Сигаретный дым.

Василий Петрович плотно закрыл дверь, положил ключ в карман и отряхнулся. Он повернулся, сделал два шага и остановился на минуту. Кажется, его мучили какие-то тяжкие раздумья. Но он все-таки преодолел их и, тряхнув головой, двинулся вверх по лестнице. Поднявшись этажом выше, он остановился у окна и опять задумался. Когда Василий Петрович и эти мысли прогнал, он медленно опустил руку в карман и достал оттуда пачку сигарет. Ему было около тридцати лет.
« Дааа, сигареты…» подумал Василий Петрович, рассматривая прямоугольную коробочку с названием А. , которую он купил сегодня, возвращаясь с работы. Дело в том, что Василий Петрович никогда не курил. Но, сейчас у него были трудности. И он, последовав примеру своих товарищей, решил попробовать. Он знал, что одна, две, возможно пачка сигарет не принесут ему ощутимого вреда. Поэтому он отбросил все сомнения и зажег одну из длинных белых сигарет, лежащих в пачке. Тяжелый, вязкий дым сладостно расплылся по горлу Василия Петровича, а потом так же легко и приятно он окутал его легкие. Тут Василий Петрович закашлялся. Ему даже в голову немного ударило. Но он все же сделал еще одну затяжку. А к пятому разу ему уже стало привычней и легче. Он докурил первую сигарету и, не задумываясь, достал вторую. И только он зажег её, как откуда-то сверху послышались шаги, и какой-то человек подошел и молча встал рядом с Василием Петровичем. Он был высокий худощавый, с темными впалыми глазами и тонким плотно сжатым ртом. Одет он был в старый домашний халат.
– Новичок? – спросил он.
– Да. – ответил Василий Петрович.
– Проблемы?
– Да.
– У тебя А.?
– Да.
– Кури М.. Они лучше. Советую.
С этими словами незнакомец достал одну из своих М. и тоже закурил.
Василий Петрович ничего не ответил и только молча уставился в окно. Так они стояли в полном молчании, потягивая сигаретный дым, пока не опустилась ночь, зажглись фонари и закрылись уличные лавки.
– Ну до завтра. – сказал незнакомец и поднялся к себе наверх.
Василий Петрович вернулся домой , выпил чаю и лег спать.
На следующий день он проснулся в ужасном настроении. На работе его не ждали никакие изменения. Все казалось в жизни Василия Петровича шло наперекосяк. Остановившись у прилавка с сигаретами, он попросил М.. Вернувшись, домой он переоделся и в тоже время, что и вчера поднялся этажом выше с пачкой М. в кармане. Через некоторое время подошел незнакомец.
– М.? Одобряю.
Василий Петрович пожал плечами. Он и сам заметил, что М. как-то лучше А. и приятнее. У него было тяжело на душе от всех свалившихся проблем.
-Может, расскажешь? Станет легче – сказал незнакомец.
И Василий Петрович сам не заметил, как начал рассказывать незнакомцу о своих неприятностях на работе. Собеседник не перебивал его и внимательно слушал, а когда стемнело, он только сказал.
– До встречи.
И исчез в темноте верхнего этажа.
Василий Петрович вернулся к себе домой. Он почувствовал, что ему стало легче. Как будто что-то с плеч свалилось. А на следующий день ему вообще стало хорошо. И на работе все стало налаживаться. Об этом он и рассказал своему новому другу на лестнице.
Так прошло пять лет.
Однажды Василий Петрович гулял по пустынной улице. Его обдувал свежий ветерок. И его охватило какое-то ностальгическое чувство. Он подумал обо всех тех потерянных вещах, которые были в его жизни. И ему вдруг стало всего этого жаль. Почему, он не знал. Дойдя до угла, он свернул. Пройдя еще какое-то расстояние, Василий Петрович заметил стоящий вдалеке ларек. Он медленным шагом направился к нему. Достигнув ларька, он стал рассматривать мелкие товары, пылящиеся на его полках. Там были разные сигареты. И среди них были А. и М..
«А.» подумал Василий Петрович. «А ведь именно с них я и начал курить». И тут он стал размышлять, почему же он променял их на М. .Тогда Василий Петрович решил вспомнить старое и купил пачку А.. Всю дорогу домой Василий Петрович курил А.. И он не знал даже, нравятся они ему больше чем М. или нет. Поднявшись ближе к вечеру, на этаж выше, он, как всегда встал у окна, ожидая своего друга. Он хотел рассказать ему о своих делах на работе. Но незнакомец не пришел в тот день покурить, чем очень огорчил Василия Петровича. Он вернулся домой в очень плохом настроении. Его мучила ужасная обида на незнакомца. Василий Петрович сам не понимал почему. Он лег спать во взбешенном состоянии и долго не мог заснуть. Он представлял себе во всех красках, что наговорит своему другу.
Но когда на следующий день он вернулся с работы и поднялся на этаж выше, и, закурив М., увидел своего друга спускающегося по лестнице, Василий Петрович только тихо спросил:
– Почему тебя вчера не было?
– Дела – ответил тот.
И они закурили по еще одной М. и стали наблюдать за каплями дождя, разлетающимися в брызги, от удара об железный подоконник.
Прошло еще десять лет. За это время многое изменилось в жизни Василия Петровича, но лишь одно оставалось неизменным: каждый день около четырех часов, он поднимался на этаж выше и начинал курить в ожидании своего друга, который обычно приходил, когда Василий Петрович докуривал первую сигарету.
Один раз Василий Петрович зашел в магазин, чтобы купить М., но обнаружил, что их нет на прилавке. Тогда он попросил пачку А.. И спокойно пошел домой. Он был в отличном настроении.
Но вот, случившиеся однажды, повторилось. Незнакомец опять не пришел. Василий Петрович понервничал немного, но стал успокаивать себя, вспоминая тот, первый случай. Но и на следующий день его друг не пришел. Василий Петрович сделался сам не свой. Он очень нервничал на работе, нервничал дома. Ему пришлось даже купить успокоительные таблетки. Василию Петровичу сделалось так нехорошо, что он даже на работу перестал ходить. Он вдруг осознал, что за все эти годы дружбы, он ничего не узнал о своем друге. Он как был для него незнакомцем, так незнакомцем и остался. Василий Петрович даже не знал, как его зовут и где он живет. Все что он знал, так это то, что незнакомец предпочитал курить М.. На четвертый день Василий Петрович не выдержал. Он вспомнил, что незнакомец всегда приходил сверху. Тогда он быстро оделся и побежал на верхние этажи. Звоня в каждую квартиру, он спрашивал о незнакомце, подробно описывая его внешность.
– А еще он курит М., знаете ли – повторял в конце каждого описания Василий Петрович.
Но незнакомца нигде не оказалось, более того никто никогда о таком не слышал. Василию Петровичу совсем нехорошо стало. Он закрылся в своей квартире и никому не открывал.
Однажды ему приснился сон. Василий Петрович сидел по-турецки на прекрасном персидском ковре и сладостно потягивал из длинной трубки ароматный дым А.. И тут к нему в атласных одеждах и в чалме подошел незнакомец и грозно спросил:
– Ты, стало быть, куришь А.?А ведь тебе следует курить М.
И с этими словами, он столкнул Василия Петровича с персидского ковра, сам уселся на нем и забил трубку свежим М..
А потом, повернувшись к Василию Петровичу, повелительно спросил:
– Ты еще здесь?
И тогда Василий Петрович побежал, побежал со всех ног, не оглядываясь. Он проснулся в холодном поту. Все его тело дрожало, глаза туманом застилали слезы, страх окутал все его существо. Было рано, около пяти часов утра.
Василий Петрович вскочил на ноги, быстро оделся и выбежал на улицу. Он объездил весь город в поисках М., но нигде, нигде не нашел. Он заезжал во все магазины, лавки, ларьки, киоски. Но нигде, нигде не было М.. Он подошел было, к одной продавщице и спросил:
– А нет ли у вас М.?
– Есть. – ответила та и протянула ему пачку А.
– Да нет же, мне М.нужно!
– Это и есть М., уважаемый.
Тогда Василий Петрович рассердился не на шутку.
– Дура! – закричал он. – Мне М. нужно!
И убежал, убежал домой, очень быстро. Заперся там и лег спать. И вот снится ему, как опять незнакомец приходит.
– Что же ты без М. то?- спрашивает он злобно. – Стало быть, А. лучше, да?
– Так ведь нет М. нигде – жалобно отвечает Василий Петрович.
– Ах ты…Значит нет нигде?! Врешь! Почему не М. куришь? Почему не М.? – страшно кричал незнакомец.
На следующую ночь он явился опять. Василий Петрович прятался, где мог, но незнакомец все равно находил его. Можно сказать, везде доставал.
– Почему не М.? – спрашивал он, залезая в окно.
– Почему не М.? – орал он, вылезая из-под кровати.
– Я.. не мог… я не знал… я не нашел…– пищал, Василий Петрович.
– Ничего не хочу знать! – кричал незнакомец вслед убегающему Василию Петровичу.
Постепенно он стал приходить к Василию Петровичу не только в снах. Он преследовал его везде и всюду.
Даже в мыслях у него появлялся со своим всегдашним вопросом. Василий Петрович совсем плох стал. Он уже не различал где день, а где ночь, где утро, а где вечер. В голове у него все перемешалось, и только незнакомец кричал и крушил все вокруг. Как-то к нему в дверь постучали, он машинально открыл, зашли какие-то люди, стали его о чем-то спрашивать.
– Тише, – добрым голосом говорил Василий Петрович – мой друг спит.
А потом люди исчезли. Появились другие, стали что-то ему говорить. Но Василий Петрович ничего не слушал. Незнакомец сказал ему ничего им не отвечать. А Василий Петрович был рад, что он его простил и не хотел больше огорчать незнакомца. Потом его куда-то повели, в какой-то светлый дом. Там ему было даже лучше чем в квартире. Незнакомец уже был не разлучен с Василием Петровичем. Он поселился в его голове и все говорил и делал за него. А Василий Петрович был рад, он как бы со стороны наблюдал за этим. Ему нравилось, как его друг иногда совершал страшные, но очень забавные поступки. Иногда он творил ужасные, безумные вещи. Но Василий Петрович не возражал. Он был счастлив, что незнакомец простил его.
Но вот однажды незнакомец пришел и сказал Василию Петровичу, что пришло время уходить. Тогда Василия Петровича охватил немой ужас, страшное чувство обреченности сдавило ему грудь, он не мог выговорить не слова. Жизнь без незнакомца была немыслима для него. Он заплакал, забился в истерике, а потом вдруг, все вокруг стало тихо. Василий Петрович провалился в темноту. Ему стало тяжело думать. Постепенно жизнь угасала в нем. Последние воспоминания пролетели перед, как осенние птицы, черное покрывало заволокло его сознание. И последнее, что вспомнилось Василию Петровичу, это сладостный запах сигаретного дыма, его горячая струя, плывущая по горлу, и беловато-серый пепел, медленно падающий с кончика сигареты, на деревянный подоконник окна. А потом все замерло и застыло. Ничего не осталось. Все исчезло где-то в глубине черного колодца, который затянул сознание Василия Петровича и утопил его в нем.

0 Comments

  1. porutchik

    Уважаемая, точка в названии рассказа – моветон.
    “Он знал, что одна, две, возможно пачка сигарет ” – разберись, сколько же? “Он знал, что одна, две сигареты, возможно целая пачка ” Так?
    И в тридцать лет курить обычно уже не начинают. Даже от проблем. Вот пить – да. Но это уже другая история.

  2. ernest_stefanovich_

    И действительно… Рассказанная история не – “это уже другая история”… В жизни бывает все, даже то, чего никогда не бывает…
    А в голове автора? То-то и отож…
    Другое дело, зачем он (автор) рассказывает это или другое? Ну, этого никто никогда не поймет. Даже он сам…

  3. zinaida

    Я рада, что Вы в очередной раз уделили внимание моим рассказам. Даже, если Вы и нелестно отзываетесь о них. Постараюсь в будущем не разочаровывать Вас подобным образом! :-)))

  4. porutchik

    лестно-нелестно – это не тот разговор.
    У Вас очень хорошее отношение к написанию фантастики. Вы пишете не о фантастике, а о Человеке. Я, тоже пытаюсь писать именно с таких позиций.
    А всё остальное можно получить в процессе.
    Почитаемся.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.