КАК ВСЯ ЖИЗНЬ

КАК ВСЯ ЖИЗНЬ

Был жаркий, душный день, перед грозой.
В такую погоду, природа человека сопротивляется всякому активному действию, поэтому я, выведя терьера Джерри на прогулку, не подавил желание посетить винный магазин. Я купил, сравнительно недорогой, но подлинный французский коньяк «Чёрный аист», также приобрел для закуски свежий чудесный салат «карнавал» – смесь ветчины, зелёных фасоли, горошка, лука, корейской морковки, чёрных маслинок, обильно политых майонезом «кальве».
Мы поднялись на возвышенность, недалеко от моего дома.
Нашлась и для нас свободная скамейка. На соседней сидела группа из двух девушек и трёх парней. Им было, примерно, по семнадцати лет. Одна из девушек, маленькая и невзрачная, не представляла интереса для мужского взгляда. Но другая!
Акселератка под метр восемьдесят, натуральная блондинка, с чуть вздёрнутым носиком, пышной грудью и великолепными круглыми коленками из-под светлой короткой юбки.
– Однако, не наше, – вздохнул я и отпил из фляжки коньяка.
Достал посеребрённую ложечку – трогательный подарок моей предыдущей жены, сбежавшей с капитаном внутренней службы, которую всегда носил в карманчике, вместо фотографии незабвенной.

Я сидел к компании сбоку, так что мог наблюдать и слышать её.
Все компанейцы периодически потребляли из горлышек «невское № 6».
Говорила, в основном, акселератка. Учила молодых людей, как нужно вести себя с девушкой, с апломбом, присущим неотразимым красавицам.
– Я сказала ему, почему ты явился на свидание в грязной рубашке?
– Торопился, – оправдывался он, – надел, что попало.
– А чем ты занят был перед этим?
– Выбирал для тебя подарок, вот эти цветы.
– Неужели так много надо было времени, чтобы подарить букет невзрачных календул. Мог бы купить розы.
– На розы не хватило денег. Я … я купил ещё бутылочку сухого вина.
– Шампанского?
– Нет, пино. Продавщица сказала – очень хорошее вино.
Я сказала ему: «Знаешь, пинайся ты со своим пино и ушла».
Один из парней подобострастно захохотал, другой, наоборот, насупился.
– Алёна, парень, же от души.
– А мне, Макс, до фени, если у него душа такая мелкая. Лучше бы хорошего пива купил, чем эту кислятину.
– Да я что? Я ничего. Пива, так пива.
– Точно! Пошли, Макс – возьмём хорошего пива, – пригласил друга хохотавший.
Парочка товарищей поднялась со скамейки. Третий парень остался, неловко обнимая маленькую.

И тут грациозная девушка, оглядевшись, обратила внимание на нас с Джерри.
– Какой красивый пёсик, – поднялась она со скамейки и переместилась в нашу сторону.
Джерри всегда был ласков с редкими моими знакомыми женского пола, так как грустил по прежней хозяйке, и сразу уткнулся в промежность изумительных ног прелестницы, источающую ошеломительные ароматы девственности.
Алёна гладила его между ушей, а я пытался собраться с мыслями, чтобы сказать что-то.
– Наверно, Вы сдержанный мужчина и редко ласкаете собаку, – несколько укоризненно обратилась она сама ко мне.
– Да, нет – ему не хватает женской ласки, он же, всё-таки, тоже мужчина, – изрёк я, благодарный красавице за вступление в разговор.
– А что же хозяйка?
– Хозяйка уехала.
– Надолго?
– Насовсем.
– Вот как, я бы никогда не бросила такого… импозантного мужчину, – подобрала она слово с мимолётней задержкой.
– Неизвестно, кому повезло, как поётся в песне, – воспрянул я от похвалы, – не хотите выпить?
– А что у Вас?
– Французский коньяк.
– О! даже не пила ни разу.
– Рюмок нет, не побрезгуете из горлышка?
– Чего там!
Девушка произвела сначала глоток из протянутой фляжки, потом, кашлянув, отпила сразу приличную дозу.
Я тут же подставил ей серебряную ложечку с салатом.
– Хорошо! – промолвила она, закрыв длинные серповидные веки и откинув голову вверх.
Мне почудилось, что в этот момент она отдаётся мне, застыв от внутреннего блаженства.
Тут же я отогнал недоступную мысль обладания гордой красавицей, тем более, старше которой был в три раза.

– Угостите сигаретой, – присела она на скамейку рядом со мной.
Я протянул пачку лёгкого «Петра I» и зажигалку, памятуя о правилах хорошего тона – не вынимать сигарету самому и не прикуривать.
Красавица оценила:
– Вы хорошо воспитаны, – и затянулась.
– Пора, уж, – усмехнулся я.
– Поэтому и не люблю я парней, своих сверстников – всё они делают неумело.
– Да, девушки взрослеют гораздо раньше парней, особенно красивые, как Вы, с ними все хотят общаться.
– Да, уж внимания хватает. Вы можете называть меня на «ты». Кстати как Вас… как тебя зовут?
– Вадим, а Вас… тебя Алёна, слышал.

Тут вдалеке показались две фигуры знакомых парней, вооружённых двухлитровыми сосудами с пивом.
– Вадим, давай сбежим быстро! – вскочила Алёна.
Я тут же вскочил и увлёкся за ней.
Когда мы скрылись за углом ближайшей высотки, она спросила:
– Ты далеко живёшь?
– В соседнем доме.
– Давай быстро туда, они будут искать!

Запыхавшись, мы, вместе с прыгающим псом, проскочили сквозь кодовую дверь и поднялись в мою квартиру на 5-й этаж.
В моём баре всегда хранились запасы не на одну красавицу, на всякий случай. По такому поводу я извлёк на свет божественный «Мартель» и быстро нарезал буженины из холодильника.
– И, всё-таки, поясни мне, Алёна – почему ты смоталась от этих красивых рослых парней, предпочтя им компанию со мной – стариком для тебя, – спросил я после первой рюмки.
– Вадик, – поднялась девушка с кресла, зашла за спину ко мне и обняла за плечи.
Я задрожал весь, но сдержался и не проявил никакой реакции.
– ВАдим, ты мало знаком с нравами современной молодёжи. Я давно не девушка, этих парней знаю не в первый раз, я знала, чем кончится сегодня – напьёмся пива, потом приведут меня в квартиру и будут склонять на групповуху.
– Но они так внимательно выслушивали твои нравоучения и соглашались.
– Чтобы я не бзыкнула до поры, до времени, пару раз у них уже не вышло со мной.
– А ко мне? Почему ко мне? Только сбежать от них?
– Такие, как ты, ценят по-настоящему красивых девушек, это главное.
– Но ты… ты не разбужена сексуально?
Алёна наклонилась через моё плечо и крепко поцеловала меня в губы.
– Сейчас ты узнаешь, так ли это.

Я проснулся и лихорадочно развернулся на постели.
Алёны не было рядом.
Да, да. Конечно, всё это был сон воспалённого сознания. Наверно, наконец, мне удалось добиться эффекта «жизни во сне», к которому долго я стремился, пытаясь войти в сумеречное состояние, промежуточное между осознанной жизнью и сном, когда человек может внушить себе любые желаемые события и управлять ими.
И все эти, произведённые самим мной нирваны неземного сексуального упоения, сопровождались блистанием молний по стенам комнаты и громовыми раскатами.
Что ж, хорошее достижение, можно себя поздравить.

Однако, почему в воздухе комнаты такой сладостно будоражущий запах исторгнутой девичьей плоти? Я поднёс к носу свою ладонь – острый аромат влагалищных излияний замутнил мою голову.
Я быстро вскочил.
На столе лежала записка.
«Милый, Вадик. Надеюсь, что не утомила тебя своей сексуальностью. Ты тоже был на высоте. Не ищи меня. Бывает одна ночь, как вся жизнь и не следует повторять её, т. к. жизнь даётся только раз. Алёна.»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

КАК ВСЯ ЖИЗНЬ

КАК ВСЯ ЖИЗНЬ

Был жаркий, душный день, с затянутым тучами небом, перед грозой.
В такую погоду, природа человека сопротивляется всякому активному действию, поэтому я, выведя ирландского терьера Джерри на необходимую прогулку, не подавил желание посетить винный магазин, тем более, что там с 20% скидкой давали алкогольные напитки по случаю предстоящей смены акцизных марок.
Я купил, сравнительно недорогой, но подлинный французский коньяк «Чёрный аист», т. к. хвалёные прежде армянские напитки по такой же цене, не вызывали у меня доверия.
Также приобрели мы для закуски свежий чудесный салат «карнавал» – смесь ветчины, зелёных фасоли, горошка, лука, корейской морковки, чёрных маслинок, обильно политых майонезом «кальве».
Молодая, улыбчивая продавщица щедро набросала нам из сотейника в холодильнике большой пластмассовый контейнер смеси, я не стал возражать по поводу столь приличного объёма, т. к. мой младший брат, скучавший пока у входа в магазин по команде «Ждать!», любил «карнавал» не меньше меня.

Мы поднялись на окультуренную возвышенность, недалеко от моего дома.
Про эту возвышенность ходили легенды.
Когда-то здесь собирались построить очередной высотный дом, но, только стали рыть котлован – наткнулись на залежи драгоценных металлов.
Недаром говорят, что «Урал – земля золотая».
Главный инженер строителей наведался в Москву, там ему категорически «посоветовали» не рыть это место, давно обозначенное на секретной геологической карте до лучших времён.
Место обнесли каменной балюстрадой, засадили клёнами и берёзками, поставили скульптуры, понастроили скамеек, короче сделали одним из излюбленных мест отдыха горожан, не подозревающих, что гуляют по природному кладу.

Большинство скамеек было занято. Однако, нашлась свободная и для нас. Я привязал Джерри к её опоре, т. к. поблизости сидели люди также с собакой, и, бог знает, что там могло выйти.
«Люди» представляли группу из двух девушек и трёх парней. Всем им было, примерно, по семнадцати лет. Одна из девушек, маленькая и невзрачная, не представляла интереса для мужского взгляда. Но другая!
Акселератка под метр восемьдесят, натуральная блондинка, с чуть вздёрнутым носиком, пышной грудью и великолепными круглыми коленками из-под светлой короткой юбки, с серебристыми переливами.
– Однако, не наше, – вздохнул я и отпил из фляжки коньяка.
Рыжий терьер укоризненно посмотрел на меня:
– Забыл, хозяин подать мне сначала салату!
Пришлось разорвать упаковку на две части и поделиться с другом.
Себе я достал посеребрённую ложечку – трогательный подарок моей предыдущей жены, сбежавшей с капитаном внутренней службы, которую всегда носил в карманчике, вместо фотографии незабвенной.

Я сидел к компании сбоку, так что мог наблюдать и слышать её.
Все компанейцы периодически потребляли из горлышек «невское № 6».
Говорила, в основном, акселератка. Собственно, не говорила, а учила молодых людей, как нужно вести себя с девушкой, с апломбом, присущим неотразимым красавицам.
– Я сказала ему, почему ты явился на свидание в грязной рубашке?
– Торопился, – оправдывался он, – надел, что попало.
– А чем ты занят был перед этим?
– Выбирал для тебя подарок, вот эти цветы.
– Неужели так много надо было времени, чтобы подарить букет невзрачных календул. Мог бы купить розы.
– На розы не хватило денег. Я … я купил ещё бутылочку сухого вина.
– Шампанского?
– Нет, пино. Продавщица сказала – очень хорошее вино.
Я сказала ему: «Знаешь, пинайся ты со своим пино и ушла».
Один из парней подобострастно захохотал, другой, наоборот, насупился.
– Алёна, парень, же от души.
– А мне, Макс, до фени, если у него душа такая мелкая. Лучше бы хорошего пива купил, чем эту кислятину.
– Да я что? Я ничего. Пива, так пива.
– Точно! Пошли, Макс – возьмём хорошего пива, – пригласил друга хохотавший.
Парочка товарищей поднялась со скамейки. Третий парень остался, неловко обнимая маленькую.

И тут грациозная девушка, оглядевшись, обратила внимание на нас с Джерри.
– Какой красивый пёсик, – поднялась она со скамейки и переместилась в нашу сторону.
Джерри всегда был ласков с редкими моими знакомыми женского пола, так как грустил по прежней хозяйке, и сразу уткнулся в промежность изумительных ног прелестницы, источающую ошеломительные ароматы девственности.
Алёна гладила его между ушей, а я пытался собраться с мыслями, чтобы сказать что-то.
– Наверно, Вы сдержанный мужчина и редко ласкаете собаку, – несколько укоризненно обратилась она сама ко мне.
– Да, нет – ему не хватает женской ласки, он же, всё-таки, тоже мужчина, – изрёк я, благодарный красавице за вступление в разговор.
– А что же хозяйка?
– Хозяйка уехала.
– Надолго?
– Насовсем.
– Вот как, я бы никогда не бросила такого… импозантного мужчину, – подобрала она слово с мимолётней задержкой.
– Неизвестно, кому повезло, как поётся в песне, – воспрянул я от похвалы, – не хотите выпить?
– А что у Вас?
– Французский коньяк.
– О! даже не пила ни разу.
– Рюмок нет, не побрезгуете из горлышка?
– Чего там!
Девушка произвела сначала глоток из протянутой фляжки, потом, кашлянув, отпила сразу приличную дозу.
Я тут же подставил ей серебряную ложечку с салатом.
– Хорошо! – промолвила она, закрыв длинные серповидные веки и откинув голову вверх.
Мне почудилось, что в этот момент она отдаётся мне, застыв от внутреннего блаженства.
Тут же я отогнал недоступную мысль обладания гордой красавицей, тем более, старше которой был в три раза.

– Угостите сигаретой, – присела она на скамейку рядом со мной.
Я протянул пачку лёгкого «Петра I» и зажигалку, памятуя о правилах хорошего тона – не вынимать сигарету самому и не прикуривать.
Красавица оценила:
– Вы хорошо воспитаны, – и затянулась.
– Пора, уж, – усмехнулся я.
– Поэтому и не люблю я парней, своих сверстников – всё они делают неумело.
– Да, девушки взрослеют гораздо раньше парней, особенно красивые, как Вы, с ними все хотят общаться.
– Да, уж внимания хватает. Вы можете называть меня на «ты». Кстати как Вас… как тебя зовут?
– Вадим, а Вас… тебя Алёна, слышал.

Тут вдалеке показались две фигуры знакомых парней, вооружённых двухлитровыми сосудами с пивом.
– Вадим, давай сбежим быстро! – вскочила Алёна.
Я тут же вскочил и увлёкся за ней.
Когда мы скрылись за углом ближайшей высотки, она спросила:
– Ты далеко живёшь?
– В соседнем доме.
– Давай быстро туда, они будут искать!

Запыхавшись, мы, вместе с прыгающим псом, проскочили сквозь кодовую дверь и поднялись в мою квартиру на 5-й этаж. Сквозь окно на балкон хорошо было видно, как рыскали парни по двору в поисках скрывшейся подружки.
Кстати, в моём баре всегда хранились запасы не на одну красавицу, на всякий случай. По такому поводу я извлёк на свет божественный «Мартель» и быстро нарезал буженины из холодильника.
– И, всё-таки, поясни мне, Алёна – почему ты смоталась от этих красивых рослых парней, предпочтя им компанию со мной – стариком для тебя, – спросил я после первой рюмки.
– Вадик, – поднялась девушка с кресла, зашла за спину ко мне и обняла за плечи.
Я задрожал весь, но сдержался и не проявил никакой реакции.
– Не сомневаюсь, что ты знал много женщин, но мало знаком с нравами современной молодёжи. Я давно не девушка, этих парней я знаю не в первый раз, я знала, чем кончится сегодня – напьёмся пива, потом приведут меня к одному из них и будут склонять на групповуху, маленькая подружка только для отвода глаз.
– Но они так внимательно выслушивали твои нравоучения и соглашались.
– А как иначе? чтобы я не бзыкнула до поры, до времени, пару раз у них уже не вышло со мной.
– А ко мне? Почему ко мне? Только сбежать от них?
– Такие, как ты, ценят по-настоящему красивых девушек, это главное.
– Но ты… ты не разбужена сексуально?
Алёна наклонилась через моё плечо и крепко поцеловала меня в губы.
– Сейчас ты узнаешь, так ли это.

Я проснулся и лихорадочно развернулся на постели.
Алёны не было рядом.
Да, да. Конечно, всё это был сон воспалённого сознания. Наверно, наконец, мне удалось добиться эффекта «жизни во сне», к которому долго я стремился, расслабляясь и рефлексируя, пытаясь войти в сумеречное состояние, промежуточное между осознанной жизнью и сном, когда человек может внушить себе любые желаемые события и управлять ими.
И все эти, произведённые самим мной нирваны неземного сексуального упоения, сопровождались блистанием молний по стенам комнаты и громовыми раскатами.
Что ж, хорошее достижение, можно себя поздравить.

Однако, почему в воздухе комнаты такой сладостно будоражущий запах исторгнутой девичьей плоти? Я поднёс к носу свою ладонь – острый аромат влагалищных излияний замутнил мою голову.
Я быстро вскочил.
На столе лежала записка.
«Милый, Вадик. Надеюсь, что не утомила тебя своей сексуальностью. Ты тоже был на высоте. Не ищи меня. Бывает одна ночь, как вся жизнь и не следует повторять её, т. к. жизнь даётся только раз. Алёна.»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.