Рубаи о любви


Рубаи о любви

Лишь ты, да я, да час полночный
О нашем счастье знали точно.
Но счастье наше так непрочно —
Алеет край небес восточный.

Ты выиграть хочешь? Что ж, я уступлю.
Не отведу угрозы королю.
Не жаль мне для тебя фигур и пешек.
Я жертвую, а значит — я люблю!

Кто знает женщин, тот меня поймет.
Их целовать — что пить душистый мед.
Но если будешь пить не зная меры,
То в собутыльники Шайтан тебя возьмет.

Знаю, любишь ее без надежд до сих пор.
Позабудь, разлюби! Пусть какой-нибудь вор
Похитителем станет любви безответной,
И, быть может, другою пленится твой взор.

Звездочет рассчитал жизни звезд каждый миг,
Врачеватель в секреты болезней проник,
Мудрецы в сокровенных учениях смыслят,
Только тайны любви ни один не постиг.

Как ты меня увлечь смогла вчера,
Как ласкова была и как щедра!
Промчалась ночь в утехах непрерывных,
И отчужденье началось с утра.

Любви безумная кобыла рвется вскачь.
Влюбленных смех берет и душит плач.
Больным, им кажется: остановилось время,
Но исцелит их время — лучший врач.

Утоплю свою память я в чаше с вином
И забудусь потом пьяным тягостным сном.
Пробужусь и опять чашу полную выпью,
Чтоб забыть о любви, мой покинувшей дом.

Мир кажется иным в хмельном дурмане.
Блаженства дни, о боль моя, помянем!
На миг забудем распри и обиды,
Поверим, что любовь, как прежде, с нами.

Твой тонкий стан — что гибкая лоза.
Дрожащий бриллиант — твоя слеза,
А груди — словно спелые гранаты…
Замкну уста, порадую глаза.

Любовь к тебе, она вину сродни:
Хмельным весельем наполняет дни,
Влечет в мир грез, пьянит и убеждает,
Что в этом мире только мы одни.

Приятен мне вкус влаги огневой,
Ласкает взор звезда над головой,
Тревожит звон серебряных дирхемов,
Но красит жизнь один лишь образ твой!

Любовь сближает, но как нить тонка.
Любовь разит смертельнее клинка.
Она мудра, и нет ее безумней,
Как плач — печальна, словно смех — звонка.

В краю пустынном бил родник один.
Из шедших я к нему приник один,
И гладь воды явила мне нежданно
Давно забытый мною лик один.

О таинствах любви не суесловь.
Не может смертный знать, что есть любовь.
Я пышных жен любил еще мальчишкой,
Теперь же, старец, в дев влюбляюсь вновь.

Ты — лет моих последних украшенье,
Рука, протянутая терпящим крушенье.
C тобой нашел я, грешник седовласый,
Любовь и лад, покой и утешенье.

Не юнец, но желаньем безумным томим,
Я не в силах сдержать его, справиться с ним.
Только лал* твой ценю средь камней драгоценных,
В письменах вижу только твой сладостный мим**.

*Лал — рубин; в персидской поэзии — символ уст возлюбленной
**Мим — буква арабского алфавита; имеет в верхней части кружок, напоминающий уста

Пери* в шелковом платье на пирах — это ты.
Предвкушенье объятья, сладкий страх — это ты.
Ясный полдень и тайна необъятных небес,
Суть житейского счастья, «добрый шах» — это ты.

*Пери — в персидской поэзии — фея, идеал возлюбленной

Любовь — аркан, петля, удавка, жгут.
Нас от нее друзья не сберегут.
Любовь — колодец без воды среди пустыни,
Огонь костра, в котором души жгут.

Своим присутствием мой скромный дом почти.
С немым сочуствием стихи мои прочти.
Будь счастлива, прощай и пожелай мне,
С благим напутствием, счастливым быть. Почти.

Скажу «любил», а ты шепнешь:»Я знаю».
Скажу «забыл», а ты вздохнешь:»Я знаю».
Скажу:»Любимая, простишь ли ты меня?
Слепым я был.» А ты всплакнешь:»Не знаю!..»

Возлюбленная, ты всегда — Лилит!
Мой кубок жизни лишь тобой налит.
Я пью, а кубок полным остается
И жажды всё никак не утолит.

0 комментариев

Добавить комментарий