“Он вернется… одинокий, бесприютный…»

Попытка написания рецензии на стихотворение Людмилы Владимировой «Одиночество».
Любое одиночество тягостно. Особенно оно томительно для женщины – при сохранении верности страстных чувств и добрых воспоминаний. Не менее болезненно одиночество воспринимают родители. При, казалось бы, естественном отдалении взрослых, самостоятельных детей.
В зрелую пору жизни закономерно, но неожиданно влетела осень. «Ветер шалый гонит листья»… Погода пасмурная: «Навалилось небо низко». Время – позднего вечера: «усталый старый город», «город полусонно»… Надо понимать: в историческом центре Москвы! Впрочем, точно не знаю: в Москве бывал – не жил. Для уточнения места – указана Останкинская башня. Несомненно, телевизионная. Известна всей стране и далеко за ее пределами.
Гуляет ветер и «звук трубы печальной / веет по пустынным переулкам».
Подобно зеркальному сосуду – разбита судьба. На большое расстояние унесла составляющие элементы семьи. Он оказался в США: «у тебя святой Франциско». Лирический герой (героиня) – в Москве. Кажется, этот город охраняет «святой Георгий»?
Героя (героиню) особенно томит одиночество и разлука. Не может примириться со своей печальной судьбой. Живет предполагаемой надеждой: «Может, ты у океана / на песке рисуешь влажной, / создавая филигранно силуэт многоэтажный, / где фонтаны на Поклонной, / Новодевичьего башни, / где струится Малой Бронной / долгий путь до Патриарших…»
Одиночество – судьба. Привычка вырабатывает фориу поведения. А тут еще утомительная бессонница – сопровождается частыми в ночи пробуждениями. Без причин и надобности. Небо – мирное! За окнами шумит ветер. От его порывов перемешиваются воздушные массы.
Трудно понять шифровку: «Знак судьбы твой – иноходца, инородца-пилигрима». Отсутствующий странствует – по чужим странам. В виде путешественника или бродяги.
Еще более загадочно звучит: «Времени стрела сорвется: жизни – мимо, смерти – мимо». «Стрела времени» – очень даже звучно произносятся слова. Это часть философского афоризма. Упрощено действие самой «стрелы» и «времени». Перенесено на плоскость жизни и смерти. Выходит: действие происходит – в пределах конечного интервала.
Следуюющее высказывание – понятнее: «Суть разлуки – невозможность / от невстречи отвертеться». «Невстреча» – слово искусственное. «Отвертеться» – несет в себе несерьезный смысл.
Отец встречу ждет! Не дождется… И сын, надо понимать, рад бы вернуться, встретиться, но… отягощен обстоятельствами.
Отец признается в состоянии тоски: «Как отец, забытый сыном, / я приму тебя безмолвно».
Безмолвная радость! Это и есть – прощение. Без выяснения обстоятельств и разборок.
Отец ожидает полного возвращения – пусть встреча окажется хоть кратковременной. «Расставанье станет мнимым, / а дыханье мое полно». В данном случае: “дыханье» обозначает радость, удовлетворение.
Авторский голос обещает: «Он вернется – ты поверь мне – одинокий, бесприютный…»

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.