С Днем, Рождения, Лана…


С Днем, Рождения, Лана…

ANNA WELLING

Посвящается Тому (Томасу Джона Патрику)
прекрасному человеку,
кто помог мне при создании рассказа…,
и которого я, Боготворю…

* * *
США – Нью-Йорк.
Молодой, симпатичный парень, припарковав свою машину возле большого спортивного здания, в спешке, торопясь, не замечая прохожих, случайно наткнулся на девушку.
Она, не ожидав, выронила из рук книгу и, растерявшись, взглянула на парня, забыв о книге…
На груди у парня она заметила визитку: тренер дзюдо, Томас Кларк Ли.
Пристально разглядывая его образ, она почувствовала нечто невероятное, как-будто вновь родилась… В нем будто присутствовала магия, и он околдовывал ее.
Никогда в жизни она не ощущала на себе столь пронзительный мужской взгляд.
Нагнувшись, парень поднял книгу и взглянул ей в глаза. Она была красива, но он заметил в ее глазах грусть, пустоту.
Мило улыбнувшись, он сказал:
–– Все хорошо?
Не отрывая с парня взгляда, она ели слышно проронила:
–– Спасибо! – и пошла дальше.
Парень, поняв, что ее книга осталась у него в руках, попытался догнать девушку, но она уже успела скрыться за поворотом.
Войдя в здание, направляясь в раздевалку, идя по коридору, думал о ней, держа в руках ее книжку.

Девушка, дойдя до цветочного магазина “Ароматы природы”, открыла стеклянную дверь и вошла в прохладное, освещенное помещение.
Ухаживая за цветами, она никак не могла забыть того парня и на миг призадумалась: как бы ей хотелось услышать от незнакомого человека поздравления, нежные объятия, красивые слова любви и раствориться в нем… Но это всего лишь была мечта… – но какая!

Переодевшись в кимоно, он никак не мог забыть о той девушке и, смотря на книгу, у него возникло огромное желание прочитать ее. Садясь на табуретку, он на несколько томительных минут задумался: читать или нет? Глубоко вздохнув, он взял в руки книгу и, пролистав, понял, что это вовсе не книга, а дневник девушки, написанный от руки.
Тетрадь почти вся была исписана. Листая, он остановился на разрисованном в ярких красках листке, где изображена была красивая розочка, и крупными буквами написано было:
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ЛАНА…
Перевернув листок, и глубоко выдохнув, он решил прочитать ее дневник, написанный сегодняшним днем:

19.04.2005
Я, как всегда просыпаясь, чувствуя в душе пустоту, тоску, а ведь день только начался. Приму душ, расчешу свои длинные, спутавшиеся за ночь темные волосы, собрав в пучок. Оденусь во что-нибудь темное, серое, ведь спустя пять лет ничего не изменилось… Я лишь не могу понять: зачем живу?

В раздевалку вошел коллега по работе и, окликнув парня, сказал:
–– Том, ты как, идешь?
–– Ты не мог бы меня заменить?
–– Что – то случилось с твоей матерью?
–– Нет, это личное…
–– Хорошо. Нет проблем. Я подменю тебя.
–– Спасибо! Я у тебя в долгу!
–– Да не стоит, – повернувшись, он ушел.
А Том, продолжил читать дальше:

Где мои пятнадцать лет? Все что я имела – потеряла. Я окончила высшую школу, также музыкальную, и хотела поступать, как с родителями случилась трагедия. В день, когда мама должна была рожать, папа превысил скорость машины и, не доехав до больницы, попали в автокатастрофу. В тот день я не знала, что у мамы начались схватки. Я ночевала у подруги, а папа даже не сообщил мне… Я потеряла все – а главное осталась одна.
Моя мама занималась цветами, и теперь я продолжила ее дело, и цветочный магазин “Ароматы природы” теперь мое.
Правда, у меня есть тетя, мамина сестра, но она живет в Канаде, в провинции Юкон. Она хотела взять меня к себе, но я слишком гордая, чтобы оставить родительский дом и поехать к ней. Правда до восемнадцати лет, я жила с ней, потом, посчитала, что уже достаточна взрослая, и решила жить самостоятельно.
Как мне тяжело, одиноко. У меня нет никого, ни семьи, ни родителей, ни жизни, ни друзей. Все от меня отвернулись, забыли, ведь я для них стала скучной. Но в чем моя вина? Всегда со мной все общались, дружили, и всегда считали меня самой умной, красивой: а теперь?
Мне завидовали, говоря, что у меня самые красивые волосы, добрые глаза, чувственные губы. В те годы я одевалась как все девушки: в яркие цвета, подкрашивала губы, подводила глаза, распускала волосы и была счастлива. Теперь же я в этом мире совсем одна, хоть моя тетя каждый месяц высылает мне минимальную сумму, звонит, но мне плохо. Для кого мне одеваться, краситься, выглядеть привлекательно?; ведь и любимого нет.
После смерти родителей, мой самый лучший друг, чуть меня не изнасиловал, пытаясь уложить меня в постель. Для него главное был секс, а мои чувства его не волновали. Не знаю, как, но я выкрутилась и после меня все бросили.
Каждый год я справляю День Рождения одна. Прихожу с работы, зажигаю свечу, загадываю одно и тоже желание уже пять лет и после ложусь спать. Как я желаю встретить своего принца, единственного человека, который понял бы меня и был только моим… Где он?
Я так страдаю, мучаюсь, умираю от такой жизни. Все потерять в один день и остаться ни с чем. Наверное, я живу мечтой, что однажды встречу своего принца, и он скрасить мою жизнь, подарив мне себя.
А как хочется услышать нежные слова любви, почувствовать прикосновение рук любимого человека. Засыпать и просыпаться с любимым, отдавая ему всю себя… Я желаю того, чего нет… Очень хочу, чтоб меня любили, заботились обо мне и никогда не оставляли.
Моя жизнь пуста. В ней нет смеха, радости, любви, а только боль.
Я потеряла покой, смысл жизни, сон. Никого вокруг не замечаю, а только существую.
Сегодня у меня День Рождение и я проведу в одиночестве. Так давно я не получала подарков. Не слышала комплиментов. Никуда не ходила, а только дом и цветочный магазин.
Я по вечерам хожу по Манхеттену, проходя мимо оград, где 11 сентября 2001 года произошла катастрофа – два самолета врезались в торговый центр и теперь я понимаю, что чувствовали родственники погибших…Помню тот день, когда все это случилось…
Мне так тяжело, тоскливо. После смерти родителей я так изменилась, что себя не узнаю, и не разу не заплакала. Я не могу плакать, а так хочу разреветься, но сил нет. Во мне все сломалось.
Иногда думаю, что до конца своих дней останусь в старых девах, не отдавшись никому. Но разве я могу без любви отдаться мужчине? И где этот мужчина?
Я стала никому не нужной. Во мне нет привлекательности, нежности, ведь я полностью поглощена в свои мысли. Ни один мужчина на меня не засматривается. Никто со мной не общается. Да, и я, наверное, сама этого не хочу, но вот, а принце думаю…
Я хочу отдать ему себя, свою невинность, душу и почувствовать живой…
Сейчас пойду на работу, вернувшись, так и не услышав ни от кого поздравления. Пройдет и этот скучный день, и последующие. Я останусь одна и никто меня не утешить, не приласкает, не убаюкает, не поцелует. Так тяжко на сердце. Мне трудно, но я не понимаю, как еще на ногах стою. Все сама.
Кто бы вновь мне сказал: Лана, ты такая красивая, так и хочется, не отрывая глаз смотреть на тебя.
Я забыла, когда в последний раз слышала такое. Забыла все самое прекрасное, приятное. Я не только не была близка с мужчиной, но и ни разу не целовалась. Я… я… пустое место. И сама себе каждый год говорю:
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, ЛАНА…

Прочитав, Том был просто в шоке. Он и подумать не мог, что такая красивая девушка и так одинока. На минуту, он будто отключился от мира, вспоминая глаза девушки, и вслух произнес:
–– Почему я? Почему этот дневник оказалась в моих руках? Неужели это судьба? Ведь я искал такую как она, которая полностью принадлежала бы мне. Всегда мечтал о девушке… Чистой, непорочной, но не разу не встретил такую. Так хотел прикоснуться к невинному телу: научить ее целоваться, любить и всю себя отдавать маленькой, хрупкой девочке. Лана… ты моя девочка? Какая ты красивая, но грустная. Ничего, я научу тебя жить, ведь я всю жизнь ждал именно тебя. Лана… Лана… Девочка моей мечты.

А в это время, хозяйка цветочного магазина успешно продала целых три букета, красиво оформленных, алых роз и после присев на шезлонг, закрыла глаза и уснула.
Она все эти годы не знала что такое сон, и лишь только сегодня это почувствовала, увидев прекрасный сон…

* * *
Купаясь нагишом в раннее утро в реке Юкон, она не замечала парня, который не раз наблюдал за ней.
Не отводя с нее глаз, он любовался ее телом. Никогда в жизни он не видел столь белую, бархатную кожу: маленькая талия, стройные ножки, изящная фигура. Она была божественна, и пока девушка купалась, он с огромной улыбкой мечтал о ней.
Но случайно, девушка его заметив, начала кричать.
–– Помогите! На помощь! Кто–нибудь!
Выйдя из кустов и подойдя поближе, он сказал:
–– Успокойся, Лана! Я тебя не трону.
–– Помогите! Насилуют! – кричала она не своим голосом.
–– Да я тебя и пальцем не тронул: какое насилие? Лана, возьми себя в руки и успокойся.
–– Какой там успокойся. Сейчас я выйду из воды, а ты набросишься на меня.
–– По – твоему, я на такое способен?
–– Откуда мне знать.
–– Лана, я не животное.
–– Тогда, что здесь делаешь?
–– Просто любуюсь тобой!
–– Уходи.
–– Да не бойся, я не трону тебя.
–– Тогда отвернись. Я хочу выйти из воды.
–– Сказала бы сразу, вместо того, чтобы кричать.
–– Что? Да как ты смеешь?
–– Ладно. Извини!
Повернувшись к ней спиной, она быстро вышла из воды и, торопясь, начала одеваться.
–– Все? Ты оделась?
–– Еще нет, – и продолжила одеваться.
И когда полностью была готова то, повернувшись к ней лицом, он сказал улыбаясь:
–– Ты без брюк и маечки намного сексуальнее выглядишь…
–– Может, хватит, Томми?
–– У тебя красивое тело, и я не мог не любоваться тобой – это выше моих сил…
Смотря пристально в его глаза, она не знала, что ему ответить.
–– Лана, красоту невозможно скрыть! Ты такая… Не сердись на меня.
–– Я еще подумаю…

После, Томми с розочкой направился к Лане.
Войдя в цветочный магазин, он сразу протянул Лане цветок, и мило произнес:
–– Прости меня!
–– Это подкуп?
–– Лана, ты что?
Взяв с его рук розочку, она бросила в урну.
Нахмурив брови, Томми разгневался, но не слова не сказав, повернулся и ушел. Она поняла, что таким образом обидела Томаса, и чтобы загладить свою вину, решила извиниться перед ним.

Вечером, она, закрыв цветочный магазин и, держа в руках розочку Томаса, направилась в школу.
Войдя в большое здание, она остановилась возле его класса, облокотившись на стенку, и ждала окончания урока.
Через полчаса прозвенел школьный звонок, и все ученики вышли из классов, а Лана все ожидала его.
Когда Томас освободился то, войдя в пустой класс, она улыбаясь, нежно прошептала:
–– Прости меня, Томми!
Взглянув на Лану и увидев в руке цветок, обрадовавшись, сказал:
–– Тебе не стоит извиняться!
–– Но ты простишь меня? Я глупо себя вела.
–– Прощу, если и ты простишь меня…
–– Я понимаю, ты мужчина, и придя на речку…
–– Не говори больше ничего. Я прощен?
–– Да, – мило улыбнулась Лана. – Я вообще – то пришла спросить тебя: придешь на День Рождение?
–– Приду. А какой подарок желаешь?
–– Мой подарок – ты…
–– Не понял…
–– Мне подарок не нужен. Я желаю видеть тебя…
–– Но как без подарка?
–– Ты просто приходи!
–– Обязательно!
–– Тетя устраивает шикарный праздник в доме Алекса.
–– Почему у него?
–– Ну, во–первых; мы друзья, а во–вторых; у него не дом, а дворец.
–– Это точно.
–– В нашем провинциальном городе только у него такой дом.
–– Мек и Кристина придут?
–– Тебя они так волнуют? – не понравилось Лане.
–– Нет. Мне просто интересно.
–– Конечно. Все придут. Так что я жду тебя.
–– Я приду, Лана! Приду!
–– Спасибо! – и мило улыбнувшись, покручивая бердами, ушла.

На следующий день, когда Лана пришла на речку Юкон, чтобы искупаться, то увидела обнаженного Томаса стоящего в воде спиной к ней.
Разглядывая его тело, она мило улыбалась до тех пор, пока Томас ее не заметил, и сразу же от стыда отвернувшись, сказала:
–– Прости! Я не знала что ты здесь.
Ухмыляясь, он проронил:
–– Все нормально. Можешь повернуться.
–– Но ты голый…
–– Ну и что. Не говори, что никогда не видела обнаженного парня?!
–– Мне неловко. Может, ты оденешься?
–– А ты пришла искупаться?
–– Да.
–– Тогда иди сюда. Иди ко мне.
–– Нет. Я лучше подожду.
–– Как хочешь.
Он, выйдя из воды не торопясь, надел серые шорты и голубую майку, сказав ей:
–– Я оделся.
И повернувшись в его сторону, она невольно взглянула ему в глаза, и шепотом произнесла:
–– Не желаешь прогуляться со мной?
–– Давай на коне.
–– Ну, прогуляться я имела в виду пешком. Но раз ты хочешь на коне, то давай.
–– Просто я подумал, что пешком до горы Логан мы не дойдем. Расстояние 6050м.
–– Да. А ты хочешь направиться к горе Логан?
–– Хочу показать тебе красивые места. Ты там была?
–– Нет.
–– Ну, тогда, давай?
Посадив ее на лошадь, он сел лицом к ней и, она, прижавшись к Томасу, почувствовала, как лошадь поскакала галопом.
Он крепко держал ее в своих объятьях, и она чувствовала его силу.

Когда лошадь, наконец, остановилась, он помог ей спуститься, взял на руки и пошел вперед. Пройдя, несколько шагов, он, поставив аккуратно ее на ноги, спросил:
–– Ну, как тебе нравится?
–– Здесь красиво, – и подойдя к самой вершине скалы, она сверху вниз разглядывала окрестности этого места.
–– Осторожно, Лана. Я не хочу, чтоб ты упала.
–– Да, не волнуйся. Здесь даже воздух другой. А природа…
–– Я хочу тебе кое–что показать.
–– И что же?
Взяв за руки Лану, он прошелся вместе с ней шагов десять и показал одну скалу, которая напоминала большого орла.
Когда Лана увидела, то не поверила своим глазам, будто орел смотрел на нее, выпучив свои глаза.
–– Какая красота!
–– Нравится?
–– Очень. Мне здесь все нравится.
–– Ты больше на меня не сердишься?
–– Нет. Я все забыла.
Но вдруг город потемнел. Солнце закрыло темная туча, и пошел сильный ливень. Промокнув с ног до головы, они будто по волшебству переместились в заброшенный домик.
Томми сходу начал раздевать Лану, боясь за ее здоровье. И когда она осталась стоять в нижнем белье, то только сейчас поняла всю ситуацию.
Он больше не мог просто любоваться Ланой, а хотел сполна насладиться ею…
Быстрыми движениями рук он разделся и, взяв Лану на руки, уложил на сено и, ложась рядом, ворвался ей в рот в жадном поцелуе.
Лана оказалась в его власти и, потеряв самообладание над собой, больше не могла не о чем думать, кроме его страстных поцелуев, горячих губ, нежных слов и, отдавшись ему, взлетела высоко – высоко, чувствуя любимого рядом собой…

* * *
Парень, войдя с букетом в цветочный магазин, увидел спящую Лану и, спрятав букет за спину, хотел ее разбудить, как услышал:
–– Я люблю тебя, Томми! Прошу, не оставляй меня! Томми, ты единственный человек в моей жизни! Я очень тебя люблю! Томми… Томми… Томми…
Он, поняв, что ей сниться сон, нежно коснулся ее щеки и, приласкав, произнес:
–– Лана… Лана… Просыпайся, милая! Лана…
Услышав мужской голос, она открыв глаза, увидела его…
–– Привет! – мило произнес парень.
Встав моментально с шезлонга, спросила:
–– Пришел за цветами?
–– Нет, – и протянув ей букет бархатных роз, он с нежностью произнес: – С Днем Рождения Лана…
Она от неожиданности застыла на месте и, не зная, что ответить, опустила голову вниз и заплакала.
Он, подняв ей голову за подбородок, сказал:
–– Все хорошо, Лана! Не плачь, милая! Лишь прошу: скажи что-нибудь…
–– Спасибо! – и взяв букет, она бросилась в его объятия, и от счастья расцеловала парня.
Он, не ожидав с ее стороны такой реакции, очень обрадовался, поняв ее.
–– Какие красивые! – с восхищением говорила Лана.
–– Двадцать роз, – сколько исполнилось!
Посмотрев на него удивленными глазами, спросила:
–– Откуда ты знаешь?
И достав тетрадь с пиджака, он сказал:
–– Это ведь твое?
–– Мой дневник! Как он у тебя оказался?
–– Ты выронила из рук, когда мы столкнулись…
–– Да. Припоминаю, – и, взяв дневник, она вдруг встревожилась. – Ты читал?
–– Я бы не осмелился…, просто случайно наткнулся на разрисованный листок из роз…
–– Спасибо тебе! – улыбаясь, ответила Лана.
За все эти годы она первый раз в жизни улыбнулась.
Невероятно, но, похоже, этот парень вернул ее к жизни! Он сотворил чудо! Растрогал ее до такой степени, что она заплакала.
–– Я поставлю цветы в воду.
–– Но только не продай их.
–– Что ты? Подарок не продается! – открыто засмеялась она, и поставила цветы вазочку с водой.
Он, смотря на нее, все больше понимал, что она именно та девушка, которая ему нужна, и он все для этого сделает, даже невозможное, но завоюет ее сердце и любовь…
–– Давай, знакомиться? Томас Кларк Ли. Для тебя, просто Томми.
–– Лана Варенберг. А как тебя зовут, я знаю – видела визитку на груди.
–– Очень приятно, милая!
Засмущавшись, она скрыла улыбку, опустив голову вниз.
–– Что случилось?
–– Прости! Просто меня так давно никто не называл: “милая”.
–– Привыкай, милая! Теперь я буду тебя так называть!
–– Спасибо!
–– Скажи, а ты можешь пораньше освободиться?
–– А что?
–– Пойдем в ресторан?!
–– В ресторан?
–– Да. Я тебя приглашаю.
–– Но в таком виде?
–– Не волнуйся, эту проблему я решу… Давай, пошли.
–– А цветы?
–– Потом возьмешь?
–– Но без дневника не уйду.
–– Хорошо, милая.
Взяв в руки дневник и закрыв цветочный магазин, он, схватил ее за руку, потащив к машине.
–– Твоя? – удивленными глазами она рассматривала черный “Mersedes”.
–– А как ты думаешь?
Посадив ее в машину, после сел он и нажав на газ, рванул с место.
Улыбаясь, она спросила:
–– А куда мы едим?
–– Вначале хочу, чтоб тебя одели, а потом к стилисту.
–– Но зачем?
–– Я хочу, чтобы ты выглядела как принцесса.
–– Томми, не надо.
–– Не спорь со мной.
Обидевшись, она замолчала, опустив голову вниз.
–– Лана! Прости меня, милая! Я хочу как лучше.
–– Я понимаю.
Остановив машину возле бутика, мило произнес:
–– Пойдем, родная!
–– Хорошо.

Войдя в бутик, к ним сразу подошла молодая девушка и спросила:
–– Чем могу помочь?
–– Да. Я бы хотел, чтобы вы подобрали что – то подходящее для моей девушки.
–– Конечно.
–– А главное, чтобы она выглядела более женственно и как можно посексуальнее…
–– А как будите платить: карточкой или наличными?
–– Карточкой.
–– Хорошо. Мы все сделаем.
Более часа Лана примеряла разные наряды, демонстрируя Томасу. В каждом платье она выглядела божественна! Он даже поверить не мог, как можно было скрыть такую красоту…
После примерки, она вновь надела свои вещи. Увидев ее в старой одежде, Томас недовольным видом сказал:
–– Лана, зачем вновь в старье оделась? Я для чего тебя сюда привез?
–– Томми…
–– Переоденься. С этих пор ты только будешь одеваться во всем самое лучшее и красивое… Я хочу видеть тебя такой…
Надев голубое платье с открытым вырезом сзади, и черные босоножки на шпильках, вновь очаровала Томми.
–– Теперь другое дело, моя хорошая. Пойдем. Надо еще кое – что сделать…
После, он привез Лану к стилисту и доверил ее самому опытному мастеру.
Через два часа Лану было невозможно узнать. Она стала такой очаровательной и привлекательной девушкой, что Томми потерял дар речи.
Разглядывая себя в зеркале, она не верила своим глазам.
–– Это я?
–– Да, моя хорошая!
–– Не может быть?!
–– Тебе нравится?
–– Я не узнаю себя. Мои волосы…
–– Ты прекрасна!
–– Скажи мне, зачем ты все это делаешь?
–– Милая, я хочу видеть тебя счастливой!
–– Томми, но для кого мне так одеваться? Выглядеть красиво?
–– Для меня, солнышко!
–– Спасибо тебе! – поцеловав его в щечку, она улыбаясь, спросила: – Я тебе нравлюсь?
–– Очень. Я хочу, чтоб ты всегда была такой. У тебя такая милая улыбка, замечательные глазки, маленький носик, чувственные губки, румяные щечки, красивые волосы… Лана, ты такая красивая! Перед твоей красотой невозможно устоять, и не одна не сравнится с тобой…
–– Томми… – засмущавшись, она покраснела.
–– Милая, я тебя смущаю?
–– Мне все так непривычно. Я столько лет провела в затворничестве, не видя перед собой ничего.
–– Родная, с этих пор все будет по – другому… Теперь можно пойти и в ресторан.
–– Спасибо тебе за все, но я боюсь… Этот день закончится и я вновь останусь одна.
–– Не останешься, радость моя! С этих пор я буду о тебе заботиться…
–– Но…
–– Никаких но.

* * *
Войдя под руку с Томом в ресторан, один из официантов сразу подойдя к ним, провел их к свободному столику. Томас улыбаясь, помог Лане сесть, и после моргнув ей, сел сам.
–– Что вы желаете? Предложить вам меню? – спросил официант.
–– Меню пока не надо. Шампанское, пожалуйста! – сказал Томас.
–– Хорошо, – и официант отошел.
А Томми, смотря на Лану, нежно улыбаясь, спросил:
–– Ты счастлива?
–– Да. Спасибо тебе! Я первый раз в жизни так счастлива!
–– Я рад, что тебе хорошо!
–– Спасибо, но знаю, что этот день закончится и все вернется вновь…
–– Нет, милая, так не будет.
–– Понимаешь, Томми, в моей жизни произошло нечто… Когда мне было пятнадцать деть, я потеряла своих родителей, и не родившегося брата. Жизнь потеряла для меня всякий смысл. Я стала такой далекой, замкнутой и ничего не могло изменить мою жизнь… Но вот появился ты, и я боюсь…
–– Чего?
–– Боюсь потерять то, что сейчас имею,… Ты заставил меня почувствовать нечто приятное и растрогал меня до слез. Все эти пять лет, я не выронила ни одной слезинки. Моя боль душила меня, не давая мне покоя.
–– Несмотря ни на что, ты должна жить дальше, милая! Жизнь прекрасна!
–– Но для кого? У меня нет никого. Я в этом мире совсем одна.
–– Нет. У тебя есть я. И я хочу, чтобы ты жила! Ты позволишь мне войти в твою жизнь?
–– Ты хочешь сказать быть со мной?
–– Да.
–– Жить и спать…?
–– Да. Я хочу тебя любить, заботиться о тебе, лелеять и дарить тебе все, что ты не пожелаешь…
Официант, подойдя к их столику, налил в бокалы шампанское, и предложил:
–– Закажите что-нибудь?
–– Что будешь, милая? – спросил Томас.
–– Я вообще – то есть не хочу, – ответила Лана.
–– Может десерт? – предложил официант.
–– Да, – сказала Лана.
–– Тогда принесите нам десерт, – добавил Томми.
–– Конечно, – и не надолго отошел.
–– Ну, милая, ты позволишь мне быть с тобой? – спросил вновь Томас.
–– А что скажет твоя девушка?
–– Я холост. У меня никого нет. А знаешь, я искал тебя…
–– Меня? – не верила она его словам.
–– Да. Я искал заботливую, ласковую, отзывчивую, откровенную, понимающую, идеальную девушку. И, похоже, я нашел тебя…
–– Томми, со мной скучно.
–– Это мне решать.
Официант через пару минут принес им по десерту – экзотические фрукты со сливками.
А Томас продолжил:
–– Родная, как ты смотришь на то, чтобы мы со временем сблизились?
–– Быть любовниками?
–– Почему именно любовниками?
–– Потому что мужчинам только это и нужно…
–– Я тебя понимаю, но мне нужно другое…
–– Секс…?
–– Дорогая, секс это для таких людей, которые просто хотят развлечься, приятно провести время и расстаться так же, как и встретились. А мне нужна любовь…
–– Объясни.
–– Постараюсь, милая. Любовь – это когда двое любят, и хотят, чтобы так было всегда. Их связывает многое, не только постель… Ты понимаешь?
–– Да.
–– Так вот, я хочу заниматься любовью с девушкой, которая будет моей всегда…
–– Неужели я тебе нравлюсь, замухрышка?
–– Во-первых; ты не замухрышка, а прекрасная, милая девушка: а во-вторых; мне нужна только ты. Сладкая моя, неужели ты не понимаешь, как важна мне? Я понимаю, ты много настрадалась, но все это в прошлом. Есть я, и ты. И я хочу быть для тебя больше чем друг. Да, и не хочу быть тебе другом.
–– Томми, но ты будешь сильно разочарован во мне…
–– Это почему же?
–– Не один мужчина не захочет меня.
–– Кто это тебе сказал? И с чего ты это вообще взяла? Ты оглянись. Вокруг мужчины с тебя глаз не сводят. Ты изумительна красива!
–– Ты считаешь, раз сидящие мужчины за столиками так смотрят на меня, значит, я им нравлюсь?
–– Несомненно. Разве с тобой за одним столиком сидит не мужчина?
–– Томми… ты настоящий мужчина. Такой галантный, обходительный, обаятельный, заботливый. Да ты, наверное, прав, просто я не привыкла, когда на меня так все смотрят. Как ты со мной говоришь…
–– Солнышко, это будет всегда!
–– Я не знаю, как тебя за все благодарить! Ты столько на меня потратил, а ведь совсем меня не знаешь.
–– Не знаю?; так узнаю…
–– А вдруг то, что ты узнаешь обо мне, тебе не понравится?
–– Этого не может быть.
–– Это ты сейчас говоришь, а когда…
–– Что?
–– Я не могу скрыть свои чувства, и все, что чувствую, о чем думаю, говорю.
–– Это мне нравится в тебе. Видно, что ты не солжешь.
–– Я никогда не лгу, а всегда говорю только правду. Меня так воспитывали родители… Но за эти пять лет, я не с кем не пообщалась, не с кем не жила, а только…
–– Не продолжай… Я с тобой и больше не позволю тебе страдать.
–– Томми, меня чуть не изнасиловал мой лучший друг, который мне нравился, и я надеялась на что – то…
–– Лана, девочка…
–– Правда это не произошло, но я не только не умею целоваться, но и не разу не была с мужчиной… Вот, что я хотела сказать.
Томми на секунду замер, смотря пронзительными глазами на Лану. А вот она от неизвестности, начала нервничать.
Улыбнувшись, он произнес:
–– Ты по этому поводу так волнуешься?
–– Да. Я предполагала, что этим тебя разочарую. Кому нужна неопытная, никчемная дура.
–– Лана… – зажмурив глаза и вновь посмотрев на нее ласково, произнес: – Детка, это меня возбуждает…
–– Возбуждает…? – не ожидала такое услышать Лана.
–– Да, моя девочка. И ты не волнуйся, я тебя всему научу…
Засмущавшись, Лана покраснела.
–– Милая, ну что? Я тебя вновь смутил? – улыбался Томас.
–– Да.
–– Девочка моя, не надо смущаться и стесняться меня.
–– Ты чудо! Я вообще, наверное, сплю и мне надо проснуться.
–– Это не сон, а реальность, и я с тобой… Может, выпьем? – предложил Томми.
–– Я вообще – то не пью.
–– Но, глоточек… Мне тоже нельзя пить – я за рулем. Но глоточек сделаю.
–– Хорошо.
Подняв бокалы, смотря друг на друга улыбаясь, Томми произнес:
–– Лана… Девочка моя… Я хочу выпить за тебя…
–– Спасибо!
–– Это еще не все… Желаю тебе всего самого лучшего. Исполнений твоих желаний… И пусть жизнь подарить тебе солнышка, море любви, и долгих – долгих лет жизни! С Днем Рождения, Лана…
–– Спасибо тебе! Ты первый человек в моей жизни, который так ко мне отнесся.
Выпив шампанское, они наконец – то приступили к десерту.
Лана, попробовав, мило улыбнулась Томасу, и нежным голоском произнесла:
–– Большое тебе спасибо, Томми! Я готова без устали благодарить тебя.
–– Не за что!
–– Ты случайно ворвался в мою скучную жизнь, и все изменил…
–– Ты счастлива?
–– Очень! А, особенно зная, что ты существуешь в моей жизни!
–– Я останусь в твоей жизни навсегда! Ведь ты позволишь мне быть частью твоей жизнью?
–– Да.
–– Ты прекрасна! Нет слов, милая…
–– Спасибо! – покраснев, залилась краской смущения.
–– Родная! Неужели я вновь тебя смутил?
–– Томми, я…
–– Ничего не говори. Ты чудесна, девочка!
–– Знаешь, за пять лет, я в первый раз уснула…
–– И, наверное, приснился сладкий сон?!
Нахмурив брови, она произнесла:
–– Я ничего такого не говорила?
–– Нет, но мило улыбалась…
–– Мне такой необыкновенный сон приснился…
–– Расскажешь?
–– А тебе будет интересно?
–– Да.
–– Ну, так вот: мне приснился ты…
–– Начало интригует.
–– Я до сих пор удивляюсь: почему ты?
–– А ты не думала, что это судьба?
–– Не знаю.
–– Ладно, продолжай.
–– А скажи, здесь можно так долго находиться?
–– Конечно.
–– А нас не прогонят?
–– Нет.
–– Ну, так вкратце расскажу.
–– Давай.
–– Купаясь обнаженной в реке Юкон, ты тайком подсматривал за мной…
–– Это в моем стиле… – ухмыляясь, Томас улыбался. – И что потом? Я что – то сделал…?
–– Ничего.
–– Ну,… так не интересно, – нахмурив брови, он исподтишка улыбался.
–– Ты слушай дальше.
–– Слушаю.
–– Заметив тебя, я поругалась с тобой, но чуть позже ты пришел ко мне в цветочный магазин, и принес мне розочку. Но знаешь, что странно…?!
–– Что?
–– Мы с одного место перемещались в другое. То мы в Канаде, в провинции Юкон, то в Нью-Йорке. И потом, ты был учителем астрономии, а не тренером.
–– Во сне все бывает.
–– Да и также бывают чудеса. Ты вообще был на горе Логан?
–– Нет.
–– Но во сне мы там были, когда я вообще не знаю эти места.
–– И все?
–– Нет. Помирившись с тобой, я пригласила тебя на День Рождение. Потом, как бы день прошел, и я вновь пошла на реку, но увидела тебя обнаженного в воде…
–– Дорогая… – открыто улыбался Томас, – это похоже на эротику. И что было?
–– После мы поскакали на белом коне к горе Логан.
–– Белый конь? – удивился Томас.
–– Да.
–– Принц на белом коне?
–– Да.
–– Значит, я твой принц?
–– Во сне, да…
–– А в жизни? Я очень хочу быть твоим принцем!
–– После, когда пошел ливень, – она сразу сменила тему, – то мы оказались в заброшенном доме. Ты, боясь, чтоб я не простыла, начал меня раздевать…
–– О! Это похоже на меня… А дальше?
–– Ну… и ты разделся.
–– И…?
–– Думаю, ты прекрасно понимаешь, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они наедине…
–– Конечно. Но тебе понравилось?
–– Знаешь, во сне было так, будто я уже была с тобой…
–– В смысле?
–– Это было у нас не впервые, но в тоже время, будто все только началось.
–– Просто волшебный сон! А скажи, я у тебя был первым?
–– Я точно не могу сказать, что было во сне…
–– А в жизни хочешь, чтоб я у тебя был первым?
Минутное молчание и Лана ответила:
–– А это возможно?
–– Все зависит от тебя. Если ты желаешь… Но не волнуйся, я силой девушку не беру, если ты об этом подумала.
–– Нет.
–– А тебе сон понравился?
–– Да.
–– И что больше?
–– Ну,… ты должен сам понять…
–– Понимаю.
–– И твое тело…
–– Мое тело? – обрадовался Томас.
–– Да.
–– Но как оно могло тебе понравиться, если ты не видела моего тела…?
–– Во сне видела.
–– Ну, сон всего лишь фантазия.
–– Раз так, то я никогда не видела обнаженного мужского тела…
–– А мое обнаженного тело, ты хотела бы увидеть?
Лана вдруг от слов Томаса, почувствовала некие перемены в теле и, опустив голову, не знала что ответить
–– Лана, – заметил он в ней изменения. – С тобой все хорошо?
–– Нет.
–– Посмотри на меня.
Подняв голову и взглянув ему в глаза, он спросил:
–– Тебе плохо, милая?
–– Не знаю.
–– Но можешь сказать, что с тобой?
–– Эти чувства у меня впервые…
–– Объясни мне.
–– Я моментально почувствовала во всем теле жар, прилив. Сердце бешено заколотилось и…
–– Что?
–– Мне стыдно говорить.
–– Разве я тебе чужой?
–– Нет.
–– Так доверься мне.
–– Но это личное…
–– Если ты мне не скажешь, я не смогу тебе помочь.
–– А что нужна помощь?
–– Лана, я тебе нравлюсь?
–– Да.
–– Очень?
–– Да.
–– И ты меня боишься?
–– Нет.
–– Так скажи мне…
–– Хорошо. Все равно у меня кроме тебя никого нет. И думаю, что только тебе смогу признаться…
–– Рад слышать! Я жду.
–– Я почувствовала… между ног жжение… Такое со мной раньше не случалось…
Обрадовавшись, Томми произнес:
–– Ты возбудилась, милая…
–– Что?
–– Мои слова так на тебя подействовали…
–– Не понимаю… Неужели простые слова могут возбудить…?
–– Да. Если, конечно, ты очень чувствительная… Это так?
–– Да, – шепотом ответила Лана.
–– Девочка, маленькая моя, ты не представляешь, как я счастлив! Я даже и не подозревал, что ты такая… Я рад тому, что невольно тебя возбудил…
–– Но здесь помощь не нужна.
–– Ты считаешь? Я тебя возбудил…, Ты ничего ко мне не чувствуешь? Никаких чувств нет ко мне? Только честно.
–– Я не знаю, Томми. Это для меня новое чувство.
–– Ты моя маленькая…
–– Как ты красиво говоришь!
–– Тебе нравится?
–– Очень.
–– Так скажи, и я буду тебя называть так, как ты пожелаешь…
–– Нет, не надо. Говори то, что чувствуешь.
–– Как скажешь, моя милая девочка. Но ты не мне ответила на вопрос.
–– На какой?
–– Хочешь увидеть меня обнаженным…?
–– Томми, не надо.
–– Почему, милая?
–– Твои слова заставляют меня…
–– Девочка, маленькая моя, ты наверное не поняла… Мужчина счастлив, заставляя женщину возбудиться… Теперь понимаешь?
–– Да. Будешь всегда меня возбуждать…?
–– Девочка… Девочка… – нежно улыбаясь, он смотрел ей в глаза. – Как ты наивна!
–– Я глупая.
–– Нет. Ты умная и к тому же прямолинейная. Ты просто недооцениваешь себя, и все. Будь собой и верной мне.
–– Я всегда верна.
–– Это то, что я хотел услышать.
–– Может, пойдем?
–– Да.
Заплатив, они сели в машину и уехали.

Открывая дверь ключом, Лана вошла в дом, а следом за ней Томми, держа в руках пакеты с вещами.
–– Ты здесь одна живешь?
–– Да, уже два года.
–– Бедная девочка.
–– Ой… – Размяв тело, выпятив грудь вперед, она сняла обувь и, садясь на диван, проронила: – От этой обуви у меня ноги заболели. Я не привыкла к обуви на шпильках.
–– Сейчас я сделаю тебе массаж.
–– Томми…
Садясь на корточки, он нежно прикоснулся к ее ноге и, смотря ей в глаза, массировал вначале левую ступню, потом и правую.
Лана, чувствуя его прикосновения, вновь возбудилась, но скрыть это не сумела…
–– Лана, мои прикосновения тебя возбуждают…? – нежно лаская, проводил он рукой вверх и вниз.
Трепет эмоций, переполняя ее душу. Дыхание стало прерывистым. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Голова закружилась, все поплыло. От прекрасного ощущения начала мягко постанывать, чувствуя, как по телу пробежала легкая дрожь, и будто все ее силы утратили энергию.
Томми улыбаясь, видел ее эмоции. Лаская все больше, он дразнил Лану и возбуждал…
–– Маленькая моя, что чувствуешь…?
–– Томми…
Как он мечтал об этих минутах, ведь только невинная девочка могла так чувствовать, делая его счастливым.
Оставив ее ножку, он, подняв ей подбородок, впился губами в ее губы… Она задрожала, почувствовав девическую свежесть ее губ.
Лана испытала совершенно новое непривычное ощущение, чувствуя его влажные губы на своих губах, и потом, это же ощущение скользнуло вниз по животу… Казалось мир замер, чувствуя небывалую радость во всем теле.
Поцелуи длились невыносима долго и когда она, приоткрыв рот, хотела вдохнуть глоток воздуха, как язык Томми проник глубоко ей в рот.
В этот момент, она невольно обняла Томаса, не то со страстью, не то от неожиданности. Такое действие вызвало у него сильное возбуждение, и он немного отстранился от нее.
Он осознавал, что невинная девочка, не понимая ничего, может совершить не простительную ошибку, а он не хотел, чтобы она жалела о проведенной с ним ночи.
–– Томми…
–– Да, милая.
–– А я и не представляла, что поцелуй может быть таким приятным…
–– Это только начало… Но тебе надо отдохнуть, поспать. Сегодня у тебя был волнующий день.
–– Да. Столько событий.
–– Тебе понравилось?
–– Да. И спасибо за все! Я рада, что ты появился в моей жизни!
–– Ты не против, если я буду приходить к тебе в любое время?
–– Нет. А чтобы ты меня не ждал, надо сделать дубликат моего ключа.
–– Хорошо. Я сделаю.
–– А номер мобильного нужен?
–– Да. И какой у тебя номер?
–– Я не помню. Посмотри в телефоне.
–– А где он?
–– Не помню, в каком месте оставила.
–– Ничего, потом скажешь.
Улыбнувшись, он взял ее на руки. Лана не ожидала такого поворота и проронила, смотря в его огненные, страстью глаза:
–– Меня никто и никогда не держал на руках.
–– Маленькая моя, я счастлив, держать тебя в своих руках…
–– Томми… Комната прямо.
–– Да.
Держа на руках, он донес ее до спальни и нежно уложил Лану в постель.
–– Поспи, милая. А мне надо возвращаться домой.
–– Принеси мне мой дневник. Пожалуйста!
–– Сейчас.
Вернувшись в гостиную, он из пакета достал ее дневник и, держа в руках, вошел в спальню, протянув ей тетрадку.
–– Спасибо!
Открыв дневник на разрисованном листе, Лана протянув тетрадь Томасу, произнесла:
–– Прочитай.
–– Прочитать? – удивился Томас.
–– Я хочу, чтоб ты все знал обо мне. Хотя в этом дневнике я всегда писала о своих чувствах, но сегодня я написала то, что стало явью.
–– Хорошо.
Взяв дневник в руки, Томас лишь водил глазами по листку, будто читал, лишь бы Лана ничего не заподозрила.
Через пять минут, Томас сказал:
–– Мне жаль, что такое случилось с твоими родителями, но ты не должна убивать себя. Я скажу тебе кое–что: знаешь, я понимаю твои чувства, ведь моя мама тяжело больна, она парализована.
–– Прости! Я не знала.
–– Все хорошо, милая! Она в руках самых лучших специалистов. Мне тоже по – началу не хотелось жить, но мама убедила меня: жизнь продолжается и надо бороться. Мы сталкиваемся с разными ситуациями, с проблемами, с трагедиями, но запомни: жизнь одна и надо ею дорожить и полностью насладиться…
–– Томми, почему ты мне раньше не сказал?
–– Не хотел в такой день огорчать тебя!
–– А как сейчас твоя мама?
–– Она в Париже. За ней присматривает ее второй муж.
–– А твой отец? Где он?
–– Он нас бросил, когда мама была беременна мной.
–– Прости!
–– Не извиняйся! Все хорошо!
–– А у тебя есть сестра, или брат?
–– Нет. Я один.
–– А ты навещаешь свою маму?
–– Да. Раз в месяц еду к ней. В этом месяце еще не ездил. Ты составишь мне компанию? И я как раз познакомлю тебя с моей мамой.
–– С удовольствием поеду и познакомлюсь с ней.
–– Тебе она понравится.
–– Несомненно.
–– Милая, с тобой мне хорошо…
–– Мне тоже, Томми.
–– Но мне надо идти.
–– Куда?
–– Домой.
–– Прошу, останься со мной…
–– Остаться? Я не понимаю смысл твоих слов.
–– Я хочу, чтобы ты ночевал в моем доме. Любая комната в доме твоя.
–– Ясно.
–– А что ты подумал?
–– Ничего.
–– Прошу, не уходи. Не оставляй меня вновь одну. Ты мне нужен. И я не переживу разлуки с тобой. Я умру.
–– Сладкая, не говори так.
–– Да я тебя совсем не знаю, но позволила тебе войти в мой дом, в мою жизнь, потому что доверяю тебе и чувствую то, чего раньше никогда не ощущала. Знаю, ты не предашь, и не позволишь мне умереть. И мне кажется, что я все эти годы жила не зря. Есть ты, и я. И жила в надежде встретить тебя, и моя мечта сбылась.
–– Милая, я ради тебя сделаю все, но хочу видеть тебя счастливой!
–– Я уже счастлива! Но прошу, не уходи.
–– Хорошо. Я останусь.
Небрежно поцеловав его в губы, Томми улыбнулся и, обняв ее, прошептал нежно на ушко:
–– Спасибо за поцелуй!
–– Но по – моему я плохо это сделала.
–– Все хорошо. Не волнуйся, мне понравился твой поцелуй.
–– Но ты целовал меня по – другому.
–– Постепенно получится.
–– А если я свой язык просуну тебе в рот?
–– Лана… – удивлялся Томас ее откровенностью.
–– Ну, ведь ты меня так целовал.
–– Что, хочешь попробовать?
–– Да.
–– Ну, давай.
Он, смотря на нее улыбаясь, ждал поцелуя. А она не знала, как его поцеловать, и с чего начать.
Поняв ее мысли, Томми проронил:
–– Ждешь с моей стороны инициативы?
–– Да.
Прижав ее к себе и смотря пронзительными глазами на нее, он произнес:
–– Я слегка приоткрою рот, а дальше сама…
–– Я боюсь, что у меня не получится.
–– Ты попробуй.
–– Хорошо.
Когда Томас приоткрыл губы, то Лана высунув язык, потихоньку попыталась просунуть его в рот Томаса. Но как только ее язык коснулся его губ, то, обхватив губами ее алые губки, поцеловал Лану очень чувственно, нежно. Язык Томаса двигался взад – вперед, играя на ее ощущениях. То дерзко врывался ей в рот, то целовал до сильных слияний губ.
–– У тебя лучше получается. Но если честно, мне нравится, когда твой язык проникает мне в рот и щекочет.
–– Лана,… Какая ты смешная! – восхищался он ею. –– Знаешь, твоя неопытность меня возбуждает…
–– Серьезно, что ли?
–– Да.
–– Знаешь, а я очень хочу спать.
–– Конечно. Не буду тебе мешать.
–– Но ты ведь не уйдешь?
–– Не в коем случае.
–– Спасибо!
Мило ей улыбнувшись, он вышел из спальни.
Встав с постели, она сняла с себя платье, надела розовую ситцевую рубашку из вышитых роз, расчесала щеткой длинные волосы и легла в постель.
Все, что с ней сегодня произошло, казалось сном. Она не могла поверить во все это, ведь именно он, ворвавшись в ее жизнь, заставил Лану смотреть на жизнь другими глазами…
Теперь встретив его, она готова была бороться за жизнь и все преодолеть. Этот мужчина, который находился в другой части дома, вскружил ей голову, даря столько радости, позволив Лане, вновь обрети себя и почувствовать все самое прекрасное…
Думая о нем, Лана спокойно уснула.
А в другой комнате, Томми не мог уснуть, перекатываясь с одного место кровати на другой. Мысли о Лане не давали ему покоя, ведь она так близко от него, но в тоже время далеко. Как ему хотелось прикоснуться к ней, любить ее, но… Он прекрасно понимал происходящее. Маленькая оплошность, может привести Лану к страху. А так он не хотел делать ей больно, заставлять страдать и бояться близости. Такая как она, могла все воспринять, как насилие, а этого допускать никак нельзя было. Она как никто другая заслуживала чистой любви.
Томми надеялся на успех, и на взаимную любовь Ланы…

* * *
Среди ночи, проснувшись в страхе, Лана начала кричать, плакать.
Услышав крики, Томми лишь надев брюки, босым поспешил к ней.
–– Что случилось? – включив настольную лампу, он сел на кровать, увидев испуганную Лану.
–– Томми… – и крепко обняла его, не переставая плакать.
–– Что, милая? Все хорошо, моя маленькая!
–– Не бросай меня.
–– Милая, я с тобой! – и посмотрев в промокшие глаза Ланы, спросил: –– Тебе приснился страшный сон?!
–– Да.
–– Все – все. Успокойся, милая. Все прошло.
–– Мне приснился ты. Попрощавшись со мной, ты ушел навсегда.
–– Я здесь, котенок мой. Я с тобой.
–– Мне стало так страшно. Будто и ты меня оставил, как мои родители.
–– Я не уйду.
–– Ты, правда, меня не оставишь? – вытирая свои слезы, она начала шмыгать носом.
–– Ни за что в жизни я тебя не оставлю. Ты нужна мне…
–– Почему?
–– Потому что…
–– Скажи мне: почему я тебе нужна? Прошу, скажи.
–– Потому что… – и коснувшись ее щеки, нежно приласкав, прошептал: –– потому что я люблю тебя!
Услышав такое признание, она пристально смотря в его глаза, опустила бретельки от рубашки вниз и, затаив дыхание, ждала реакции Томми.
Он немного смутился, но, глотнув слюню, спросил ее:
–– Ты понимаешь, на что идешь…?
–– Да.
–– Жалеть потом не будешь…?
–– Нет.
–– Лана, я, правда, не желаю, чтоб ты пожалела об этом…
–– Нет. Я пожалею, если ты этого не сделаешь… Я всегда ждала тебя и вот, наконец – то дождалась – мужчину, который принадлежал бы только мне, и всегда б любил меня одну. Ты мужчина моей мечты…
–– Маленькая моя, я больше всего на свете хочу любить тебя, и быть с тобой всегда…
–– Так люби меня сейчас…
–– Ты, правда, этого хочешь? – он никак не мог в это поверить.
–– Да.
Томми, сняв рубашку с Ланы, отбросил в сторону, уложив на постель, и она залилась краской смущения, когда он начал разглядывать ее пышные груди…
Как он смотрел на нее, будто никогда не видел женщин: тонкая талия, плоский живот, упругие бедра, длинные ноги, нежная, безумно мягкая кожа.
Сняв с себя брюки, он накрыл ее тело своим.
Пухлая мягкость ее губ манило его, и он не мог устоять не почувствовав поцелуй Ланы.
Она обвила руками шею Томми, и ответила на его страстный поцелуй. По телу пробежала мелкая дрожь. Так яростно Томми ласкал ее рот языком, вызывая в ней огонь, трепет. А вскоре, он и сам задрожал, заражаясь ее страстью…
Вкус ее губ был невероятно сладким, как мед, а тело мягким и податливым.
Прикасаться к ее нетронутому телу было невыносимо приятным, содрогаясь от страсти,… Он никогда прежде такого не чувствовал. Это хрупкая девочка сумела свести его с ума и с первого взгляда он потерялся в ней, влюбившись в Лану.
Томас начал осыпать поцелуями ее шею, и она откинула голову назад. Дыхание становилось прерывистым, и когда его рука принялась не спеша ласкать ее тело: живот, груди, играя сосками, дразня на ее ощущениях, то из уст Ланы вырвался сладостный стон удовольствия…
На нее накатывались странные волны счастья,… Она тонула в нем, не ощущая себя. Он заставил ее безумствовать, извиваться под ним и сгорать от небывалого счастья…
Голова еще больше опрокинулась назад, когда Томми сняв с нее трусики, накрыл ладонью ее лоно, и все перед глазами поплыло…
–– Ты уже влажная и готова меня принять… – говорил Томми, полные взгляда страсти.
Когда Томми погрузил свою твердую плоть в ее мягкое лоно, Лана закричала… Боль была такой острой, мучительной, и на миг Томми замер, взглянув ей в глаза, проронив:
–– Все, моя маленькая… Я больше не сделаю тебе больно. Ты мне веришь?
–– Да, – ели слышно ответила Лана.
После, когда он начал в ней двигаться, она вновь почувствовала боль, но вскоре утихла, то Лана обвила своими нежными ножками за бедра Томми, и подалась навстречу его движениям, а он проник в нее еще глубже…
Волны блаженства накрыли их, унося в унисон желаний, в бескрайние моря…
Томас, обхватив руками ее бедра, двигался все быстрее, взлетая вслед за ней…

Оперившись на локоть, он разглядывал Лану с восхищением. Как она была прекрасна!
А Лана, смотря на его подтянутое, спортивное тело из под опущенных ресниц, мило улыбалась, заливаясь краской смущением.
–– Томми… – наконец – то она заговорила.
–– Да, моя девочка… – с любовью прошептал Томми.
–– Это всегда так…?
–– Нет. С каждым разом все будет приятнее… А что, милая? Ты жалеешь…?
–– Нет.
–– Я рад это слышать!
Укрываясь простыней до горло, прикрывая тело, Томми яростно сказал:
–– Как бы ты не старалась, красоту скрыть нельзя! Ты чего – то боишься?
–– Нет.
–– Тогда зачем так укуталась? Не скрывай от меня своего божественного тела…
–– Может мне вообще отбросить простыню в сторону…?
–– Осмелишься…? – ухмылялся Томас.
И посмотрев в его полные страстью глаза, она скинула простыню в сторону, оголив свое тело.
Коснувшись ее бархатного тела, он начал ласкать Лану. Когда рука Томми скользнуло между ее ног, Лана ели слышно пробормотала невнятно…
Его жаждущий язык коснулся ее лона, и она вскрикнула:
–– Томми… Нет. Не надо. Только не там…
Но он не стал ее слушать, проникая глубоко в лоно… Ее бедра начали вздыматься и опускаться в такт его движениям… Все глубже проникая языком ей в лоно, она пальцами вцепилась в простыню и кричала от наслаждения, достигая вершины экстаза…
Томми, заглушив крик Ланы, накрыл рот поцелуем.
–– Томми… – ели выронила его имя.
–– Тебе понравилось, милая…?
–– Зачем ты это сделал?
–– Что? – нахмурив брови, добавил он недовольным видом: –– Тебе что, не понравилось?; я же слышал твои стоны удовольствия…
–– Нет; почему же?
–– Милая, а я то подумал…
–– Нет. Я лишь думала, что язык только просовывают в рот…
Улыбнувшись, он радостно произнес:
–– Какая ты у меня чудесная и смешная.
–– Прости!
–– Все хорошо, котенок!
–– Томми, а скажи мне, сколько тебе лет?
–– А сколько, моя маленькая мне даст?
–– Ну,… от силы двадцать пять.
–– Двадцать пять? – удивляясь, Томми улыбнулся.
–– Да. А сколько тогда тебе?
–– Мне за тридцать, милая.
–– Не верю.
–– Придется.
–– Ты врешь.
–– Да, нет же. Мне сейчас двадцать девять.
–– Да, не может быть, Томми…?! Ты выглядишь на двадцать пять.
–– Спасибо тебе за комплимент, милая, но, правда, я не так молод.
–– Да, ладно тебе. Ты у меня самый молодой и красивый! Так что для меня тебе двадцать пять, и не больше.
–– Солнышко, неужели я так молодо выгляжу?
–– А ты сомневаешься?
–– Теперь, нет.
–– Ты ведь, правда, не оставишь меня? Я так этого не хочу.
–– Правда.
–– Всегда будешь со мной?
–– Всегда, и все твои желания я осуществлю… Все в этой жизни я буду делать только для тебя, и ради тебя!
–– Томми…
–– У нас будет большая семья и все, что ты не пожелаешь… Я люблю тебя, моя маленькая… Люблю… – и коснувшись ее губ, он поцеловал Лану, просунув язык ей в рот, кружа в захватывающем танце, двигаясь мощными движениями взад – вперед.
Лана обняв Томми, ответила на его страстный, манящий поцелуй, и тонула в его любви… Для нее кроме Томми никто не существовал, лишь только он один был Ланы всем… И также для Томми – она была смыслом всей его жизни…
–– С Днем Рождения, Лана…

07/05/06
Anna Welling

Добавить комментарий