Улыбаясь миру (рецензия на сказку Марии Даценко (Сударушки) “Мелодия Весны и Верности”)

Мария Даценко (Сударушка)

Мелодия Весны и Верности

http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=83279&pid=113

Представлено на конкурс “Сказочный мир весны”, номинация “детские сказки”

Тематика конкурса: сказочный мир весны. В конкурсе участвуют исключительно сказки, связанные с весенней темой. В произведениях обязательно должен присутствовать сказочный элемент. Это может быть либо сказочный персонаж (желательно оригинальный, непохожий ни на кого-либо), какой-то сказочный мир, что угодно по желанию автора. Однако обязательное условие, чтобы всё действие происходило весной и сюжет должен быть связан с каким-то весенним событием (праздник, погодные явления, весенний персонаж). Повторы или переиначивание известных сюжетов не приветствуются.

Текст сказки:

– Ой, какой пушистый шар! Чур, мой!

Мальчик помчался через грядку и сорвал одуванчик.

– Дед или бабка? – выкрикнул он и, не дожидаясь ответа, дунул изо всей силы. На облысевшем венчике осталась всего пара волосков.

– Бабка! – засмеялась девочка. И дунула ещё раз. – Вот! Теперь дед!

Денди летел над полем. Порывистый ветер мешал ему управлять полетом, но он все равно не упускал из виду парашютик Лайон. Оба приземлились в густых зарослях. Только сестру после посадки оттащило очень далеко. Небо внезапно почернело, угрожающе зашелестела трава, и безжалостный августовский ливень обрушился на землю густыми потоками. Парашют Денди оборвало, а его самого понесло, Бог весть, куда, и он потерял сознание. А когда очнулся, дождь уже стих, опять стало светло. И ему вдруг вспомнился родной дом под яблоней, многочисленные братья и сестры. Все они родились в один майский день и были очень дружны. С утра до вечера глядели в небо и мечтали стать парашютистами, как их родители, чтобы улететь далеко-далеко, к соседней вишне или абрикосу. И обязательно научиться в совершенстве управлять своим телом в воздухе, чтобы вместе выполнять любые фигуры, в том числе и «звездочку»! И, конечно же, завоевать кубок “Лучшая Команда”, а может, даже международный приз “Winner-Flower team”.

Денди поднатужился, приподнял измученное тельце и огляделся. Лайон нигде не было видно. Но он решил во что бы то ни стало найти сестру. Быстро кувыркаясь, перекатился к ближайшей Яблоне. Ему, маленькому и незаметному, трудно было разговаривать с таким огромным деревом. А пока наш герой решался на беседу, рядом шлепнулось большое Красное Яблоко. Если бы не ловкость Денди, оно бы точно раздавило его, но он успел отпрыгнуть в сторону.

– Скажите, пожалуйста, – обратился парашютист к незнакомцу, – Вы не видели оттуда, с высоты Вашего бывшего положения, мою любимую сестру Лайон?
Но Яблоко не обратило на вопрос никакого внимания. Оно так гордилось своей румяной внешностью и богатым внутренним содержанием, что чуть не лопалось от важности.

– Вы плохо себя чувствуете? – вежливо поинтересовался Денди и, опять не получив ответа, устроился неподалеку в надежде, что когда-нибудь надутый господин все-таки снизойдет до разговора со скромным семенем.

Время шло, Яблоко превратилось из блестящего франта в сморщенного старикашку, но так и не заговорило. А потом и вовсе сгнило, развалившись на куски. Теперь весь мир мог видеть его великолепные косточки, но самому владельцу было уже все равно. Одна из косточек по имени Эппл оказалась рядом с Денди. Она ничего не знала о Лайон, но была приветлива и всегда готова помочь. И они с одуванчиковым зернышком решили зимовать вместе, ведь с другом легче пережить холода, непогоду и прочие неприятности. А поиски пропавшей сестры отложили до весны. Поселились в заброшенном домике улитки, и, когда светило яркое октябрьское солнце, перламутровые стены ракушки весело вспыхивали огоньками. На прощание Золотая Осень подарила друзьям пестрый кленовый лист, накрыв им нехитрое жилище. Волей судьбы под этим же листом оказались хижина тетушки Мапл – кленовой семечки, и крошечное поместье трех миловидных близняшек Форгет, Ми и Нот – семян незабудки. Вскоре все вокруг занесло снегом, но ни холод, ни ветер не могли добраться сюда сквозь белое пушистое одеяло, под которым было тепло и уютно.

Долгие зимние вечера соседи коротали за приятной беседой. Сестры вспоминали свой сад и шикарные балы, где собирался весь цвет местного общества. Форгет, Ми и Нот наряжались в одинаковые голубые платья, отороченные белыми лентами. Розы поражали воображение присутствующих великолепием многослойного атласа, Маргаритка щеголяла в кружевной юбочке, Анютины Глазки очаровывали бархатом улыбок, Жасмин благоухал изысканным ароматом… Звучали птичьи трели, светил фонарь луны, и все танцевали до утра.
Тетушка Мапл снисходительно улыбалась, выслушивая восторженные рассказы юных соседок, а потом и сама заводила длинные истории. Много всего повидала она с верхнего этажа, до которого дотянулась ее ветка, изучила повадки людей, собак, кошек и даже знала каждую машину на стоянке возле дома, рядом с которым росло ее генеалогическое дерево.
Все очень привязались друг к другу, расставаться не хотелось. Но и сидеть на одном месте порядком надоело. Зимовщики мечтали отправиться в увлекательное путешествие по весенним ручьям и лужам. «Но сначала, – всегда уточнял Денди, – надо отыскать Лайон». Он был совершенно уверен, что сестра не погибла и где-то ждет его.

А в природе все шло своим чередом. И пока наши герои беседовали и мечтали, Зима закончилась. Не сразу, конечно. Наоборот, чем ближе подходил срок ее прощания, тем злее и упрямее она становилась, тем больнее колола холодным ветром, тем обильнее засыпала снегом, тем крепче сковывала льдом реки и озера. Ох, как не хотелось ей признавать поражение! Но всему свой срок… Дни удлинялись, Солнце припекало, снег таял…
И вот однажды, когда все сидели в гостиной у сестер-незабудок, наверху что-то затрещало, и с потолка хлынули потоки воды. Денди, как настоящий кавалер, помог дамам выбраться из рушащегося домика, а сам едва успел выскочить. Семена подхватило и понесло стремительным потоком. А потом наступила полная темнота, и Денди уже не мог понять, жив он или мертв.

Но вскоре он очнулся. Его так больно распирало изнутри, что хотелось взорваться. «Бедная Лайон, – тяжело вздыхало зернышко, – кто теперь спасет тебя? Нежная добрая Лайон, где же твой звонкий голосок и солнечные глаза?..» А изнутри давило все сильнее: в Денди как будто рождалась новая жизнь. И вот уже она вырвалась и потянулась наверх. Из храброго семени показался тонкий побег, который бесстрашно пробил поверхность земли, напряг неокрепший стебелек, полностью выбрался наружу…

…И увидел громадную голубую лужу. И понял, что в ней отражается чистое небо, умытое последними слезами ушедшей Зимы. Честно говоря, даже трудно было понять, где именно заканчивалась лужа и начиналось небо. А ещё Денди увидел тоненький стебелек с маленьким зеленым бутоном, увенчанным аккуратной охряной шапочкой. «Ой, кто бы это мог быть?» – удивился побег, но тут же понял, что это – он сам. В луже отражалось ещё много всего интересного. Вот – кружевная ветка яблони в крупных розоватых цветах, над которыми деловито жужжат пчелы. Вот в один из них забралась, изящно перебирая ножками, словно балерина, Большая Лимонная Бабочка, и они мило беседуют с Венчиком о погоде и новых нарядах. Вот Ещё Одна Бабочка с голубыми крылышками порхает над водным зеркалом, любуясь собой. Вот в середине лужи по-хозяйски развалился Длинный Дождевой Червяк, очевидно, воображая себя Анакондой в сельве Амазонки. Вот на стволе клена трудится Красавец Дятел в красной шапочке, розовых шароварах, великолепном черно-белом сюртуке и свежей желтой манишке. Без устали долбит клювом Дерево, спасая его от вредителей. А где-то в вышине звучат сказочные трели – это выводят заморские арии Скворцы, вернувшиеся из теплых стран. Все трепещет и поет. Все дышит надеждой. Все цветет и радуется жизни.
Денди с улыбкой рассматривал Новый Мир, наслаждаясь теплом и светом. Бутон его раскрылся, став похожим на маленькое солнышко, на которое тут же уселась Серьезная Толстая Пчела. Её мохнатые лапки приятно пощекотали Денди, и он громко рассмеялся.

– Не вижу ничего смешного, – строго произнесла Пчела. – Ты мешаешь мне работать! Все бы вам веселиться. Вот и до тебя собирала мед с цветка, который просто трясся от смеха, визжа: «Ой, щекотно!» И опять!

– Неужели поблизости есть ещё такие же цветы? Что-то я не заметил.

– Да как же тебе заметить, когда от хохота и оглянуться некогда!

Денди перестал смеяться и учтиво произнес: «Угощайтесь, многоуважаемая Пчела. Для меня это большая честь». И, помолчав, добавил: «А Вы случайно не знаете, как звали того, кто столь неуместно хохотал, мешая вам работать?». Но Пчела не ответила: начался дождь, и она улетела. Одуванчик закрыл личико и горько заплакал. Но дождь закончился так же внезапно, как и начался. И опять выглянуло Солнце. Венчик Денди сам раскрылся ему навстречу, но все равно было грустно.

Вдруг снова послышалось жужжание. Маленькая Пчелка подлетела к нему и сказала, что ее прислала старшая подруга, которая никогда не бывает неблагодарной, а смешливый одуванчик зовут Лайон. От счастья Денди чуть не вылетел из земли с корнем. Все в нем ликовало. Он с восторгом обнаружил, что лужа уже высохла, а на ее месте появилось множество таких же желтых цветов, как он сам. Казалось, что зеленая поляна вся в веснушках.

– Но где же моя сестра?

И, словно в ответ, майский ветер донес песенку, которую выводил звонкий голосок.

– Дееендии, Денди, Денди, Денди,

Денди прислушался и внимательно посмотрел по сторонам. И вдруг… И вдруг! И вдруг!!! Вы не поверите!!! Он увидел свою сестричку! Она улыбалась ему издалека, и ее золотистый венчик искрился радостью. Она звала братца, которого терпеливо ждала всю долгую зиму и дождалась.

– Дееенди, Денди, Денди, Денди

– Лааайоон, Лайон, Лайон, Лайон

Цветы вторили друг другу. И даже Серьезная Толстая Пчела в изумлении повисла в воздухе, позабыв о работе. И даже Солнце удивленно развело лучами и ахнуло от удовольствия.

А песенка все звенела. И казалось, множество колокольчиков поют гимн весне и верности.

Денди, Лайон, Денди, Лайон

Дендилайон, Дендилайон, Дендилайон…

И напоследок, дружок. Ты, наверное, заметил, что имена главных героев – английские. Конечно, вместо Денди и Лайон могли быть, скажем, Одувань и Одувашка. Но прислушайся, какой волшебный перезвон: Денди, Лайон, Денди, Лайон… К тому же, Дендилайон (dandelion) означает одуванчик. А чтобы остальным героям не было обидно, они тоже получили английские имена: Мапл (maple) – клен, Эппл (apple ) – яблоко, а Форгет-ми-нот (forget-me-not) – незабудка. Хорошо знать много языков, правда? А ещё лучше уметь понимать друг друга без слов, как Денди и Лайон. Но это – особый дар для тех, кто любит и верит в счастье. Пусть счастье придет и к тебе, мой маленький друг!

Рецензия, написанная под стук колес поезда “Ростов-Москва”

Рецензии, конечно, дело серьезное. Разложить по полочкам плод чужого вдохновения, уверенно заявить, что знаешь, о чем говорил автор «в таком-то слове и в такой-то строчке»… Но как быть, если препарировать текст не хочется, если за окном поезда барабанит яростный майский ливень, а у меня в руках – распечатки со сказками участников конкурса «Сказочный мир весны»? И улыбка сама растягивает губы, а соседи задумчивы, полностью погружены в себя и разделять мою радость не спешат… Что же, стану серьезной и я. И полечу вслед за героями романтической сказки Сударушки
Традиционный, в общем-то, прием – отправить главного персонажа (в данном случае – одуванчиковое семечко Денди) на поиски чего-то/кого-то (сестренки Лайон), провести через испытания, «обеспечить» встречи с самыми разными личностями и, в конце концов, позволить найти желаемое. Однако «изюминка» сказки в том, что образы, создаваемые Сударушкой – яркие и отнюдь не банальные.
Вот сорвавшееся с дерево «большое Красное Яблоко», которое «гордится своей румяной внешностью и богатым внутренним содержанием» – ему нет дела до переживаний скромного Денди, но ведь внутренняя пустота наказуема. И вскоре от «блестящего франта», сгнившего, но так и не ставшего никому нужным, остаются только «великолепные косточки». Зато одна из них, Эппл, оказывается куда более «человечной», приветливой и всегда готовой помочь.
Вот соседи по зимовке под кленовым листом – снисходительно улыбающаяся и рассказывающая длинные истории кленовая семечка тетушка Мапл и миловидные близняшки-незабудки Форгет, Ми и Нот, которые так трогательно вспоминают о летних балах.
Вот совсем второстепенные персонажи – Лимонная бабочка, мило беседующая с цветочным Венчиком, развалившийся по-хозяйски Длинный Дождевой Червяк… И, конечно, Серьезная Толстая Пчела, которая «никогда не бывает неблагодарной» – именно она сыграет решающую роль в успешном завершении поисков.
Каждый из образов Сударушка рисует несколькими штрихами, одной-двумя фразами – а ведь далеко не каждому автору это удается! Читаешь про «кружевную ветку яблони в крупных розовых цветах», про Красавца Дятла «в красной шапочке, розовых шароварах, великолепном черно-белом сюртуке и свежей желтой манишке» – и ВИДИШЬ эти картины. Встречаешься с «угрожающе зашелестевшей травой» – и физически ощущаешь надвигающийся «безжалостный августовский ливень». А вот полноценная драма рождения новой жизни, изложенная в одном предложении: «Из храброго семени показался тонкий побег, который бесстрашно пробил поверхность земли, напряг неокрепший стебелек, полностью выбрался наружу…»
Нет сусальности, нет лишних эпитетов, каждое слово стоит на своем месте. Вообще конструкция сказки настолько воздушная и хрупкая, что кажется – замени хоть одно слово, и все рассыплется.
Впрочем, есть ведь Главный Герой и его Поиски! В начале истории мы видим «маленькое и незаметное» семечко, упрямо стремящееся «во что бы то ни стало найти сестру», отнесенную в сторону безжалостным ветром. Но Испытания закаляют его, Встречи помогают узнать мир, а Время превращает в «тоненький стебелек с маленьким зеленым бутоном, увенчанным аккуратной охряной шапочкой». Наверное, самой замечательной особенностью характера Денди является его доброжелательный взгляд на мир – и мир оправдывает это доверие.
К слову: в какой-то момент уже абсолютно раскрепостившаяся, играющая словами в свое удовольствие (и доставляющая тем самым удовольствие читателям) Сударушка прибегает к необычному и нестандартному художественному приему: показывает поэтическую красоту весеннего утра глазами Денди, который, превратясь в цветок, смотрит на «громадную голубую лужу» (чудесное объяснение голубизны – «в ней отражается чистое небо, умытое последними слезами ушедшей Зимы»») и именно через это «зеркало» воспринимает реальность, «наслаждаясь светом и теплом». А вот уже и бутон раскрылся, и Денди стал «маленьким солнышком», радостным и радующим окружающих …
Вот только где же ты, «нежная добрая Лайон, где же твой звонкий голосок и солнечные глаза?….»
А между тем автор умело ведет события к единственно возможной развязке (потому что добро, которое несет в мир Денди, не может не обернуться светом и для нашего героя). Несколько строчек, несколько мгновений. Встреча с Пчелой. Горькие слезы, вызванные дождем и временной утратой надежды. Выглянувшее солнце и венчик Денди, раскрывшийся навстречу ему, но остающийся грустным. Наконец, счастливое известие, от которого «Денди чуть не вылетел из земли с корнем» – и встреча с Лайон (опять, опять Сударушке удается дать представление о характере несколькими словами – «ее золотистый венчик искрился радостью, она звала братца, которого терпеливо ждала всю долгую зиму и дождалась»).
Может, случайно, может, намеренно, но – обратите внимание! – автор дает два типа поведения: более активный Денди, который все время расспрашивает, ищет, и Лайон, «терпеливо ожидающая», как будто даже не сомневающаяся в том, что братец найдет ее.
Помните детскую песенку? «От улыбки станет всем теплей»? Вот и всем персонажам сказки, и – рискну предположить – всем читателям стало теплее, радостнее, веселее от состоявшейся встречи. Так легко понять и представить и Пчелу, в изумлении повисшую в воздухе, и Солнце, которое «удивленно развело лучами и ахнуло от удовольствия»…
Стоит ли говорить о том, что сказка Сударушки в полной мере соответствует теме конкурса? Забудем о формальной стороне дела, о том, что Лайон и Денди находят друг друга весной, когда Новый Мир наслаждается теплом и миром, когда не могут не сбываться мечты. Перед нами – история о молодости души, о беззаветной и бескорыстной радости, с которой часто ассоциируется весна, перед нами действительно «гимн весне и верности», который готовы запеть вслед за колокольчиками и мы, позабыв на мгновение о своих «важных» делах.
На первый взгляд – детская сказка. Без навязчивой нравоучительности, с присутствием рассказчика, очень «домашняя» (ее хочется слушать, приткнувшись к бабушкиному плечу). С неожиданным акцентом – «хорошо знать много языков, правда?» Разговор на равных – причем не только с ребенком. Есть в этой истории моменты, от которых и у взрослых может слегка запершить в горле. Сударушка исподволь обращает внимание на то, что иногда важнее не личная победа, а кубок «Лучшая команда», пытается показать, как следует строить наши отношения с теми, кто невольно оказался рядом, а, рассказывая о зимующей под кленовым листом компании, заставляет задуматься о том, как возникает привязанность между «случайно» встретившимися героями.
Как правильно получается,
Что люди на свете встречаются,
Сначала мы были просто
Отдельно – и ты, и я.
Но тонкие как паутинки,
Сплелись две разных тропинки,
И стало все по-другому.
И стали на свете друзья….
Ну вот, не обошлась я без любимого своего Крапивина… А тучи за окном давно разбежались, вечернее солнце заглядывает в окно купе и словно проверяет, обо всем ли я написала. Не знаю, что ему ответить. Наверняка – не обо всем. Потому что за каждой фразой Сударушки прячется История, которую создавать дальше должны мы сами. Потому что все время звучит у меня в ушах перезвон «Дендилайон, Дендилайон, дендилайон», органично сплетающийся со стуком колес. И потому что это действительно дар и счастье – «уметь понимать друг друга без слов».

ПС. Перед отъездом я «обдувала» одуванчиковые головки, которых так много было на поляне между домом и факультетом. Каждый раз получалась «бабка». Не знаю, что это значит, но путешествие, как мне сейчас кажется, будет удачным!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Улыбаясь миру (рецензия на сказку Марии Даценко (Сударушки) “Мелодия Весны и Верности”)

Мария Даценко (Сударушка)

Мелодия Весны и Верности

http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=83279&pid=113

Представлено на конкурс “Сказочный мир весны”, номинация “детские сказки”

Тематика конкурса: сказочный мир весны. В конкурсе участвуют исключительно сказки, связанные с весенней темой. В произведениях обязательно должен присутствовать сказочный элемент. Это может быть либо сказочный персонаж (желательно оригинальный, непохожий ни на кого-либо), какой-то сказочный мир, что угодно по желанию автора. Однако обязательное условие, чтобы всё действие происходило весной и сюжет должен быть связан с каким-то весенним событием (праздник, погодные явления, весенний персонаж). Повторы или переиначивание известных сюжетов не приветствуются.

Текст сказки:

– Ой, какой пушистый шар! Чур, мой!

Мальчик помчался через грядку и сорвал одуванчик.

– Дед или бабка? – выкрикнул он и, не дожидаясь ответа, дунул изо всей силы. На облысевшем венчике осталась всего пара волосков.

– Бабка! – засмеялась девочка. И дунула ещё раз. – Вот! Теперь дед!

Денди летел над полем. Порывистый ветер мешал ему управлять полетом, но он все равно не упускал из виду парашютик Лайон. Оба приземлились в густых зарослях. Только сестру после посадки оттащило очень далеко. Небо внезапно почернело, угрожающе зашелестела трава, и безжалостный августовский ливень обрушился на землю густыми потоками. Парашют Денди оборвало, а его самого понесло, Бог весть, куда, и он потерял сознание. А когда очнулся, дождь уже стих, опять стало светло. И ему вдруг вспомнился родной дом под яблоней, многочисленные братья и сестры. Все они родились в один майский день и были очень дружны. С утра до вечера глядели в небо и мечтали стать парашютистами, как их родители, чтобы улететь далеко-далеко, к соседней вишне или абрикосу. И обязательно научиться в совершенстве управлять своим телом в воздухе, чтобы вместе выполнять любые фигуры, в том числе и «звездочку»! И, конечно же, завоевать кубок “Лучшая Команда”, а может, даже международный приз “Winner-Flower team”.

Денди поднатужился, приподнял измученное тельце и огляделся. Лайон нигде не было видно. Но он решил во что бы то ни стало найти сестру. Быстро кувыркаясь, перекатился к ближайшей Яблоне. Ему, маленькому и незаметному, трудно было разговаривать с таким огромным деревом. А пока наш герой решался на беседу, рядом шлепнулось большое Красное Яблоко. Если бы не ловкость Денди, оно бы точно раздавило его, но он успел отпрыгнуть в сторону.

– Скажите, пожалуйста, – обратился парашютист к незнакомцу, – Вы не видели оттуда, с высоты Вашего бывшего положения, мою любимую сестру Лайон?
Но Яблоко не обратило на вопрос никакого внимания. Оно так гордилось своей румяной внешностью и богатым внутренним содержанием, что чуть не лопалось от важности.

– Вы плохо себя чувствуете? – вежливо поинтересовался Денди и, опять не получив ответа, устроился неподалеку в надежде, что когда-нибудь надутый господин все-таки снизойдет до разговора со скромным семенем.

Время шло, Яблоко превратилось из блестящего франта в сморщенного старикашку, но так и не заговорило. А потом и вовсе сгнило, развалившись на куски. Теперь весь мир мог видеть его великолепные косточки, но самому владельцу было уже все равно. Одна из косточек по имени Эппл оказалась рядом с Денди. Она ничего не знала о Лайон, но была приветлива и всегда готова помочь. И они с одуванчиковым зернышком решили зимовать вместе, ведь с другом легче пережить холода, непогоду и прочие неприятности. А поиски пропавшей сестры отложили до весны. Поселились в заброшенном домике улитки, и, когда светило яркое октябрьское солнце, перламутровые стены ракушки весело вспыхивали огоньками. На прощание Золотая Осень подарила друзьям пестрый кленовый лист, накрыв им нехитрое жилище. Волей судьбы под этим же листом оказались хижина тетушки Мапл – кленовой семечки, и крошечное поместье трех миловидных близняшек Форгет, Ми и Нот – семян незабудки. Вскоре все вокруг занесло снегом, но ни холод, ни ветер не могли добраться сюда сквозь белое пушистое одеяло, под которым было тепло и уютно.

Долгие зимние вечера соседи коротали за приятной беседой. Сестры вспоминали свой сад и шикарные балы, где собирался весь цвет местного общества. Форгет, Ми и Нот наряжались в одинаковые голубые платья, отороченные белыми лентами. Розы поражали воображение присутствующих великолепием многослойного атласа, Маргаритка щеголяла в кружевной юбочке, Анютины Глазки очаровывали бархатом улыбок, Жасмин благоухал изысканным ароматом… Звучали птичьи трели, светил фонарь луны, и все танцевали до утра.
Тетушка Мапл снисходительно улыбалась, выслушивая восторженные рассказы юных соседок, а потом и сама заводила длинные истории. Много всего повидала она с верхнего этажа, до которого дотянулась ее ветка, изучила повадки людей, собак, кошек и даже знала каждую машину на стоянке возле дома, рядом с которым росло ее генеалогическое дерево.
Все очень привязались друг к другу, расставаться не хотелось. Но и сидеть на одном месте порядком надоело. Зимовщики мечтали отправиться в увлекательное путешествие по весенним ручьям и лужам. «Но сначала, – всегда уточнял Денди, – надо отыскать Лайон». Он был совершенно уверен, что сестра не погибла и где-то ждет его.

А в природе все шло своим чередом. И пока наши герои беседовали и мечтали, Зима закончилась. Не сразу, конечно. Наоборот, чем ближе подходил срок ее прощания, тем злее и упрямее она становилась, тем больнее колола холодным ветром, тем обильнее засыпала снегом, тем крепче сковывала льдом реки и озера. Ох, как не хотелось ей признавать поражение! Но всему свой срок… Дни удлинялись, Солнце припекало, снег таял…
И вот однажды, когда все сидели в гостиной у сестер-незабудок, наверху что-то затрещало, и с потолка хлынули потоки воды. Денди, как настоящий кавалер, помог дамам выбраться из рушащегося домика, а сам едва успел выскочить. Семена подхватило и понесло стремительным потоком. А потом наступила полная темнота, и Денди уже не мог понять, жив он или мертв.

Но вскоре он очнулся. Его так больно распирало изнутри, что хотелось взорваться. «Бедная Лайон, – тяжело вздыхало зернышко, – кто теперь спасет тебя? Нежная добрая Лайон, где же твой звонкий голосок и солнечные глаза?..» А изнутри давило все сильнее: в Денди как будто рождалась новая жизнь. И вот уже она вырвалась и потянулась наверх. Из храброго семени показался тонкий побег, который бесстрашно пробил поверхность земли, напряг неокрепший стебелек, полностью выбрался наружу…

…И увидел громадную голубую лужу. И понял, что в ней отражается чистое небо, умытое последними слезами ушедшей Зимы. Честно говоря, даже трудно было понять, где именно заканчивалась лужа и начиналось небо. А ещё Денди увидел тоненький стебелек с маленьким зеленым бутоном, увенчанным аккуратной охряной шапочкой. «Ой, кто бы это мог быть?» – удивился побег, но тут же понял, что это – он сам. В луже отражалось ещё много всего интересного. Вот – кружевная ветка яблони в крупных розоватых цветах, над которыми деловито жужжат пчелы. Вот в один из них забралась, изящно перебирая ножками, словно балерина, Большая Лимонная Бабочка, и они мило беседуют с Венчиком о погоде и новых нарядах. Вот Ещё Одна Бабочка с голубыми крылышками порхает над водным зеркалом, любуясь собой. Вот в середине лужи по-хозяйски развалился Длинный Дождевой Червяк, очевидно, воображая себя Анакондой в сельве Амазонки. Вот на стволе клена трудится Красавец Дятел в красной шапочке, розовых шароварах, великолепном черно-белом сюртуке и свежей желтой манишке. Без устали долбит клювом Дерево, спасая его от вредителей. А где-то в вышине звучат сказочные трели – это выводят заморские арии Скворцы, вернувшиеся из теплых стран. Все трепещет и поет. Все дышит надеждой. Все цветет и радуется жизни.
Денди с улыбкой рассматривал Новый Мир, наслаждаясь теплом и светом. Бутон его раскрылся, став похожим на маленькое солнышко, на которое тут же уселась Серьезная Толстая Пчела. Её мохнатые лапки приятно пощекотали Денди, и он громко рассмеялся.

– Не вижу ничего смешного, – строго произнесла Пчела. – Ты мешаешь мне работать! Все бы вам веселиться. Вот и до тебя собирала мед с цветка, который просто трясся от смеха, визжа: «Ой, щекотно!» И опять!

– Неужели поблизости есть ещё такие же цветы? Что-то я не заметил.

– Да как же тебе заметить, когда от хохота и оглянуться некогда!

Денди перестал смеяться и учтиво произнес: «Угощайтесь, многоуважаемая Пчела. Для меня это большая честь». И, помолчав, добавил: «А Вы случайно не знаете, как звали того, кто столь неуместно хохотал, мешая вам работать?». Но Пчела не ответила: начался дождь, и она улетела. Одуванчик закрыл личико и горько заплакал. Но дождь закончился так же внезапно, как и начался. И опять выглянуло Солнце. Венчик Денди сам раскрылся ему навстречу, но все равно было грустно.

Вдруг снова послышалось жужжание. Маленькая Пчелка подлетела к нему и сказала, что ее прислала старшая подруга, которая никогда не бывает неблагодарной, а смешливый одуванчик зовут Лайон. От счастья Денди чуть не вылетел из земли с корнем. Все в нем ликовало. Он с восторгом обнаружил, что лужа уже высохла, а на ее месте появилось множество таких же желтых цветов, как он сам. Казалось, что зеленая поляна вся в веснушках.

– Но где же моя сестра?

И, словно в ответ, майский ветер донес песенку, которую выводил звонкий голосок.

– Дееендии, Денди, Денди, Денди,

Денди прислушался и внимательно посмотрел по сторонам. И вдруг… И вдруг! И вдруг!!! Вы не поверите!!! Он увидел свою сестричку! Она улыбалась ему издалека, и ее золотистый венчик искрился радостью. Она звала братца, которого терпеливо ждала всю долгую зиму и дождалась.

– Дееенди, Денди, Денди, Денди

– Лааайоон, Лайон, Лайон, Лайон

Цветы вторили друг другу. И даже Серьезная Толстая Пчела в изумлении повисла в воздухе, позабыв о работе. И даже Солнце удивленно развело лучами и ахнуло от удовольствия.

А песенка все звенела. И казалось, множество колокольчиков поют гимн весне и верности.

Денди, Лайон, Денди, Лайон

Дендилайон, Дендилайон, Дендилайон…

И напоследок, дружок. Ты, наверное, заметил, что имена главных героев – английские. Конечно, вместо Денди и Лайон могли быть, скажем, Одувань и Одувашка. Но прислушайся, какой волшебный перезвон: Денди, Лайон, Денди, Лайон… К тому же, Дендилайон (dandelion) означает одуванчик. А чтобы остальным героям не было обидно, они тоже получили английские имена: Мапл (maple) – клен, Эппл (apple ) – яблоко, а Форгет-ми-нот (forget-me-not) – незабудка. Хорошо знать много языков, правда? А ещё лучше уметь понимать друг друга без слов, как Денди и Лайон. Но это – особый дар для тех, кто любит и верит в счастье. Пусть счастье придет и к тебе, мой маленький друг!

Рецензия, написанная под стук колес поезда “Ростов-Москва”

Рецензии, конечно, дело серьезное. Разложить по полочкам плод чужого вдохновения, уверенно заявить, что знаешь, о чем говорил автор «в таком-то слове и в такой-то строчке»… Но как быть, если препарировать текст не хочется, если за окном поезда барабанит яростный майский ливень, а у меня в руках – распечатки со сказками участников конкурса «Сказочный мир весны»? И улыбка сама растягивает губы, а соседи задумчивы, полностью погружены в себя и разделять мою радость не спешат… Что же, стану серьезной и я. И полечу вслед за героями романтической сказки Сударушки
Традиционный, в общем-то, прием – отправить главного персонажа (в данном случае – одуванчиковое семечко Денди) на поиски чего-то/кого-то (сестренки Лайон), провести через испытания, «обеспечить» встречи с самыми разными личностями и, в конце концов, позволить найти желаемое. Однако «изюминка» сказки в том, что образы, создаваемые Сударушкой – яркие и отнюдь не банальные.
Вот сорвавшееся с дерево «большое Красное Яблоко», которое «гордится своей румяной внешностью и богатым внутренним содержанием» – ему нет дела до переживаний скромного Денди, но ведь внутренняя пустота наказуема. И вскоре от «блестящего франта», сгнившего, но так и не ставшего никому нужным, остаются только «великолепные косточки». Зато одна из них, Эппл, оказывается куда более «человечной», приветливой и всегда готовой помочь.
Вот соседи по зимовке под кленовым листом – снисходительно улыбающаяся и рассказывающая длинные истории кленовая семечка тетушка Мапл и миловидные близняшки-незабудки Форгет, Ми и Нот, которые так трогательно вспоминают о летних балах.
Вот совсем второстепенные персонажи – Лимонная бабочка, мило беседующая с цветочным Венчиком, развалившийся по-хозяйски Длинный Дождевой Червяк… И, конечно, Серьезная Толстая Пчела, которая «никогда не бывает неблагодарной» – именно она сыграет решающую роль в успешном завершении поисков.
Каждый из образов Сударушка рисует несколькими штрихами, одной-двумя фразами – а ведь далеко не каждому автору это удается! Читаешь про «кружевную ветку яблони в крупных розовых цветах», про Красавца Дятла «в красной шапочке, розовых шароварах, великолепном черно-белом сюртуке и свежей желтой манишке» – и ВИДИШЬ эти картины. Встречаешься с «угрожающе зашелестевшей травой» – и физически ощущаешь надвигающийся «безжалостный августовский ливень». А вот полноценная драма рождения новой жизни, изложенная в одном предложении: «Из храброго семени показался тонкий побег, который бесстрашно пробил поверхность земли, напряг неокрепший стебелек, полностью выбрался наружу…»
Нет сусальности, нет лишних эпитетов, каждое слово стоит на своем месте. Вообще конструкция сказки настолько воздушная и хрупкая, что кажется – замени хоть одно слово, и все рассыплется.
Впрочем, есть ведь Главный Герой и его Поиски! В начале истории мы видим «маленькое и незаметное» семечко, упрямо стремящееся «во что бы то ни стало найти сестру», отнесенную в сторону безжалостным ветром. Но Испытания закаляют его, Встречи помогают узнать мир, а Время превращает в «тоненький стебелек с маленьким зеленым бутоном, увенчанным аккуратной охряной шапочкой». Наверное, самой замечательной особенностью характера Денди является его доброжелательный взгляд на мир – и мир оправдывает это доверие.
К слову: в какой-то момент уже абсолютно раскрепостившаяся, играющая словами в свое удовольствие (и доставляющая тем самым удовольствие читателям) Сударушка прибегает к необычному и нестандартному художественному приему: показывает поэтическую красоту весеннего утра глазами Денди, который, превратясь в цветок, смотрит на «громадную голубую лужу» (чудесное объяснение голубизны – «в ней отражается чистое небо, умытое последними слезами ушедшей Зимы»») и именно через это «зеркало» воспринимает реальность, «наслаждаясь светом и теплом». А вот уже и бутон раскрылся, и Денди стал «маленьким солнышком», радостным и радующим окружающих …
Вот только где же ты, «нежная добрая Лайон, где же твой звонкий голосок и солнечные глаза?….»
А между тем автор умело ведет события к единственно возможной развязке (потому что добро, которое несет в мир Денди, не может не обернуться светом и для нашего героя). Несколько строчек, несколько мгновений. Встреча с Пчелой. Горькие слезы, вызванные дождем и временной утратой надежды. Выглянувшее солнце и венчик Денди, раскрывшийся навстречу ему, но остающийся грустным. Наконец, счастливое известие, от которого «Денди чуть не вылетел из земли с корнем» – и встреча с Лайон (опять, опять Сударушке удается дать представление о характере несколькими словами – «ее золотистый венчик искрился радостью, она звала братца, которого терпеливо ждала всю долгую зиму и дождалась»).
Может, случайно, может, намеренно, но – обратите внимание! – автор дает два типа поведения: более активный Денди, который все время расспрашивает, ищет, и Лайон, «терпеливо ожидающая», как будто даже не сомневающаяся в том, что братец найдет ее.
Помните детскую песенку? «От улыбки станет всем теплей»? Вот и всем персонажам сказки, и – рискну предположить – всем читателям стало теплее, радостнее, веселее от состоявшейся встречи. Так легко понять и представить и Пчелу, в изумлении повисшую в воздухе, и Солнце, которое «удивленно развело лучами и ахнуло от удовольствия»…
Стоит ли говорить о том, что сказка Сударушки в полной мере соответствует теме конкурса? Забудем о формальной стороне дела, о том, что Лайон и Денди находят друг друга весной, когда Новый Мир наслаждается теплом и миром, когда не могут не сбываться мечты. Перед нами – история о молодости души, о беззаветной и бескорыстной радости, с которой часто ассоциируется весна, перед нами действительно «гимн весне и верности», который готовы запеть вслед за колокольчиками и мы, позабыв на мгновение о своих «важных» делах.
На первый взгляд – детская сказка. Без навязчивой нравоучительности, с присутствием рассказчика, очень «домашняя» (ее хочется слушать, приткнувшись к бабушкиному плечу). С неожиданным акцентом – «хорошо знать много языков, правда?» Разговор на равных – причем не только с ребенком. Есть в этой истории моменты, от которых и у взрослых может слегка запершить в горле. Сударушка исподволь обращает внимание на то, что иногда важнее не личная победа, а кубок «Лучшая команда», пытается показать, как следует строить наши отношения с теми, кто невольно оказался рядом, а, рассказывая о зимующей под кленовым листом компании, заставляет задуматься о том, как возникает привязанность между «случайно» встретившимися героями.
Как правильно получается,
Что люди на свете встречаются,
Сначала мы были просто
Отдельно – и ты, и я.
Но тонкие как паутинки,
Сплелись две разных тропинки,
И стало все по-другому.
И стали на свете друзья….
Ну вот, не обошлась я без любимого своего Крапивина… А тучи за окном давно разбежались, вечернее солнце заглядывает в окно купе и словно проверяет, обо всем ли я написала. Не знаю, что ему ответить. Наверняка – не обо всем. Потому что за каждой фразой Сударушки прячется История, которую создавать дальше должны мы сами. Потому что все время звучит у меня в ушах перезвон «Дендилайон, Дендилайон, дендилайон», органично сплетающийся со стуком колес. И потому что это действительно дар и счастье – «уметь понимать друг друга без слов».

ПС. Перед отъездом я «обдувала» одуванчиковые головки, которых так много было на поляне между домом и факультетом. Каждый раз получалась «бабка». Не знаю, что это значит, но путешествие, как мне сейчас кажется, будет удачным!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.