумал, что до кучи еще и разбогатеет. Все шло как нельзя лучше. « Отец –лох, халявой разбрасывается, я его еще на бабки разведу».
Вышло у них взаимовыгодное сотрудничество, так сказать.
Бизнес-план оказался на редкость удачным, продуманным до мелочей. Кредит в банке дали без проблем, тем более что представленный подлог поражал своей внушительностью. Удалось и деньги вложить в оффшорную зону Новосибирска, открыв при этом страховую фирму.
И ВВ, и Егор нарадоваться не могли за себя. Каждый думал какой же все-таки он хитрый, умный, забубенный, и обязательно лучше того отморозка, которого он сейчас разводит.
Во всех документах значилось имя Егора. О ВВ не мелькнуло ни строчки. Фирму открыли также на имя Егора. Пару месяцев он там генералил. Затем отец вызвал его в Петербург.
У Алиски была постоянная угроза выкидыша , она постоянно выла, что хочет Егора видеть рядом. Отец с матерью не выдержали нытья и слез дочери – вернули Егора. Поменяли матери паспорт и она укатила в Новосибирск следить за приумножением капитала.

Поворот событий.

Последние два месяца Алиса пролежала на сохранении в отделении патологии беременных. Огромный живот мешал ходить, лежать, сидеть, вообще жить. Егор недоумевал: живот был уродским и бесформенным, а главное- чересчур огромным .
Алиске казалось что что-то здесь неправильно и так не должно быть, но она себя успокаивала, что все хорошо. Малыш стучит ножками внутри нее, а значит он живой, и это самое главное.
Перед родами ситуация ухудшилась. Алиса стала задыхаться во сне. Очень сильно задыхаться. Наняли специальную сиделку, чтобы не отходила от Алисы ни на шаг. Она ей ставила капельницы; поила таблетками, поддерживающими плод внутри. Но вопреки лекарствам и покою, ребенок вел неправильную политику: он постоянно переворачивался, начинал так дергаться, что казалось- он вот-вот вырвется наружу, но каким-то странным, не предусмотренным природой путем. А потом на сутки ребенок замирал и не давал о себе знать. В эти моменты Алиса сама начинала тихонько теребить живот, чтобы почувствовать долгожданный толчок.

За день до родов Алису отпустили домой.
Она попросила принести Егора вина. Выпила практически всю бутылку. Алкоголь по беременным мозгам вдарил хорошо. Алиса расплакалась. Егор подошел, обнял за дергающиеся плечи, еле слышно прошептал: «Прости…..прости, маленькая моя, родной мой Лисенок».
Алиса не услышала из-за своих рыданий. На то и было рассчитано.
Она вцепилась в Егора, не отпускала, громко простонала: «Не могу больше ждать, душит он меня изнутри».
«Потерпи, родная, уже скоро». В этот момент Алиса резко непроизвольно дернулась и потеряла сознание.

Скорая отвезла Алису в роддом. Девочка не приходила в сознание. Сделали кесарево сечение.
Когда разрезали, вся матка оказалась заполнена мутной жидкостью. Позже, на экспертизе выяснилось, что это был гной вперемешку с жидкостью, в составе которой преобладали радиоактивные элементы. Гормонов, витаминов, минеральных и органических веществ было крайне мало. Произошла интоксикация организма собственным плодом.
Ребенок, помимо питания из крови матери, получал питание через кожу из околоплодных вод.
Пострадал и малыш. Вышел замкнутый круг. Организм по- своему отреагировал на беременность. Он одновременно и не радовался инородному телу, выделяя особую ядовитую жидкость, которая наносила вред и матери, и плоду, но и не отторгал ребенка. Роды были в срок.
Достав ребенка, врачи ужаснулись: маленькое сморщенное, асимметричное тельце цвета. Практически не видно глаз, там где должен быть рот- зверский оскал, напоминающий кривую улыбку злодея.
Одна рука нормального размера, другая заканчивается в локте; ноги искривлены; стенка живота практически прижата к спине , повсюду торчат ужасные ребра. Лысый, с двумя верхними клыками пискнул. Доктор нервно сглотнул. Что делать? Отдать ребенка или сделать усыпляющий укол, и сказать, что родился мертвым???
Но такого ребенка показывать даже нельзя!
Как вышло, что патологию не заметили ранее? Анализы на патологию, сделанные в шестнадцать недель, имели некоторое отклонение, но он сам же не обратил на них внимания. Пришлось бы делать аборт –тогда бы он лишился богатенького клиента, которого можно доить по любому поводу. Понадеялся, что все обойдется. Вот результат.
По шкале Апгара поставили четверку. Что соответствовало средней степени асфиксии: неустановившееся дыхание, сниженный мышечный тонус, слабый ответ на раздражение.
У роженицы началось сильнейшее кровотечение. Врачи и акушерки, ошарашенные только что родившемся ребенком-уродом , пытались сделать все возможное, но Алиса бледнела и становилась какой-то прозрачной. Уже на мраморном лице была видна каждая жилка. А кровь все шла и шла и не останавливалась. Руки, инструменты, пол -все уже, как-будто, купалось в крови.
Алиса умерла, потеряв четыре литра крови.

Оценив всю ситуацию, доктор решил, что за выплаченный ему гонорар
две смерти – это слишком. Принято было решение — ребенка обнародовать.
Скрыть все, что возможно, то есть все то, что не видно пока –внутренние нарушения мозга и органов. Сдать ребенка и скрыться навсегда, подальше от случившегося. Его репутация здесь уже явно была подпорчена.

Сын.

Узнав о случившемся, мать сошла с ума за один час, и ее упекли в дурку прямо в Новосибирске. До конца своих дней она больше не улыбалась.
Отец поседел. Запил. Заказал врача — не отпускало.

Приняв очередную дозу героина, Егор обернулся на хныкающий комок. Уродец лежал в тазу на кухонном полотенце. Он был мокрый и голодный.
Пошел третий день, как Егор жил под наркотой. За это время он ни разу не взял на руки сына.
Когда был совсем неадекватен — начинал плакать. Тяжелейшая горечь окутывала его и держала в напряжении, не давая ни на секунду расслабиться.
Он чувствовал себя дьяволом. Он создал и разрушил все своими руками. Причем сделал это намеренно. Но никогда не думал он, что будет так тяжело и противно.

Начатое надо было довести до конца.
Егор взял ручку и бумагу, написал пару строчек.
Подошел к ребенку, впервые взял его на руки и вгляделся в крохотное личико. В личико дебила. Егора сначала отвернуло от ребенка, но он, превозмогая неприязнь, взглянул на него еще раз. Малыш замолчал, перестал сучить ножками. Егор стоял в оцепенении, смотрел неморгающими глазами.
Ужаснувшись, заметил сходство свое и уродца. Сходство было в немощности. Егор разбил свою жизнь, осколки не склеишь- ничего не вернешь. Это он урод, не физический –моральный. Он урод в своей уродской жизни!

Егор приблизил крохотное личико к себе и поцеловал. Две крупные слезы упали на маленькую лысую головку. «Прости, ……………сынок!»
Егора затрясло, но он собрался – переложил ребенка в корзину, сунул туда же записку и вышел из квартиры.

Владимир Владимирович сидел посреди комнаты на полу и выл. Рядом с ним была разбросана гора пустой тары.
Безразличные, выплаканные глаза уставились в одну точку.
Даже звонок в дверь не прервал этого состояния.

Лишь спустя полчаса, услышав непонятные звуки на лестничной площадке, Владимир Владимирович открыл дверь.

Механическими движениями взял в руки корзину, внес в дом.

Ребенка прикрыл висевшей в коридоре курткой, достал записку:
« За забытого сына, за уродское детство, за слезы матери, за душевную вонь и сердечную гниль награждается Владимир Владимирович,
мой родной отец.
Папа, у тебя еще есть шанс воспитать настоящего сына.
Егор».

Спустя два часа Егор повесился.

0 комментариев

Добавить комментарий