ПОТОК ЦЕНЗУРНОЙ БРАНИ.

У нас любят масштабы. Заворожены гигантоманией. Размечтались: всех переплюнуть – поскорее войти в будущее. Строим прижизненные памятники. Готовимся к свершениям и светлому будущему. Почти в неизменном виде остаются бесхозяйственность, расточительство и халтура. Не умеем трудиться-отдыхать.

Не живем! Люди безвременья! …Сдавали столовую. Зал отгрохали огромный. На триста посадочных мест. Им хватит с лихвой: столовая на сорок человек. Даже в уборочную не заполняют десять столиков. Тогда из города привозят гастролеров. Приходится кормить…
Петр Николаевич среднего роста. Очень аккуратен в одежде. Всегда подстрижен. Чисто выбрит. Следит за ногтями. В складку выглажены брюки. Надраены туфли. Массирует лицо пепельного цвета. Смазывает мазями. Исторгает косметические запахи. Излучает блески. Он необычен в другом отношении. Болезненно воспринимает любые отклонения от норм действительности. Несправедливости бытия. Для него злое, глупое и хитрое – чудовищно, позорно. Он теряет контроль над собой под его воздействием. При каждой встрече. Куролесят его творческие задатки-способности. Вытворяют пируэты. Озлобляются в смешном экстазе. Вытанцовывают нелепости. Изобретают-извергают словесный фонтан цензурной брани.

…Зайя неловко повернулся в переполненном автобусе. Наступил ему на ногу. При этом слабенько толкнул в бок. Не извинился. Ни в чем себя виноватым не считает. Чего только не происходит в давке-тряске?! Человек уравновешенный-понимающий такое не замечает-прощает. В крайнем случае, огрызнется. Наш герой оказался совершенно другим человеком. Вмиг взорвался. В репертуаре. Понес! Выстреливает
обычные для него словосочетания.

– Куда прешь, скотина?! Длинношеея глиста. Дистрофик. Кривоногий уродец. Канцелярская крыса. Интеллигентная вонючка. Тупоголовый рахитик. Болтливая ябеда. Шепелявый заика. Обормот трухомозглый. Горбоносый рыгалик. Остроухий педераст. Юродивый ханжа. Чернопопая гнида. Хохочущий болтун. Болван с выпуклой челюстью. Тараканоусый ревматик. Чернильная душа. Когтистый хапуга. Завистливый жадюга. Толстозадый геморроик. Брюхатый сцыкун. Жалящий нытик. Вонючий моралист. Распрекрасный живодер. Головотяп. Примитивная тварюга. Талантливый бездельник. Сумасброд. Слабонервный чинопочитатель. Греховодник. Осатенелый самоед. Брюзжащее поддувало. Охрипший граммофон. Шепелявая макака. Пузырящееся ничтожество. Молодой пердун. Ишакокопытный хамыга. Лишаемордая харибда. Религиозный фанатик. Скрывающийся под личиной комсомольца, сексот. Невежда зловредный. Ядовитое пресмыкающееся. Лягушатник. Ненасытный упырь. Раскосая харя. Жидовская морда. Катарактик. Распутный дьяволист. Заговорщик – с расстроенным желудком. Растрепанный тупарь. Паразит с бычачьей выей. Вспламенившийся гонорат. Арап Петра великого. Япошка-харакирист. Азиатский блюдолиз. Функулоязыкий пустомеля.

Беспонятливый фараон. Недееспособный самец. Коклюшный гипнотик. Чахоточный скелет. Чесоточный зудень. Угристый астматик. Самодур. Шизофреник. Диабетик. Раздавленный клоп. Кирпатая каракатица. Казнокрад. Сомнительный шалопай. Хондрючий канатоходец. Фиксатый зубоскал. Искатель приключений… Отчаявшийся авантюрист. Беззастенчивый браконьер. Папуас. Неандерталец. Яловая голова. Снежная баба. Баранья утроба. Лопатель поросячьей кашицы. Ожиревший курдюк. Голосеменное млекопитающееся.
К выходке беспокойного пассажира относятся по-разному. Большинство развесило уши. Не могут унять смех. Некоторые воспринимают происходящее на пол-ном серьезе. Затаили дыхание.
Кто-то ругается: в ответ. Передразнивает. Зайя не трус вовсе. Не считает достойным мозолить глаза. В данных обстоятельствах. На площадку перебрался. Не выйдет до города. Петр Николаевич продолжает высказываться. С изначальным остервенением. Не может, не желает с собой совладеть. Самопроизвольно фонтанирует беспрерывный словесный поток.

– Лягавый жеребец. Минтовый фараон. Сибирский кот. Смердящий хорек. Хреновый папуас. Задолбанный мужик. Хромоногий кобель. Бесполый онанист. Фудзи-ямовский самурай. Уродина с сигарообразным языком. Безмозглая скотина. Крепостной панич. Плюшкин крохобор. Гнусная зараза. Зануда. Ослоухий циник. Квадратный идиот. Бухой быдляк. Ползучий гад. Клоачный червь. Фекальный миазм. Рецидивный цицерон. Ляжкатый ловелас. Падаль тапира. Мочегонный аппарат. Багровый паралитик. Тунеядствующий дебошир. Разухабистая падлюка. Говноед. Дрожащий трундулет. Тщеславная мухобойка. Танцующая вобла. Громадная шмакодявка. Титулованный оборванец. Магометанский обрезанец. Озорствующий наси-льник. Рыжеволосый пигмей. Расфуфыренный пилигрим. Отфильтрованный подонок. Одноглазый циклоп. Долговязый рогоносец. Косматый эпилептик. Ритуальный убийца. Конституционная швайка. Лопнувший презерватив. Музыкальная пифия. Сопливый мотодор. Гнусный москит. Отпетый преступник. Пенистый шанкр. Эгоистичный карапуз.

Параноидный шахматист. Обгаженный сеньор. Фиговый тартюф. Оптимистичный мул. Легендарная устрица. Рифмованная химера. Сгнившая плацента. Пуританский масон. Маскирующийся кулик. Маскарадная уродина. Живой манекен. Непризнанный корифей. Копченая сельдь. Беспаспортный маньяк. Партийный деятель. Профсоюзный босс. Рабочий аристократ. Миниатюрный кикимора. Казацкая папаха. Извержение сероводородных газов. Изверг. Церковный попрошайка. Дурашливая посудина. Безразмерное влагалище. Мозолистый чувяк. Хронический обжора. Дурманящий проповедник. Катастрофический алкаш. Вошеподобный брехун. Двуликий нахалюга. Раковая опухоль. Грамотный сурок. – Умолк на мгновение. В легкие набрал новую порцию воздуха. Смешливого типа прилично одетый гражданин этим воспользовался. Перестал лупать глазами. Широко растворил ставни век. На происходящее откликнулся с завистливым пренебрежением:

– Тюря, успокойся! Отчего это тебя так занесло?
Петру Николаевичу трудно успокоиться. Еще больше его разожгло в
психологическом возбуждении. К прочему подмешался эротизм, похабщина. Он ругает не первого обидчика. Всех пассажиров-людей подряд. Всех считает виновными. Уважаемому-достойному человеку не выдедили персональную автомашину. Приходится ехать в переполненном автобусе. На своих плечах-спине испытывает озорствующие сдавливания, прикосновения неласкового характера. Пассажиры городского-междугородского транспорта постоянно чувствуют неудобства. Незнакомые люди становятся ненавистны друг другу. Они беспомощны. Мешают. Мы все проходим сквозь одно и то же чистилище. Выждал. Пауза задержка непродолжительна. Продолжает нападение:

– Молчи! Вы все: дерзкие жлобы. Кугуты. Ненаходчивые кабла. Байструки с финками. Ванильные размазни. Мудрящие софисты. Иудские христопродавцы. Грошевые скупердяи. Сексуальные искусители. Пожарные гайдуки. Средневековые еретики. Ватиканские иезуисты. Распутинские хлысты. Абортивные молокососы. Обшарпанные тунгусы. Бездетные лунатики. Сердобольные распутники. Квакающие жабы. Какающие квазимоды. Мохнатые щеголя. Яркие футуристы. Харкающие замориши. Оскопленные евнухи. Ерундовые формалисты. Химические растворы. Тюремные параши. Евангельские псаломщики. Буддистские паломники. Навозные жуки. Занозистые газовыжимальщики. Опереточные декорации. Умористые зубоскалы. Окровавленные социалисты. Захиревшие бундовцы. Промасленные
куклуксклановцы. Холостые пропойцы. Негашенные везувии. Расторопные биндюжники. Паршивые пастухи. Веселые капельмейстеры. Застенчивые овцы. Сердитые фразеры. Очкатые фармацевты. Выжившие из ума пенсионеры. Канцелярские секретутки. Безответственные паникеры. Морально настойчивые педиатры. Центристские хохмачи. Жилеточные рукава. Транзитные топтыгины. Столетние ящерицы. Вспенившиеся персоны. Властвующие проституты. Бесподобные сатрапы. Брешущие нувориши. Лихие суконщики. Роковые жонглеры. Сыромятные психопаты. Зашибающие деньгу трактирщики. Сволочные рифмачи. Бестолковые анархисты. Кооперативные шлюхи. Справочные будки. Галдящие трутни. Корабельные швабры. Энцефалитные клещи. Маточные оплодотворители. Установщики пистонов. Сухо-мятные дрочильщики. Кровожадные драчуны. Пузатые столоначальники. Кряжистые неврастеники. Духовные пастыри. Остроязыкие сифилитики.

Окосевшие спекулянты. Разряженные бестии. Скандальные замурашки. Отупевшие эмигранты. Безыдейные толстовцы. Хромые люмпены. Кипяченые полундры. – Петр Николаевич сильно увлекся горячительным зубоскальством. Ничего не замечает. Исполняет репертуар. С вдохновением. Выпрыскивает наружу словеса изощренности:

– Горлопаны с лужеными глотками. Эксплуатируемые пролетарии. Воинственные ляпсусы. Писающие в еду штундисты. Сановные бюрократы с обмороженными маковками. Окоченевшие мертвецы. Озлобленные мавры. Арцебашевские здоровые жеребцы. Андреевские бесы. Братья карамазовы. Идиотики. Торгашеские канальи. Святейшие фурсики. Фурорные атеисты. Недоразвитые карьеристы. Служители преисподней. Туалетные швейцары. Педикюрные мастера. Зажимальщики критики. Лобколобзатели. Непоседливые лоботрясы. Обольстители леших. Карикатурные изваяния. Рыцари плаща и кинжала. Кардиналы урок. Спасители человечества. Благодетели нищих. Заядлые политиканы. Азартные игроки. Картежные шулера. Шансоные любовники. Капризные театралы. Недоспевшие клюквы. Черноязыкие сплетники. Лаврские монахи. Чинопочитатели. Кавалеры ордена подвязки. Палачи с шутовскими колпаками. Начетчики юрисприденции. Античные законники. Самоедские шаманы.

Прославители гильотины. Раздаватели столыпинских галстуков. Специалисты по гинекологии полости рта. Прогрессивные консерваторы. Порнографисты-ашуги. Интеллигентные каннибалы. Камерные певцы. Настырные угодники. Въедливые дылды. Почерневшие каторжане. Скулистые ротозеи. Бонапартистские кастеты. Бражничающие фельдмаршалы. Честолюбивые босяки. Строптивые симулянты. Очумелые рассказчики. Неряшливые писари. Лысые боцманы. Жилистые циркачи. Пришлепнутые писари. Заики-очевидцы. Причесанные людоеды. Трефовые тузы. Пористые женихи. Распарившиеся бродяги. Министерские лясоточильщики. Багдадские воры. Добровольные саботажники. Властолюбивые шалавы.
Надоел всем пассажирам. Уже нет сил-энергии смеяться! Выложились. Участник самодеятельности самозванный… Зайю давно этот тип заинтриговал. Записывает для памяти удачные словосочетания. При случае воспользуется. Зайе уступили место. Из сочувствия к утомительной работе. Он строчит. Всячески сокращает. Не успевает записывать. Не разберет потом каракули. Этот придурок необычные ругательства извергает. Со скоростью пулеметной очереди. Каскады слов:

– Пресные служаки. Всегда-готовые пионеры. Хладнокровные юмористы. Коренастые яхтсмены. Распухшие хозяева. Семиструнные болячки. Жемчужные одуванчики. Будничные пришибеевы. Бесчеловечные бонзы. Участливые держиморды. Безбожные держиморды. Безбожные подхалимы. Хлябидные лапотники. Бесчестные мизантропы. Усатые подыхальцы. Зачаточные стаднюки. Трясуны-комиссары. Заунывные пантеисты. Блаженные помпадуры. Фиксатые морды. Прожорливые ловкачи. Беспозвоночные приспособленцы. Вопрошающие кикиморы. Ревнивые папаши. Жестокие тести. Кровососцы. Жалящие насекомые. Притихшие клизмы. Благородные драконы. Отчаявшиеся сводники. Малярийные комары. Холерные бактерии. Бациллы чумы. Бедуины в пустыне. Горбоносые верблюды. Шантажирующие провокаторы. Слюнтявые стиплеры. Кагебистсткие сексоты. Иллюдоровские ослицы. Ивано-грозненские опричники. Университетские выскочки. Волосатые бурбоны. Цензовые делегаты. Большевистские вожди. Уникальные гангстеры. Иерархия дураков. Гетманы в бриджах. Ацтекские идолопоклонники.

Возбужденные бабники. Полусознательные марсиане. Базальтовые серафимы. Серые бурсисты. Скептики всухомятку. Кадрильные пташечки.Серо-буромалиновые лопухи. Лоцманы гнилых заводей. Счастливые ростовщики. Волчьи дети. Ломовые лошади. Доисторические окаменелости. Язвительные сыновья. Заквасные иероглифы. Беспризорные мартышки. Окольцованные карманники. Озорные распутники. Мещанские волшебники.воздухо-замковые мечтатели. Могарычевые полицаи. Мистики, отхаркивающие материализм. Замаскированные полиглоты. Массивные ползуны. Прилежная деревенщина.

Наконец-то, прибыли. Автобусная станция. Пассажиры вышли. Его вывели. Безразлично относится к присходящему. Добросовестно исполняет свою роль. Не исчерпал репертуар. Говорит. Хамит. Ругается цензурностями. Потешает.

– Мускулистые денщики. Мастера баклушных дел. Денежные биржевики. Деликатные абитуриенты. Инвентарные матросы. Барбарисовые индивидуальности. Махонькие прокураторы. Проповедники безвластия. Мессии хаоса. Кашалоты мафии. Вооруженные охранники. Подурневшие аббаты. Вольфрамовые судари. Окаянные медики. Флотские закоперщики. Талмудические вольнодумцы. Лояльные предатели. Люди в фартуках. Экзальтированные мракобесы. Поглотители муравьиных куч. Крахмалистые шалопаи. Учрежденческие подстилки. Ассимилированные немчуги. Нестиранные портянки. Захудалые спортсмены. Прагматичные дуэлянты. Скифские остолопы. Ассирийские геноцидные жестокие убийцы. Огребатели нечистот.

Ассенизаторы мыслей. Князья одесских катакомб. Покорители тундры. Жители сибирской тайги. Цыганские прорицатели. Среднеазиатские паранджаносцы. Молдаванские мамалыжники. Кавказские пленники. Черносотенные погромщики. Тюркские чалмоносцы. Вологодские чаехлебцы. Тульские самоварщики. Задунайские запорожцы. Ляхские аспиды. Черномазые рабы. Яйцеголовые кретины. Криминальные фрондеры. Филантропы за чужой счет. Химические обструкционисты. Пузырчатые бородавки. Беззастенчивые филистеры. Торжествующие гугеноты. Великие инквизиторы. Отвратительные богомольцы. Вонючие навозные жуки. Раки с клешней. Пузатые удавы. Несчастные пропойцы. Нравственные кастраты. Сволочные лицемеры. Подлые доносчики. Зловредные басурманы. Хихикающие растяпы. Фатовые картежники. Пиковые короли. Трефовые вальты. Обхезавшиеся лахудры. Сексованные щуками крокодилы. Длинноусые тараканы. Радиоактивные отходы.

Кто-то вызвал скорушку. Петр Николаевич отбивался. Его насильно усадили. Повезли. Высадили в психиатрическом отделении. Здесь не церемонятся. Записали анкетные данные. Приказали раздеться донага. Осмотрели, выслушали. Поставили под душ. Выдали больничный комплект одежды. Куда-то унесли костюм. Он не осознает, где находится. Попытался высказаться. Интуитивно помогает лечащему врачу-психиатру установить первичный диагноз заболевания.
Представился невропатологом, врачом по должности. Имеет диплом об образовании. Не знания! Подавили инъекцией возбуждение. Петр Николаевич возвратился в привычное состояние. Таким его никто не осмелится остановить на улице. Не тронет. Палата на пять койко-мест. Могут поместить побольше больных. Попал в очень оживленное время. Привезли ужин. Больные в отделении под замком. Зарешечены окна. Словно узники. Некоторые пытаются отхватить по две миски. Привезли точно по счету. Санитарка непременно забирает лишние миски с объедками. Кормит поросят. Дежурный массивный санитар размахивает кулачищами.

– Дармоеды! Безмозглые твари! – Орет. – Брысь по местам. Лишнего не будет! Все вы – воры, попрошайки, чертовы придурки! Сотворены из одного материала. Об одном мечтаете. Хватаете. Рвете дополнительные порции. Кусок жирнее. За чужой счет поживиться. Пограбастать кухню. Сгиньте! Утихните! Спуску вам не будет! Стану живьем конопатить. Гонять. Словно псов шелудивых. Накачивать. Ставить клистеры. Под койки спать ложить. Без матрасов. Нечего беречь ваши ноги-руки-голову-зад. Пусть трудятся! Честно несут службу. Нам начхать на желания-способности. Хочу плевать: в поганые души! Вы бы покрылись чирьями-струпьями. Этакие придурки! Дураелы несчастные. Шпана подворотная. Скоты безрогие. Козлы твердолобые. Бегемотоподобные макаки. Килатые филистеры. Мразь. Глисты. Нюхать и лопать вам свинячье дерьмо. За обе щеки уплетать овечий навоз. Перед сном слушать завышание шакалов. Смалиться в кипящих чавунах. Гореть в геенне огненной. На маленьком огне. Мало! Торквемаду, графа де Сада, иезуитов, черта, ведьм-дьяволов, опричников, кагебистов ниспошлют на вас небеса! Узнаете долг-дисциплину. Уважать нас научитесь. Свободу любить. Принимать-исполнять слово руководящее. Ничто вас не колышет. В одних смехуечках корчитесь. Забавляетесь! На дурости спекулируете. Придурку легче, чем трудяге. Нагуливаете жирок. На полном государственном обеспечении. – Он умеет ругаться. Болен. Страдает нарушением психики. Свободно-безнаказанно проявляет садистские наклонности. Опекает затворников. В дурдоме легализованы фашистские порядки. Здесь очаг фашизма. Внутри: беспредел партийно-административного типа. Для привлекательности: назван реальным социализмом.

Петр Николаевич и санитар однотипно больны. На разных уровнях находятся. Есть существенная разница. Больных лечат. Санитар наблюдает за заключением-лечением. Петр Николаевич окончательно отрезвел. Усек факт. Предстоит выполнять требования внутреннего режима. Иначе не выйдет на волю невредимым. Забьют-заколят. Так жить не привык. Одно желание: вырваться на свободу. Какая
там свобода? Только что окна без решеток. Нет очереди. Не нужно ожидать, пока выпустят в туалет, покурить. Влопался! Тут место одним правозащитникам. Те качают права. Требуют свободу. Еще: всяким шизофреникам, алкашам. За что его? Занял чужое место. В это время антисоветчики разгуливают на свободе. Народ совращают критиканством, инакомыслием. Опасным для стабильности. Для самой советской действительности. Неужели пришло указание травить-пожилать своих детей? Что происходит? Где выход? Когда, в чем спасение?

Важное обстоятельство – страшно опасностями-последствиями. Лечащий врач – кагебист. Тоже хохол! Добра не жди! Хохол презирает весь мир! Прежде всего надеется разделаться с москалями. Они саранчой заполнили страну. Пожирают Неньку. Еще жиды, армяшки… Хохол дико ненавидит соседа. Готов пожертвовать имуществом-телом. Только ударить соседа! Петру Николаевичу повезло. На практике в отделении сын ветврача – Витек. Неведомо усвоил теорию западного психо-анализа. Обещает с его помощью излечить “дядьку”. Так по-приятельски называет. Удастся? Может сам пострадать. Ведь в отделении заняты не лечением. Место административного заключения.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.