Обзор любовно-сентиментальной прозы Третьего Международного литературного конкурса «Вся королевская рать». 1 этап

Обзор любовно-сентиментальной прозы Третьего Международного литературного конкурса «Вся королевская рать». 1 этап.

Скрипит подмерзший снег, и ты проходишь мимо.
Ну, почему, скажи, в такой волшебный час
Я должен уходить от взгляда глаз любимых
И от всего того, что еще живо в нас?...
Горит в ночи фонарь, и вслед тебе смотрю я.
Когда-нибудь терять, наверное, научусь.
А рядом из кафе, больную душу грея,
Мне слышится опять наш поднебесный блюз.
(Дмитрий Комаров. Поднебесный блюз)

В 1 этапе ВКР-3 принимали участие 46 авторов. И поскольку наша номинация носит название любовно-сентиментальная проза, я ищу в произведениях такие слова о Любви, чтоб захотелось в нее поверить.

Из словаря Брокгауза и Ефрона:
Сентиментальность – настроение души, при котором все внешние впечатления действуют преимущественно на чувство, а не на разум и оцениваются с точки зрения испытанных по поводу их чувств.

Ну а про Любовь как чувство, вы и сами прекрасно знаете.

Ну что, поговорим сентиментально о Любви?

1. Таволгин. Меня здесь нет!


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73212
Влюбленная женщина способна на провокацию и даже маленькую месть. Мне кажется, что именно к этому подводил автор в произведении.

Он достает билет, берет у нее из рук зажигалку. Билет вспыхивает быстро, горит ярко и долго. Она глядит на огонь и улыбается, и улыбаются ее солнечные глаза, затаенные ямочки на щеках, даже носик, маленький, миленький, глядя на огонь, вздернулся и смеется тоненькой морщинкой.
– Ты знаешь, я тебе забыла сказать, что я тоже уехала из нашего города. А когда ты прислал моей маме телеграмму о том, что приезжаешь, она мне позвонила, и вот я здесь. Возможно, мы ехали одним и тем же поездом. Я тоже здесь не живу. Только мама. А меня – меня здесь нет! Слышишь! Меня здесь нет!

Интересное построение повествования – автор словно создал зарисовку, к которой не имел никакого отношения. Как видеозапись события, произошедшего на перроне. Без эмоций и личного отношения. Казалось бы, для художественного произведения это недостаток… Но, с другой стороны, получается, что видеозапись снимал отличный режиссер – много акцентов на мелочах, ярко дополняющих картинку. Как макросъемка…

2. Владимир Борисов (Vladimir). Сквозь пелену дождя.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73218
Я думаю, что это произведение лучше смотрелось бы в номинации «Просто о жизни». Потому что я не увидела любви, лишь немного сентиментальности в воспоминаниях и первой, наверняка, мимолетной влюбленности:

Когда она поднялась, ее силуэт на фоне солнечного диска казался выточенным из того же темно-серого гранита ,как и все окружающие нас скалы. Я не помню, как она ушла, как за ней сомкнулись зеленые ветви, и сколько прошло времени с момента ее ухода. Я только помню, что в каком-то ступоре разделся, и погрузился в эту же чашу, в эту же воду, где только что купалась она. Мне казалось, что это не нагретая за день вода обнимала меня, а она, та, которая только, что ушла. Ушла навсегда, моя первая в моей жизни женщина….

Хотя само произведение мне понравилось. Атмосферой, описаниями, переданными ощущениями. И даже той циничностью, с которой всего несколькими штрихами нарисована наша жизнь.
И, пожалуй, не смогу не показать еще одну очень интересную цитату. Она, в общем-то не соответствует теме моего обзора, но очень хорошо характеризует само произведение:

Прямо напротив меня, на темно-сером в подтеках бетонном столбе, переминаясь с ноги на ногу, сидела ворона. Она была большая, грязно – серая, с огромным, черным, отполированным клювом, и ужасно наглая. Большие, словно куриные ляжки ее вызывающе двигались вверх и в низ при каждом повороте хвоста. Если бы она достала, откуда ни будь папиросу, и прикурила, поверьте, это бы меня не удивило. До того это была сволочная ворона. Не знаю, чем провинились перед ней люди, но на каждого прохожего, она сбрасывала какой-нибудь мусор, бумажки, обертки от мороженного, выгнутый скелет воблы, а когда запасы всех этих гнусностей у нее иссякли, она, приподнимая хвост, поливала пешеходов зеленоватым, жидким пометом. Очень не хорошая ворона.

3. Окунев Игорь. Человек, влюбленный в музыку.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73244
Оригинальная задумка – показать любовь Человека к Музыке.

Она ворвалась грохотом литавров и труб и разорвала его грудь страстью и безумством звуков. Промчавшись, музыка затихла, но не исчезла совсем. Вокруг было тихо, а в голове, в сердце и в душе человека теперь всё пело одной Музыкой. До боли, до муки любимый образ теперь застыл в его памяти. Это значило – постоянное желание видеть любимую, глазами ласкать и целовать её и, находясь в некотором полувоздушном, сияющем теплотой и нежностью, состоянии – мечтать, мечтать так долго, чтобы мечта заменила жизнь, чтобы забыть о границе между реальностью и идеалом. С тех пор, всегда, когда он вспоминал её облик, Леди Музыка оживала в его душе.

Неплохое исполнение. Очень эмоционально передано чувство влюбленности. Со всеми вытекающими последствиями – терзанием, ожиданием, ревностью. Персонификация Леди Музыки тоже понравилась. Настоящая Женщина получилась – немного легкомысленная и ветреная, строптивая, страстная, но не желающая делиться своей свободой и посвящать себя Человеку, даже сгорая от любви…
Думаю, это произведение зацепит любого человека, посвятившего свою жизнь Музыке.

4. Лазарь. Единственная.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73345
У одной темно-серые глаза, светлые короткие волосы и детский непосредственный характер. Конечно, она любит его, просто любит, чисто и страстно, ведь он у нее первый. Он же… думаю, что он с ней просто отдыхает, хотя после минут близости, ему кажется, что он не может без нее жить.
Вторая богата, амбициозна и имеет все задатки стервы. Она с ним… отдыхает, он же, скорее всего, с ней работает. Ради карьеры. Потому что она – жена босса. И уж конечно, ему будет трудно без нее прожить.
А еще есть третья. Тихая и молчаливая. С маленькими ручками и болезненным взглядом карих глаз. Она ждет дома. С ужином и любовью в душе. И жить так уже совершенно нельзя.
Единственная по расписанию?

5. Catalina L.S. When A Blind Man Cries


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73384
Честно говоря, даже не предполагаю, почему это произведение размещено в номинации любовно-сентиментальная проза…

Сегодня охота не была удачной, пара полёвок, проглоченные сразу же, чтоб хоть немного утолить голод. Отдаться сразу отдыху не удалось – перед самым рассветом прилетел Филин, принёс мышь, привычно ухнув, улетел так же бессловесно, как и прилетел. “Жаль, что я не филин, а он не сова”, – привычно мудро рассудила мудрая Сова. Потом прилетела сойка, которая не успокоилась пока не выложила всех новостей и впечатлений вчерашнего дня, потом две трещотки сороки, потом злобный хорёк, никак не могущий поделить территорию то ли с лаской, то ли с куницей, потом… потом… потом…

6. Сергей Дигурко (asada). Ревизор.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73551
Столько одиночества в этом рассказе… И грусти. Ведь когда с тобой заговорил пластилиновый человечек, вылепленный тобой же, то это не мистика, это одиночество…
Главный герой – художник-аниматор Семен – снимает мультяшки, а в промежутках пишет письма, полные нежности и воспоминаний:

Через год на Байкале, куда мне все – таки удалось тебя уговорить приехать в отпуск, помнишь, как ты ахнула, увидев мое накаченное тело? Мне было неловко, я был рад и смущен одновременно. Тащил тебя на спине через болото, комары жалили нещадно, мошка лезла в уши и в рот. Ты растирала мою спину и грудь спиртом. Я млел… Хозяева – староверы растопили баню. Я легонько похлестывал тебя веником по загорелым, стройным ногам, по плечам и груди, которую ты смущенно пыталась укрывать от меня руками. Я поливал на раскаленные камни из ковша студеную воду, клубился пар, было жарко, пахло тайгой и тобой. Потом мы забрались по шаткой лестнице на чердак, плюхнулись в колючее сено. Я целовал тебя всю от кончиков пальцев на ногах до глаз и губ, которые шептали: « Да, да, да…». Всю ночь, до самого утра о крышу дома на ветру терся высоченный кедр, а мне казалось, что, это кто – то, подсматривая за нами, укоризненно, а может ревностно ворчит…».

А еще он разговаривает с пластилиновым героем своего мультфильма. Или, возможно, это его подсознание показывает, каким он мог быть? Но какие же они разные! Один мечтатель, романтик, нерешительный и умеющий любить, второй расчетливый и циничный. Первый уже столько лет пишет письма и складывает их неотправленными в стол, а второй сделал из своей пластмассовой подруги кресло-качалку, потому что оно удобней и молчит.
Грубым дается радость.
Нежным дается печаль…

7. Андрей Репнин. Ромео из Вероны.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73684
Произведение похоже на воспоминания. Причем на воспоминания о «днях минувших». Когда нет уже яркой картинки произошедшего, нет никаких эмоций, просто перечисление эпизодов. И если оставить только эпизоды о любви, то получится вот что:

И вдруг появилась Лиза, девочка с комода.
Она помогла ему встать и, обняв как ребенка, повела вниз.
Он обхватил ее талию руками и неожиданно разрыдался. Она поцеловала его в макушку и Ромео, захлебываясь слезами, выпалил едва ли не самую опрометчивую фразу, придуманную человечеством:
– Я люблю тебя! – и на секунду ему показалось, что он сказал глупость.
После того случая единственным человеком, существующим на Земле, для Ромео стала Лиза.
– Марк, жених Лизы, – ответил Тобиан.
– Тогда мы его зарежем.
– А как же я? – спросил Ромео уже в конце.
– Ну, я ведь старше тебя на восемь лет, – ответила Лиза. – И вообще…
– А может быть тайком?
– Хотела бы я, чтобы все зависело от тебя…
И дождь плакал, и Ромео один под бронзовой шляпой.

8. Татьяна Артемьева. Сестренка-мартышка.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73697
На первый взгляд, банальная история. Девочка, влюбленная в старшего брата своей подруги. Переживания, ревность, эмоции, слезы… И все же рассказ оригинален. Своим построением, незатянутостью сюжета, динамичным, словно летящим повествованием. Даже захотелось каких-то уточнений, мелочей…
Понравилось, как автор поставила точку в этой истории. Или многоточие?

Я поднимаю мокрые ресницы и вижу над собой его глаза.

И снова из них смотрит на меня наше общее детство… Но неожиданно, происходит чудо. Все эти разбросанные по квартире игрушки, ролики и велосипеды, бумажные самолетики из его конспектов, похищенный дневник, разбитые локти и коленки, тумаки и затрещины, жалобы и нагоняи, обидные прозвища и насмешки – всё это, разделявшее нас так долго, вдруг…
…нет, не исчезает… – молчаливой и преданной свитой выстраивается моей спиной.

Девушка с распущенными волосами вскочила с тахты. Отодвинув занавеску, за которой прячутся две маленькие мартышки, она улыбается, извлекает меня из угла и полуживую от волнения подводит к Мите.

9. Иван Мазилин. Капитанская дочка.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73727
Очень трогательная история. Из серии тех, что даже если не захочешь, все равно слезу пустишь. Или просто это мастерство автора?
А оно, несомненно, есть. Потому что только мастер может вот так, несколькими штрихами создать яркий образ.

Сижу возле окна, самоучитель Може перелистываю. Тепло, уютно, настольная лампа с абажуром зеленого плюша с кисточками. Напротив меня школьница пристраивается с кучей учебников. Худенькая, бледненькая, коса длинная пепельная, носик остренький… Тетрадку достала, хрестоматию по литературе за девятый класс открыла. Читает и кончик ручки шариковой грызет. Потом в тетрадке строчку написала, наверно, тему сочинения, и «зависла», в окно уставилась… и я тоже.

Так спокойно, без всяких надрывов, один штрих, второй…

Вот так и завязалась наша дружба. Недолго, правда, до сентября. Иногда по месяцу не виделись, а то дней десять подряд на подоконнике, если погода плохая, или за Домом офицеров в сквере сидели. Рассказывал, что знал, и о чем тогда еще только догадывался. Друзей и подруг у нее не было совсем почему-то. И постоянно очень бледная… на виске даже жилку голубенькую видно… Действительно, Сонечка.

И даже настолько явно представляешь себе героиню, даже жилку эту на виске, словно знакомы с ней с первого класса.
Подумала… а может и не нужно больше ничего добавлять… просто прочтите.

10. Игорь Б. Бурдонов. Мумия.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=73907
Нет! Нельзя так строить текст художественного произведения. Уж лучше дать героям имена. Первую половину рассказа вообще не могла воспринять, с трудом пробираясь через бесчисленное количество повторений местоимений «он» и «она».

Они познакомились на вечеринке. Она пришла с подругой. С подругой, с которой он был давно знаком. Он провожал их обоих, потому что они жили рядом. Сначала он проводил подругу, и сто метров они прошли вдвоём до её дома. Он сказал: «Можно я приду к тебе завтра в гости»? «Ко мне»? – спросила она. Она подумала, он что-нибудь перепутал. «К тебе». – ответил он. «Приходи». – сказала она. Он пришёл на следующий день вечером. Они сидели при свете настольной лампы за столом, друг напротив друга. Она сказала: «Вот мы знакомимся». У неё были золотые волосы и большие глаза и серое шерстяное платье плотно прилегало к телу и она была тонкая. Позже пришла подруга и они сидели втроём. Подруга всё поняла, и обиделась, и ушла. Они мало внимания обратили на это.

И еще, такой противоречивый образ героини получился. Кем же она все-таки была? Вернее, на кого походила? На мумию, Бабу Ягу, фею или королеву?
А в общем, история о достаточно странной любви людей, совершенно не подходящих друг другу.
Мне кажется, что автор вполне мог бы сделать рассказ ярче. Добавить эмоциональности, убрать повторения местоимений. И чуть бы больше изобразительности, ведь язык повествования легкий, есть интересные моменты и мысли, а значит, все должно получиться.

11. Шухаева Ирина. Разводящая.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74210
А может и правильно?… Мы вот все про любовь, да про сентиментальность. А жизнь – она намного приземленней. И влюбленность проходит точно так же быстро, как вдруг заполняет сердце.
А вот такие «разводящие», которые между двумя сигаретами кухонных посиделок, всего одним вопросом могут поставить твою жизнь на место, намного лучше всяких дипломированных психологов…

12. Элла Ольха. Я русская!


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74311
Все же отрывок из романа на фоне отдельных произведений проигрывает. Например, мне не хватило здесь именно любви. А еще эмоциональности и образности. Хотя я прекрасно знаю, что работы Эллы Ольхи всегда эмоциональны и чувственны. В этом же отрывке, как мне кажется, больше раскрыт именно эмоциональный вопрос, а не сама любовная история.

Патрик никогда не задумывался о расовых различиях. В людях видел не цвет кожи и национальную принадлежность, Прежде всего его интересовали душевные качества и ум. Дома, с тётей Джени, никогда не обсуждался вопрос: ни о расовой, ни о классовой принадлежности людей. Тётя перенесла столько горя, что кого-то презирать за цвет кожи было не в её правилах. Так думал и Патрик. У него было много друзей не только среди белых, но и среди темнокожих, он никогда не интересовался их происхождением.
Патрик отстранил от себя Лизу, поцеловал поочерёдно мокрые от слёз глаза, сказал:
– Ты у меня, самая красивая русская, каких я, только, знал. Вот!
– И много ты их знал? – Лиза лукаво глянула на своего избранника.
Патрик крепко обнял Лизу, и оба рассмеялись с облегчением.

Признания в любви и слезы проходят фоном. А вот вопрос о национальности вкупе с названием работы заставляет думать, что герои к этому вопросу еще вернутся.

13. Ольга Грушевская. Мир стал иным (отрывок из повести «Лента Мебиуса»)


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74314
Наверное, так выглядит идеальная любовь. Или любовь, которую придумывают себе женщины…

«Кто ты? Откуда ты?» – тогда впервые спросили ее глаза.
«Ты сама ответь», – улыбался он.
«А я знаю, – мысль-догадка проплывала мимо. – Ты из моих снов и ожиданий. Ты именно такой, каким я тебя и представляла. Ты обладаешь всем, что я придумала. Все, что я упустила и чему не придала значения, то станет твоими недостатками в этой жизни».
«Я люблю тебя, – тихо сказал он, а может, просто подумал. – Я люблю тебя уже очень давно – я любил тебя еще в прошлой жизни, я знаю это. Я встретил тебя и в этой. Я люблю тебя всю, такую, какая ты есть. Я хочу тебя такую, какая ты есть. Ты моя первая и единственная, поздняя любовь. Ты моя вечная маленькая девочка».
Она улыбнулась и закрыла глаза: «Наверное, мне все это кажется», – подумала она, но продолжала слушать музыку его слов.
«Мне не хватает рук, чтобы обнять тебя всю. Мне не хватает глаз, чтобы смотреть на тебя постоянно, не упуская тебя ни на секунду из виду. Но у меня есть силы, чтобы желать тебя постоянно, так, как я никого никогда не желал».
Так они приняли друг друга. И это было вначале. И это было потом.

Наверное, все же такое бывает в жизни. Очень редко, но бывает. Если человек чувствует тебя на расстоянии и безошибочно узнает настроения… Та самая половинка?
Интересно… Сделала себе пометку – прочесть «Ленту Мебиуса». Что будет с героями дальше?

14. Тринити. Ты не хочешь жить…


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74341
Как все же у детей всегда и все запутано… Точно так же, как и само произведение. Оно построено в форме обращения к лирической героине:

Ты не хочешь жить…ты не хочешь жить, потому что сегодня ты снова встретила его. Ты посмотрела ему в глаза – а он промолчал.
Ты любишь его – а он тебя не замечает. Не просто не замечает, а намеренно игнорирует. Это ранит тебя. Больно…Ты любишь его. Вот уже прошло больше полугода, как ты поняла, что только он один для тебя – всё. С девятого февраля всё и началось.
А ведь раньше вы были если не друзьями, то добрыми приятелями. Вы смеялись вместе, вы отлично чувствовали себя в обществе друг друга – ещё бы.

Дальше идут воспоминания. Но если самой героине достаточно всего лишь намека, чтобы вспомнить какой-то эпизод, то читателю этого мало. Приходится перескакивать с одного обрывка воспоминаний в другой, теряя вообще какую-либо логическую цепочку. Может, стоило бы как-нибудь сгладить эти переходы хоть небольшими подробностями?

15. Андрей Гусев. Рентген для двоих.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74380
Рассказ располагает к себе с первого же абзаца. Обычная история о чувствах, вспыхнувших в командировке. Без каких-то особых подробностей. И сентиментальна, пожалуй, только последняя строка. Но читается с интересом, словно слушаешь рассказ друга, сидящего перед тобой.

«Волга» продолжает свой неутомимый бег. Неизбежно мы оказываемся в городе, в моем номере в гостинице «Кавказ». Горянка говорит, что никогда в жизни не встречалась с мужчиной в «Кавказе». Всем своим видом показываю, что ценю ее откровенность и оказанную мне честь. Очень кстати в моем номере в холодильнике покоится бутылка «Советского Шампанского». Полусладкое шампанское после пьянящего воздуха на Поляне нарзанов «takes us away». Дальнейшее происходит, как в тумане, и сродни сказочной истории из фильма о любви. Помню только бездонные глаза горянки, ее жаркие губы, нежные ласковые руки и… фигуру вождя мирового пролетариата, взгромоздившуюся прямо за окном у фасада гостиницы. Как ни странно, простирающаяся рука вождя указывает в данный момент абсолютно верное направление — в угол моего гостиничного номера, туда, где стоит диван…

16. orli. Еще вчера (отдельные главы повести Первая Любовь) Юля Рудакова


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74442
Сначала это был рассказ? Или я читала другую интерпретацию отрывков? Мне кажется, что произведение немного изменилось – добавилась изобразительность в описании, а вот финал стал более смазанным…
Пережить смерть любимого человека очень не просто. Наверное, можно было показать чувства ярче. Потому что на фоне образного описания тех же воробьев, в чувствах героини сквозит только усталость. Хотя… только усталость она и чувствовала. Все же первое прочтение произвело на меня большее впечатление.

Через закрытую стеклянную дверь последний раз посмотрела на него. Он сидел с опущенной головой, подогнув ноги к подбородку и обхватив руками колени. Мне виделась обтянутая тонкой желтой кожей сгорбленная спина с торчащими позвонками, как хребет мифического дракона.

Этот день на всю оставшуюся жизнь вопьется в мою душу своими острыми краями. Я не думала, что это последние его часы. Если бы все это знать… Если бы только знать, то сидела бы рядом оставшиеся мгновения. Если бы… Но, то что было уже не вернуть…

17. Эрнест Стефанович. Откуда Она?


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74454
Какой интересный и противоречивый получился образ выпускницы-оторвы, пишущей аллегорично-сентиментально-эротичные сочинения…

Подумалось: “Откуда она взялась, Любовь-Эрот-Эрос? Древние утверждали, что родилась. То ли от Ночи и Эфира, то ли от Ириды и Зефира, то ли от Афродиты с Ареем… Неправда. Не могло быть у них никакой любви до рождения Любви… В Хлебниковской “Считалке богов” сам Эрот и тот на голову пересчитался:
Хахиюки! хихорó! эхи, áхи, хи!
Имчирúчи чуль буль гуль!
Мýри мýра мур!
Но откуда тогда она, Любовь?”
Тянуло в сон. Я теряла ощущения реального, постепенно превращаясь в Фасолину! И почему-то вся тепло светилась. Как блеснула бы Светка:
– Ой, первый раз в жизни от тебя так далеко отъехала крыша! Классно… прокачала третий глаз!
И то ли из сна, то ли из недавних размышлений над сочинением, ясно и бесповоротно возникло неодолимое желание – узнать, откуда она взялась, Любовь, вместе со своим чистым Лучом солнышка. Сегодня, сейчас! Зачем мне буль-гуль-мурные Дожди завтра?
Когда зазвенит таймер, и войдет Андрей, я знаю, что скажу:
– Солнышко, я хочу быть твоей…

Хотела покопаться в психологии повествования от женского лица (тем более, молоденькой девушки), написанной мужчиной… Но не стану. Здорово получилось. Стильно.

18. Галина Мальцева. Первая любовь.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74518
Еще раз с удовольствием перечитала рассказ. Приятная история о первой любви, так просто и вместе с тем ярко описанная, что поймала себя на мысли – я смотрела это. Именно не читала, а смотрела. Как фильм.

У него была первая любовь. Единственная и неповторимая. Сколько он себя сознательно помнил, столько и любил. Она была старше на девять лет, а их дачи разделял невысокий забор. Он помнил даже самую первую встречу. Ему уже исполнилось три с половиной года, и Баба Дуся первый раз согласилась остаться с ним летом на даче одна.
В первый же день Он вырвался от Бабы Дуси и бочком, неуклюже, как он тогда бегал, но достаточно шустро рванул к калитке. Запретная зона – «за калитку не ходить», всегда страшно притягивала его. Мир за калиткой казался огромным и полным неизведанных тайн. Их дедушки поставили у общего забора большую, деревянную лавочку, чтобы жены-подружки могли посидеть, посудачить после огородных работ. Баба Дуся как раз успела нагнать беглеца у этой лавочки …
Но он и так уже замер, как вкопанный. Он увидел Ее. Вокруг неё, державшей на коленках какую-то куклу, были и другие девчонки, но он глядел только на Нее. У Тани была уже порядком растрепавшаяся прическа «конский хвост», длинные русые волосы, светлый халатик, сандалии и постоянно спускавшиеся гольфы, которые она подтягивала каждую минуту. Она тоже увидала его.
-Ой, какой хороший! Баба Дуся, это Павлик, да? – в глазах ее сиял восторг. Она подошла, присела перед ним на корточки, и так нежно взяла его ручку, прошептав с придыханием: – ма-а-ленький… Баб Дусь, а можно, я с ним погуляю?

Как жаль, что вот такие истории редко когда заканчиваются чем-нибудь хорошим. Даже если любовь первая, неповторимая и единственная.

19. Сяо Жи. Время прощаться.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74769
Противоположности притягиваются и даже позволяют друг другу влюбиться. Но, к сожалению, этого слишком мало, чтобы быть вместе.
История расставания. Суховато описана.

– Мы расстались. – Она слабо улыбнулась – Да все нормально, мам. Это должно было случиться.
– Все правильно?
– Да все правильно. – Твердо сказала она и пошла в душ.
Потом она легла в мягкую постель, свернулась клубочком и мгновенно уснула. Сегодня она будет спать, а завтра разглядывать потолок и считать капли на стекле от дождя, ей захочется заплакать, но она не сможет…
Он ехал в маршрутке, отвернувшись к стеклу. Мимо летел знакомый пейзаж, смазанный темнотой. Временами он неумело, по-мужски, вытирал слезы и еще больше отворачивался к стеклу…

20. Ольга Добросовестная. День черного юмора.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74955
Хороший стиль. Понравилось. Только история совсем не в жанре любовно-сентиментальной прозы. Скорее, «юмор и ирония».

В браке тяжело только первые пятнадцать лет. Потом привыкаешь к тому, что от супруга ждать особо нечего, и начинаешь жить счастливо. И всё хорошо, если б не праздники. Именно перед Новым годом, днём рождения и особенно Восьмым Марта у меня резко портится настроение. Уж сколько ни настраивала себя, всё равно в эти дни ждёшь чего-то необычного, сказочного. А ничего такого как раз и не случается. Никто не торопится тащить кофе в постель, по собственной инициативе мыть посуду, да и дарят совсем не то, о чём мечтаешь. А ещё эти садистские телепередачи каждую минуту трындят о счастливых женщинах и любящих мужчинах! Да они кого угодно доведут до слёз! А Танькины рассказы о необыкновенных букетах, в которых количество цветов на один превышает число лет! Или Наташкины о колечках и серёжках! Нет, я, конечно, радуюсь за подруг, но предательская мысль: “А чем я хуже? Я ведь и красивее всегда была, и талантливее!” здорово портит настроение. Вы только не подумайте, что у меня плохой муж, или меня не любит. Но вот праздник устроить не умеет, это уж точно. И никакие намёки и тренинги тут не помогают. Проверено годами.

21. Галина Тен. Грязная осень.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=74993
Вырастают ли из прошлого? Возможно… Точно так же, как вырастают из коротеньких штанишек «любви», надевая на себя «жестокость» с длинными рукавами.

Остались жалкие мгновения Твоей жизни, но я успею. Я опускаюсь на колени и приподнимаю Твою голову. Слипшиеся от крови пряди обвивают мои руки, оставляя на коже бурые полоски, некоторые безвольно падают на бетонный пол лестничной клетки. Ты открываешь глаза, я снова что-то вижу в них, может, надежду, но это уже неважно…
Я так низко наклоняюсь к Тебе, что теперь вижу только Твои глаза – бездонное Черное Озеро – так четко, как не видела еще никогда. Остановись, мгновение…
Наши случайные ночи любви не знали такой страсти и боли, какую я вложила в этот поцелуй. Это был последний гвоздь в крышку гроба нашего не родившегося Союза – двойной Силы, многократно помноженной на энергию любви, жажду движения, желание осязать цель, стремление идти вперед по Пути, который не каждый видит, и о котором даже не каждый знает.
Говорят, что кровь соленая, возможно, но Твоя кровь сладкая и пряная, как старое-старое вино. Я до сих пор помню ее вкус на своих губах…

В Твоих глазах я прочитала удивление…

– Ты думал, я не могу быть жестокой?

…надежду, но это не так важно…

– Ты ошибался.

…боль и укор…

Вообще-то, неоднозначное отношение к произведению. Мне понравился стиль повествования, но кровавые подробности, честно говоря, заставили нахмуриться. Возможно, это только личное ощущение… Но «кровь-любовь», слишком затасканная рифма, даже для прозы.

22. Лора Тасси. Тонкая нить.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=75005
Сентиментальная история о запретной любви. Рассказ главного героя хорош. Очень яркий образ Веры получился – взбалмошная, экспрессивная и явно немного не в себе. Я все же думала, что она покончит с собой. Это просто напрашивалось по тексту:

У меня лицо горело от волнения.
– Как её звали, ту женщину?
Старушка морщила лоб, силясь что- то вспомнить.
– Вера. Вера Вальтер.
Теперь меня всего тряс странный озноб. Кажется, я знал все заранее.
– Вера… Она покончила с собой?
Дама ответила спокойно и рассудительно, словно говорила о чем- то обыденном.
– Почему – покончила? Она умерла от разрыва сердца, в самом начале зимы… Знаете, у нее было больное сердце…
Я повернулся, стараясь скрыть набегающие слезы, и медленно вышел. А перед моими глазами стояла Она – вечно юная, вечно очаровательная, загадочная Вера…
… Сожги меня над океаном…

Кстати, по поводу текста. Есть некоторые неувязочки. Например, фраза – «хозяйка с явно садическим удовольствием оглядывала меня», и тут же – «обожала меня до безумства». По-моему, перебор с эпитетами. Или сценка с крестиком. К чему там выплыли куличи? Как-то не очень плавно переходы получились. Стоило бы поправить.

23. Марина Черномаз (Kira Lyss). Мы будем вместе тысячу лет.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=75419
Я бы назвала эту работу – штрихи жизни. Так построено повествование. Словно штрихи карандашные на альбомном листе. Только стереть их очень трудно будет.

Ночная тишина чужой квартиры. Нет, не чужой. Здесь живет самый родной человек. Настолько родной, что уже не имеет значения, что подумают родители, что будет с карьерой отца, и как поступит деканат со студенткой, которая путается с иностранцем.
Он сопит во сне, как маленький. Так, значит, это правда? Так оно и бывает на самом деле? Два человека и одна душа. Два человека – половинки целого. Вот что называют люди тем самым словом. Жить возможно только вместе, порознь – они умрут. Строгая морщинка между бровей. О чем вы задумались во сне, господин иностранный дипломат? Стася целует морщинку: Я отведу твои печали. У меня кружится голова от твоего запаха – ты пахнешь моим навеки.
Шепот, как шорох ветра: Иди ко мне…

Так странно, я поверила каждому словечку или штришочку. Каждому эпизоду. Словно мне рассказали о знакомых людях. Я переживала за Юру – вот она, настоящая любовь! За главных героев – будут ли вместе?
Интересное произведение. Рекомендую всем сентиментальным душам.

У них сменятся три собаки, и каждую будет звать Дара.
Они будут ездить по всей Африке еще долгих пять лет. А куда еще деваться беглянке?
Сквозь раскисшие от дождя джунгли он будет везти ее на разбитой машине, одной рукой вертеть руль, а другой – сжимать огненно-горячие пальцы. И шептать: Держись, еще немного, пожалуйста. А потом плакать в холле крохотной больнички и долго выводить ее из депрессии после смерти их единственного ребенка.
На тридцатилетие он подарит ей живого слоненка – нормальный подарок любимой женщине в Африке.
Настанет день, и он придет в новое консульство бывшей великой страны, и, глядя невинными синими глазами в лицо суетливому консулу, положит на стол конверт и возьмет взамен новенький паспорт на ее имя. На паспорте, вместо серпа и молота, будет совсем другая символика, а на его страницах – все полагающиеся печати и визы. И она, наконец, перестанет быть беглянкой и войдет в его парижскую квартиру.
Вдвоем они будут стоять у могилы ее отца, а ветер у их ног будет смешивать желтые листья с осыпавшимися лепестками хризантем.
И однажды получат фотографию от Юрки Соколова, на которой счастливый Юрка будет обнимать жену и маленькую дочку Анастасию.

Они будут вместе и тем последним дождливым весенним днем в Париже, многие годы спустя. Жан-Марк не позволит Стасе плакать, и уйдет один. Чтобы ждать на холме в конце дороги. И снова быть вместе – целую вечность.

24. Елена Виноградова. Как давно это было…


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=75435
Симпатичный рассказик. О первой любви, первых чувствах… Только показалось почему-то, что начало и конец какие-то надуманные, вымученные, а вот середина – ярко изложенная. Может, и стоило просто описать историю 12-летней девочки? Хотя… как знать…

Да, она лежала сейчас, много лет спустя, и ощущала в себе – она только сейчас это поняла – любовь. В ней жила любовь, как сказал бы один мой знакомый, немотивированная. То есть любовь без объекта любви. Она как лучинка то еле теплилась, то вспыхивала ярким пламенем и притухала. Всe зависело от того, что попадало в пламя, какая, если так можно выразиться, горючая среда. Бывало, она разгоралась так жарко, чуть не сгорая дотла, а бывало – чуть тлела, загнав весь жар внутрь. Она вдруг подумала, что далеко не молода и хватит ли времени для настоящего пожара? Что, если ей не встретится тот, для кого целую жизнь горит этот огонeк? И что если считать любовь чем-то живым, то что же будет, когда еe не станет?
Такие мысли медленно ворочались в еe полусонном мозгу, ничуть не отражаясь на еe чувственном состоянии, которое сегодня непонятно почему и не смотря ни на что, было необъяснимо сладостным.

25. Кожухов Андрей. «Так далеко от тебя».


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=75777
Эту историю обязательно должны прочитать те, кто сомневается в себе или в том, что делают. Рассказ о всепобеждающей силе любви. Любви, которая спасает от смерти, делает из неизвестного мальчишки знаменитого художника и поднимает на ноги девочку-калеку.
Конечно, есть в произведении несколько по-детски сказочных моментов, но в целом, очень приятно впечатление. И стихи Высоцкого в виде канвы, хорошо сочетаются с текстом.

– Ксеня, я хочу помочь… Ты знаешь, я тебя люблю, больше жизни. Я на все готов. Буду работать еще, соберем денег, сделаем тебе операцию за границей, ты будешь ходить…
Внучка улыбнулась. Не в деньгах счастья, ты знаешь это.
– Я влюбилась, деда, – вдруг заплакала она, но резко остановилась, как по команде. – Познакомилась с парнем, художником, переписывались через Интернет. Он не знает ничего обо мне, не видел меня, не слышал…И не знает, что я передвигаюсь только на инвалидной коляске.
Оксана не заплакала, она привыкла и смирилась.
– Я не смогла ему признаться, сказала, что живу в Лондоне. И он уехал, вчера туда уехал, деда!
Валентин Львович подошел и обнял внучку, погладил по голове.
– Все будет хорошо, Ксеня, все будет хорошо, я знаю это, – очень твердо сказал он и поклялся, что так и будет.
– Он меня любит, я уверена. И я его очень люблю, деда, очень-очень-очень. А он уехал… А я не смогла признаться, испугалась. Кому нужна калека? Только тебе… Зато я его видела вживую. Я по телефону вычислила, где он живет. В соседнем доме, напротив, на четырнадцатом этаже. Я видела, как его провожают родители, как он садится в такси… Деда, почему так? Я ведь его люблю, и он меня любит. Он ведь не найдет меня в Лондоне, не найдет…

26. Алена Чубарова. Ваза на столе.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=76036
Все же странные, эти влюбленные:

ОНА. Когда я была маленькой…
ОН. Это никому не интересно.
ОНА. Ну почему?
ОН. Потому что все были маленькими. И им интересно то, что было с ними.
ОНА. Но, может быть, с ними было то же, что и со мной.
ОН. Займись лучше делом.
ОНА. Каким?
ОН. Постирай, помой посуду, полы, наконец…
ОНА. Я уже все перемыла и перестирала.
ОН. Тогда просто помолчи.
ОНА. А чем ты так занят, что тебя нельзя отвлекать?
ОН. Смотрю, как устроен стол.
ОНА. Зачем?
ОН. Чтобы продать его и купить тебе швабру.
ОНА. Зачем?
ОН. Чтобы у тебя не болела спина, когда ты моешь пол.
ОНА. Но у меня не болит спина.
ОН. Это пока ты молодая. Потом заболит.

Современная пьеса жизни, в которой любовь героев показана достаточно оригинальным образом.

27. Аська. Чемодан без ручки.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=76450
Честно говоря, сначала даже побоялась, что рассказ будет похож на известный анекдот, обыгранный в названии. Опасения не подтвердились. Ну и славно.
Зато автор меня заинтересовала. Надо будет сходить в гости. Сюжет взят самый обычный – о слабохарактерном мужчине и стерве-женщине, но вложено в историю не мало. Во-первых, рассказ сделан красиво и продуманно. «Ночная тишина, смешанная в прозрачном коктейле со звуками засыпавшего города…» Во-вторых, рассказ не просто повествует, он несет информацию к размышлению.

Осталось разобрать только вещи в старом шкафу, с наклейкой Микки-Мауса на внутренней стороне дверцы. Она оглянулась. Боже, как же хорошо, что у нее теперь будет новый шкаф, новая кровать, новая жизнь.
Людям надо иногда избавляться от прошлого, которое выдает твои мысли и чувства. Детские страхи и детские радости. Юношеские грезы и разочарования. Порой для этого нужно всего лишь сорвать наклейку с дверцы шкафа и выбросить бережно пылящиеся в шкафу старые институтские конспекты.

Мы часто оставляем частички нашей жизни на «авось пригодится» или «жалко выбросить». Поэтому прошлое порой становится похожим на чемодан без ручки – и бросить жалко и нести тяжело. Мы обрастаем этими фотографиями и мелочами, вещами, которые давно никому не нужны. Мы окружаем себя всем этим прошлым и никак не можем с ним расстаться.
Сегодня, когда все остальные воспоминания уже были упакованы в черный мусорный мешок и готовы к тому, чтобы навсегда покинуть ее жизнь, Алиса никак не рассчитывала, что что-то сможет заставить ее погрузится в воспоминания. Воспоминания, которые она так яростно отскребала от стенок собственной души.

В-третьих… любой другой финал разочаровал бы меня. Но и тут обошлось. Удачная концовка с сильным акцентом. Спасибо.

28. Вита Кореарти. Огонь Любви (роман)


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=76843
Выделяю работу только из-за кинематографичности, с которой она написана. Я очень придирчиво отношусь к таким историям – обезумевший, но влюбленный психопат, отрезающий пальцы жертве. В конце почти все умерли… Но очень уж динамично и ярко описано, захватывает поневоле. В названии написано – роман. Возможно, роман читался бы лучше, рассказ получился слишком патетичным в конце:

Фары мчались, нацелившись прямо ей в глаза, приближаясь с каждым мгновением. Кет все поняла сразу. Он повторил все, что случилось много лет назад, она почувствовала себя на месте отца. Кет неслась навстречу свету, не в силах изменить происходящее. И за мгновение до столкновения, сквозь пелену света и слез, Кет увидела Эл, сидящую на переднем сидении красного форда, такого же красного, как и ее платье. Кет подумала: «Неужели, может быть столько крови». Рядом с Эл, за рулем форда, никого не было. У Эл были безумные глаза, они искали взгляд Кет, и она что-то кричала, кричала что-то для Кет. Кет не могла ничего слышать, но знала каждое слово. Она кожей чувствовала Эл и ее мысли, через эту атмосферу липкого страха: «Я люблю тебя Кет! Мы будем всегда вместе!».
«Счастье само несется ко мне на встречу», – последнее, что подумала Кет, перед тем, как машины столкнулись в смертельном поцелуе, слившись в едином пламени любви. Огонь горел неистово ярко, переливаясь всеми оттенками красного, его вдохновляла любовь.

И все же, работу не отбрасываю, хотя бы потому, что она стопроцентно найдет своего читателя. Такие истории пользуются спросом на книжном рынке.

29. Марьям. Письмо в прошлое.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=77475
Я прошу прощения у автора, но… вот смотрите – с первого же абзаца:

Да, кажется, я решилась писать о себе, о любви. Ей не было дано право на жизнь, но она была. Эта огромная любовь – огромная боль, боль без края, желание, бившее волнами, начинающееся снизу, охватывающее всё тело и, ударом в голову, затмевающее разум. Беспрерывная борьба с ней истощала мои силы, и бессилие лилось тайными слезами. Мои ладони гладили твои жёсткие волосы, мои руки прикасались к твоим и нежно гладили их, мои глаза отдавали меня тебе, моё тело трепетало в твоих руках – это моё сердце, это моя душа так тебя ощущали. Я чувствовала тебя спиной, телом, всем своим существом… Но я так и не смогла, не поимела ничего.

Я споткнулась четыре раза. Дальше – больше. Если будет желание, сделаю разбор через почту.
Из достоинств отметила бы эмоциональность и воодушевление, с которым написана миниатюра, но даже такие нужные качества не дали мне возможности поверить героине.

30. Ира Егорова. И это из сердца не выдернешь с корнем.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=77511
У меня только один вопрос возник – два рассказика о Малой написаны в одно время или с перерывом? Почему спрашиваю? Второй рассказ очень хорошо читается. И герои чувствуются, яркие. И описания точные, слаженные. А вот первый… Если хотелось выдержать стиль 14-летней девочки, то получилось, увы, не стилизовано, а комично.

Весна в тот год совпала с первой «взрослой» любовью, с ощущением, что я – девушка, с распирающе-томящей болью растущей груди и поющим, как струна, телом, пружинисто изгибающимся во время ходьбы. А взгляды чутко воспринимались всей кожей, и были почти равносильны прикосновениям. Влажный от весенних дождей ветер проглаживал лицо и шею, запускал свои пальцы в гущу волос, от чего они кудрявились пышным ореолом и волнисто развевались сзади, вдогонку моим стремительным шагам.
Ветер в меня влюбился –
Сладкий, щекочущий, пьянкий –
Впивается в ноздри, в губы –
Начало моей изнанки.

Сжимает виски в ладони,
Затылок сжимает в локти,
И тычется лбом холодным
В мой лоб в сигаретной копоти…

Не смогла представить себе пружинисто изгибающееся во время ходьбы тело. Ветер проглаживал – как утюг белье? И волосы вдогонку за шагами выдают странные ассоциации. Про изнанку вообще промолчу.
И на фоне всего этого, отрывок из второго рассказа:

Мы сидим на скамейке под кустом. Запах прогретой весенней зелени смешивается с запахом моря. Солнце уставилось на нас, как на школьников, ещё не напроказивших, но явно замышляющих что-то запретное. Он раски-нул руки по спинке скамейки. Так я оказалась уже наполовину приобнятой, по крайней мере, смиренно замершей где-то у него под крылом. И каждая мурашка на коже мучительно просит, чтобы эти, несостоявшиеся ещё, объя-тия сомкнулись уже на самом деле!

Не возможно не почувствовать разницу. Но, к сожалению, работу нужно оценивать целиком.

31. Шваб. Вампир и солнце.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=78688
Долго думала, что бы такое сказать Небанальное. Бывает читаешь произведение и понимаешь – это твое. Но как убедить в этом другого читателя – не знаешь.
Трогательная сентиментальная история любви вампира. Казалось бы, было это уже, сто раз было. Но в этом рассказе есть что-то такое…

К счастью или к несчастью, но большую часть времени я был все же не столько вампиром, сколько мужчиной. Согретые пламенем свечей ночи, проведенные в ее квартире, сумасшедшие ночи, проведенные в моей «студии», вылазки за город на выходные и ночи дикой охоты друг на друга в палатке у затухающего костра; ночи, наполненные запахом ее кожи и волос, теплом ее объятий, всхлипываний – не в пространство! – в ухо вперемешку с жалобным зовом меня по имени: эта наивная в своей очевидности уловка, призывающая мужчину не забывать и о ней, о женщине; способ дать понять мужчине, что она, женщина, боится остаться на этот раз – как и в любой другой, впрочем, – без коротких моментов финального физического счастья; все эти ночи были наполнены еще и четко вычленяемыми мгновениями абсолютной любви к тебе другого живого существа. Они проявлялись в самые, казалось бы, неподходящие моменты, когда – в горячке гонки к пикам самых высоких гор вселенной – Марина прижималась ко мне с невероятной крепостью, распахивала самые прекрасные глаза в мире и смотрела чистым, ничем не замутненным взором, задерживая разгоряченное дыхание. В эти моменты я до боли остро понимал, что эта – даримая ее глазами – любовь не имеет ничего общего с физической стороной дела. Это – любовь, даримая за то, что ТЫ. За то, что СЕЙЧАС. За то, что ЗДЕСЬ. За то, что с НЕЙ… И за то, что ТЫ. За то, что ПРОСТО. За то, что ЕСТЬ… Потом глаза ее снова заволакивало томной пеленой, и гонка продолжалась дальше… А когда вершины гор покорялись, я кричал. Я не знаю, почему кричала она. Я же кричал не во славу физического удовлетворения – это было ничем по сравнению с появляющимся в момент экстаза перед внутренним взором «эха» распахнутых глаз Марины, из которых потоком изливалась любовь ко мне. И еще я кричал от появляющегося в тот же момент чувства неопределимого бессилия…

Сходила на страницу автора. Не привлекался, в связях каких-либо замечен не был… Странно. Думаю, все еще впереди.
Рекомендую. Такие чувства даже описать не каждый сможет. Вот только… название я бы изменила. Оно дает неправильную установку перед чтением.

32. Валерий Белолис. Шрам.


Такой неожиданный ход. Читаешь рассказ, узнаешь стиль Валерия, стиль в котором захлебываются чувства, эмоции, ощущения. Цепляешься за параллель: драка – чувства; удары – эмоции; боль – ощущения. Очень ярко это все. И вдруг! Оказывается это рассказ в рассказе.

«Она, не замечая розы и боли от ее уколов, подняла глаза, заглядывала, спрашивая. И он улыбнулся», – дочитал я листки, которые мне подсунул Олег, а сам дальновидно отошел к барной стойке. В этом подземном кафе, расположенном под перекрестком центральных улиц города и периодически сглаживающем наше перманентно-стрессовое состояние своей зелено-золотой стильной расцветкой скатертей и штор, мы с Олегом периодически встречались. Разговаривали, пили что-то, всегда разное, по настроению и необходимости, не сдерживались в оценках, эмоциях и проявлениях, – своеобразный психоневрологический диспансер для двоих. Причем, врачом мог быть любой из нас. Кому нужнее, тот и срывался. Сейчас врачом был явно я. Читал этот не совсем профессиональный текст, выкраивал мысли из чувств, а не наоборот. Чувств Олежа уже наковырял.
Я прочитал, вернее, почти скопировал в свой мозг расплывающиеся строчки, понимая, что это не конец рассказа, понимая, что поставить точку Олегу здесь явно не получится, что образы, нападающие на людей, за последние несколько суток живут сами собой, что накопившееся выплеснуто, желание и разум, поменявшись местами вначале, теперь соединились в одно целое и преследуют Олега, делая его мысли туманней… Туманности Андромеды.
На вопрос Олега – «Вот ты скажи, ты отправил бы это… это… ей?!» – я ответил бы, не задумываясь: «Отправил бы!». А если бы задумался, если бы принес к тому же написанное – по журналистской привычке? – кому-то, пусть и своему другу, понял бы, что это разум начинает привычные разборки с чувствами от «распилить» до «четвертовать и поразбрасывать по мусорникам». А это тупик.

И стиль повествования меняется. Нет, что-то прежнее все же остается. Возможно, умение автора описать не столько действие, сколько переживание, внутреннее состояние героя.
Пытаюсь быть непредвзятой и все равно прихожу к одному и тому же выводу – нравится.

33. София Кождан. Гала и «Ягуар».


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=78870
Можно я сразу с недостатка? Язык повествования настолько лишен изобразительности, что текст читается напряженно, как телеграмма. А можно было такой романище забабахать!
А еще есть забавные места – «правая нога практически не действовала, но… он твердо шел к намеченной цели»
Я бы посоветовала поработать над текстом. Убрать явные банальности или хотя бы сгладить их, не оставлять такими бросающимися в глаза. Добавить мелочей каких-то, мыслей, образности. Вот такая динамика лишает произведение изюминки, а читателя шанса почувствовать текст. Не бросайте рассказ, доработайте.

34. Виктор Родин. Я онемел, и холодно мне стало…


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=80040
Я так понимаю, что автор перепутал номинацию?

35. Nikolay Toporkov. Диалектика одной любви.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=80481
Математическая часть моей души растянулась в широкой улыбке:

Но совершенно неожиданно, и вопреки закону математики, их параллели пересеклись. Причём не в бесконечности (как положено по закону), а в определённой точке пространства и времени. По одной координате было указано – лето, а по другой – море. Под зонтиком. С этого момента всё началось и завертелось! Пристальные взгляды друг на друга. Несмываемые улыбки при встречах. Совместные экскурсии вдоль прибоя. Частые посещения кино, театров и музеев. Приглашения на танцы, в кафе, в рестораны. Затяжные поцелуи у родительских дверей. Непроизвольные вздохи в бессонные ночи.

Романтическая же, тут же завопила: «Позвольте! А где чувства? Где сентиментальность?»

Когда же это стало совсем невыносимо, и в целях экономии, они решили жить вместе и сняли свой отдельный угол, который нарекли «Нашим домом». Они начали носить в него вещи и пищу, а выносить отходы и хлам, но «сор из избы» – нет. Готовили на плите. В перечисленные выше места стали ходить редко. Зато больше смотрели телек и видек, листали журналы с красивыми рекламными картинками. С друзьями чаще встречались по телефону и в праздничных поздравительных открытках. Да, ещё на иностранный манер, развели в доме sex и стали им усиленно заниматься. Однако в этом деле они были самоучками.
Последнее обстоятельство привело их к необходимости обратиться к услугами репетиторов и репетиторш. Как, собственно, это и принято в современном обществе.

36. Ирина Карусева. Чудеса.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=80802
Действительно – чудеса: приехал, нашел, забрал, спящую перевез через границу, предупредил (правда не родственников, а по месту работы)

Светлана растерялась:
– Это что, правда, не сон? Ты здесь? Ты пожимаешь кому-то руку, разговариваешь о работе?
– Конечно… – Виктор поднялся, положил руки на Светину полку и уткнулся в ее носик своим.
– И это правда, Севастополь? Ну, ты посмотри, ведь не может быть – Севастополь же!!!?
– Правда…
– Не может быть! А граница? Как меня пропустили?
– Я достал твой паспорт, а тебя попросил не будить, ты так замечательно спала!
– А как же м… мои родственники? Они же волнуются! Я никому ничего не сказала! Как же теперь? Что теперь будет?
– Я предупредил…
– Кого?
– В школу позвонил… – смущенно ответил Виктор и добавил, уже уверенно и смело. – Авось, и Господь нас не оставит… Всё хорошо будет, Светлячок! – он добродушно улыбнулся, подмигнул и бережно провел рукой по Светиной голове. – Всё. Будет. Хо-ро-шо!
– Чудеса… – Светлана недоверчиво покачала головой.
Впереди было столько проблем, но где-то внутри у Светланы слова Виктора «всё будет хорошо» свернулись уютным клубочком, и радостное предвкушение новой, счастливой, радужной, настоящей жизни вылетело на свободу нежным, трогательным, трепетным соитием губ.

Будет ли все хорошо? Наверное, это другая история, а в жизни так мало чудес и сказок, что почему бы не принять эту… Вот только… не хватает рассказу чего-то… Есть ошибки или, надеюсь, опечатки, но это ерунда, их легко исправить. А вот яркости в рассказе нет. Не захватывает. Хотя, это только мое мнение.

37. Жарнова Ирина. Дар океана.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81315
А вот эта вещь мне понравилась.

– Ты когда-нибудь купалась ночью в океане? – спросил Егор, нежно обняв Лизу у кромки прибоя.
– Нет, – ответила она, опасливо поглядывая на чернеюшую водную гладь. – Смотри – лунная дорожка! Красиво как!
– Давай попробуем? – предложил он.
– Но я не взяла купальник. И, к тому же, это – безрассудство: нас кто-нибудь съест, – попыталась урезонить его Лиза.
– Купальник тебе сейчас без надобности – вокруг ни души. А я отвернусь, – лукаво улыбнулся он. – Съесть же нас никто не успеет: мы только окунемся и выскочим
И, не дожидаясь ответа, стал расстегивать на ней халатик.
– Ты обещал отвернуться, – напомнила Лиза и развернула его спиной к себе и к океану. – Считай до ста.
– Раз, два, три, сорок, семьдесят, сто! – раздевшись под собственный счет, Егор уже бежал к плещущейся в волнах нагой Лизе.
– Так не честно! – запротестовала она. – Марш назад пересчитывать, жулик!
– Сейчас, сейчас, – прижал он ее к себе. – Только медуз от тебя отгоню!

Добрый, трогательный рассказ о курортном романе. Так удачно в повествовании переплетены современные сленговые словечки и легкий образный стиль. Захватывает.
«Обожая ее глазами»… Интересная фраза. И сценка со слоном очень яркая. Но секреты в рассказе раскрыты не все. Как то ружье, что висело в начале акта на стене, но так и не выстрелило. У рассказа есть продолжение? Хотелось бы прочесть.

38. Киселева Инна. Хэппи энд по-женски.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81341
Отличный рассказик. И проблему, поднятую в произведении я, чисто по-женски, понимаю:

Наивная, я и не предполагала тогда, что все это только начало. И сколько раз впоследствии при приеме на работу, мне придется услышать: «Вы нам подходите, но у Вас маленький ребенок, он будет болеть. Или Вы захотите иметь еще ребенка и.т.д. и.т.п.. Короче просто вы женщина, а мы хотели мужчину.» Ну не хочу я менять пол, что ж теперь поделать?

Но это не любовно-сентиментальная проза. Скорее, «просто о жизни».

39. Леонид Раев. Был июнь.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81449
Мне понравилась основательность, с которой написано это произведение. Хотя повторение фраз сбивало с толку по началу. Да и за украинцев при поиске телефонного номера я немного обиделась. У нас что, такая же колоритная внешность, что и некоторые фамилии? Или рыжая девочка по определению не может быть украинкой?
А вот образность в рассказе яркая:

Через семнадцать тысяч… Нет! К черту!.. Через семнадцать тысяч дней, через сорок шесть лет, проснувшись внезапно, как от попадания пули… Выгнать из головы, как запаршивленного щенка из выдраенной до медного блеска квартиры!.. Открыть глаза, отрезветь и – с головой в манящий, прорывающийся сквозь веки своими сабельными бликами, столько обещающий, засыпанный тополиным пухом триумфальный июньский день…
Наползало с неотвратимостью танка: через семнадцать тысяч дней, через сорок шесть лет, ты проснешься внезапно и поймешь, что уже утро… Ты проснулся внезапно и понял, что уже утро… Будешь лежать в постели, не открывая глаз… Лежишь в постели, не открывая глаз… И будет угасать, и будет дымиться в тебе сновидение, неотличимое от яви… И угасает, и дымится в тебе сновидение, неотличимое от яви. Сновидение о том, что будет сегодня вечером. Вечером, до которого надо еще дожить… Сновидение о том, что будет вечером сорок шесть лет назад… О том, что будет июньским головокружительным вечером семнадцать тысяч дней назад…

40. Татьяна Ионова. Принц и Золушки.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81499
Поучительная история. Но ведь ни любви, ни сентиментальности…

— А тебе их не жалко? Поматросил и бросил, как Любу эту… Ведь ты же от нее сбежал?
— Конечно. А что, я на ней жениться что ли должен? Да и чего их жалеть-то? Ты сама подумай, вот кто на нее позарится? Так, если кто спьяну от скуки прижмет в темном углу, да обрюхатит… А замуж кто ее возьмет, красотень такую? Да я ее, можно сказать, осчастливил. Ну представь, мечтает она о принце, красивом и благородном, который разглядит за некрасивой внешностью ее красивую, или добрую, или поэтическую душу, и понимает же она, что это все только красивые мечты, далекие от грубой реальности. И тут на горизонте появляюсь я! С букетом! Падаю на колено, преподношу букет, рассказываю, как в глазах ее разглядел ее необыкновенную душу! Конечно, смущается, не верит, а сердечко-то жаждет любви… Согласись, я могу быть очень убедительным? — и он так тепло и проникновенно поглядел на Ингу, что сердце ее дрогнуло, она почти готова была простить его цинизм, так захотелось прижаться к этому сильному стройному телу, утонуть в этих ласковых, чуть насмешливых глазах… Она отрицательно тряхнула головой, освобождаясь от наваждения.
— Зря не веришь! Максимум — неделя, и любая дурнушка — моя! Главное, потом вовремя и красиво завершить роман. Чтобы у нее на меня зла не было. Пусть вспоминает меня всю жизнь, как прекрасного принца, который осчастливил ее своей любовью!
— А дети?
— А что — дети?
— Твои дети, которые будут расти без отца?
— Да что, только мои что ли без отца? Я и сам без отца рос. И ничего, не хуже, а, может, и получше других! Опять же, от меня получатся красивые здоровые дети. А ей чем еще заниматься? Вот и будет у нее на всю жизнь радость – красивый ребеночек. А без меня они вообще старыми девами остануться. А старые девы только жизнь окружающим отравляют: у меня тетка, материна сестра, замуж не вышла, мужика у нее ни одного не было, так такая ведьма! Матери все завидует, что у той отец был, и я есть. И все пилит мать по любому поводу, про меня гадости наговаривает.

41. Сергей Максимов. Еще раз о любви…


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81692
Какой все же странной бывает иногда влюбленность:

Я ненавидел ее в университете, когда в лиловом плаще творческого одиночества углублялся в дебри теории, начиная в какой-то момент уже вслух дискутировать с воображаемыми оппонентами, жестикулирую, по нескольку раз повторяя особенно удачные аргументы, и …
…слышал за спиной знакомое фырканье и видел в щели между полуприкрытой дверью и притолокой блестящий, смеющийся глаз. Везде и всюду, стоило мне только остаться одному, задуматься или замечтаться, где-то рядом уже мелькали полы ее алого плаща вечной насмешки.
Клянусь блаженной памятью невинных салемских дев, это было невыносимо.

Вот такое оригинальное, разноцветное произведение:

В тот осенний вечер я бродил по залитому дождем городу, развлекаясь тем, что выворачивал зонтики редких прохожих развевающимися крыльями своего черного плаща грусти и одиночества. Поверьте, тогда у меня были веские причины носить это одеяние практически постоянно.
Я завернул за угол, и в глаза мне полыхнула броская и яркая салатовость ее новенького, аккуратного плаща. С радостным изумлением, мгновенно впитав взглядом мой потерянный вид и черный заплатанный плащ, она откинула с лица капюшон и, запрокинув назад голову, издевательски захохотала мне в лицо. О, блаженной памяти невинные салемские девы! Что это был за смех! От этого хохота лопнули два окна в третьем этаже соседнего здания, и в воздух сразу же ввинтились испуганные крики жильцов и случайных прохожих.

С удовольствием перечитала несколько раз. Спасибо. Я думала, что вот так неординарно рассказать о привычном, просто не возможно.

42. Татьяна Минасян. Сквозь стекло.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81838
Любовно-сентиментальная фантастика? Интересно… Не ожидала, если честно.
Представляете, как это трудно – любить человека, с которым никогда не сможешь быть вместе. Рядом, но не вместе. И будешь слышать только переведенный механический голос. А из всех эмоций, отражающихся на лице, только подмигивание. И любить у них означает не то же самое, что на Земле:

– Как по-другому? – зашептал в микрофон Ханс. – Объясни хоть что-нибудь, я действительно не понимаю!
Ему показалось, что Вьенна глубоко вздохнула, хотя в той густой, с невероятной силой напирающей на все вокруг атмосфере, в которой она жила, это было просто физически невозможно.
– Понимаешь, Ханс… Если землянин или землянка в кого-нибудь влюбляются, они непременно хотят все время быть рядом с этим человеком. Если они из-за чего-нибудь расстаются, для них это очень тяжело, и они стремятся вернуться друг к другу как можно скорее. А если вдруг, по каким-то причинам, влюбленные не могут быть вместе, это вообще страшная трагедия.
– А у вас разве не так? – замороченно пробормотал Ханс. – Вы что, не хотите быть рядом с любимыми?
– Хотим, но для нас это не самое главное, – тщательно подбирая слова, отозвалась спикианка. – Гораздо важнее, чтобы твой любимый был счастлив. Если ему хорошо с тобой – это прекрасно. Но если для него будет лучше жить отдельно от тебя с кем-нибудь другим, ты не имеешь права настаивать. Ты понимаешь, о чем я сейчас говорю?
– Не совсем, – признался Ханс. – Разве можно знать наверняка, с кем твоей девушке будет лучше? Ну, или твоему парню, если мы о женщине говорим.
– Наверняка знать, конечно, нельзя, – согласилась с ним Вьенна. – Но в том-то все и дело, что вы, земляне, изначально уверены в том, что лучше всех вашим любимым будет именно с вами и ни с кем другим. У вас и мужчины, и женщины идут на самые разные уловки, чтобы привязать к себе любимого человека. И могут даже убить себя, если им это не удается.
– Ну, это крайности, – попытался Ханс защитить влюбленных соотечественников. – Всякое, конечно, бывает…
– Ну а у нас такого не бывает никогда. Если твой любимый счастлив не с тобой, а с кем-то другим, если ему хорошо где-то в другом месте, за него надо радоваться.
– Но ведь тебе-то без него будет плохо!
– Мне будет хорошо от мыслей, что он счастлив. Почему я должна думать о себе больше, чем о том, кого люблю? Для нас любовь – это когда в первую очередь думаешь о любимом, а потом уже о себе.

Четко и серьезно написано. Без какой-то особой изобразительности, но с фантастическими подробностями. Думаю, что такая проза понравилась бы романтичным девчонкам и мальчишкам, увлекающимся фантастикой. Мне же, как взрослому читателю, не хватило какого-то «чуть-чуть».

43. Лидия Паша. «Вспомни!»


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81846
В который раз убеждаюсь, что рядом всегда есть человек, который ждет. Твоего взгляда, улыбки… хоть какого-то знака. Но вот тебе он становится нужным только тогда, когда совсем уж тошно… Такова плата за умение любить?
Как всегда, очень эмоционально написано, просто душу читательскую выворачивает. Чего стоит одно лишь письмо из прошлого:

„Сестра моя! Однажды в тоскливый дождливый день останови свой бессмысленный бег в угаре быта, замри и вспомни. Заклинаю: вспомни! Себя – юную, тонкую, бесшабашную, насмешливую, гордую. Восстанови в памяти, затянутой трясиной обыденщины, приземленных, жалких вожделений, один день из жизни той, до боли тебе знакомой, девятнадцатилетней девушки, тебе, теперешней, в дочери годящейся, и сравни его с сегодняшним днем твоей собственной испоганенной жизни. Проведи параллель.
Только не хитри, родная, перед собой же, не обманывай самой себя, постарайся быть строгим и честным, но пристрастным судией, очень пристрастным. Если результат ошеломит тебя, а пропасть в двадцать лет покажется ужасающе глубокой, почти непреодолимой, не опускай рук. Главное – ты опомнилась, спохватилась, вспомнила. Остальное, что вокруг, не имеет значения, ты только возжелай вернуться в свое юное тело, в бесшабашную голову, и все получится. Тогда ты была очень сильной.
Если однажды ты вдруг заметишь, что не тяготят тебя более подлые мелочи жизни, не раздражают ухабы под бытовой раздрызганной, скрипучей телегой, не обижает равнодушное невнимание полупьяного возничего-мужа, уставшего и изнемогшего тянуть сей воз, не оскорбляет ставшее обыденным, незлобивое хамство детей, не удручает расползшаяся твоя собственная фигура, не трогает обвислый живот, многажды служивший обителью-лоном нескольким детям, снующим по земле, а скольким – не рожденным, убиенным?! – не ошеломляет, наконец, твоя бесполость и бездуховность: ты просто робот по производству определенных благ – для общества, для детей, для семьи; не убивает – откуда-то и когда-то появившееся, но вдруг обнаруженное, – равнодушие к бедам ближних, а радуют дважды в год подаренные цветы – ко дню рождения и Восьмого Марта, и умиляют дважды же за триста шестьдесят пять дней! – вынужденно-выдавленный, – дословно-ежегодно-повторяемый, – обязательный, полагающийся минимум-набор давно уже не горячих, не теплых даже, а слегка тепловатых, но с каждым годом все более остывающих, и вот уже почти стылых слов-пожеланий-поздравлений , – остановись, замри и вспомни!“.

И сколько таких судеб, как у героини, ведущей постоянную борьбу с мадам Судьбой!
Мужской части сайта рекомендовать не берусь, а вот женской – настоятельно!

44. Карельштейн Дора. Легенда о верности. Богиня Любви.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81910
Сама идея создания вот таких миниатюр-посвящений, замечательна. И сюжеты выбраны неплохие, но к исполнению есть замечания. Текст перегружен местоимениями, иногда даже смысл ускользает.

Он до боли напоминал ей того, кто дал ей жизнь. Его, высоко поднятая голова также была увенчана холодной белизной. Но что она могла сделать! Она нежно со всех сторон подтекала под лежачий перед ней камень, стремясь увлечь его за собой к необъятному простору Океана. Она мечтала о том, как он величественно расположится на берегу океана, а она будет с утра до ночи осыпать его брызгами, ласкаясь о его мощь.
А сверху им будет светить тёплое родное Солнце. И тогда с его вершин прямо к ней будут устремляться такие же забавные, какой была она сама, горные ручейки, погружаясь вместе с ней в океан.
Она остановилась у ног Великана, пытаясь лаской сдвинуть его с места.
Но ничего не получалось. Он был неумолим, но не отпускал её, преградив путь…
Она потеряла решимость и силу. Она не могла обойти его, чтобы журчать дальше к Океану, где её, вероятно, ждала на берегу целая плеяда ему подобных.
Но её сердце замедлило бег. Оно не давало ей оставить Его за своей спиной, двигаясь дальше и играясь с мелкими попутными камешками.
…. И она покорилась. Она разлилась спокойным, красивым альпийским Озером у ног несокрушимого Великана, и навек осталась с ним.

Хотя, в любом случае, миниатюры приятные и романтичные.

45. Леонид Рябков. Домой!


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=81921
Честно говоря, не очень люблю читать про презервативы и стоячие груди, называемые дынями, но это, как говорится, моя проблема, а вот яркой образности, которую Леонид всегда использует в своих произведениях, по-доброму удивляюсь. Да и про душу меня «зацепило».

И чего неймется? Почему на душе висят тяжеленные гири? Что меня не устраивает? А просто ненароком всплывает другое. Тихий осенний вечер. Фонари на улице заболели «желтухой». Кстати, эту фразу я украл у Блондинки. На душе тихо и спокойно. Жаль, не верующий. Сказал бы: Божья Благодать. Она сидит рядом. Нам уютно даже молчать вдвоем. Хорошо. Огонек сигареты чертит в сгущающем темноту воздухе – наши имена. Я и Она. Она – мое Солнышко. После Нее я так никого не называл. Не мог. Язык не поворачивался. Это имя принадлежало только Ей. Одной. Может, это блажь, но иначе я не могу. Душу тренировать невозможно. Это не тренажерный зал. Силовые упражнения и усиливающиеся нагрузки через «не могу» ее не закалят. Во всяком случае, хочется на это надеяться.

Опять стылый равнодушный вечер. Он, как пастух, сбивает в стадо редкие грязные облака. Они сопротивляются, но их время ушло. Меня почему-то не мучают угрызения совести. Я заглядываю на чердаки и в подвалы своей души. Там темно, сыро и грязно. И пусто.

46. Вадим Чирков. Пьеса для скрипки и капели.


http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=82039
Ну вот, я еще до сих пор с удовольствием вспоминаю город, нарисованный на стене из произведения «Город для Аленки», а Вы меня «добили» скрипачом, вылепленным из снега!
Очень качественная работа. Из тех, что вспоминаются потом еще долго. И любовная история здесь необычная:

К своим «почти тридцати» – после армии и художественного училища, после неудачной женитьбы и разных встреч потом – он ничегошеньки не знал (да простятся эти и особенно следующие слова!) ничегошеньки не знал о женщинах. То ли не мог вызвать то женское, что было в его подругах, то ли этим женским они не обладали.
Какже назвать то, что он узнал с ней?
Эта девчонка относилась к нему по-матерински!
Она была большая (как объяснить приятелю это понятное для него слово?), щедрая на ласку и на прощение. Ее голос, мягкие движения рук, тепло крупного тела создавали вокруг нее атмосферу, входя в которую, он обмякал, успокаивался, притягивался, не хотел покидать.
Большая – может быть, в этом ее талант? Как-то, гораздо раньше, он ненадолго познакомился с другим талантом – быть маленькой, и понял, что существует и такой дар. Он был показан ему с тем артистическим блеском, какой предполагал к тому же и хорошего ценителя рядом. Он оценил. Конечно, это талант. Но ее дар – быть большой.
Он жил тогда трудно, искал, если выразиться спортивным термином, стойку, позицию, почерк, его часто били, сшибали с ног – это было в порядке вещей, – он падал, но быстро поднимался: строптивый, упрямо честолюбивый, куражливый – после нескольких побед возомнивший, что может все… Для нее же он был просто мальчишка, чьи колючки покорно ложились под ее рукой. Она знала нечто большее, чем его победы и поражения, – что? Ну да, конечно – любовь; что может быть сильнее? Любя, она ощущала в себе природу, большую и щедрую, любя, она осознавала себя женщиной-матерью – и столько рождалось в ней терпения, что когда он, утомленный, обмирал на ней, она, вчерашняя девчонка, не шевельнувшись, подолгу ждала его пробуждения.
И все уместное, умное, что говорилось и делалось им, рожденное не без ее уже участия, узнавалось ею, пощрялось и награждалось – взглядом, прикосновением руки, поцелуем, – оно принималось все с той же материнской гордостью.

Вот такие работы. Читайте, наслаждайтесь, чувствуйте, сентиментальничайте, любите.
А я, пожалуй, тоже, вместе с вами, еще раз перечитаю все работы, чтобы точно понять, кого же стоит выделить особо.

Удачи и любви.

0 Comments

  1. ernest_stefanovich_

    “Здорово получилось. Стильно” (!). И без кавычек, в применении к этому, – тоже.
    Ну… пошла братва на Липецк! 🙂 А Натали – покопаться в наших опусах. “в психологии повествования от женского лица (тем более, молоденькой девушки)” !!! Выходит, что, интереснее, чем фото???
    Ну, дай Господи…

  2. dmitriy_komarov

    Из книги?.. 😉

    Наташа, Наташа… :))))
    Чудо Ты расчудесное…
    И слов-то нет!..

    Польщен. Смущен. Обрадован. Согрет. Признателен. И уже соскучился по встречам в асечке… 🙂

    Неизменно с теплом,
    пушистый Д.К.

  3. natalya_balueva_

    А знаете, Эрнест Александрович, я как школьная училка в бывшем, сразу начинаю в рассказах копаться в подростковой психологии, соответствует или нет:))) Есть у меня такой грех.

  4. orli

    Наташа, хочу малость пояснить, вполне понимаю, почему не понятно “что здесь у чему”, хотя в названии все сказано.
    Существует рассказ “Первая любовь” , это только первая глава будущей повести. Если есть желание, то могу Вам дать ссылку где можно прочитать еще одну главу.

  5. olga_grushevskaya_

    Наташа, ссылаясь на Ваши слова ” Интересно… Сделала себе пометку – прочесть «Ленту Мебиуса». Что будет с героями дальше?”, буду очень признательна, если Вы заглянете (потом, когда будет время) в саму повесть – повесть о том, что такое идельная любовь и каковы ее последствия.
    Спасибо за увлекальный обзор. Вы очень внимательный читатель.

  6. Catilina_L_S

    сова – амбициозная выпускница милицейской школы в меру “джинсовая”, как и все правохранительные органы; филин – меланхоличный опер, за прекрасные глаза конечно, не просто за глаза сливает часть задержанных мелких драг-дилов полёвок; куньи – драг-оптовики; сороки – адвокаторы, шумные пичуги – молодёжные банды; затмение: много узнала – не шляйся по запущенным районам города вне службы, и даже по службе
    /- товарищ милиционер, а по этой улице ходить безопасно?
    – было бы опасно – я б не ходил бы…/, – заигралась…
    такая лирика совиных из птиц, прочих животных и рептилий, рыб, амёб эт цэтэра, цэтрэ, только у сов есть лица
    удач ^_–

  7. andrey_repnin

    Ваша выборка показалась мне очень веселой! Но ведь у него, действительно, нет никаких эмоций. Среднестатистический ребенок постмодерна. Тем он и отличается от того другого. Такая “любовь”!

    А, вообще-то в точку.
    Спасибо!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.