Пейзажная лирика – обзор 3-го этапа ВКР (часть 1)

Пейзажная лирика – обзор 3-го этапа ВКР (часть 1)

Представляю стихи из «Пейзажной лирики» 3-го этапа конкурса ВКР, которые мне понравились своим совершенством, музыкой стиха, интересным сюжетом, оригинальным стилем, своеобразным языком.

Финистер в январе.
Алексей Хазар

Здесь погода едва ли прогнозам подвластна,
Солнце выглянет вдруг, обрывая дожди,
Но прошло полчаса и, как прежде, ненастно,
А тепла, так и вовсе, до мая не жди,

Но когда в Подмосковье темно и морозно,
Здесь какой-то безумный кустарник цветет,
И Атлантика дышит натужно и грозно
И ветра не кончают свой долгий полет.

Здесь угрюмые тайны морских суеверий,
Все звучат прихотливо на старый манер.
Этот край – в океан отворенные двери,
И не зря называется он Finistere.

Дремлют яхты до срока, укрывшись в маринах,
И звенит такелаж, словно тысяча струн,
Откликаясь печалью мелодий старинных
И сюжетами кельтских загадочных рун.

Силуэт маяка лег на пурпур заката,
А за ним океан без границ и без мер.
Ты, наверное, мне уже снился когда-то,
Незабвенный вовек край земли Finistere…
– – – – – –
[ Finistere (фр. диалект) – «конец земли», западная оконечность полуострова Бретань.]

Это классическое стихотворение, как мне представляется, наиболее совершенно из всех в данной номинации.

ЛЕСНЫЕ СНЫ. ЕСЕНИНСКАЯ ОСЕНЬ…
Сергей Соколов

Лесные сны. Есенинская осень.
Мистическая блоковская грусть.
День бирюзовый свят и светоносен.
Листвы шуршанье, ветки громкий хруст.

Покой лесов язычен и безбрежен.
В окладе золотом горит багрец.
Листва дерев становится всё реже.
Снимает осень царственный венец.

Так непривычно мне без птичьих трелей.
Как будто представленье сорвалось…
Грустят осины меж мохнатых елей
О том, что в этой жизни не сбылось.

Ах, осень, осень…
Стих твой тих и ясен.
Глубинна голубень твоих небес.
На круче сник распятый ветром ясень,
Оплаканный берёзками окрест.

Москва 3 марта 2002 г.

Это стихотворение написано, безусловно, в чисто русской лирической манере, близкой каждому русскому человеку.

Чёрное Озеро
Игорь Б.Бурдонов

С Восточного берега – сосны стеной крепостной.
Горят их стволы золотыми цветами заката.
А Западный берег укутал ковёр травяной,
до дальних холмов непрерывною лентой раскатан.

Так тихо, что птицы умолкли и ветер листвой не шумит.
По чёрному зеркалу лодка бесшумно скользит.
По чёрному зеркалу лодка уходит на Юг.
Вращается медленно неба серебряный круг.

Трава водяная то справа, то слева плывёт.
В подводных глубинах тяжёлые корни плывут.
В глубоком поклоне смиренные ивы плывут.
Тростник вдохновенно в иных измереньях плывёт.

Мгновение падает в Вечности чёрный провал.
Закатного солнца дымится тяжёлый овал.
Как капля росы выступает на небе звезда.
И кажется, будто глаза открывает вода.

Ушедшего дня утекает медлительный свет.
И тени ночные выходят на берег реки.
И кажется, вновь возвращаются те, кого нет.
Приблизятся тихо и нежно коснутся руки.

Медленно, по-восточному неторопливо… Картина!

Зеленый храм
Александр Дубинин

Зелёный храм зовёт разноголосо
На литургию утренней зари.
Шумя, перекликаются берёзы,
И ветерок идти благотворит.

Душа наедине на миг оставит
С молитвословьем пчёл и муравьёв.
Нерукотворный рай парит, витая,
Там горячо, там спорят о своём.

И будет странник, может быть, невольно
Из прошлых дней плести затейливый венок
Под звон колосьев, пробудивших поле,
Под луговое терпкое вино.

Но равнодушно, скоро и жестоко
Размыло время лиц знакомые черты.
Лишь только это, да, лишь это только
Не отдало ни доли красоты.

От журавлей до снега, до капелей,
До стрекозы и падающих звёзд
Ликуй, страна сиреневых свирелей!
Не осушай моих счастливых слёз.

И если время веки занавесит,
Прошу одно, и в этом не винюсь:
Возьми меня с собою в поднебесье,
Возьми с собой, заоблачная Русь!

Молитва наедине с Природой и Богом! Остановилась в восхищении!

НЕЯСЫТЬ
Андрей Глухов

В час филина, когда темница ночи
сливает воедино лес и реку
и светляки глядят из тьмы по-волчьи,
кричит неясыть, подражая человеку.

Как жуток этот час её стенаний!
И цепенеет всё, что хочет жить,
когда сова всю боль земных страданий
в истошный крик пытается вложить.

Так мать кричит, когда кладут в могилу
её дитя, и вопль: – Сыночек мой!,
ударившись о гроб, смиряет свою силу
и переходит в жуткий волчий вой.

Но час прошел и замолкает птица,
у светляков слипаются глаза,
сереют в темноте деревья, пни и лица
и всю себя излить готовится гроза.

Подумать только: так рыдала птаха!
Как гениальна сыгранная роль.
И мы хохочем, отходя от страха,
но в сердце странной птицей бьётся боль.

Оригинальный, жутковатый сюжет, передан своеобразно.

Дождь
Галина Польски

Дождь серебристый лил и лил,
И лужи пенились шампанским,
И не хватало больше сил
Противоборствовать шаманским,
Призывным крикам журавлей
Спешивших к солнечному югу,
И за Весами Водолей
Пророчил холод, снег и вьюгу.
И день грядущий был не мил,
Как вечно-красная калина.
Уставший вечер заходил
Погреться в доме, у камина,
Но был очаг мертвецки пуст,
И только тени одиноко
Полночный издавали хруст,
Пугая глупую сороку,
Что примостилась у окна
Отведать кислых, сочных ягод.
Среди теней была одна
Живая тень… Стояла рядом,
Перебирая нитку бус
Из эпизодов жизни старой,
Где счастье было как Эльбрус
Недостижимо… Словно кара
Дождь серебристый лил и лил,
Хлестали ласковые плети.
И не хватало больше сил
Ни умереть, ни жить на свете.

Медленные струи рифмованных слов стекают и льются в душу…

Фотоэтюды
Сударушка
Цветок раскрылся миру
и смотрит удивленно
на все вокруг…

И летнему клавиру
клубничный срез слоеный
добавил фуг…

И клювик крепко держит
зерно. Порой голодной
поможет друг…

И волшебством мережив
согреет в день холодный
ветвей сюртук…

И солнце на рассвете
напомнит нам: мы дети
и облака…

Игрушечной планете
зимой споем о лете –
и прочь тоска!…

И в раковине хрупкой,
словно в надежной шлюпке –
вдаль по волнам…

В ромашковой улыбке
не может быть ошибки:
свет прочат нам…

Любовь, тепло, и радость,
и все, что нам досталось,
несем друзьям…

Смеется шар на елке,
улыбятся иголки
твоим словам…

Замечательно! Просто нет слов!

ДРЕВЛЯНКА
Вик Стрелец

Такая роскошная дивная осень –
Туманов холодных распатлана проседь,
А кудри деревьев желты и багряны,
Под ними, внизу, зеленеют поляны
Отборным еще и живым изумрудом.
И кружится, кружится ведьминым кругом
Грибов-колпаков хоровод под осиной –
Все это – Россия, ну, просто – Россия.

Но вот новогодние робкие пробы
Снежинок ложатся в сырые сугробы,
На елях тяжелые белые шапки,
И брешут надрывно охриплые шавки.
На окнах чуднЫе налипли узоры,
А роза упала на лапу Азора,
И окунь не мерзнет под льдиною синей –
Все это – Россия, колдунья Россия.

Оклеваны красные кисти рябины –
Погасли светящихся ягод рубины,
Волшебно цветов расцвели малахиты,
Шумят и шумят над рекою ракиты.
Снуют огоньки-светляки земляники,
Тяжелые локоны ивы поникли,
И серьги берез невозможно красивы –
И все это вместе – древлянка Россия.

Плоды наливаются цветом и соком,
Над степью бескрайней планирует сокол,
По плечи, по шею – махровые травы,
Рыбак свои неводы старые правит.
И знойные степи охвачены ленью,
Но грянут дожди роковым избавленьем…
И вся эта сказка – и мать, и мессия,
Любовь и страдание наше – Россия.

Очень хорошо!

Луна заблудилась в трёх соснах…
Дмитрий Певко

Луна заблудилась в трёх соснах,
Сойдя из обители горней:
О, как мирозданье морозно,
Заснеженно, сонно, просторно!

И кажется чудом дорога,
Пронзившая иней вселенский,
И утро, из темени долгой
Рождённое в матовом блеске.

Луна запоздалая дремлет.
Трава прошлогодняя стынет.
Уходят под снег, как под землю,
Безмолвно дома-домовины.

Всё снег покрывает, обманщик, –
И сосны, берёзок кудрявей,
Щетину хвоинок дрожащих
В серебряной прячут оправе.

К закату планируя слепо,
Опаловым пламенем тая,
Как лист, убаюканный небом,
Луна с высоты опадает…

23 февраля 2005 г., Харьков

Мой родной Харьков! Как могла я пройти мимо нашей чисто харьковской луны!

Альковы осени
Дмитрий Семынин

Ухал филин, звезд считая бусы,
Да мороз примеривал лекала,
И последним листиком кургузым
Осень платье перед сном снимала.
Расстилая покрывало ночи,
Ртом луны рассеянно зевая,
Доставая из складских урочищ
Мягкую перину горностая.
Облака с неспешностью слоновой
Златокудрую в преддверье неги
Спать уложат, занавес в альковы
Опустив искристым первым снегом…

Хочется заглянуть в этот таинственный осенний альков.. Какие тайны он хранит?..

Зимнее волшебство
Елечка

Как пес, что только вылез из воды
деревья избавляются от снега.
Cнег оседает облаком седым,
укутывая землю для ночлега.
А тот, что задержался на пол дня,
скользит по тонким веткам в дивном танце,
хрустальными перчатками обняв
их аристократические пальцы.

Действительно волшебство!

ПРОНЗАЯ СЛУХ, ЗВЕНЕЛА ТИШИНА
АЛЕКСЕЮШКА

Пронзая слух, звенела тишина
В ажурной ткани инея на травах,
Меж сосен, что стоят всю ночь без сна,
Как на посту солдаты на заставах.
Она звучала в снежной пелене,
Покрывшей реку, поле и деревню,
В морозном воздухе, в прозрачной мгле
Пронзительно-неуловимой трелью!

Стих звенит!

Фуксии Галина Лапаева

Холод на землю белёсой крупою падал.
Окна домов, замерзая, синели от стужи,
А на окне, в своих летних, беспечных нарядах
Фуксии кутались в нежную розовость кружев.

Им, засыпающим, робким, всё чудилось лето,
Солнца лучи на распахнутом настежь балконе,
Пляски теней и игра дорогих самоцветов
В капле дождя на резных, изумрудных ладонях…

Словно стыдясь наготы белопенных соцветий,
Очи потупили. Робко хранили ресницы
Нежно-застенчивый взор… Как на алом рассвете
Фуксиям в танце волшебном хотелось кружиться!

Раз-два-три, раз-два-три… Таяла летняя ласка,
В сумерках рыжая осень подкралась лисицей…
Время не жалует чувств ненасытных и сказка,
Только однажды, наверное, в жизни приснится…

Просто прелесть!

***
Дмитрий Комаров

Иглами льдин нащупал
Холод завесу ночи.
Месяц восходит крупный –
Медленно, но не очень.

Мрак всколыхнул метели,
В снежные кроясь клочья,
Будто бы в бархат белый –
Медленно, но не очень.

Окна в морозной пыли
Гаснут поодиночке,
А облака поплыли –
Медленно, но не очень.

Скоро утихнет буря,
Вспыхнет рассвет молочный,
Словно от счастья жмурясь:
Медленно, но не очень.

Стих падает крупными хлопьями… медленно, но не очень…

(в)Незимнее (отрывок)
Валентина Криш (Пирель)

Капало с крыш – вопреки и в пику.
«Минус 15. Морозно. Сухо.»
Город сутулился многолико,
Мерз и послушно не верил слухам.

«Не по сезону – о лете всуе!
На календарь посмотрите лучше!»

Только, фарватер к теплу рисуя,
Солнце плескалось за краем тучи.

Хорошо!

Дубовые листья (отрывок)
Семен Венцимеров
Дубовые листья подстать генеральским петлицам.
Их форма торжественна: им за страну отвечать.
Листок на ладони, чтоб мне красотою плениться,
Чтоб вспомнить о давнем. задуматься и помечтать.
Сибирский дубок не вымахивает в великаны—
Кустится и ежится, ждет терпеливо тепла…
нездешние листья. как если б в пруду—пеликаны—
Метафорой: в чуждость судьба и меня вовлекла.

Семен, как всегда, великолепен, хотя и немного небрежен в оформлении своего очередного шедевра…

ВЕСНА
Юрий Щуцкий

В медное солнце, будто в набат,
Бьет головой луна!
Что? Где? Почему кричат?
Все посходили с ума!
Лучи затопили улицы,
Ошалелые сосульки
Кидаются вниз головой
С крыш
Прямо в огненные водопады света!
Птицы делают в воздухе
Удивительные пируэты!
Даже облака, неуклюжие и смешные, пытаются
Воссоздать какую-то форму танца
На фоне ослепительно-голубой декорации!
А люди!
Взрослые
Лупят снежками измученных снежных баб,
Дразнятся,
Прыгают на одной ножке по солнечным лужам,
Дети
Качают головой
И делают замечания замечательно картавым языком.
Беззвучная опера,
Поющий балет
Соединились в гигантской симфонии,
А когда раздался заключительный аккорд,
Все увидели, как из лопнувшей зимы
Показалось рыжее и до хохота милое личико:
Весна!

Почти по Маяковскому…

«Вечер зажёгся огнями…»
Ёва Ведевась

Вечер зажёгся огнями
В чуждой, холодной Москве.
Занятый псевдоделами,
Мимо спешит человек.

Птицы собрались всей стаей,
Определить, где же Юг.
Выпавший снег не растает –
Верный ноябрьский друг.

День из всех красок палитры
Выбрал один серый цвет.
На остановке пол-литрой
Нищим украшен обед.

Только поэт-мечтатель,
Вестник грядущей зимы,
Вне суеты и собратьев
Жив наступлением тьмы.

Московский пейзаж нечасто встретишь в стихах…

Прощание с осенью
Татчин

Всходила первая звезда
Над бледной пеной крыш и окон.
И ветер, туго свитый в кокон,
Губами трогал провода.

В глазах наместницы луны
С садов слетала позолота,
И в трюмы парусного флота
Ссыпалось золото страны.

Страны немыслимых ветров,
Нелепых вер, печальных песен,
Где изначально интересен
И страшен таинства покров.

Где ночь забвением легка,
Хотя к утру – невыносима,
Где ожидаемые зимы –
Как шрам от глаза до виска…

Молча восхощаюсь!

Визажист – Зима.
Ефросинья

Зима – известный визажист:
Под снегом выгнет вётлам брови,
И сразу тени наготове –
Узор февральский так плетист!
Исполнит Ваш любой каприз:
Румяна, карандаш, белила…
Вот стразы ниткой зацепила
Там, где вода бежала вниз.
(Сваровски выглядит уныло-
Претендовал на суперприз,
Но дама шанс перехватила).

Зима – дизайнер хоть куда!
От Бутово и до Манежной
Москва сверкает искрой снежной,
Дороги – ленты изо льда,
Отбелен мир до облаков,
Лишь небо выбилось из гаммы…
Оно – таинственный альков,
В нем – лета символ долгожданный.

И в завершенье татуаж –
Проталин мартовский мираж…

Изысканно и со вкусом!

Спасибо всем авторам! Прекрасных стихов так много!

0 Comments

  1. bogdanova_tv

    Уважаемый Алексей, я уже давно не получала такого истинного удовольствия от стихов, как от Вашего поистине изумительного “Финистера в январе”.

    Finish (конец) + terra (земля) = Финистер.

    Но для меня Ваш “Финистер” – это предел совершенства!
    Такая удивительная гармония формы и содержания, музыкальность, легкость, пластичность, романтичность, такой замечательный сюжет, просто нет слов, чтобы передать Вам мое восхищение!
    Я даже почти выучила Ваш стих наизусть!

    Огромна Вам благодарность! Вы вывели конкурс на новые рубежи, но до Вашего уровня остальным (почти всем нам!), к сожалению, надо расти.

    С уважением,
    Татьяна

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.