“Сука”

– Знаешь Петька, ты не мой герой, – проговорила Алеся грустно. Ей не хотелось его обижать, но и продолжать эти ухаживания не имело смысла. – Пойми, в мире существует твоя половинка, вы непременно встретитесь.
– Прекрати, скажи просто нет.
– А разве я не сказала?
– Леся, ты не сказала прямо, ты ходишь вокруг да около.
Она глубоко вздохнула и скосила глаза в сторону фонтана.
Они сидели на лавочке в парке. Она студентка мед университета и он, уже год, как работающий инженером по распределению.
Они познакомились на одной из вечеринок и их роман длился недолго, вскоре она стала избегать встреч. Петр понимал, что это неспроста, но отказываться от девушки своей мечты не хотел. Она слишком ему нравилась, чтобы вот так просто исчезнуть из ее жизни.
Ухаживания человека, который тебе не нравится постепенно становятся невыносимыми.
Иной раз кажется, что единственный шанс спасти благосклонность твоего объекта поклонения, это полностью прекратить проявлять к нему внимание. Так устроен человек, он не способен различать то, что и так его, что принадлежит ему полностью и без остатка, и чем сильнее мы будем убеждать его в этом, тем скорее мы окажемся на задворках. К сожалению, это проявление не самой развитой части человечества. По-большему счету человек, способный видеть содержание, а не форму, не будет придавать ей – форме такое значение. А что есть ухаживание, как не проявление этой самой формы? Увы, в силу своего возраста Алеся еще была под магическим воздействием форм, и разглядеть содержание ей было сложно.
Как бы там ни было, но ухаживания ничего не понимающего Петра все более раздражало Алесю. Она назначила ему встречу в парке, в три часа дня, как раз по окончании занятий в университете.
Девушка обернулась и посмотрела юноше в глаза.
– Пойми, я привлекаю тебя своей неприступностью. Это так примитивно. Вот если бы я ответила на твои ухаживания, то ты быстро бы потерял ко мне интерес. И знаешь почему?
– Почему? – удивленно спросил Петр.
– Потому что во мне нет ничего такого, – Алеся улыбнулась и повторила, – совершенно ничего, таких как я тысячи, просто ты споткнулся на мне.
– Неправда, ты мне очень нравишься! – возразил он эмоционально.
– Вот, видишь, ты сам признался, нравишься. Нравишься, это не любишь, понимаешь. Ну что, мне доказать тебе что я права?
– Докажи.
Девушка загадочно на него посмотрела и вновь повернулась к фонтану.
– Ну, что же ты? – не унимался Петр.
– Ты умеешь молчать? – спросила она тихо.
– В смысле?
– В прямом, тайны хранить умеешь?
– Конечно, можешь мне полностью доверять! – поспешил он заверить девушку.
– Да?
– Конечно!
– Ладно. У тебя есть пару часов?
– Для тебя хоть десять.
– Окей, пойдем.
Они встали и пошли по аллее.
Миновав парк, они молча направились по улице.
Вскоре он узнал ее двор и вопросительно покосился на предмет своего вожделения.
– Что? – спросила она.
– Ничего, – ответил он.
– Точно?
– Точно.
– Тебе что, все равно, куда мы идем?
– С тобой да.
Она вздохнула и повела его дальше.
Перед подъездом ее дома они остановились.
– Ну вот пришли, приглашаю тебя в гости, – сказала она с улыбкой.
– Я не возражаю, – удивленно произнес он.
– Я так и думала.
Наконец они оказались в ее прихожей.
– Помоги, – попросила она снять пальто.
Он молча повиновался.
– Раздевайся, ну что же ты? – Алеся засмеялась, видя как ее кавалер растерялся.
Петр снял куртку и разулся.
– Вот тапочки.
Она прошла в одну из комнат и пригласила за собой юношу.
– Присаживайся, кофе будешь?
– Угу.
– Ну как тебе моя комната?
– Хорошая, – проговорил Петр, осматриваясь.
Комната была самая обыкновенная. Письменный стол, шкаф с книгами, кровать, трельяж, густо уставленный косметикой.
– Хм, – улыбнулась Алеся и исчезла за дверью. – Я скоро.
– Хорошо.
Он сел в кресло, что стояло сбоку от письменного стола.
Вскоре она появилась с подносом и двумя бокалами.
– Вино пьешь? – спросила она грубо.
– Вино?
– Вино.
– Да, – он несколько смутился от ее тона.
– Ну вот и хорошо.
Она полезла в шкаф и извлекла бутылку вина.
Петр удивленно наблюдал за девушкой.
Когда она наполняла бокалы, он заметил дрожь в ее руках, все это говорило о нервозности и напряжении.
– Леся, ты чего? – спросил он тихо.
– А что, я ничего, все нормально, а ты чего спросил?
– Так…, показалось.
Она подняла свой бокал и произнесла:
– Ну что, за реальное восприятие окружающих?!
– Угу.
Они чокнулись и выпили.
– Хорошее вино, – произнесла Алеся и вновь налила по полному бокалу.
– Мы не быстро? – попытался притормозить Петр.
– За настоящую любовь, – произнесла она и вновь осушила бокал.
Петр выпил половину и почувствовал, как крепленое вино начало преобразовывать окружающее.
– Я сейчас, – она вновь исчезла.
Через пару минут на столе появились яблоки, хлеб и холодные котлеты.
– Закусывай Петя, – произнесла она изменившимся голосом.
– Спасибо, – проговорил он уже более смело.
– Надо видеть все как есть, не надо строить иллюзий, – Алеся говорила с задержками, должно быть и на нее вино подействовало.
– Ты о чем?
– О том.
Она разлила остатки бутылки и вопросительно посмотрела на Петра.
– Я пьяница, да?
– Нет, просто ты решила сегодня быть такой, я прав?
Она встала и подошла к магнитофону, после чего комнату огласила мягкая романтическая музыка.
– Нет, я такая, потому что я такая.
Она подняла бокал и произнесла:
– Наше здоровье!
Они чокнулись и Алеся осушила содержимое в один присест.
Петр вновь отпил половину, ибо и так уже чувствовал себя захмелевшим.
– Ой, Леся, что-то я поплыл, – произнес он виновато.
– Это ничего.
– Не знаю.
– Петя…
– Чего?
– Тайны хранить умеешь? – спросила она, икнув.
– Конечно! Ты уже спрашивала.
– Да?
– Я умею хранить тайны.
– Я тебе верю.
– Хорошо.
– Хочешь узнать меня настоящую? – спросила девушка и уставилась на своего гостя захмелевшими глазами.
– Конечно! – Петр допил содержимое бокала.
Алеся поднялась и начла медленно двигаться в такт музыки. Постепенно она увеличивала темп, но так как с равновесием у нее были проблемы, получалось не очень. Пару раз она споткнулась, но справилась с собой и продолжила свой танец.
В какой-то момент она легким движением скинула кофточку и глазам ошалелого Петра, предстали прелестные груди. В голове совсем помутнело, он, было, открыл рот, чтобы что-нибудь сказать, но его мысли были прерваны очередным действом. Девушка быстро стащила с себя брюки вместе с трусиками и осталась абсолютно голой.
Дальнейший танец был, хоть и не умелым, но чрезвычайно эффектным. Петр почувствовал, что еще немного, и он просто наброситься на объект своего вожделения. Но ему не верилось, что вот так просто, без всяких принятий его ухаживаний она ему отдается.
– Леся…, какая ты…
– Какая?
– Прекрасная.
– Ага, а если так? – она повернулась к нему попкой и наклонилась вперед, после чего раздался характерный звук выходящих газов.
Это настолько не вязалось с ее образом, который Петр создал в своей голове, что он, буквально, впал в транс.
Не дав опомниться, она подскочила к нему и рухнула на четвереньки, после чего подползла ближе и схватила его за гениталии.
Ее рука больно стиснула его мужское достоинство.
– Ай, больно! – выкрикнул он, но она сжала еще сильней. – Прекрати! – Петр освободился от ее руки и вскочил с кресла, после чего попятился к дверям.
– Ты что? Не хочешь меня?! – спросила Алеся, с трудом поднимаясь на ноги. – Я тебе не нравлюсь?
– Нет! Такая нет!
– А вот такая! – При этом она опустилась перед ним на колени и, демонстративно открыв рот, стала расстегивать ширинку.
– Я ухожу! – проговорил он, торопливо освобождаясь от ее рук.
– Пошел ты…
Петр вышел в коридор и стал пытаться открыть незнакомый замок. Он был далеко не стандартным, поэтому пока он сообразил, Алеся уже стояла рядом и улыбалась.
– Ну что ухажер, и дверь открыть не можем?
– Какая ты…, – бросил на нее взгляд Петр и не нашелся что сказать.
– Что, разлюбил? – Она рассмеялась, – а чего так?
– Отойди от меня!
– Это ты мне, в моем доме? Хам! – она вновь рассмеялась.
Наконец Петр справился с замком и распахнул дверь.
– Ну и мужик…, не смог, девушку…! – продолжала она издеваться, икая.
Он нажал кнопку лифта.
Алеся стояла в проеме двери в чем мать родила.
– Прикройся дура! – проговорил Петр зло.
– Ты мне еще указывать будешь?!
Двери лифта открылись и оттуда вышел незнакомый парень.
Он увидел девушку и остановился как вкопанный.
– Вова! – сконфузилась она, – ты приехал!
– Не понял, – ответил парень, смотря то на нее, то на Петра.
– Нет, ничего не было ты не подумай, – поспешила девушка объяснять свое положение.
– Ну ты и сука! – проговорил парень.
– Вова я это специально. Я его разыграла, чтобы он перестал ухаживать! Ну ты скажи ему! – обратилась она к Петру.
Тот стоял в нерешительности, двери лифта закрылись.
– Не было, говоришь, а все было все! – проговорил Петр злорадно.
– Ты что, ты же врешь! – злобно выкрикнула она.
Парень ошалело смотрел то на нее, то на Петра.
– Что-то я не понял, а ты что это радуешься, – он схватил Петра за лацканы куртки и что есть силы тряхнул.
Через секунду они вцепились друг в друга мертвой хваткой и покатились по площадке.
– Прекратите, прекратите! – прыгала над ними девушка, совершенно забыв про свою наготу.
– Ничего не было, Вова, это я специально, он все врет, – продолжала она оправдываться.
В какой-то момент она схватила за волосы Петра и потянула на себя.
– Уйди сука! – крикнул тот, пытаясь одной рукой освободиться.
Этим тут же воспользовался его противник и, перехватив руку, опрокинул его под себя. Далее он пару раз ударил Петра головой о бетон, после чего вцепился ему в горло.
Девушку вполне утраивала победа ее возлюбленного, и она не сразу сообразила, что поверженный перестал сопротивляться.
Через какое то время, Владимир отнял руки от горла своего противника и посмотрел на девушку.
– Оденься! – крикнул он зло.
Алеся спохватилась и бросилась в квартиру.

Приехавший по звонку соседей наряд милиции констатировал смерть молодого мужчины.
Владимир давал показания на кухне, на его руках красовались наручники.
Хозяйка находилась в комнате и плакала. До ее пьяного сознания, наконец, дошло что произошло.
Милиция совершенно потеряла к ней интерес, ибо настолько было все очевидно – она изменила своему парню, тот приревновал и вот результат. По крайней мере, именно так был составлен протокол со слов Владимира.
Когда его выводили из квартиры, она резко подскочила и бросилась к нему на шею.
– Вова, я люблю тебя! – прокричала она всхлипывая.
– Да пошла ты…, сука!
Милиционеры отстранили хозяйку и увели обвиняемого.
– Успокойтесь девушка, уже ничего не изменить, мы вас вызовем, – проговорил следователь.
На улице их глазам предстала странная картина – множество прохожих бежало к группе, стоящих кругом, людей.
Раздвинув толпу, они увидели на асфальте Алесю…

0 Comments

  1. mila_peltsevalukiya

    Впечатляющее начало и жуткий конец. Плохо когда нет в жизни того чего хотелось бы , плохо когда не знаешь чего хочешь, от без исходности теряешь самоконтроль, плачевный результат.
    Правильно изложена проблема нашей неспокойной жизни.
    Успехов вам в творчестве.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.